Виталий Андриевский: «Хотите перемен? Боритесь за них!»

Как известно, ЕС, США, Япония наращивают помощь Республике Молдова. Результаты этой помощи уже наглядны – это отремонтированные дороги, благоустройство сел, новое медицинское оборудование для объектов здравоохранения, содействие развитию сельского хозяйства и энергетического сектора. Примеров добрых дел со стороны разных стран – друзей и спонсоров нашей страны - можно привести великое множество. За это им, конечно, большое спасибо, честь и хвала.

Но вот вопрос, а что сами мы делаем для того, чтобы решить свои собственные проблемы? За решение каких проблем мы дружно взялись и довели его до благополучного завершения?

Да, можно, конечно привести какие-то примеры того, что в Молдове, дескать, предпринимаются попытки проведения отдельных реформ. Можно в очередной раз заученно повторить, например, что процесс реформ в Молдове уже запущен и набирает обороты. Но почему же тогда, скажите, всё у нас делается так медленно, так коряво и неэффективно, так нерешительно и непоследовательно, почему мы до сих пор не видим каких-то реальных, ощутимых результатов от этих реформ?

Кто-то говорит, что на всё, дескать, нужно время. Да, бесспорно, на серьёззные реформы нужно время, но ведь не десятилетия же. Вспомним, как решались такие же проблемы, которые волнуют сегодня нас, в Грузии. Всего за несколько лет грузинские реформаторы во главе с президентом Михаилом Саакашвили не только запустили маховик практических, реальных реформ, но и добились ощутимых результатов.

Реформа управления и борьба с коррупцией

В результате этих реформ чиновники Грузии потеряли право «на кормление». Они перестали обирать граждан. Для многих в Молдове это кажется сущей фантастикой, но это, на самом деле, именно так.

До реформ Михаила Саакашвили государства, как такового, в Грузии не было. Страной управляли «воры в законе», коррумпированные милиционеры и чиновники-феодалы. Почти как сейчас в Молдове, только у нас правят «партийные вожди в законе». Поразительны были результаты опросов детей в школах Грузии в начале 2000-х годов: 75% мальчиков мечтали стать «ворами в законе», а около половины девочек мечтали выйти за них замуж.

Поэтому основное внимание в Грузии было уделено реформе правоохранительной системы. И начали её с войны против «воров в законе». Сделать это, однако, было не так просто. «Воры в законе» имели неограниченное влияние в Грузии. Известны случаи, когда главного «вора в законе» в аэропорту Тбилиси встречал лично министр внутренних дел и с кортежем отвозил его домой.

Преззидент Михаил Саакашвили добился принятия закона, который дал возможность нанести удар по воровскому сообществу. Отметим, что грузинский закон, направленный против организованной преступности, был практически скопирован с итальянского закона 1992 года. По этому закону за участие в воровских сообществах полагалось от 5 до 8 лет тюрьмы, а за статус «вора в законе» — от 7 до 10. Реформаторы сыграли на особенностях воровского «кодекса чести», в соответствии с которым «коронованный вор» не имеет права отрицать свой статус. В течение относительно короткого времени в маленькой Грузии было арестовано около 200 «законников», а остальные сбежали в Россию.

После того, как «воры в законе» перестали влиять на чиновников МВД, Михаил Саакашвили начал преобразование этого ведомства. В короткий срок была проведена серьезная структурная реформа милицейских ведомств, часть которых была упразднена вообще, а часть слита и объединена друг с другом.

Наиболее коррумпированную структуру – ГАИ – упразднили совсем. Из 85 тысяч старых сотрудников МВД были уволены 75 тысяч, а весь состав ГАИ - 14 тысяч человек - уволили в один день. И, ужас, в течение нескольких месяцев за порядком на дорогах не следил вообще никто! И ничего. Катастрофа не наступила. В какой-то момент в МВД оставались только сугубо профессионалы, занятые непосредственно расследованием преступлений, и преподаватели, интенсивно обучающие новых сотрудников, теперь уже полицейских.

