Майя Санду: На любой должности есть хорошие и неудачные дни

Министр образования Майя Санду, в эксклюзивном интервью для "Журнал де Кишинэу" рассказала о результатах внедрения реформ образования, о важности Кодекса образования и о том, были ли ситуации, когда она пожалела, что приняла должность министра.

Г-жа министр Майя Санду, прошло два года с момента вашего назначения на пост министра образования, как сильно изменилось школьная структура, чтобы справиться с демографическими изменениями в этот период, сколько школ были реорганизованы и сколько малокомплектных школ продолжат работать с 1 сентября?

Изменение школьной структуры зависит от числа учащихся и это происходит по-разному в разных населенных пунктах. За последние два года, 96 учебных заведений из лицеев были реорганизованы в гимназии, из гимназий в начальные школы и начальные школы-детсады. В период 2006-2013 гг. были закрыты 142 школы. На данный момент у нас нет данных о реорганизации школ в 2014 году, но не думаю, что их число будет больше. Продолжающиеся уменьшение числа детей школьного возраста, и отсутствие действий со стороны некоторых районов и муниципалитетов, оставляет большое количество школ, с низким уровнем учеников. На данный момент, у нас есть 267 малокомплектных школ. Хорошей новостью является то, что только 117 из них не хватает бюджетного финансирования. У некоторых из них статус малокомплектных школ, таким образом, они не могут быть закрыты. Районами с большинством малокомплектных школ являются Сороки, Флорешты, Окница, Резина, Бричаны, Кантемир, Дондюшаны. На фоне демографического спада, показатели не претерпели значимых изменений: количество учеников на одного учителя возросло с 12 до 12,5, среднее количество учеников в классе увеличилось с 20,5 до 21,1, в то время как среднее число учеников в школе сократилось с 310 до 264.

Это вызовет изменения в финансировании школ? Следует ли ожидать, увеличения финансирования на одного ученика в следующем году?

В соответствии с законопроектом о бюджете на 2015 год, государство выделит 8771 леев на одного ученика, на 27 процентов больше, чем в этом году. Также, увеличится сумма, выделенная для одного учреждения, и составит около 428 тысяч леев, на 6% больше, чем в этом году. В ближайшие недели, мы предложим правительству изменения в формуле государственного финансирования. Например, на данный момент, муниципальный или районный совет может удержать до 5% бюджета школы, чтобы сформировать районную составляющую и финансировать дорогостоящие проекты, которые некоторые школы не могут себе позволить из собственных источников. В некоторых населенных пунктах, районные или муниципальные советы раздают деньги по политическим критериям или покрывают дефицит бюджета малокомплектных школ за счет инвестиций в другие школы. Мы намерены предложить снизить с 5% до 3% финансирования, которыми управляют районные или муниципальные советы, разница останется в бюджете школ.

В каких районах образовательная реформа стоит на месте. Что вызывает эту остановку?

С прошлого года, список не перенес значительных изменений. Унгены, Оргеев, Ниспорены, Калараш, Хынчешты, Бельцы и Страшены последовательно осуществляют структурные реформы и есть примеры того, как распределены средства, выделенные на финансирование этих школ. Меньше всего видны результаты реформ в Резине, Флорештах, Сынжерей, Дондюшаны, Сороки, Штефан-Водэ, Дрокия, Кагул и Флорешты. В этих районах, местные власти второго уровня не хотят принимать решения о реструктуризации школ по популистским причинам, используя деньги для школ с большим контингентом учеников, на поддержку малокомплектных школ. В список также входит и Кишинев, где из 124 учреждений, 120 учреждений страдают от дефицита бюджета. В столице, способность школ используется только на 70%, а в некоторых учреждениях в секторах Рышкановка, Буюканы и других, используют только 26-50% из доступного пространства. В Кишиневе существует большое количество учреждений с небольшим количеством учеников. И именно эти учреждения, показали плохие результаты на экзаменах на степень бакалавра.

В какой степени вы удовлетворены тем, каким образом потрачены средства районных советов, учитывая, что во многих случаях деньги тратятся на содержание малокомплектных школ?

В первой половине года, на основании решений муниципальных и районных советов из средств были распределены 288 млн леев, что составляет 82 процента от общего числа. Из них около 51 процентов расходов ушли на капитальный и текущий ремонт школьных зданий. Большая часть средств, около 45 миллионов леев, были использованы для покрытия дефицита бюджета малокомплектных образовательных учреждений, особенно для содержания зданий. Некоторые районные советы намерено задерживают решения о выделении средств, что препятствует выполнению проектов в сроки и приводит к накоплению остатков на конец года, и использование этих средств в других целях.

