Андрей Негуца: «Служил и буду служить Молдове, но прислуживать никому не стану»

Программа ПКРМ сегодня аморфна. Там есть и поклоны в сторону Европы, и подмигивания России, и многое другое, но при этом нет четких ориентиров. А вот что касается программы Партии социалистов Игоря Додона, то там всё чётко и ясно. Там прямо сказано, что первое требование социалистов, если они попадут в новый Парламент, будет заключаться в денонсации Соглашения об асссоциации РМ с ЕС.

Хотя я живу в Республике Молдова уже третий десяток лет, приехав сюда в 1989 году, когда она была ещё Молдавской ССР, регулярно слежу за всеми событиями в общественно-политической жизни страны, хорошо знаком со многими представителями её политической, культурной и деловой элиты, но как-то так получилось, что впервые услышать об Андрее Негуца, как молдавском коммунистическом деятеле, мне довелось только весной 1993 года, когда о нём заговорили вдруг в СМИ самой различной политической ориентации не только в Кишинёве, но и в Киеве, а также в Москве, как об одном из наиболее деятельных и убеждённых в своей правоте организаторов и основателей возрождающейся после августовской катастрофы 1991 года Коммунистической партии Молдовы.

Затем я вновь услышал об Андрее Негуца только 22-го октября 1993 года, прочитав отчёт о состоявшейся в Кишинёве Республиканской учредительной конференции образованной бывшими членами запрещённой в 1991 году КПМ-КПСС новой Партии коммунистов Республики Молдова. На этой конференции, работу которой открыл сопредседатель её Оргкомитета Владимир Воронин, был избран в Президиум и Андрей Негуца. Конференция постановила образовать Партию коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) и признать её правопреемницей Коммунистической партии Молдавии (КПМ-КПСС). Сопредседателями ПКРМ были избраны тогда Владимир Воронин, Фёдор Манолов и Андрей Негуца.

Странным образом, после этого, поистине исторического, события в политической жизни Республики Молдова один из главных организаторов и учредителей ПКРМ, её сопредседатель Андрей Негуца оказался вдруг в такой густой тени возглавившего её бывшего министра внутренних дел МССР генерала Владимира Воронина, прибывшего «на всё готовое» из Москвы и вскоре ставшего единоличным председателем новой Партии коммунистов, весьма умело ликвидировав под благовидным предлогом совершенствования структуры руководящих органов и укрепления в ней партийной дисциплины в декабре 1994 года прежний институт сопредседателей, что упоминания о нём надолго исчезли из местных СМИ. Было лишь известно, что, лишившись (вместе с Фёдором Маноловым) должности сопредседателя ПКРМ, Андрей Негуца занял пост секретаря ЦК ПКРМ по идеологии.

В следующий раз его имя попало в поле моего зрения только 11 марта 1997 года в сообщении СМИ о XII Пленуме ЦК ПКРМ, который рассмотрел информацию секретаря ЦК Андрея Негуцы о положении дел в парторганизации сектора Ботаника и предложение Политисполкома о перерегистрации в ней членов ПКРМ. Затем, 22-го марта 1997 года, в сообщениях СМИ о работе Третьего (ХХ) съезда ПКРМ, было сказано, что доклад об изменениях и дополнениях в Устав и Программу ПКРМ сделал на нём Андрей Негуца.

Лишь 23 ноября 2000 года, когда состоялся XXVI пленум ЦК ПКРМ, я вновь нашёл в сообщениях СМИ упоминание имени секретаря ЦК ПКРМ Андрея Негуцы, который выступил на нём с информацией «Об участии Партии коммунистов в выборах президента Республики Молдова». Пленум тогда, как известно, предложил фракции коммунистов в Парламенте РМ выдвинуть кандидатом в президенты Республики Молдова председателя партии Владимира Воронина.

Последний раз упоминание об Андрее Негуца, как руководящем функционере Партии коммунистов, я нашёл в сообщении СМИ о состоявшемся 21-22 апреля 2001 года Четвертом (XXI) съезде ПКРМ, обсудившем Политический отчет ЦК, на Оргпленуме которого он был избран секретарём ЦК ПКРМ.

К этому времени в молдавских политических и околополитических кругах уже вовсю циркулировали упорные слухи о том, что председатель Партии коммунистов Владимир Воронин, давший волю авторитарным чертам своего характера и начавший утверждаться в качестве единственного и непререкаемого авторитета на левом фланге, планомерно «задвигает» на второй и третий план авторитетного, уважаемого многими партийцами за честность и прямоту, а также добрый нрав и товарищеское отношение к коллегам Андрея Негуцу, якобы серьёзно опасаясь конкуренции с его стороны.

