Какая судьба ожидает ПКРМ?

С уходом из политики Марка Ткачука, ПКРМ потеряла свой идеологический стержень. С уходом же из политической деятельности Владимира Воронина, а, в силу его возраста и состояния здоровья, это может произойти в самое ближайшее время, партия потеряет и свой организационный стержень. И что же тогда останется от ПКРМ?

По данным всех социологических опросов, Партия коммунистов находиться сегодня на первом месте по уровню своей электоральной поддержки. Несмотря на то, что тенденция сокращения поддержки избирателями этой партии сохраняется, обвального падения рейтинга ПКРМ пока всё же не фиксируется.

Судя по всему, эта тенденция сохранится вплоть до дня выборов - 30 ноября, но так и не приобретет критический характер. Хотя, конечно, нельзя исключать, что могут ещё произойти некие события, которые в значительной степени повлияют на динамику рейтинга ПКРМ как в сторону его повышения, так и понижения.

По самому наилучшему, оптимистичному для Партии коммунистов сценарию, её рейтинг может оказаться чуть ниже 40%, по худшему, пессимистичному, он может упасть до критических 30%.

Мне, однако, представляется, что судьба ПКРМ уже в весьма малой степени зависит от самой этой партии, поскольку все её внутренние ресурсы, способные заметно повлиять на итоги избирательной кампании, исчерпаны.Осталась лишь надежда на вмешательство в ситуацию внешнего ресурса.

Напомню, что, согласно данным социологических опросов, среди сторонников ПКРМ, готовых за нее голосовать, свыше 85% выступают за вступление Молдовы в Таможенный союз. На словах руководство Партии коммунистов вроде бы также готово вести Молдову в это интеграционное образование.

Но подавляющее большинство политических аналитиков убеждены в том, что внутренний выбор лидера ПКРМ Владимира Воронина и его нынешнего ближайшего окружения совсем иной - они ориентируются на интеграцию Молдовы с ЕС, на её движение в сторону Запада. Недавний острый внутренний конфликт в ПКРМ, в результате которого с высших постов в партии были сняты сторонники России и Таможенного союза, яркое тому свидетельство.

Как бы сегодня сам Владимир Воронин и его нынешние фавориты Олег Рейдман, Артур Решетников, Эдуард Мушук и другие «товарищи коммунисты» не убеждали избирателей в том, что они поведут Молдову «в ЕС через ТС», особой веры в народе им уже нет.

Да, какая-то, причём довольно значительная, часть избирателей всё ещё видит в ПКРМ «меньшее зло», по сравнению с тем «большим злом», каким воспринимается ими нынешняя власть, исходя из того, что только коммунисты в Молдове являются истинными государственниками. Какая-то часть электората всё ещё не видит другую политическую силу, которая могла бы сменить ПКРМ на левом фланге, не доверяя Партии социалистов Игоря Додона.

Но если ЛДПМ и ДПМ серьезно поработают над свои имиджем и докажут гражданам Молдовы, что они такие же государственники, как и ПКРМ, но просто не считают, что государственник - это обязательно румынофоб, то часть голосов электората ПКРМ вполне может уйти к этим партиям.

Если Партия социалистов убедительно пройдёт по многочисленным опросам электората как политическая сила, способная преодолеть избирательный барьер, и к тому же убедит граждан Молдовы в том, что социалисты Игоря Додона, в отличие от коммунистов-воронинцев, твёрдые сторонники России и Таможенного союза, то голоса части избирателейй ПКРМ также станут перетекать к ней.

Теперь несколько слов об упомянутом выше внешнем факторе, способном повлиять на итоги выборов для ПКРМ. Это, прежде всего, позиция России. Если российские СМИ дадут ясно понять, что только в коммунистах Москва вновь видит партнёров для сотрудничества в Молдове, а Владимир Воронин зашагает по коридорам Кремля, и мы все увидим эту картинку на экранах своих телевизоров, так сразу же падение рейтинга ПКРМ не только остановится, но и, скорее всего, начнёт расти.

Но вот вопрос, а пойдет ли Кремль на такой шаг? Многие в Молдове убеждены, что нет, не пойдёт. И дело тут вовсе не в том, что Владимир Воронин неоднократно «кидал» Россию. Во имя каких-то «высших политических интересов» Москва могла бы это ему простить.

Проблема, думается, совсем в другом. В Кремле тысячу раз подумают, прежде чем решить, стоит ли вообще вновь ставить на партию, будущее которой сегодня очень трудно спрогнозировать?

С уходом из политики Марка Ткачука, ПКРМ потеряла свой идеологический стержень. С уходом же из политической деятельности Владимира Воронина, а, в силу его возраста и состояния здоровья, это может произойти в самое ближайшее время, партия потеряет и свой организационный стержень. И что же тогда останется от ПКРМ?

К тому же, надо признать, у Кремля сейчас появились некоторые новые варианты. На политическом поле Молдовы возник молодой и перспективный социалист Игорь Додон, который, в отличие от Владимира Воронина, не пытается играть на двух и даже на трех столах одновременно.

Впрочем, Кремль может подумать и над таким вариантом: пусть, дескать, Воронин и ПКРМ уходят в историю, прошлое не реанимируешь, а мы будем сотрудничать с нынешней властью, то есть с ЛДПМ и ДПМ. Да, это «проевропейская» команда, особенно Владимир Филат и Юрий Лянкэ (ЛДПМ), но она всё-таки не антироссийская. В оппозиции же тем временем будем заботливо и терпеливо выращивать Игоря Додона с его Партией социалистов. А там само время подскажет, что дальше делать и на кого ставить.

Так что же всё-таки будет с ПКРМ? Думаю, что ничего с ней не будет, за исключением того, что её через какое-то время просто не станет. Часть нынешних партийцев, в основном «проевропейцы», уйдут из ПКРМ в ДПМ и ЛДПМ. Другие пополнят ряды Партии социалистов. Кто-то, возможно, захочет стать участником нового политического проекта, и тогда в Молдове появится еще одна левая партия. Нельзя исключать и возможность объединения ПКРМ и ДПМ. Если это произойдет, то только после выборов и только на базе ДПМ.

Пройдет еще некоторое время и Молдова вступит в ЕС. Тогда вспомнят, что активное начало этого пути было связано с ПКРМ и прежде всего Владимиром Ворониным. Вспомнят, и переименуют улицу Сергея Лазу, на которой живет третий президент Молдовы, назвав её именем Владимира Воронина. А что, разве это будет неправильно? Ведь именно третий президент Молдовы Владимир Воронин сделал для нашей страны гораздо больше, чем тот большевик-революционер, именем которого называется сейчас эта кишинёвская улица.

Обсудить