«Казус Йоханниса» и молдавские выборы

В минувшее воскресенье граждане Румынии выбрали своего нового президента. Мы, немного завидуя возможности наших соседей избирать своего лидера прямым голосованием, можем проанализировать некоторые особенности их президентской компании. Тем более, что с некоторыми из этих особенностей, вероятно, столкнёмся и мы через неделю.

Кандидат Брюсселя

Главная румынская сенсация, безусловно, состоит в том, что президентом православной Румынии стал немец-протестант. Такой исход электоральной борьбы многим казался невероятным. Социал-демократ Виктор Понта, имея по итогам первого тура 40%, заручившись поддержкой нескольких выбывших из гонки конкурентов, в решающем голосовании улучшил свой результат лишь на 5%. Лидер Национал-либеральной партии Клаус Йоханнис, получивший 2 ноября чуть больше 30 процентов, через две недели получил поддержку почти вдвое большего числа граждан.

Но приход во дворец Котрочень «экзотичного немца» - это лишь внешняя картинка, которая провоцирует множество разговоров, но не отражает главного содержания румынских выборов. Ключевым же моментом, определившим конечный исход компании, стала явная ставка руководства Евросоюза на «своего кандидата» Йоханниса.

О том, на чьей стороне были симпатии европейского сообщества, легко судить по заголовкам ведущих изданий, как в период предвыборной кампании, так и после обнародования результатов. К примеру, испанская El Mundo озаглавила статью о результатах решающего тура выборов «Румыния голосует против коррупции». Немецкий Spiegel высказался ещё более прямо. В статье «Один против мафии» издание отметило, что Йоханнис одержал победу «несмотря на то, что посткоммунисты пытались любыми способами остановить его».

Поддержку трансильванскому саксу выразили и ведущие европейские политики, главной из которых стала канцлер Германии Ангела Меркель. Немецкий лидер ещё до второго тура направила Йоханнису письмо с пожеланиями удачи на выборах. Открытый характер этой поддержки позволил многим наблюдателям и экспертам заявить о будущем стратегическом союзе Румынии с Германией, благодаря которому Бухарест постарается решить накопившиеся задачи по укреплению своих позиций внутри Евросоюза. А задач таких действительно много, - от присоединения к Зоне Евро до вступления в Шенгенское пространство. На эту тему высказалось, в частности, итальянское издание La Repubblica, которое предположило, что новый президент Румынии «будет пользоваться расположением Брюсселя в большей степени, чем его предшественники».

Голос диаспоры

Другим важным обстоятельством, повлиявшим на исход выборов, стало активное участие румынской диаспоры. 17 ноября все информационные ленты в Молдове были полны новостей о том, что на избирательных участках у нас в стране и в других государствах, где проживает многочисленная румынская община, выстроились длинные очереди граждан Румынии, желающих принять участие в выборах своего президента. Ближе к вечеру того же дня стало понятно, что участки не справляются с количеством людей и если время голосования не будет продлено, то многие просто не успеют получить на руки бюллетень. Во многих странах так и вышло. А в Италии и Франции число румын, которым не удалось реализовать право голоса, было столь большим, что местной полиции пришлось их убеждать разойтись с помощью физической силы и слезоточивого газа.

Несмотря на все сложности, на почти 300 избирательных участках за пределами Румынии проголосовало 378 тыс. граждан, из которых примерно 90% поддержало Йоханниса. При этом диаспора внесла свой вклад в победу национал-либерала не только непосредственно голосованием. Выявленные недостатки организации выборов за рубежом, которые привели к унизительному многочасовому ожиданию в очередях и столкновению со стражами правопорядка, мобилизовали противников действующего премьер-министра и обеспечили дополнительную явку в самой Румынии.

Победа вопреки

Выборы в парламент Республики Молдова, безусловно, будут иметь отличительные от прошедшей в Румынии электоральной гонки черты. Тем более, что мы выбираем другой институт власти. Тем не менее, 30 ноября нам не миновать влияния двух вышеназванных факторов, - «голоса диаспоры» и позиции Евросоюза.

По числу избирательных участков, которые молдавское правительство планирует открыть за рубежом, понятно, что наши сограждане, проживающие в европейских странах, будут иметь более благоприятные условия для голосования, чем те, кто в день выборов будут находиться на территории России. А активные предвыборные гастроли лидеров проевропейских партий по Италии, Испании и Франции, где они встречаются с молдавскими гражданами, дают понять, что на молдавскую диаспору возлагаются большие надежды.

Что касается влияния Евросоюза и поддержки проевропейских сил Молдовы, то эта поддержка, вероятно, будет становиться более очевидной после 30 ноября. Наше население не склонно прислушиваться к призывам европейских политиков в такой же степени, что и граждане Румынии. А ситуация с актуальными общественными настроениями, которые, согласно последним данным Барометра общественного мнения, можно назвать евроскептическими, убеждает европейских лидеров в нецелесообразности быть скромными в публичных заявлениях и призывах. Главные свои рычаги европейцы будут применять после подсчёта голосов, активно влияя на формирование новой коалиции. При этом дискуссии будут вестись не столько с нынешними лидерами проевропейских партий, сколько с теми политиками, которых мы привыкли считать «ставленниками России».

В Румынии представитель этнического и религиозного меньшинства, рейтинг которого ещё несколько месяцев назад едва составлял 30%, сегодня стал главой государства. В Молдове, где большинство населения считает, что страна движется в неправильном направлении, представители правящей коалиции имеют большие шансы сохранить власть. Потому что Евросоюз готов предпринять все возможные меры, чтобы сохранить Республику Молдова в своей орбите.

ipn.md

Обсудить