Манкуртизация русской школы в Молдавии

Первое же соприкосновение студентов-филологов с университетским курсом древнерусской литературы обнаруживает полное и категорическое отсутствие знаний о русской истории. В это трудно поверить, если не видеть самому. Студенты-филологи могут спросить, к примеру, кто такой Батый. И это не преувеличение, а реальный случай. В прежние времена на такой вопрос мог бы ответить пятиклассник.

Если разбираться в причинах такого положения, то быстро становится понятно, что дети не виноваты. В русских школах просто не учат русскую историю, считается, что «это история чужого государства» (нет такого предмета и в университетах, только короткий курс «истории славян»). Отрывочные сведения по истории дети получают разве что из кинофильмов, что заставляет вспомнить известное изречение Владимира Ульянова.

Но как же изучать литературу не зная историю? В школах с углублённым изучением английского языка одновременно с английской литературой всегда изучают и историю Великобритании, это естественный порядок вещей. И никто не вспоминает о политике.

Можно ли, не понимая исторических реалий, читать «Слово о полку Игореве», «Поучение Владимира Мономаха», «Войну и мир» Толстого, «Белую гвардию» Булгакова? Можно ли изучать русскую литературу в отрыве от тысячелетней истории?

Справедливости ради надо сказать, что сегодня молдавские студенты историю вообще знают плохо, независимо от языка обучения, об этом вам скажет любой преподаватель. И, если уж на то пошло, надо сказать и о том, что отбора абитуриентов в молдавские университеты сегодня нет, ни по знаниям, ни по способностям. В университетах учатся не только все, кто закончил двенадцать классов, но и лицеисты, завалившие экзамены на степень бакалавра. Из этого контингента в советские времена в университете могли бы учиться один-два человека из десяти. Иначе говоря, уровень молдавского студента примерно равен уровню учащегося техникума советской торговли, если не ПТУ.

Падает и уровень преподавания – не может не упасть, поскольку пэтэушникам нельзя давать тот же материал, что и студентам, они его просто не осилят. А преподавателю нужно, чтобы они хоть что-то сказали на экзамене.

Отвлекаясь от темы можно заметить, что естественные дисциплины пострадали даже в большей степени. Синтагма «простой инженер» ушла в далёкое прошлое, в республике почти не осталось промышленного производства. Кого готовят на технических специальностях, где будут работать выпускники – одному богу известно.

Очевидно, что деградация университета и средней школы ударила по всем, но наиболее уязвимы в такой ситуации русскоязычные и национальные меньшинства в целом. Сегодня именно они выступают в роли «младшего брата» и вправе надеяться на защиту и помощь государства.

Поэтому пришло время ставить вопрос о возвращении русской истории в учебные программы русских школ. Пусть даже в укороченном виде, может быть без «новой истории», если это пугает чиновников министерства образования, но делать это необходимо. И бороться за это должны организации, объявляющие себя защитниками прав русскоязычных граждан – организации «профессиональных русских», политические партии, разного рода правозащитники, и, конечно же, родители школьников.

Обсудить