Одновременно с этим в несколько раз повысили зарплату полицейским, доведя ее до уровня гораздо выше среднего по стране, и установили драконовскую ответственность за коррупцию - за взятку в 50 долларов полицейский теперь отправляется в тюрьму на 10 лет. Был также организован постоянно идущий процесс провоцирования полицейских на взятку сотрудниками службы собственной безопасности. В Молдове только в этом году объявили о создании ведомства, которое должно заниматься этой работой, но пока что-то ничего не слышно о каких-то успехах в его работе.

К полиции в Грузии стали предъявлять очень высокие требования. Например, приехать на место аварии или происшествия полицейские обязаны за 5 минут. Засекали когда-нибудь, за какое время полицейские прибывают в Молдове?

Итоги антикоррупционной борьбы в Грузии впечатляют. Сегодня почти 90% грузин доверяют своей полиции, а в ежегодном рейтинге «Transparency International» Грузия за восемь лет поднялась с 83-го на 35-е место. После ухода Саакашвили рейтинг снова опустился до 55 места. Но, по сравнению с Молдовой (102 место) и Россией (127), это весьма хороший показатель.

В ходе антикоррупционной кампании в Грузии чиновников, бизнесменов и криминал принуждали под страхом уголовного преследования возвращать государству «нетрудовые доходы». Эти деньги также были использованы при проведении реформ, пополнив внебюджетные фонды.

Одно из достижений реформы МВД – это создание сервисных агентств. В них выведены все услуги, оказываемые полицией. В их офисах можно сдать на права, растаможить машину, получить на неё номера и оформить техпаспорт. Там же можно получить разрешение на оружие и справку об отсутствии судимости.

Например, растаможить пригнанную из Германии машину, поставить её на учет и получить номера можно всего за 15 минут. Клиенты агентства ничего не заполняют от руки. Документы из других ведомств им не нужно приносить «на бумажных носителях» - операционистки получают их через интернет. Здесь же можно заплатить штраф за несвоевременную растаможку и погасить задолженность по налогам – для этого не надо бегать по офисам соответствующих министерств, их представители имеют кабинеты в агентстве.

Торговля «крутыми» номерами, которые так ценятся на Кавказе, поставлена на поток, а доходы от этого идут напрямую государству. Кстати, стоимость такого номера (одинаковые цифры, фамилия владельца или имя любимой женщины) доходит до 6 тысяч долларов. Сдача теоретического экзамена на права тоже проходит через компьютер. Причем сдавать можно не только на языках, используемых в Грузии, но и ее соседей, в том числе на русском и турецком. Проходит сдача анонимно - экзаменуемому присваивается идентификационный номер. В случае провала претендент может прийти на пересдачу уже через неделю. Если теорию он сдает успешно, то сразу может идти на вождение. В тот же день может получить готовые права, причем без каких бы то ни было взяток.

«Взяточный» вариант в Грузии заведомо убыточен - за такие «шалости» в агентстве наказывают очень строго. За три года работы агентства оттуда были уволены пять человек, трое из которых за взятки в 100-150 долларов отправились на нары на 8-10 лет.

В этой работе присутствует не только кнут, но и весьма ощутимый пряник. Зарплату сотрудников подняли до 600-700 долларов, что значительно выше средней зарплаты в Грузии. Понятно, что полицейские за свои места держатся крепко.

Как это ни поразительно для жителей Молдовы, но в Грузии полицейские перестали брать деньги. Тех, кто брал взятки, тут же выгоняли. C этим там очень строго. Так, например, во всех полицейских машинах установлены камеры и ведется запись разговоров экипажа, а также места происшествия – полицейские имеют право задерживать и опрашивать людей только в определенном секторе обзора камеры своей машины. Выезд на линию машины со сломанным оборудованием наблюдения может привести к увольнению экипажа и работника, выпустившего машину на линию.

