Молдавский Мирабо – почетный председатель Демократической партии Дмитрий Дьяков

Думаю, что не открою секрета, если скажу, что из всех действующих молдавских политиков первой величины, наиболее громко и убедительно заявивших о себе за прошедшие 23 года суверенного и независимого существования Республики Молдова, пожалуй, только один Дмитрий Дьяков, уже шестнадцать лет являющийся депутатом Парламента РМ, может, на мой взгляд, похвалиться как безмерным уважением и стабильной поддержкой со стороны весьма значительной части своих сограждан, так и не менее безмерным негативным отношением к себе со стороны другой немалой их части.

Это противоречие кажется мне очень странным и непонятным, так как и по своему открытому и добродушному характеру, и по своим политическим взглядам типичного современного европейского социал-демократа, основатель, многолетний лидер, а ныне почетный председатель правящей парламентской Демократической партии Молдовы, экс-спикер Парламента РМ Дмитрий Дьяков, является убеждённым в своей правоте сторонником мирного разрешения любых конфликтов во власти и в оппозиции, страстным противником диктатуры, авторитаризма и политического насилия в любых его проявлениях, признанным как друзьями, так и противниками мастером разумного компромисса, не раз умело спасавшим критическую ситуацию в стране от сваливания в бездонную пропасть непримиримого радикализма, «войны амбиций» политических лидеров и вызванного ими гражданского конфликта.

Поэтому, готовясь к встрече с Дмитрием Дьяковым в Международном пресс-клубе «Социальный резонанс» Артура Ефремова, я по старой привычке основательно покопался в своём обширном домашнем архиве, где нашёл, перечитал и осмыслил немалое количество всевозможных информационных материалов о Дьякове, пытаясь проникнуть в тайну этого странного для меня феномена, вернее сказать, парадокса, то есть столь противоречивого восприятия его и как человека, и как политика, и неоднозначных, зачастую, на мой взгляд, весьма необъективных и несправедливых оценок его деятельности за прошедшие годы.

Вот, например, что сказано о Дмитрие Дьякове в мало кому сегодня известной брошюре «Люди, которые заслуживают доверия страны», изданной накануне парламентских выборов 1998 года Блоком за Демократическую и Процветающую Молдову (БДПМ), который шёл на эти выборы под лозунгом «Стабильность во имя прогресса»: «Почему Дмитрий Дьяков достоин возглавить список БДПМ? По той простой причине, что он обнаружил на удивление ясное понимание дел. Думитру Дьяков оказался политиком, который в надлежащий момент понял, что мы не должны разбрасываться ценностями. А такой ценностью в понимании его и его единомышленников явилось социальное Движение, сложившееся во время президентских выборов 1996 года.

Оно было названо Движением Про-Лучинский, и к нему примкнули самые честные люди Республики Молдова. Сегодня можно с уверенностью сказать, что эти люди не оказались разобщёнными. Они перегруппировались в Движение «За Демократическую и Процветающую Молдову». Объединились вокруг лидера этого движения. Вокруг Дмитрия Дьякова, твёрдо заявившего, что вместе со своими Движением будет поддерживать Президента Петра Лучинского в осуществлении его избирательной программы...»

О том, что было с Дмитрием Дьяковым до 1998 года и позже, через десять лет, уже в 2008 году, весьма подробно, но при этом очень уж зло и жёстко, на мой взгляд, даже жестоко и предвзято, говорится в аналитической статье «Профессиональный предатель или добропорядочный центрист?» на информационном портале Forum.md, где сказано: «... Дмитрий Дьяков появился в молдавской политике довольно поздно для себя, когда ему было уже 42 года. До этого он работал журналистом, комсомольским и партийным функционером, дипломатом.

В 1994 году, когда Дьяков работал в Посольстве Молдовы в Москве под руководством тогдашнего посла Валерия Пасата, по протекции экс-премьер-министра Андрея Сангели он был включен в предвыборный список Аграрно-демократической партии (АДПМ), попал в молдавский Парламент и возглавил комиссию по внешней политике. В 1995 году АДПМ раскололась на три крупные группировки – спикера Петра Лучинского, премьера Андрея Сангели и тогдашнего президента Мирчи Снегура. Последний создал собственную Партию возрождения и согласия (ПВСМ), сторонники которой были сняты со своих должностей.

Среди пострадавших оказался и вице-председатель парламента Николай Андроник. На его место был избран Дмитрий Дьяков, который тогда считался человеком Лучинского. В конце 1996 года Лучинский стал Президентом Молдовы, и тогда пришла очередь Дьякова почувствовать недовольство «аграриев» - в 1997 году они снимают и его с должности вице-спикера. К парламентским выборам 1998 года Дьяков возглавил центристский Блок «За демократическую и процветающую Молдову.