Поговаривали также о том, что стойкий коммунист, умелый организатор, принципиальный, прямой и честный, но по своему характеру скромный, лишённый всякой «лизоблюдщины», то есть комплиментарности и услужливости, Андрей Негуца вдруг «перестал вписываться» в окружение сильно забронзовевшего «вождя» ПКРМ Владимира Воронина, где в большой чести постепенно стали совершенно новые люди - «с гибким позвоночником», умеющие расположить его к себе лестью и угодничеством, вытеснившие большинство тех, кто не побоялся преследований со стороны пришедшей к власти в Молдове после событий августа 1991 года национал-демократической реакции, не отрекся от своей коммунистической веры, собрал и сплотил вокруг себя в новой Коммунистической партии бывших товарищей по КПМ-КПСС, добился её официальной регистрации, преодолев все политические и бюрократические барьеры на этом нелегком пути. Карьера легко и быстро шла вверх в то время только у тех партийных и околопартийных «деятелей», кто оказывался наиболее близок к председателю ПКРМ Владимиру Воронину лично.

Что касается биографии Андрея Негуцы, то она совершенно типична для сотен и тысяч других функционеров КПМ-КПСС, родившихся, выросших и «вышедших в люди» в Советской Молдавии. Из различных источников информации известно, что Андрей Кириллович Негуца родился 18 июля 1952 года в селе Гырбовец, района Новые Анены, Молдавской ССР. В 1975 году закончил химический факультет Государственного Университета Молдовы. В 1993 году - факультет социологии и политологии Одесского Государственного Университета Украины.

В 1975-1977 годах Андрей Негуца работал учителем химии Васиенской средней школы Котовского района Молдовы. Затем, в течении семи лет, избирался на различные должности в Котовском райкоме комсомола. В период с 1984 по 1991 годы избирался секретарем партийных комитетов сельхозпредприятий «Молдова» и «Victoria», вторым и первым секретарем Котовского (ныне Хынчештского) райкома Компартии Молдавии (КПМ-КПСС). В 1991-1995 годах работал в частном коммерческом предприятии города Хынчешты, в 1995-1997 годах – заместителем председателя Хынчештского райисполкома.

В 1998 и 2001 годах Андрей Негуца избирался депутатом Парламента Республики Молдова по списку воссозданной при его личном активном участии Партии коммунистов (ПКРМ), членом делегации Парламента Молдовы в Парламентской Ассамблее ОБСЕ. В 2001 году был избран председателем Комиссии по внешней политике Парламента Молдовы, руководителем делегации Парламента РМ в Парламентской Ассамблее Совета Европы и сопредседателем от молдавской части Межпарламентской комиссии по сотрудничеству Парламента Республики Молдова и Федерального Собрания Российской Федерации.

В ноябре 2003 года Андрей Негуца был назначен Чрезвычайным и Полномочным послом Республики Молдова во Французской Республике (по совместительству в Королевстве Испания и Португальской Республике), представителем Президента Молдовы в Постоянном совете Международной организации франкофонии и представителем правительства Молдовы при ЮНЕСКО.

С августа 2006 года Андрей Негуца работал послом, Постоянным представителем Молдовы при Совете Европы. В декабре 2008 года был назначен Чрезвычайным и Полномочным послом Республики Молдова в Российской Федерации. Имеет дипломатический ранг Посла. Является автором ряда научных статей о молдо-французских отношениях. Женат, жена Татьяна и сыновья Вадим и Кирилл.

22 мая 2009 года стало известно, что группа из 16 коммунистов-депутатов выдвинула посла Республики Молдова в Российской Федерации Андрея Негуцу вторым кандидатом на пост Президента Молдовы. Первым кандидатом от ПКРМ стала премьер-министр Республики Молдова Зинаида Гречаная. Как известно, избрать Президента в Парламенте тогда не удалось – у фракции ПКРМ, имевшей 60 депутатских мандатов, не хватило 1-го голоса, а правая оппозиция голосовать за кандидата коммунистов категорически отказалась. Поэтому в июле того же года Парламент был распущен и состоялись досрочные парламентские выборы, по итогам которых к власти в Молдове пришёл Альянс «За европейскую интеграцию» в составе ЛДПМ, ДПМ и ЛП, а ПКРМ перешла в оппозицию.

17 февраля 2010 года еженедельник «Молдавские Ведомости» опубликовал аналитический материал Александра Тома под заголовком «Кто станет преемником Воронина?», в котором, в связи с заявлением председателя ПКРМ Владимира Воронина о том, что он уже «определился с преемником на посту лидера партии», но имени будущего «красного вождя» не назвал, утверждалось, что у «старой гвардии» ПКРМ такой кандидатуры просто нет и быть не может.