Неудивительно, что за несколько лет уровень доверия к полиции в Грузии с нескольких процентов вырос до 82%. Но, самое главное, в стране сократилась преступность. Например, если раньше в республике воровали около 50 автомобилей в день, то сегодня - один в полгода, и поэтому машины никто не закрывает. И это притом, что на одного полицейского в Грузии сейчас приходится 324 гражданина, а до революции было 78.

Дебюракратизация

Перед реформами в Грузии провели опрос. Были разосланы опросные листы по многим департаментам с просьбой сформулировать, чем они занимаются. Оказалось, что есть много начальников департаментов, которые не могли сказать, чем они конкретно занимаются. Т.е. абсолютно безумное просиживание штанов в креслах и «проедание» денег.

Началось повальное сокращение количества ведомств и численности чиновников. Это был первый пункт для начала кампании дебюрократизации. И начали резко. Уменьшилось число министерств и ведомств – из 18 министерств остались 13, из 52 ведомств – только 34, а в оставшихся учреждениях прошло сокращение персонала от 40 до 50%.

В Тбилисской мэрии при президенте Эдуарде Шеварнадзе работало 2500 человек. При Саакашвили – 800. В Министерстве сельского хозяйства до реформы было – 5347. После реформы осталось – 1028. В Минэкономике было самое маленькое сокращение – 48%. С 5200 до 3600.

В частности, было сделано немыслимое - отменены Пожарная охрана и Санэпидемстанция. И, что поразительно, после отмены Пожарной инспекции число погибших при возгораниях снизилось.

Упразднили обязательный техосмотр транспорта - и число погибших в ДТП в расчете на 1000 автомобилей снизилось с 1,79 в 2003 году до 1,05 в 2010 году. Количество лицензий, выдаваемых чиновниками и разрешительных процедур, контролируемых ими, сократилось с почти 1 тысячи до 140 штук.

Значительные преобразования были проведены в области здравоохранения и образования.

Здравоохранение

Был взят курс на передачу бизнесу в собственность больниц с обязательством не изменять профиль их деятельности в течение длительного времени.

Одновременно были введены ваучеры на оплату медицинских услуг незащищенным слоям населения (минимально необходимое медицинское обслуживание), остальные сами покупают медицинскую страховку либо медицинские услуги.

К этому надо добавить, что лечение социально значимых заболеваний в Грузии осуществляется за счет государства. Полностью оплачиваются медицинские услуги детям до трех лет и пожилым людям старше 60. Также была введена программа «Дешевое страхование», помогающая среднему классу приобрести страховку.

Образование

Был сделан упор на повышение компьютерной грамотности в начальной школе: все первоклассники в Грузии получают специальные ноутбуки.

Была введена новая модель финансирования школы/вуза – система индивидуального финансирования: деньги «следуют» за учеником или студентом. Так, например, бюджет школы/вуза зависит от количества учащихся. По отношению к вузам это касается абитуриентов, успешно сдавших вступительные экзамены и получивших финансирование от государства (грант). Школы с малым количеством учеников (провинциальные или высокогорные) получают дополнительную субсидию. В вузах, конечно, существует платное обучение.

Были введены единые вступительные экзамены в вузы, что позволило искоренить коррупцию при поступлении. Экзамены проводятся в один и тот же день по единой программе. Проводит их отдельная, независимая от Министерства образования, организация – «Национальный экзаменационный центр».

Вузы в Грузии обязали проходить обязательную сертификацию, при которой учитывается не только квалификация лекторов, но и площадь (от неё зависит количество студентов), наличие библиотеки, современной материально-технической базы и даже спортплощадки.

Социальный аспект реформы образования: много было сделано для учеников с ограниченными возможностями, школы начали оборудовать пандусами, специальными туалетами, школы-новостройки – лифтами.