Страницы газет, телеэфир, столбы и заборы - везде Дьяков появлялся вместе с Лучинским. «Дьяков поддерживал и поддерживает конкретными делами президента страны», «Голосуй за команду Лучинского!», «Только президент и его команда обеспечат мир и согласие в Молдове», «Народный фронт и Снегур жаждут реванша», «Коммунисты обманывают народ несбыточными обещаниями», «Поддержи президента, чтобы он мог поддержать тебя», «Голосуй за Ласточку!» - под такими лозунгами провел предвыборную кампанию блок Дьякова, который все воспринимали, как партию Лучинского.

На парламентских выборах 1998 года относительное большинство, 40 депутатских мандатов, получила набиравшая силы Партия коммунистов Воронина. «Ласточка» уступила партии Снегура, но обошла партии Рошки и Валериу Матея. Дмитрий Дьяков стал обладателем «золотой акции», которая могла склонить чашу весов в Парламенте в ту или другую сторону. Президент Лучинский подталкивал «Ласточку» к союзу с коммунистами, но в таком альянсе, как прекрасно понимал Дьяков, доминировал бы крайне амбициозный и тщеславный лидер ПКРМ Воронин. «Демократы» сделали Дьякову встречное предложение, которое ему оказалось больше по душе - пост председателя Парламента.

И Дьяков не устоял. В Парламенте был создан Альянс за демократию и реформы (АДР), который и избрал лидера «Ласточки» на пост спикера. По правую и левую руку от него в президиуме сели два вице-спикера – Юрий Рошка (от снегуровской Демократической конвенции) и Валерий Матей. Лучинский и Воронин были тогда в бешенстве. Считается, что именно тогда Дьяков и начал свой самостоятельный путь в политике.

В конечном итоге, коммунисты спровоцировали конституционный кризис и досрочные парламентские выборы. Итогом выборов, состоявшихся в феврале 2001 года, стало конституционное большинство ПКРМ в новом Парламенте, положившее начало длительному периоду безраздельного господства Воронина в молдавской политике до сентября 2009 года.

Сам же Дмитрий Дьяков, который к 2001 году успел создать и возглавить собственную Демократическую партию, на тех выборах не набрал необходимых для попадания в парламент шести процентов голосов и на четыре года перешел в разряд внепарламентской оппозиции. В том же 2001 году Воронин отомстил Дьякову за все то, что он считал издевательствами со стороны последнего в отношении ПКРМ на протяжении всей второй половины 90-х годов. В свойственной ему жёсткой манере, Воронин лишил молдавского гражданства зятя Дьякова, почетного консула Ливана в Молдове Махмуда Хаммуда. А спустя некоторое время это гражданство возвратил. Что произошло между Ворониным и Дьяковым в промежутке между двумя этими указами Президента, до конца знают только они сами.

В 2002 году Дьяков впервые публично заявил, что «стране нужна единая партия центристского, социал-демократического направления», и что он «не исключает, что такую партию можно создать с участием Владимира Воронина или определенных людей, находящихся сегодня в рядах ПКРМ». В своих многочисленных интервью Дьяков не уставал повторять, что «Демократическая партия была и будет конструктивной силой».

В феврале 2003 года президент Воронин собрал у себя лидеров ряда партий и подписал вместе с ними заявление о создании Левоцентристского союза. Координатором этого проекта, который, впрочем, дальше деклараций о благих намерениях не продвинулся, был избран Дмитрий Дьяков. Свое сближение с коммунистами лидер ДПМ объяснял так: «Я переживаю за эту страну, а значит, и за успехи правящей партии. Хочу, чтобы, независимо от названия, правящая партия делала хорошие дела».

Своим коллегам по партии, в особенности, местным активистам и бизнес-спонсорам, Дьяков говорил, что конструктивные отношения с Ворониным позволяют ему уберегать партию от репрессий. Учитывая, что ДПМ во многом представляет собой партию чиновничества среднего звена и предпринимателей, это был веский аргумент и для лидеров на местах, и для таких партийных бизнесменов, как Владимир Филат.

Формально партия Дьякова оставалась оппозиционной, и именно в таком качестве она и подошла к очередным парламентским выборам 2005 года. Но и в этом своем качестве она оказалась весьма полезной для Воронина. К тем выборам основные оппозиционные партии по рекомендации американских политтехнологов объединились в очередной предвыборный Блок «Демократическая Молдова» под руководством Серафима Урекяна.

В предвыборном списке БДМ Дмитрию Дьякову удалось выторговать себе солидную квоту - каждого третьего кандидата. Попав в парламент по спискам БДМ, Дьяков тут же объявил о формировании своей собственной фракции.