«Лет шесть назад в качестве кандидата на эту роль, - писал автор этого анализа, - мог восприниматься Андрей Негуца – тогда один из идеологов ПКРМ, председатель парламентской Комиссии по внешним связям, секретарь ЦК. Он пользовался уважением ветеранов партии еще с тех пор, как стал сопредседателем Оргкомитета по возрождению ПКРМ наряду с Владимиром Ворониным и ныне покойным Фёдором Маноловым. Вместе с тем, Андрей Негуца был достаточно умерен, чтобы не отпугнуть поколение помоложе. Однако, уйдя на дипломатическую работу, Андрей Негуца сошел с ведущих позиций в ПКРМ... Возможность реанимации варианта с Негуцей исключена – много времени прошло, да и сам дипломат за это время не помолодел. А других вариантов из «заслуженных» нет».

В апреле 2012 года Чрезвычайный и Полномочный Посол Республики Молдова в Российской Федерации Андрей Негуца был отозван со своей должности. Решение об этом было принято на заседании коалиционного Правительства премьер-министра Владимира Филата.

Поводом для этого стало заявление посла Андрея Негуцы в интервью радиостанции «Эхо Москвы» об опасности вывода российских военных из Приднестровья, поскольку вывод российских войск из Приднестровья поставит под угрозу безопасность в регионе из-за боеприпасов, которые хранятся на складах в Колбасне.

Как заявил тогда министр иностранных дел Молдовы Юрий Лянкэ, «речь идет об интервью, в котором посол высказал мнения, абсолютно противоречащие национальным интересам, политическим приоритетам Республики Молдова. То, что осталось от 14-ой Армии, не должно оставаться на территории Молдовы, и мы должны приложить все усилия для вывоза боеприпасов, которые еще хранятся в восточных районах страны».

В июне 2012 года бывший посол Молдовы в России Андрей Негуца был назначен на новую должность - он стал советником Молдавской митрополии. Указом председателя Отдела внешних церковных связей Православной церкви Молдовы посол Андрей Негуца был назначен советником председателя ОВЦС по вопросам взаимодействия с дипломатическим корпусом, аккредитованным в Российской Федерации и СНГ.

30 июня 2014 года в ряде российских СМИ была опубликована статья Андрея Негуцы «С упорством, недостойным применения», в которой он выразил решительный протест в связи с подписанием 27 июня 2014 года в Брюсселе премьер-министром Республики Молдова Юрием Лянкэ Соглашения об ассоциации Молдовы с Европейским Союзом (ЕС), которое включает в себя и Договор об углубленной и всеобъемлющей Зоне свободной торговли.

«Ни события на Украине, спровоцированные конфликтом из-за ассоциации с Европейским Союзом (ЕС), ни подписание Договора о создании Евразийского экономического союза, ни дальнейшее ухудшение отношений с Приднестровьем, ни проведение референдума без согласия Кишинева в административно-территориальном образовании «Гагауз-Ери», - сказано в этой статье Андрея Негуцы, – ничего не учтено из того, что происходит на своей территории или у соседей. Результаты референдумов; воля граждан Молдовы из других территорий, выявленная опросами; большое количество собранных подписей протеста – ничто не помешало властям Молдовы подписать Соглашения об евроинтеграции. Упорство, недостойное применения!»

23 сентября 2014 года один из основателей ПКРМ Андрей Негуца подал заявление о выходе из ПКРМ. Информацию об этом подтвердил сам председатель ПКРМ Владимир Воронин на пресс-конференции, сообщивший, что накануне Негуца подал в первичную партийную организацию заявление о выходе из ПКРМ без указания причин. Лидер ПКРМ добавил, что, как ему известно, Андрей Негуца пойдет на парламентские выборы по спискам Партии социалистов Игоря Додона. Сам Андрей Негуца никак не прокомментировал свой выход из Партии коммунистов.

Учитывая все эти весьма запутанные и по-разному интерпретируемые в молдавском обществе обстоятельства, вполне понятен был мой повышенный интерес к встрече и дискуссии с Андреем Негуцей в Международном пресс-клубе «Социальный резонанс», куда он был приглашён 3-го октября 2014 года.

Как было сказано в анонсе этой встречи, составленном и разосланном директором и модератором клуба Артуром Ефремовым, предполагалось, что Андрей Негуца даст ответ на вопрос о том, почему он вышел из команды Владимира Воронина и покинул Партию коммунистов РМ, и правда ли, что его возрастающее влияние в ПКРМ заставило «красного царя всея Молдовы» Владимира Воронина в 2003 году отправить его в «почетную ссылку» - послом в Париж?

Не исключалось также, что в ходе дискуссии с Андреем Негуцей будут затронуты следующие темы: сильные и слабые стороны молдавской дипломатии; почему Андрей Негуца в качестве нового партнера выбрал ПСРМ Игоря Додона, а не главного шоу-мена молдавской политики Ренато Усатого; исход из ПКРМ известных и резонансных фигур уже закончился? – и ряд других, представляющих особый интерес в плане понимания сути и причин происходящих в молдавской политике в настоящее время событий.