И еще один интересный момент: было запрещено выдавать диплом о высшем образовании без знания английского языка. Не знаешь английского – не получаешь диплом

В комплексе все эти реформы привели к тому, что государственный аппарат стал работать более эффективно, а уровень коррупции и преступности резко снизился.

Но эти реформы не принесли бы весомых результатов, если бы не были дополнены экономическими реформами: разгосударствлением экономики, её максимальной либерализацией и практически неограниченной приватизацией.

Экономические реформы

А вот у нас, в Молдове, по-прежнему продолжаются споры, нужно ли проводить приватизацию или нельзя? Абсолютно бессмысленные дискуссии. Разве непонятно, что в наших условиях всё то, что не находиться в частной собственности, беспощадно разворовывается руководителями предприятий и теми политиками, которые за ними стоят!?

Отец экономических реформ в Грузии - Каха Бендукидзе в обоснование необходимости приватизации приводил три резона. Во-первых, трансформация собственности из государственной в частную ведет к общему повышению эффективности экономики. Во-вторых, приватизация ведет к снижению коррупции, которая, по его мнению, «возникает там, где деньги соприкасаются с государством». И, наконец, в-третьих, продажа госсобственности — если проводить ее правильно — это хорошая прибавка к государственному бюджету.

Грузия взяла курс на максимальное открытие экономики. Большинство крупнейших госкомпаний было выставлено на продажу без каких-либо ограничений для покупателей. Как гласил заголовок газеты «Вечерний Тбилиси» в августе 2004 года, «в приватизации государственного имущества может принять участие каждый, были бы деньги…»

Никаких льгот для «национального капитала» не было. Единственное преимущество, которым могли пользоваться местные бизнесмены, это отсутствие языкового барьера и возможность первыми узнать о приватизации того или иного объекта из газетных публикаций.

Бендукидзе сразу объявил: для Правительства неважно, кто будет покупать государственные предприятия — грузинские, российские, американские или другие инвесторы. Главное — получить от приватизации как можно больше денег. Основными покупателями мелких объектов стали местные компании, крупных — иностранные.

Например, американская «Basel Group» в конце 2004 года приобрела за $15 млн Крцанисскую правительственную резиденцию — основную рабочую резиденцию Эдуарда Шеварднадзе близ Тбилиси. «Реально резиденция тогда стоила $9 млн. Продали за $15».

Некоторое время спустя дошло и до распродажи более серьезных объектов. В мае 2006 года крупнейший в стране оператор фиксированной связи - АО «Объединенная телекоммуникационная компания» - был продан за $90 млн дочерней компании казахстанского банка «TuranAlem». Тогда же казахстанский «Казтрансгаз» приобрел за $12,5 млн активы Тбилисской газораспределительной компании «Тбилгази» (сама компания находилась в состоянии банкротства).

Приватизация привела к качественному улучшению экономической ситуации. Например, российский собственник электрораспределительной компании в грузинской столице (государственная компания «Интер РАО ЕЭС») не пренебрег своими обязательствами даже во время российско-грузинской войны в августе 2008 года.

И что же дала приватизация? Она дала эффективных собственников. Среднегодовые темпы экономического роста в 2004–2007 годах составляли 9,3% — такие величины принято называть «экономическим чудом». Дело тут, конечно, не только в приватизации — Грузия, среди прочего, решительно упростила правила ведения бизнеса и либерализовала внешнюю торговлю, но роль успешного разгосударствления собственности сложно преувеличить.

Лозунгами грузинской приватизации вполне могут стать две фразы Кахи Бендукидзе: «Можно продать все, кроме совести» и «В государственной собственности может находиться только большая королевская печать». Такой подход позволил приватизировать не только гостиницы, но и объекты энергетики и водоснабжения. В отношении приватизации земли особенно важно то, что было отменено целевое назначение земли (кроме Тбилиси).

Итоги приватизации таковы: к 2004 году, при Эдуарде Шеварнадзе, в Грузии было приватизировано порядка 90% предприятий. За эти 90% предприятий было получено примерно 400 миллионов долларов. Осталось всего 10%, и за эти 10% после революции получили большую сумму, чем за 90%.