4 апреля 2005 года эта фракция, вместе с депутатами от ХДНП и Социал-либеральной партии Олега Серебряна, проголосовала за переизбрание лидера ПКРМ Воронина на пост Президента. Поздравляя Воронина, Дьяков выразил надежду, что в последующие четыре года он «поведет страну по правильному пути. «Мы хотим стать конструктивной оппозицией, - сказал тогда Дьяков, - которая поддерживает, помогает решению проблем, а не радуется неудачам страны. Мы голосовали сознательно, чтобы сохранить стабильность, и в надежде на то, что объявленные задачи, в том числе и План РМ-ЕС, будут реализованы».

Осенью 2007 года о своем выходе из ДПМ и о создании собственной Либерально-демократической партии (ЛДПМ) объявил заместитель Дьякова – Владимир Филат. За короткий срок лидеру ЛДПМ удалось перетянуть на свою сторону многих активистов ДПМ.

На очередных парламентских выборах в марте 2009 года Демократическая партия Дмитрия Дьякова в новый Парламент не попала. Это стало вынужденной расплатой за сотрудничество ДПМ с коммунистами. Только приход в ДПМ экс-председателя Парламента РМ, бывшего члена ЦК ПКРМ Мариана Лупу, объявившего себя «демократом» и заменившего Дмитрия Дьякова (ставшего «почетным председателем ДПМ») на посту председателя Демпартии, а также мощная финансовая поддержка бывшего бизнес-партнера Воронина – Влада Плахотнюка, также перешедшего к демократам, помогли Демократической партии снова попасть в Парламент по итогам досрочных парламентских выборов в июле 2009 года и ноябре 2010 года, где она вошла в правящую коалицию – вначале АЕИ-1 и АЕИ-2 (вместе с ЛДПМ Влада Филата и ЛП Михая Гимпу), а затем в Коалицию Проевропейского Правления (вместе с ЛДПМ и отколовшимися от ЛП либерал-реформаторами Иона Хадыркэ).

На протяжении всей своей политической карьеры Дмитрий Дьяков стремился, пытаясь достичь власти, «обойтись без крови», то есть решать возникающие конфликты путём достижения консенсуса и заключения компромиссов. Сделать это было ему порой очень трудно. Но он верил и продолжает верить в то, что молдавское общество обязательно встанет на открытую, широкую дорогу демократических преобразований, в которых живёт весь цивилизованный мир.

Неоднозначно воспринимаемая в молдавском обществе богатая событиями политическая биография Дмитрия Дьякова, на мой взгляд, делает его чрезвычайно схожим по очень многим оценочным параметрам и крутым поворотам судьбы с другим политиком-миротворцем - Oноре Габриэль Рикетти де Мирабо – франузским графом, деятелем Великой Французской революции, одним из самых знаменитых ораторов и политических деятелей Франции, величайшим мастером политического компромисса. К Мирабо, как и к Дмитрию Дьякову, современники также зачастую были крайне предвзяты, но вот чего-нибудь объективного в этом плане ни у кого из них никогда не получалось, а жизнь раз за разом доказывала их неправоту.

Эти, вполне обоснованные и оправданные, на мой взгляд, исторические аналогии в оценках деятельности молдавского политика-демократа Дмитрия Дьякова и французского политика Мирабо кажутся мне особенно актуальными сегодня, осенью 2014 года, накануне парламентских выборов, когда Республика Молдова, как и Франция конца восемнадцатого века, стоит перед вполне реальной перспективой быть ввергнутой в революционные потрясения с непредсказуемыми последствиями, в катастрофу, предотвратить которую изо всех сил пытается Дмитрий Дьяков, призывая к разумному компромиссу во имя мира, спокойствия и блага Страны и Народа партии власти и партии оппозиции, используя весь свой жизненный опыт и политический талант.

«События на Украине, - говорит Дмитрий Дьяков, - преподносят нам всем суровый наглядный урок. Наша молдавская проблема - это слабость власти, постоянная грызня внутри нее. У нас не уровень богатства зашкаливает, а бедности. По статистике мы как бы идем вперед, а конкретный человек этого на себе не чувствует.

Виноваты мы сами, настроили внутренние баррикады за последние лет двадцать, а теперь еще и тратимся на их содержание. Кто-то постоянно призывает бороться с Румынией, кто-то - с Россией. Невозможно в Республике Молдова иметь антирумынское правительство и при этом сохранять в стране мир. Невозможно и антироссийское правительство - благополучия не будет. Надо создать в Молдове такую атмосферу, чтобы люди всех национальностей чувствовали себя достойными гражданами этой страны».