И вот эта встреча состоялась. Дала ли она ответы на все эти вопросы? И да, и нет. Почему? Да потому, что Андрей Негуца был внешне открыт и приветлив, всем своим видом показывал, что у него нет никаких секретов от участников дискуссии, что он готов дать честный и прямой ответ на любой вопрос. И, в то же время, достаточно пространные ответы Андрея Негуцы на задаваемые ему членами пресс-клуба вопросы были облачены в такую, по-дипломатически корректную, профессионально обкатанную до полной «гладкости» форму, что после них не только не наступала полная ясность относительно главной темы этих вопросов, но и, напротив, возникало ощущение какого-то бесконечного «хождения по кругу» вместо того, чтобы чётко идти в том или ином конкретом направлении.

Особенно деликатен и предельно осторожен был Андрей Негуца, когда речь заходила о том, чтобы дать чёткую оценку Владимиру Воронину или другим людям во власти и в оппозиции, с которыми ему при разных обстоятельствах приходилось сталкиваться на своём жизненном пути, и которые в той или иной степени сыграли какую-то роль в его судьбе и служебной карьере.

Создавалось стойкое впечатление, что Андрей Негуца хорошо выучил и усвоил учение древних индийских мудрецов-философов, которые настоятельно советовали государственным людям в любом конфликте интересов «никогда не говорить никогда», то есть не принимать окончательных и бесповоротных решений, не захлопывать за собой плотно дверь, а всегда оставлять хотя бы небольшую щель, создавать определённые возможности для разумных и оправданных компромиссов в будущем, позволяющих предолеть возникшую опасную тупиковую ситуацию и избежать её наихудших последствий.

В первую очередь, это проявилось в ходе неоднократных попыток членов пресс-клуба получить от Андрея Негуцы более-менее исчерпывающую информацию о том, что происходит сегодня в Партии коммунистов, которую он на днях покинул, а также как он оценивает деятельность её лидера Владимира Воронина, бесменно занимающего пост председателя партии уже более 20 лет, в том числе известный случай, когда он фактически вытеснил его из руководства партии и отправил послом во Францию, подальше от Кишинева, а также в настоящее время, особенно в связи с уходом из ПКРМ Марка Ткачука и других «младокоммунистов».

Предложенная Андреем Негуцей версия того, как и почему Владимир Воронин «ушёл» его из ЦК ПКРМ, не содержала абсолютно ничего из той драматической интриги, которую до сего времени распространяли и расписывали на все лады молдавские СМИ. По словам Андрея Негуцы, истинной причиной его отправки послом Молдовы во Францию якобы была перенесенная им накануне операция и проявленная забота Владимира Воронина в этой связи о том, чтобы он смог поправить своё здоровье, находясь вблизи передовых учреждений «европейской медицины», причём на не слишком обременительной для него работе в качестве молдавского посла. Во всяком случае, так ему тогда казалось.

«Езжай, пожалуйста, в Париж! - сказал мне тогда, в 2003 году, Владимир Воронин, - рассказал членам пресс-клуба Андрей Негуца. – Я ему сразу же ответил по-солдатски, как положено, что если так надо, если Вы считаете, что я могу быть там полезен, то я готов, спасибо за доверие!

Что он думал, когда меня туда направлял? Вы говорите, что он вроде хотел убрать меня из руководства Партии коммунистов, отправив из Молдовы куда-то подальше...Ну, не знаю... Я тоже слышал такое мнение, но я лично так не думаю. Я был тогда только что после операции, он направлял меня не на курорт, конечно, но хорошо понимал, что, работая послом в Париже, я буду иметь возможность проверить и поправить состояние своего здоровья. К тому же посол сам регулирует свой рабочий день. Поэтому я думаю, что не было в решении Воронина ничего из того, что вы тут говорите. Было только то, что ко мне было проявлено уважение, поручили мне поработать послом Молдовы во Франции, и одновременно мне были созданы условия для качественного лечения за границей».

Модератор встречи Артур Ефремов: «Если в ваших отношениях с Ворониным всё было так безоблачно, как Вы говорите, то что же заставило Вас в сентябре 2014 года покинуть Партию коммунистов? Почему Вы оказались сегодня в Партии социалистов Игоря Додона, а не в какой-то другой партии, например, в команде главного молдавского шоумена Ренато Усатого?»

Андрей Негуца: «Чтобы всем было всё ясно, скажу вам открыто, что были некоторые, непонятные мне самому, моменты. Через два с половиной года, 3-го мая 2006 года, в день рождения моей жены, мне позвонили в Париж из Кишинёва и сообщили, что сегодня было заседание Правительства и на нём принято решения отозвать меня с должности посла Молдовы во Франции. Так что, если вы правы в том, что говорите, то всё вроде бы выходит вполне логично.