В отличии от Республики Молдова, в Грузии землю не отдавали бесплатно, её сдавали в аренду и выставляли на продажу. Всего было приватизировано 460.000 га государственных земель сельскохозяйственного назначения. Из них 300.000 га отданы в аренду. Арендаторы могут выкупить эту землю. Для этого они должны были выплатить сумму, эквивалентную десятилетней арендной плате. Арендаторы могли внести в качестве первого взноса 20%, а потом платить постепенно. Но если они были готовы выкупить землю за 5 лет, то платить надо было всего 70% от общей цены. Если же арендаторы могли выкупить землю за год, то платили лишь 50%.

Наиболее прогрессивной была налоговая реформа. До революции в Грузии взималось 22 налога. После реформы осталось 6 налогов. Но и это число планируется уменьшить до 2.

Значительно были сокращены таможенные пошлины. Количество документов, требуемых для экспортных операций, сократилось с 9 до 4. В импорте из 32 осталось всего 3 тарифные ставки: 0%, 5% и 12%. Для большей части товаров, в том числе машин и оборудования, действует 0% ставка, а 12% применяет только к некоторым видам сельскохозяйственной продукции и стройматериалов.

Компанию любой формы собственности можно открыть в течение 13 минут. Для этого необязательно идти в госорган (регистрацией занимается не налоговая служба, а Минюст), можно обратиться в отделение банка, где есть уполномоченный Минюстом сотрудник.

Результаты реформ не замедлили сказаться. Грузия стала лидировать в целом ряде признанных международных рейтингов, касающихся легкости ведения бизнеса, антикоррупционности, привлекательности для инвестиций, скорости и глубины преобразований, улучшения делового климата, качества реформ законодательства, глубины либерализации экономики и т.д.

В международном рейтинге простоты и удобства ведения бизнеса, разрабатываемом Всемирным банком, Грузия поднялась со 150-го места, которое она занимала в 2004 году на 11-е место в 2009 году, опередив такие уважаемые страны, как Швеция и Финляндия, что является лучшим результатом среди всех развивающихся стран мира.

Реформы сказались на росте ВВП. Среднеговодовой рост ВВП колебался все это время в пределах 9-12%. Действительно, такие темпы называют «экономическим чудом».

Уменьшение налогов привело к увеличению их собираемости на 5% ВВП. Прямые иностранные инвестиции в 2004-2009 г.г. составили, например, в России - 0,75% к ВВП, а в Грузии 11,42%. Интересно, что очень часто это были российские инвестиции. Грузинские электросети, например, принадлежат российскому бизнесу.

Средняя зарплата в Грузии, по разным оценкам, выросла от двух до восьми раз. Некоторые эксперты объясняли этот успех внешней помощью. Но это не так. Известный российский экономист Илларионов пишет на этот счет: «До начала либеральных реформ в Грузии в 2004 году общие размеры внешней помощи этой стране были весьма внушительными и в отдельные годы превышали 9% ВВП. С началом реформ обозначился устойчивый тренд снижения удельного веса внешней помощи в грузинском ВВП — до 3,7% ВВП в 2007 году и 2,3% ВВП в 2009 году».

Реформы вызвали взрывной рост торговли, туризма, строительной и обрабатывающей отрасли. В результате структура экономики очень быстро изменилась в лучшую сторону. Американский журнал «Forbes», ежегодно оценивающий легкость уплаты налогов во всем мире, и вовсе назвал Грузию самым либеральным режимом Европы и четвертым в мире после Катара, ОАЭ и Гонконга.

Всего за шесть лет нищее и полуразрушенное Грузинское государство превратилось в бурно развивающуюся экономику, которая притягивает инвесторов со всего мира.