Исходя из сказанного выше, вполне понятно, почему встреча с Дмитрием Дьяковым в Международном пресс-клубе «Социальный резонанс» вызвала большой интерес и собрала широкий круг представителей молдавской общественности.

Должен сказать, что глубокий анализ всего услышанного мною на этой встрече от Дмитрия Дьякова ещё больше укрепил меня в высказанном выше мнении о том, что сравнение его с Мирабо вполне правомерно, справедливо и обосновано, а высказанные им мысли и предостережения должны быть услышаны, осмыслены и учтены накануне поистине судьбоносных для Республики Молдова парламентских выборов как другими молдавскими политиками, претендующими на власть в Стране, так и всем молдавским обществом.

Назвав себя в шутку «журналистом, который пришёл в политику и задержался», Дмитрий Дьяков в начале своего выступления в Международном пресс-клубе сказал, что созданная им Демократическая партия, которой он отдал много лет своей жизни, может гордиться тем, что выпестовала и выпустила в большую жизнь многих известных в настоящее время молдавских политиков. Из её рядов, в частности, вышли и стали премьер-министрами Ион Стурза, Василий Тарлев, Владимир Филат.

По мнению Дмитрия Дьякова, всенародное избрание Президента Республики Молдова, предлагаемое некоторыми политическими силами страны, как показывает практика, таит в себе большую опасность, так как всенародно избранные Президент и Парламент рано или поздно обязательно вступают в конфликт между собой, в который затем вовлекается ими и вся страна.

Предстоящие 30 ноября 2014 года парламентские выборы в Республике Молдова Дмитрий Дьяков назвал «непредсказуемыми», особо подчеркнув, что впервые за более чем двадцать лет своей политической деятельности не может точно спрогнозировать, каким будет расклад политических сил в Парламенте по их итогам. Большую тревогу у него вызывает тот факт, что все основные политические силы в Молдове в настоящее время оказались разбитыми на два непримиримых лагеря – сторонников евроинтеграции и сторонников евразийской интеграции страны, что может серьёзно затруднить или даже сделать невозможным формирование правящего большинства в новом Парламенте.

Из всех участвующих в избирательной кампании партий, по словам Дмитрия Дьякова, в Демократической партии самая спокойная обстановка. В партии сохранена дружественная, настроенная на работу во имя успеха на выборах, внутренняя атмосфера, хотя, конечно, имеет место и некоторая лёгкая конкуренция, но это в порядке вещей. В целом же нынешняя избирательная кампания проходит пока достаточно вяло и почти бесконфликтно, по сравнению с шумными кампаниями прошлых лет, изобиловавшими кандалами и многочисленными конфликтами.

В различных молдавских СМИ также выражается беспокойство по поводу того, что нынешняя избирательная кампания протекает так тихо и спокойно. Но сам Дмитрий Дьяков не видит ничего плохого в том, что эта компания проходит в спокойной, деловой обстановке, а не в ситуации постоянных конфликтов. Хотя он и разделяет беспокойство тех экспертов, которые опасаются, что столь миролюбивый и спокойный характер нынешней избирательной кампании делает её не очень интересной многим избирателям и в какой-то степени может даже привести к тому, что они просто не придут в день выборов на избирательные участки. Причину этого Дьяков видит как в нынешнем состоянии молдавского общества, так и в том, что большинство партий пока не сумели заинтересовать народ своими предвыборными программами.

К тому же каждая партия работает со своим собственным контингетом избирателей, не поднимаясь выше ограниченного им уровня интересов в своих программных документах. Поэтому нужна какая-то разумная интрига общенационального характера в ходе этой кампании, которая не только заинтригует людей, но и пробудит в них живой интерес к происходящему, заставит вспомнить, как много зависит от их личного участия и выбора во время голосования.

В ноябре, считает Дмитрий Дьяков, должно всё-таки произойти некоторое оживление в ходе текущей избирательной кампании, появится больше актуальных поводов для общественной дискуссии, а это будет способствовать повышению интереса избирателей к участникам предвыборной гонки и их программам и кандидатам. Это должно привести к положительрому результату на предстоящих выборах, которым Дьяков считает чёткое парламентское большинство, способное сформировать правящую коалицию, так как в противном случае велика угроза дестабилизации по причине невозможности назначить Правительство и, как следствие, досрочных выборов. Начнётся «перетягивание каната», борьба амбиций и интересов, то есть всё то, что имело место ранее и что наносило большой ущерб Стране и Народу.

Комментируя заявление одного из лидеров ЛДПМ относительно того, что в случае, если на выборах победят сторонники Таможенного и Евразийского союза, то партии нынешней Коалиции проевропейского правления выведут на улицы своих членов и других сторонников интеграции с Евросоюзом, которые «сметут новую власть», Дмитрий Дьяков заявил, что лично он, как и вся Демократическая партия, категорически против любых попыток такого рода деструктивных действий, кем бы и под какими красивыми лозунгами они не предприримались бы.