Но я же думал совершенно иначе, я искренне полагал, что мне просто создали хорошие условия для того, чтобы я мог поправить своё здоровье, имея мандат посла во Франции на четыре года. Тогда мне совершенно непонятно решение о моём отзыве. Журналисты на меня накинулись с вопросами, но я, слишком хорошо зная характер Воронина, ничего им не сказал, не ответил на вопрос о том, почему меня отзывают и что я думаю об этом. Точно так же, как ничего я не сказал и сейчас, приняв решение покинуть Партию коммунистов. Я исхожу из того, что всякими заявлениями на эту тему можно только себе навредить.

Я сдал дела в посольстве в Париже и вернулся в Кишинев. На другой же день после моего возвращения меня принял Воронин. Но я вижу, что президент на меня не смотрит, глаз не поднимает со своего рабочего стола, что-то на нем поправляет и перекладывает. Я его прямо спрашиваю тогда, что случилось? Он мне отвечает, что якобы министр иностранных дел Андрей Стратан говорит ему, что мои дипломатические ноты очень слабые. Я ему в ответ, помнится, сказал, что, вероятно, войду в молдавскую историю как первый посол, снятый за слабые ноты. Хотя молдавский МИД до сих пор всегда мне говорил, что мои ноты абсолютно нормальные. Я сам тоже был уверен, что ноты мои неплохие.

Что же тогда? Я до сих пор не знаю, что именно. Но, думаю, что тут сыграл некую роль новый человек в команде Воронина - Олег Рейдман. Он вышел на судебную власть и сказал, что «Витис Хынчешть» хочет купить один большой бизнесмен страны. Эта судебная власть начала выполнять его задание. Я об этом узнал от самого директора «Витис Хынчешть» и, уловив момент, когда Воронин был в хорошем расположении духа, поставил вопрос об этом самом большом налогоплательщике района, сказав ему, что так хочет Олег Рейдман. И тут Воронин вдруг смутился и покраснел. Поверьте мне. Но в итоге получилось, что «Витис Хынчешть» не приватизировали. Однако в лице Олега Рейдмана, человека в команде Воронина, я приобрел себе опасного оппонента.

Второй момент. В посольстве Молдовы в Париже работала главным бухгалтером Лариса, мать Алины Русу, руководителя канцелярии президента. И тут вдруг выясняется, что со счёта посольства Молдовы в банке Франции переведены 42 евро в уплату счёта за электроэнергию, потреблённую квартирой, где живёт Лариса. Деньги были переведены по звонку из нашего посольства. Возник большой скандал. После этого я потребовал отозвать Ларису из посольства. Проходит две недели – никакой реакции. Я снова направляю в Кишинев письмо с требованием отозвать Ларису.

Через две недели в посольство из Кишинева приходит факс: мне – выговор, Ларисе – строгий выговор. От министра Стратана. Звоню в Кишинев, спрашиваю, за что мне-то выговор? Министр отвечает - Это не я, это он (Воронин). За то, что я плохо контролировал ситуацию. Потом этот выговор с меня сняли. Таким образом, у меня появился второй оппонент. Я понял, что некоторые люди нашли способ, как меня подставить в глазах Воронина. Всё завершилось тем, что меня отозвали. Я думаю, в силу вот этих причин. После этого тут же объявили, что я поеду послом и спецпредставителем в Страсбург.

В октябре 2008 года Воронин позвонил мне и сказал, чтобы я был у него завтра... Он мне сказал, чтобы я поехал послом в Москву. Я согласился. То есть, всё было совершенно нормально. А вот как я закончил свой мандат посла Молдовы в России, вы все, конечно, знаете. Я считал, что вначале надо собрать все вооружения в Колбасной и вывезти, чтобы они не расползались по всему региону и не создавали угрозу для Молдовы, а потому уже вывести из Приднестровья остатки российских войск, которые их охраняют. Но мне заявили, что моя позиция не соответствует позиции Правительства и МИД-а Молдовы... В общем, вы все эту историю сами хорошо знаете.

Приезжаю я в Кишинев. Захожу к Воронину. Он уже не президент, но я, тем не менее, докладываю ему, благодарю за доверие и за три мандата. Срашиваю Воронина – Вы, Владимир Николаевич, меня направляли послом в Россию, теперь новые власти меня сняли, что я сейчас могу сделать для Партии коммунистов? Воронин мне говорит - Андрей! Я могу дать тебе кабинет в ЦК ПКРМ и 1.500 леев в месяц, будешь отвечать за Россию и СНГ. Но вряд ли тебя это устроит, так как ты должен кормить семью.