Чтобы преобразования стали необратимыми, Грузия подготовила и приняла Акт экономической свободы, цель которого – конституционно закрепить ключевые элементы реформ. Положения этого Акта достаточно интересны для понимания того, что именно грузины считают достижениями в сфере экономической политики.

ИТАК:

- Государственные расходы не могут превышать 30% ВВП.

- Дефицит госбюджета не может превышать 3% ВВП.

- Государственный долг не может превышать 60% ВВП.

- Создание внебюджетных фондов ограничено.

- Привязка бюджетных доходов к бюджетным расходам ограничена.

- Свобода от бюрократического вмешательства:

- Увеличение общего числа лицензий и разрешений запрещено.

- Создание новых регулирующих органов, в дополнение к существующим в настоящее время регуляторам в финансовой сфере, инфраструктуре и связи, запрещено.

- Ценовой контроль любого рода, включая контроль процентных ставок, запрещен.

- Владение государством банками и другими финансовыми посредническими институтами запрещено.

- Любые ограничения полной конвертируемости национальной валюты запрещены.

- Любые ограничения движения капитала, включая репатриацию прибылей и инвестированного капитала, запрещены.

- Ни один новый налог не может быть введен, ни одна ставка налога не может быть увеличена иным способом, кроме как с помощью большинства голосов граждан Грузии, полученных на национальном референдуме.

Комментируя «грузинское чудо», Михаил Саакашвили сказал, что пример его страны показывает: «Нет страны, которой не подходит демократия. Нет народа, которому не подходит бурное развитие. И не существует культурных особенностей, которые могут стать препятствием на пути свободы».

Но вернёмся к названию статьи: «Хотите перемен? Объединяйтесь и боритесь за них!»

Твердо уверен, что Молдова созрела для проведения преобразований, и выскажу парадоксальное для многих мнение: эти реформы в Молдове могла бы провести команда, в которую вошли бы Владимир Филат, Влад Плахотнюк, Юрий Лянкэ, Игорь Корман, Валерий Стрелец, Серафим Урекян,Игорь Додон, Мариан Лупу, Марк Ткачук, Василий Бумаков, Михаил Формузал, Василий Тарлев, Зинаида Гречаная, Адриан Канду.

К каждому из них, конечно, можно высказать множество претензий, и, уверен, большинство из будут справедливыми. Они очень разные и зачастую несоместимые. Но наши реалии таковы, что в ближайшие 5-7 лет в Молдове просто не будет других людей, подготовленных и способных начать преобразования. А эти люди, которых я назвал выше, всем тем, что они делали, часто в интересах не только страны, но, в значительной степени, в интересах своих партий и своих личных, доказали, что они могут эффективно работать.

У этих людей, как бы каждый из нас к ним не относился, есть потенциал для того, чтобы изменить жизнь Молдовы к лучшему. Справедливости ради, надо признать, что он пока не используется в полной мере. А если и используется, то с минимальным эффектом. Наша задача – заставить этих людей, их партии и всех, кого они будут привлекать к работе, трудиться на благо Молдовы.

Фантазия? Да, если об этом мы будем только говорить и мечтать. А если мы почувствуем себя гражданами и хозяевами Молдовы, если будем относиться к тем, за кого голосуем на выборах, как к менеджерам, которых мы нанимаем на работу, если потом мы будем контролировать их деятельность, то всё в Молдове можно будет изменить к лучшему.

И последнее. Открою для многих большой секрет: эти люди уже созрели для того, чтобы интересы Молдовы стали для них главенствующими. Им не хватает только одного: понимания, что именно они сегодня - надежда Молдовы, что они не имеют права не оправдать эту надежду, предать свою страны, народ, своих детей и внуков…

И у них есть шанс после выборов доказать, что они настоящие дети Молдовы.

А если по каким-то причинам они это не сделают, то у нас есть прекрасное лекарство для их лечения. Молдавский Майдан.

Граждане Молдовы, объединяйтесь!

Для обсуждения: О создании Народного контроля…

Обсудить