Демократическая партия, по словам Дмитрия Дьякова, готова спокойно и достойно принять любой выбор народа на предстоящих выборах, хотя и считает, что смена власти будет иметь негативные последствия для Молдовы в том плане, что страна вновь, в очередной раз, изменит курс своего развития, что неминуемо приведёт к тому, что наступит продолжительный период торможения, хаоса и неразберихи, а ситуация в экономике и социальной сфере по этой причине ещё более ухудшится.

Отвечая на вопрос о вероятности «конфигурации власти в Республике Молдова после выборов в составе Президента – в третий раз – Владимира Воронина, премьер-министра Владимира Плахотнюка и «политика Х» на должности спикера Парламента, о чём рассуждают сегодня некоторые эксперты и журналисты в СМИ, Дмитрий Дьяков счёл неразумным и неэтичным «делить шкуру неубитого медведя», то есть рассуждать о конфигурации власти до выборов, так как, по его словам, только после того, как станут известны их итоги, можно будет что-то решать и планировать. Только тогда Демпартия может решить, с кем из прошедших в новый Парламент она будет формировать правящее большинство.

По словам Дмитрия Дьякова, этот вопрос о том, с кем будет формировать Демпартия правящее большинство, ему лично задают с момента её формирования, его задавали ему на каждых выборах, в которых она участвовала, а в 1998 году Пётр Лучинский вообще попытался предложить ему уже готовую, свою коалицию, на что Демпартия не согласилась.

«Вопрос в том, - сказал Дьяков, - что ты собирешься делать с этой коалицией. Если в составе этой коалиции ты сможешь реализовать всё то, что обещал на выборах своим избирателям, это одно дело. С такой коалицией, если она обеспечит 60 и более мандатов, нужно и можно согласиться. А если это коалиция, в которой очень сложно будет о чём-либо договориться с другими входящими в неё партиями и политиками, то какой смысл тогда в неё входить?

К сожалению, у нас в Молдове люди уже более 20 лет избирают в Парламент одни и те же партии, которые не хотят и не могут совместно работать, которые в Парламенте даже не разговаривают друг с другом. Люди, избравшие депутатов от этих партий, делегируют им право выражать и защищать их, этих людей, интересы, а они в Парламенте не хотят даже садиться рядом друг с другом, не хотят общаться и совместно работать! Срабатывает идиотская привычка ставить свои амбиции и интересы выше интересов Страны и Народа. Ну, не нонсенс ли это? Можно ли такое представить в любом парламенте любого европейского демократического государства?

Я лично хотел бы дожить до того времени, когда в нашем Парламенте все входящие в него партии будут работать дружно и согласованно, создавая поддержку и оказывая помощь коалиционному Правительству, так как главная миссия Парламента состоит в создании условий для спокойной работы Правительства, которое сосредоточится на решении тех проблем, которые волнуют молдавский народ. Пока же у нас раз за разом получается так, что сам Парламент создаёт проблемы внутри себя самого, создаёт проблемы Правительству и, в конечном итоге, создаёт проблемы всей Стране и всему Народу.

Я очень хочу также, чтоб все прошедшие в новый Парламент партии были склонны к компромиссу. Демократическая партия была такой всё время своего существования. И за это Демпартия нередко подвергалась несправедливым нападкам. Демпартию упрекали, в частности, за то, что она считала себя конструктивной оппозицией. А что в этом плохого? Ведь конструктивная оппозиция – это нормальная оппозиция. Ведь если она не конструктивная, то, значит, деструктивная. К сожалению, все последние четыре года у нас в Молдове оппозиция была именно деструктивной. Договариваться о чём-либо в Парламенте с оппозиционной Партией коммунистов было невозможно. Постоянные интриги, постоянные конфликты.

Назовите мне имя того человека, который в большей степени, чем я, Дмитрий Дьяков, пытался найти общий язык с коммунистами, особенно с лидером ПКРМ Владимиром Ворониным! Да, он был готов обсуждать со мной любые проблемы. Но что толку? Встречались, говорили, обсуждали. А потом Воронин категорически отказывался от поддержки любых нашей предложений. Я бы очень хотел, чтобы Партия коммунистов стала намного более конструктивной и договороспособной. Это, кстати, относится и к нашим правым партиям, которые зачастую также проявляли полный неконструктивизм, нежелание и неспособность работать совместно с коллегами из других парламентских партий.