И мне осталось только с ним согласиться в том, что мне, действительно, надо кормить семью. Так что, я был совершенно свободен, когда поступило предложение от митрополита Молдовы Владимира, чтобы я остался в Москве, во внешнеполитическом департаменте Молдавской православной церкви. Её директор, отец Геннадий Цуркан внес официальное предложение по этому вопросу, митрополит Владимир утвердил его, и я остался в Москве...

И вот я снова приехал в Кишинев. Встречаюсь с Владимиром Ворониным. Первая встреча – установочная, вторая – глубокая, по всем вопросам. В конце я спрашиваю, нужен ли я ещё Партии коммунистов? Отвечает, давай встретимся завтра и всё уточним. Прихожу на следующий день. Приглашают меня к Воронину вместе с другим сотрудником аппарата. В конце разговора просит остаться в кабинете не меня, а этого сотрудника. Я ему напоминаю, что мы должны были уточнить кое-что в отношении меня. Он мне в ответ, что сейчас все силы брошены на марш... и тут же прощается со мной.

Я уехал в Москву после этого не в самом хорошем расположении духа. Вернулся только 22 сентября 2014 года в Кишинев и снова пошел к Воронину. Офицер в приемной зашел в кабинет к Воронину и доложил о том, что я хочу с ним встретиться. Выходит и говорит - Принять вас Воронин не может, очень занят. Если у вас есть вопросы, идите к Балмош. Я так думаю, что она сегодня пытается вести вопросы, которыми раньше занимался Марк Ткачук. Я прождал её более часа и за это время, обдумав ситуацию, решил написать заявление об уходе из ПКРМ. Оригинал отложил, сделал ксерокопию, и вручил Галине Балмош. Она говорит, сами ничего не делайте, пока я не доложу Воронину и он не примет решения, так как сама я ничего не решаю.

Задумка у меня была следущая. Почти сутки это заявление находилось у Владимира Николаевича. Я считал, что он проявит интерес, чем я обижен, почему я принял такое решение, вызовет меня к себе для разговора. Но ничего этого не случилось. Появилась только виза Воронина на моём заявлении: «Сектору Ботаника (где я состою на учете). Принять решение и проинформировать». И я сделал тогда для себя окончательный вывод, который подтвердил мой прежний вывод, сделанный ещё в мае 2012 года, о том, что я в этой команде больше не нужен. И я понял, что насильно мил не будешь...

Почему Игорь Додон? Вы вправе меня спросить, конечно, а почему не лидер Партии Регионов Михаил Формузал? Формузал был у меня в Москве. Беседа была короткая, буквально пять минут. Он приехал неподготовленный. Когда он мне сказал, что хочет встретиться со мной, я понял, в чем дело. Кредиты я не даю... И когда он предложил мне быть в Партии Регионов, я сказал, вы сейчас начнете говорить об условиях и так далее, а я скажу вам прямо... Член ЦК Партии коммунистов попадает в ваш список. Начинается избирательная кампания. Все ваши противники говорят избирателям - Это Воронин направил Негуцу в Партию Регионов! Поэтому, когда Воронину понадобятся голоса ваших депутатов, они будут готовы ему служить. У Формузала после этого опустились руки и другого разговора не последовало...Кроме того, я тогда ещё надеялся на то, что окажусь нужен в команде Владимира Воронина. Я же не знал, что всё так случится. А потому, будучи связан тогда ещё обязательствами перед ПКРМ, я не мог ответить согласием на предложение лидера Партии Регионов Михаила Формузала.

Партия Вадима Мишина? Нормальная платформа, всё хорошо. Но идти во все партии одновременно нельзя. У Ренато Усатого есть деньги, но нет политики. Я туда не пошел бы также ни при каких условиях. Так что большого выбора у меня не было. Решил пойти в Партию социалистов. К тому же её лидера Игоря Додона я давно и хорошо знаю. Когда он был первым вице-премьером, то, бывая в Москве, жил и ночевал в посольстве. Потом мы тоже с ним часто встречались, когда он приезжал в командировке. И после того, как он стал депутатом Парламента, мы тоже постоянно общались и обсуждали различные вопросы.

Но, чтобы вы знали, я пошёл к Игорю Додону в Партию социалистов не только и не столько по причине того, что давно и хорошо его знаю, поддерживаю с ним дружеские отношения. Дело в том, что и после ухода из ПКРМ я остаюсь на той же самой идеологической платформе, на которой изначально формировалась Партия коммунистов, но от которой сегодня существенно отошёл Владимир Воронин. Даже предвыборная программа ПСРМ сегодня в гораздо большей степени ближе к той идеологической платформе, чем нынешняя програма Партии коммунистов, из которой Воронин выхолостил многие прежние положения.

Программа ПКРМ сегодня аморфна. Там есть и поклоны в сторону Европы, и подмигивания России, и многое другое, но при этом нет четких ориентиров. А вот что касается программы Партии социалистов Игоря Додона, то там всё чётко и ясно. Там прямо сказано, что первое требование социалистов, если они попадут в новый Парламент, будет заключаться в денонсации Соглашения об асссоциации РМ с ЕС.