Во многих районах, эти ресурсы используются не в соответствии с решениями правительства, для покрытия дефицита бюджета малокомплектных школ, пособия для молодых специалистов, расходы на летние каникулы и т. д. В некоторых случаях делаются крупные инвестиции в без перспективные школы. Для обеспечения правильного и прозрачного использования средств был разработан регламент, который после утверждения правительства, станет обязательным для всех районов и муниципиев и улучшит ситуацию в этой области.

«Примар может реализовать свои предложения»

Недавно глава столицы Дорин Киртоакэ намекнул на то, что некоторые конкурсы на должность директора ряда учебных заведений проводились на непрозрачной основе, предложив проводить подобные мероприятия в присутствии камер. Насколько правдивы данные намеки?

Это обычное дело для примара делать намеки или даже предъявлять обвинения без доказательств. Сразу хочу отметить, что в комиссии по отбору директоров лицеев входят лишь два человека из министерства образования, еще два человека – из управления по образованию, подчиненного примарии, представитель профсоюзов и два представителя коллектива тот образовательного учреждения, на пост директора которого проводится конкурс. Мне интересно, как двое из семи членов комиссии могут проводить конкурс в своих интересах? Мы провели не один конкурс; наличие конфликта интересов в случае с лицеем «Данте Алигьери» не означает, что конкурс был проведен мошенническим образом, как об этом ходят слухи. Суд решит, соблюдались ли процедуры по отбору кандидатов или нет. Лично я считаю, что хороший директор означает хорошую школу, и заинтересована в том, чтобы в нашей сфере работали лучшие менеджеры, то есть профессионалы в своем деле, а также честные люди. Мы заранее изучили возможность регистрации интервью именно для конфликтных ситуаций, чтобы иметь доказательства при обращении в суд, либо для предъявления их в случае поступления обвинений в наш адрес в мошенничестве. Существуют защитные аспекты данных личного характера, которые необходимо принять в первую очередь. Но в соответствии с положениями Кодекса об образовании, отбор всех директоров школ входит в компетенцию местной публичной администрации, и примар может применить свои предложения. Кстати, на данный момент APL проводит конкурсы по отбору директоров дошкольных и среднеобразовательных учебных заведений, и я не понимаю, почему в этих случаях не ведется видеозапись собеседований? Генеральный примар известен своим популистским подходом. Недавно он обвинил нас в том, что мы замахнулись на пожизненный статус директоров.

«Дети не должны вовлекаться в предвыборные кампании»

Приближается новая предвыборная кампания. Что вы можете сказать для преподавателей, которые участвуют в подобных акциях, для родителей, дети которых могут быть использованы для участия на митингах, маршах, организуемых различными партиями (как это было в случае с детьми из Садова Калараш, которые участвовали в марше Додона 9 мая)?

Это прописано в национальном законодательстве: дети ни в какой форме не могут быть вовлечены в деятельность предвыборного характера, а если эти положения нарушаются, следует обращаться в учреждение, управление образования или министерство. Взрослые могут участвовать в партийной деятельности за пределами школ и не в рабочие часы.

– С какими основными вызовами предстоит столкнуться министерству образования в предстоящем учебном году?

Самым большим вызовом является реализация положений Кодекса об образовании. Изменений в Кодекс много, необходимо разработать законодательную базу о среднем образовании и обеспечить условия для успешной реализации этих изменений. Также мы должны приложить все усилия для организации и проведения комплексного процесса модернизации учебной программы. Приоритетом для нас является также создание новой институциональной базы, как это предусматривает Кодекс, для построения сильных учреждений, которые будут вести мониторинг и оценивать качество образования и оказывать методологическую поддержку.

Были ли случаи, когда вы жалели, что согласились стать министром, и если да, то при каких обстоятельствах?

Для всех должностных лиц бывают хорошие и неудачные дни. За эти два года и у меня бывали плохие дни, когда я спрашивала себя, свое ли место я занимаю. Разочаровываешься, когда вместе со своей командой прикладываешь большие усилия, но не удается решить ту или иную проблему. Иногда разочаровываешься, когда наталкиваешься на мощное сопротивление к изменениям, но я понимаю, что это объективная причина; по определению люди боятся изменений. Самой большой мотивацией являются трудолюбивые, любознательные, амбициозные в хорошем смысле дети, которые, несмотря на недостатки системы образования и проблем общества, получают знания и навыки, необходимые для их личного, социального и профессионального развития. Эти дети заслуживают наших усилий.

Jurnal de Chișinău

Обсудить