Собственно говоря, я всегда делал то, что должен был делать как честный перед Страной и Народом, ответственный политик. Разве хорошо, что в нашем Парламенте есть лидеры депутатских фракций, которые за истекшие четыре года ни разу не встречались и не разговаривали друг с другом? Ведь те граждане, которые голосуют за Партию коммунистов или за Демпартию, будучи соседями, между собой разговаривают, дружат, ходят друг к другу в гости, решают совместно разные общие проблемы. Почему же тогда партии, за которые они голосовали, не общаются друг с другом? Это очень плохая политическая практика, на мой взгляд. Вредная и ущербная.

Конфигурация власти всегда зависит как от результатов выборов, так и от способности прошедших в Парламент партий говорить и договариваться друг с другом, достигать разумные компромиссы во имя общих интересов Страны и Народа. Уверен, что если в Парламент пройдут партии нынешней правящей коалиции, они сумеют найти общий язык и договорятся о новой конфигурации власти, исходя из необходимости продолжать начатое дело».

Отвечая на вопрос, стал ли лидер ПКРМ Владимир Воронин более сговорчивым и конструктивным после ухода из его команда Марка Ткачука, Дмитрий Дьяков сказал: «Не думаю, что это так. После ухода Ткачука, имевшего на него определеное влияние, Воронин просто в большой степени стал самим собой, таким, каким был всегда. Все прошедшие годы я неоднократно пытался обсуждать различные вопросы также и с Ткачуком. При этом случалось так, что Ткачук говорил, что та или иная тема не в его компетенции, а потому надо об этом говорить с Ворориным. Но когда я шёл с этим же вопросом к самому Воронину, он говорил, что его надо обсуждать с Ткачуком. Поэтому я надеюсь на то, что после того, как произошло «размежевание» Воронина с Ткачуком (о чём я лично сожалению, так как это был очень интересный политический тандем), могут произойти какие-то изменения в поведении и позиции Воронина».

Когда Дмитрия Дьякова спросили, почему он, создатель и почётный председатель Демпартии, оказался в её избирательном списке только на пятом месте, и не чувствует ли себя в этой связи ущемленным и обиженным, Дьяков ответил: «Свою нынешнюю должность почетного председателя Демпартии я определил для себя сам. Ещё в ходе моих переговоров с Марианом Лупу, которые длились почти три месяца. Когда решался вопрос о том, что Лупу станет председателем ДПМ, решался также и вопрос о том, где буду тогда я, чем я буду заниматься. Когда я впервые объявил своей команде, что уступаю первое место в избирательном списке и должность председателя Демократической парти Мариану Лупу, ко мне пришли два моих заместителя по ДПМ и стали с возмущением упрекать меня в том, что я, принимая такое решение, не посоветовался с партией.

На что я им сказал: «Ребята, на что вы обижаетесь? Я не советовался с вами потому, что предложил Лупу своё место, а не ваши места. Поэтому я не считал необходимым об этом с кем-либо договариваться. Я не захотел брать на себя исполнительные функции, становясь после прихода в ДПМ Мариана Лупу его заместителем. Да это было бы и не совсем этично в той ситуации. Поэтому я определил для себя должность почетного председателя ДПМ и пятое место в её избирательном списке. Это во всех отношениях, по моему мнению, оптимальный вариант, при котороя я, с одной стороны, открываю дорогу партийной молодёжи, а с другой стороны, всегда могу поддержать её или уберечь от ошибок своими советами. Так что, я думаю, это было правильное решение, это был своевременный и оправданный компромисс, и не стоит искать здесь какой-то «подковерной интриги», которой не было и нет».

Дмитрий Дьяков категорически отверг высказываемое некоторыми его оппонентами предположение о том, что «ценой вопроса» при принятии решения о его уходе с поста председателя Демпартии и замещении его Марианом Лупу якобы было предложение ему места посла в одной из ведущих западных стран.

По его словам, - «если бы Мариан Лупу был многолетним членом Демпартии, вырос и воспитался в ней в качестве политика общенационального масштаба, то я со спокойной душой уступил бы ему место председателя и ушел на должность посла или ещё куда-то. Но всё дело в том, что Мариан Лупу был человеком из другой партии, а потому мне надо было остаться в Демпартии и помочь Лупу освоиться и закрепиться в новой для него партийной команде. Ведь часть членов ДПМ вообще ничего не знали о Лупу, другая их часть вообще его не воспринимали. Поэтому мне, как человеку, отвечающему за сохранение в ДПМ её хороших традиций, пришлось остаться в партии.

В этом нет ничего нового или особенного. В любой партии, когда в неё приходят новые люди, надо, чтобы кто-то взял их под свою опеку, помог освоиться и установить прочные связи с другими членами партии, закрепиться в партии. С Демократической партией связаны почти два десятка лет моей жизни, поэтому я и впредь буду делать всё от меня зависящее для того, чтобы Демпартия занимала достойное место на политической сцене Республики Молдова.