Но я в этой связи хочу вот что уточнить. Это вовсе не означает, что «европейский вектор» вообще отвергается и не будет рассматриваться Партией социалистов. Поэтому я, взвесив все эти моменты, принял решение пойти в Партию социалистов Игоря Додона. Я хочу протянуть руку товарищам социалистам, подставить им плечо и помочь, не жалея сил и времени, решить стоящие перед ними в ходе предвыборной кампании проблемы, используя свой немалый опыт и свои прежние деловые связи на местах.

Есть два важных момента в программе Партии социалистов. Первое – это Таможенный союз. Второе – денонсация Соглашения об ассоциации РМ с ЕС, то есть требование вернуться к ситуации, которая была до его подписания. Это означает, что Партия социалистов за то, чтобы продолжить модернизацию Молдовы, чтобы получить на эти цели от ЕС кредиты, чтобы изменить молдавское законодательство таким образом, чтобы оно соответствовало европейским нормам и стандартам.

Но при этом не может быть никакого диктата Молдове со стороны структур ЕС, не может быть такой пагубной для нашей страны ситуации, когда Брюссель отрывает Молдову от традиционных рынков сбыта её продукции в России и в других странах СНГ, но не создаёт никакой равноценной замены им на Западе. Если у фракции ПСРМ и её союзников в новом Парламенте будет достаточно голосов, то Соглашение об ассоциации РМ с ЕС – долой! В любом случае, проект решения о денонсации этого Соглашения в новом Парламенте обязательно появится. Соглашение денонсировать, но работу с Европой – продолжать вести.

Когда я понял, что команде Владимира Воронина я больше не нужен, я поборол в себе обиды и принял решение продолжить служить интересам Молдовы и всего молдавского народа, а потому пошёл в команду социалистов, чья позиция по важным для меня вопросам оказалась мне близка и понятна.

Я всегда честно служил и буду продолжать служить интересам своей страны – Республики Молдова, но я никогда не прислуживался и не буду никому прислуживаться впредь. Я считаю, что это совершенно правильное решение – я пошел туда, где был востребован, где нуждались в моём опыте и моих способностях».

На мой взгляд, представляет особый интерес ответ Андрея Негуцы на вопрос о том, как могло случиться, что в Партии коммунистов, одним из сооснователей которой он является, постепенно взяли верх ренегаты, оппортунисты, приспособленцы и перерожденцы, «сожравшие её изнутри», вытесившие из неё старых партийцев, остающихся верными первоначальной политической доктрине ПКРМ, и можно ли сегодня, не погрешив против истины, по-прежнему называть эту партию коммунистической? Какова роль во всём этом председателя ПКРМ Владимира Воронина и других членов ЦК?

Вот что ответил на этот, откровенно острый и принципиально важный, вопрос Андрей Негуца: «Мне вначале было одинаково неудобно перед Владимиром Николаевичем и перед партией. В целом это было единое целое. И я с этой точки зрения долго мучился и считал себя нехорошим коммунистом, раз я думаю об этом. Но когда мне показали, что я не нужен этой команде, я даже в ущерб себе, осознавая, что далеко не все правильно поймут мой шаг, принял такое решение....

А зачем бесконечно ждать? Владимир Николаевич не уйдёт из политики. А если он не уйдёт из политики, значит, постоянно такой стиль в партии будет. Не хочу сказать, хороший или плохой это стиль, но он такой, как сегодня. И если мне косвенно показали, что нет для меня места в этой команде, которая образовалась в течение восьми лет и укрепляется сегодня, то зачем мне тогда до бесконечности ждать?

Да, нам, старым коммунистам, не хватило личного мужества, чтобы заявить, что партийная демократия требует поставить тот или иной вопрос на голосование, что мы не согласны, когда один человек в партии принимает все решения. Мы молчали. Если Политисполком ЦК ПКРМ созывается всего за час до начала работы Пленума ЦК... Ну, что, разве я не понимал, что этот Пленум ЦК имеет статус сугубо формального мероприятия... Если тебе за три дня до Пленума ЦК дают доклад на нём, если ты можешь с ним поработать, сделать какие-то свои заметки и дополнения – тогда это совсем другое дело...

Почему, спрашиваете, не избрали вместо Владимира Воронина другого коммуниста на пост председателя ПКРМ в 2004 или в 2008 году? Вы знаете, я в то время находился не в Молдове, работал за границей, а потому прямого участия в работе Партии коммунистов не принимал, хотя и оставался членом её ЦК. Меня в то время не было на месте. Но я не хочу сказать, что если бы я был в то время в Молдове, то я был бы таким смелым, что-то поправлял бы в партии. Нет, я тоже был бы таким наивным, как и другие, я тоже думал бы, что вот, может быть, завтра или послезавтра что-то изменится в партии к лучшему. Практика ПКРМ показывает, что тот или иной коммунист, будучи однажды отодвинутым с руководящей позиции, обратно на неё уже не возвратится. Это касается и группы Марка Ткачука.