Роль Демпартии в нынешней структуре власти очень важна. Партия занимает центристскую нишу и служит своего рода переходным «мостиком» для диалога между левыми и правыми, между властью и оппозицией. Поэтому Демпартия очень часто оказывается «между молотом и наковальней», пытаясь создавать условия для переговоров, разрешать путём компромисса конфликты. Роль миротворца, которую раз за разом берёт на себя Демпартия, весьма неблагодарна, так как если довольны одни, то недовольны другие, а отсюда упреки и обвинения по адресу ДПМ. Но не было бы центра в лице Демпартии, ситуация в Молдове могла бы давно уже принять катастрофический оборот. Ведь наши политики слева и справа, во власти и в оппозиции, как известно, даже гордятся тем, что не разговаривают друг с другом».

На вопрос о том, допускает ли он, что Демпартия может проиграть предстоящие 30 ноября парламентские выборы, и что тогда он и его партия будут делать, Дмитрия Дьяков ответил так: «Да, кое-кому из оппонентов Демократической партии этого очень хочется. Но я лично совершенно спокойно отношусь к этой проблеме. Мне и моей партии уже приходилось проигрывать выборы, после чего мы четыре года были в оппозиции. И я считаю, что это было хорошее время, оно позволило нам осмотреться, подвести итоги, разобраться в том, что мы делали правильно, а в чем ошибались. Мы как были, так и остались центристами, социал-демократами по своей идеологии. Наша партия не распалась, она лишь ещё больше сплотилась. Наша партия, в отличие от многих других политических формирований Молдовы, как была, так и осталась открытой для делового разговора и полезного для Страны и Народа сотрудничества с другими партиями».

Отметив настоятельную необходимость для Молдовы договариваться с Россией и восстанавливать прежний формат молдавско-российских политических, экономический и культурных связей, Дмитрий Дьяков сказал: «Я много раз ездил в Москву, участвовал в разговорах и переговорах на самых разных уровнях. Разговаривал с теми в России, кто хотел со мной и моими коллегами разговаривать. Я много раз говорил и премьеру Владимиру Филату, и премьеру Юрию Лянкэ, что нужно разговаривать и договариваться с Россией, что нужно идти, звонить, поддерживать связь. Надо делать так, чтобы Москва приглашала нас на переговоры, хотела вести с нами диалог. Ведь Россия – великая держава, она разговаривает с теми, с кем сама хочет. Поэтому Молдова должна вести себя так, чтобы Россия захотела иметь с ней дело. Лянкэ клялся мне, что понимает важность этой проблемы и будет работать в этом направлении.

Лично я встречаюсь в Москве с различными ответственными лицами России, говорю им, что мы же все давние знакомые и друзья, что пора бы отбросить в сторону и забыть старые обиды и недоразумения. Игорь Корман тоже ездил в Санкт-Петербург, предлагал активизировать молдавско-российские контакты. Предлагал обменяться визитами парламентских делегаций. Мы будем и дальше работать в этом направлении, будем добиваться, чтобы Россия разговаривала в Молдове со многими партиями. Мы считаем неправильным, что Москва долгое время не хотела разговаривать с Ворониным после того, как он «споткнулся» с Меморандумом Козака. Неправильным нам видится и то, что сегодня Москва разговаривает в Молдове только с Игорем Додоном. Не знаю, конечно, на каком уровне и кто именно, так как там всё очень специфично.

Я уверен, что было бы намного лучше, если бы Москва разговаривала сегодня и с Ворониным, и с Додоном, и с нами, демократами, и с другими нашими партиями, чтобы имелась более широкая площадка для общения на всех уровнях, для достижения взаимопонимания между Москвой и Кишинёвом. Не понимаю, какой смысл вести переговоры только с одной партией в Молдове, которая может ведь и не пройти в Парламент, а если и пройдёт, то будет иметь каких-то 7 или 10 мандатов. И что тогда с этой партией можно будет делать, что можно будет решать? А непонимание, раздражение, подозрения останутся, если с одной партией разговаривают и «шушукаются», а другие партии в Молдове игнорируют. Это неправильно. Я пытался объяснить это очень серьёзным людям там, в Москве. Пару месяцев тому назад сказал им, что нельзя так делать. Но с ними не так всё просто. Москва ведь слезам не верит. Москва всё время поднимает планку.