Что касается того, можно ли сегодня ПКРМ называть Коммунистической партией... Она уже давно не такая. Её уже можно называть и социал-демократической, и по-другому... Но, как видите, традициям верны... Но это не самое главное, как называется партия. Самое важное, что она собой представляет на самом деле, на что она способна, чего от неё можно ожидать».

Когда Андрея Негуцу спросили, каковы его прогнозы относительно итогов выборов для Партии социалистов и вообще по Молдове, он уклонился от прямого ответа на этот вопрос, сославшись на то, что не хочет выступать в сомнительной роли пророка. Однако, по его словам, если Партия социалистов продолжит вести свою предвыборную кампанию столь же широко и наступательно, как сейчас, доводя до самых широких масс избирателей положения своей программы, то есть большой шанс её прохождения в новый состав Парламента Молдовы.

В то же время, Андрей Негуца не исключает, что в результате участия в выборах большого количества партий, в новом Парламенте невозможно будет сформировать правящее большинство, чтобы утвердить новое Правительство, и дело закончится досрочными парламентскими выборами.

В этой связи он высказал надежду на то, что в Молдове вскоре начнется процесс переформирования и укрупнения существующих политических партий, в результате чего образуется одна сильная партия на правом фланге, которая вберёт в себя нынешние ЛДПМ, ДПМ, ЛРП и другие партии со схожими идеологическими платформами и программами, а на левом фланге в результате объединения ПКРМ, ПСРМ и других формирований появится другая, масовая Левая партия, между которыми и будет в дальнейшем проходить борьба за власть, как это происходит, например, в США между Демократической и Республиканской партиями.

Исходя из опыта своей дипломатической практики, Андрей Негуца высказался против того, чтобы министр иностранных дел в Молдове, а также послы были членами каких-либо партийных команд, так как получается, что они представляют и защищают не интересы всей страны и всего молдавского народа, то есть высшие национальные интересы Молдавского государства, а только интересы той или иной партии, которая их назначила и которая даёт им указания, как им действовать, которая может их снять в любой момент, если сочтёт, что они что-то делают вопреки данным им указаниям.

Такая практика в Молдове на протяжении более двадцати лет её независимости, считает Андрей Негуца, принесла и продолжает приносить очень много вреда. Приходят новые партии к власти и тут же начинают всё то, что осталось от предшественников, ломать и выметать, в том числе и людей из молдавского МИД-а, невзирая на их заслуги и достижения. И так до следующих выборов и следующей смены правящей команды. Нет никакой преемственности во власти. Нет никакого накопления позитивного потенциала во внешней политике.

Андрей Негуца считает, что его не убрали с должности посла в России сразу же после прихода к власти в Молдове в сентябре 2009 года Альянса «За европейскую интеграцию», как это было сделано с другими шестью послами, назначенными при правлении Партии коммунистов, только потому, что новые правители очень опасались испортить отношения с Москвой.

Поэтому два последующих года посол Молдовы в России Андрей Негуца и его команда были своего рода «буфером», который по-возможности смягчал начавшееся обострение отношений между Кишиневом и Москвой. Сам министр иностранных дел России Сергей Лавров неоднократно говорил премьер-министру Владимиру Филату, что в молдавском посольстве работает очень хорошая команда.

Вот вкратце и всё о том, что смогли узнать члены пресс-клуба «Социальный резонанс» от выступившего перед ними заслуженного ветерана-коммуниста Андрея Негуцы, оказавшегося неожиданно для самого себя «лишним» в ПКРМ - партии, обязанной ему своим воссозданием, по целому ряду интересующих не только их самих, но и, уверен, всё молдавское общество, вопросам.

Не знаю, какое именно представление об Андрее Негуце, как о партийном функционере, политике, дипломате и просто человеке, они могли себе составить, анализируя всё услышанное и увиденное на этой встрече с ним.

Во всяком случае, что касается лично меня, то я, внимательно слушая Андрея Негуцу и замечая подчас, как нелегко ему самому в целом ряде случаев определиться в своих оценках и выводах, как мучительно старается он сам себя убедить в правильности принятого им решения, имел возможность лишний раз убедиться в том, насколько прав и проницателен был видный французский политик, публицист и философ Луи де Бональд, по словам которого, «во времена политических кризисов для честного человека самое трудное не в том, чтобы исполнить свой долг, а в том, чтобы уяснить его себе».

Обсудить

Другие материалы рубрики