Просят, например, меня в Москве сказать в Кишинёве то-то и то-то. Я говорю, но так, как я это понимаю, как я могу это себя позволить, чтобы не поступиться своими принципами. Недовольны. Считают, что это как-то мягковато. Что надо жёстче. Но я же не Валерий Клименко! У меня и партия другая, и избиратели другие. Поэтому я всегда должен думать о том, как это моё слово отзовётся в электорате Демпартии. Вот Игорь Додон, например, пошёл туда, куда его попросили. Это его выбор. Если он не придёт к той цели, которую обозначил, если его партия потерпит неудачу на выборах, уверен, что и его, и его партию уже скоро забудут.

Я, однако, не могу допустить, чтобы нечто подобное случилось и с Демократической партией. Это тоже мой осознанный выбор. Поэтому, когда мне говорят, что надо голосовать так, а не иначе, я всегда спрашиваю себя: Почему? Какие будут последствия этого, в том числе и для Демпартии? И если я вижу, что это не пойдёт на пользу ни Демпартии, ни всей Молдове, никто не может заставить меня действовать вопреки моей воле и здравому смыслу. Молдове пытаются подсказывать, как и что ей делать, и Москва, и Вашингтон, и Бухарест, но у нас самих должно хватить ума, слушать всех, аализировать и объективно оценивать услышанное, а затем поступать так, как это нужно и выгодно нам самим.

Я твёрдо верю в то, что с Россией мы обязательно договоримся, снимем напряжённость в наших отношениях, если у нас будет конструктивная обстановка во власти. У нас слишком много общего, что нас связывало на протяжении веков и связывает также и сегодня. Не будет такая большая и сильная Россия обижать такую маленькую Молдову».

По словам Дмитрия Дьякова, «история со срывом договоренностей с Сергеем Нарышкиным в декабре 2010 года такова. Я был тогда категорически против приезда Нарышкина в Кишинев и даже звонил по этому поводу в Москву, так как считал, что почва для переговоров ещё недостаточно готова, что нам самим надо ещё разобраться в вопросе о будущей правящей коалиции. Но, увы, Москва не услышала меня, и Нарышкин всё-таки прилетел в Кишинёв. Поторопились... И вот что из этого получилось...

Что касается другой истории, с Меморандумом Козака, то я тогда прямо сказал Воронину, что нельзя так вести дела, что нельзя несколько месяцев готовить подписание документа и вдруг ночью накануне его взять и отказаться подписывать. А здесь, в истории с Нарышкиным, Москве надо было просто не торопиться, надо было набраться терпения и подождать, пока мы сами между собой обо всём договоримся. Ситуация ведь была тогда очень деликатная. Никто в Кишиневе не был психологически готов к этим переговорам. Ведь только что прошли досрочные парламентские выборы. Ещё не улеглись послевыборные страсти. Слепили наскоро коалицию, а она взяла, да и не склеилась, вот и получился конфуз».

Самой большой угрозой для Республики Молдова Дмитрий Дьяков назвал «отсутствие твердого большинства в Парламенте по итогам предстоящих выборов. Это может привести к досрочным парламентским выборам и на семь-восемь месяцев затормозит развитие страны. Другой угрозой является возможное поражение на этих выборах партий правящей коалиции и приход к власти оппозиции. Это приведёт к тому, что проделанная за последние четыре года при поддержке ЕС работа в направлении евроинтеграции окажется напрасной, что Молдову снова начнут разворачивать с Запада на Восток, что всё это приведёт к хаосу и надолго затормозит развитие Страны по европейскому образцу, негативно отразится на уровне жизни молдавского народа.

Досрочные выборы я лично считаю большим несчастьем для Молдовы и буду делать всё от меня зависящее для того, чтобы этих выборов не было. Большая глупость планировать досрочные выборы. Этим, к сожалению, занимаются сегодня некоторые партии, которые надеются на то, что на них смогут добиться «окончательной победы». К досрочным выборам может привести отсутствие четкого парламентского большинства, либо неспособность такого большинства сформировать Правительство. Мало того, что это парализует Страну на длительное время. Это может привести к тому, что один политический лагерь в такой ситуации призовёт своих сторонников выступить против другого лагеря, а это толкнёт Молдову на губительный путь известного «украинского сценария». Чтобы этого не случилось, всем нам надо сплотиться и проголосовать всем миром на выборах или «за тех», или «за этих» так, чтобы после них в Парламенте было чёткое большинство, которое сможет уверенно сформировать Правительство».

Закрывая заседание Международного пресс-клуба, его директор и модератор встречи Артур Ефремов предоставил слово тележурналисту Валентине Чеколтан с телеканала «Молдова-1», которая прочитала свою остроумную эпиграмму на уважаемого гостя, на мой взгляд, создав в ней очень точный образ уважаемого гостя: «Как говорят о Дьякове сегодня? В политике он ас и хитрый старый Лис. А вы попробуйте любимым быть в народе... Здесь слово ключевое – компромисс!»

Обсудить

Другие материалы рубрики