Кирилл Лучинский: «Эта формула позволяет любой этнической группе выбрать тот язык преподавания, который они хотят. »

По поводу русского языка. Это чистой воды спекуляция и со стороны некоторых даже провокация — забросить в народ информацию о том, что каким-то образом русский язык будет здесь наказан, выдавлен.

На наши вопросы отвечает председатель парламентской комиссии по культуре образованию, науке, молодёжи, спорту и СМИ, член фракции Либерал-демократической партии Молдовы в законодательном органе Кирилл Лучинский. Беседа проходила 14 ноября, во время визита парламентария в Бельцы.

«Хочется жить в стране, где осознают, как важно не пренебрегать миром». «Есть достижения, которых удалось достичь и без обещаний»

— Четыре года назад Либерал-демократическая партия Молдовы озвучила ряд обещаний, взяла на себя ряд обязательств перед избирателями, в том числе в плане регионального развития, борьбы с бедностью. В какой мере, на Ваш взгляд, эти обязательства выполнены?

— Надо понимать, что партии, вступающие в предвыборную кампанию, выходят с предвыборной программой, которая релевантна именно на тот промежуток времени. Когда начинаешь уже управлять каким-то процессом, то надо учитывать, что Республика Молдова на сегодняшний день не является каким-то важным геополитическим актёром. В связи с этим мы подвержены влиянию определённых региональных факторов экономического или политического характера. И в этой ситуации нам нужно иногда пересматривать какие-то аспекты программы развития. То, что нам удалось сделать с 2010 года: мы на нашем, межпартийном уровне создали очень хорошие контакты с нашими коллегами по политическим формированиям, входящим в Европейскую народную партию. На европейском уровне это достаточно важная фракция, представители которой руководят многими странами, как, например, канцлер Германии Ангела Меркель. Благодаря этим личным контактам, благодаря тому, что они поверили в нас, в то, что Республика Молдова искренне хочет достигнуть каких-то изменений, в страну стали приходить серьёзные инвестиции. Они начали поступать буквально за последние два года, и с их помощью реализуются многие инфраструктурные проекты.

Если мы посмотрим на обещания, которые были сделаны в 2010 году, и проанализируем то, что реализовано на данный момент, то убедимся, что есть достижения, которых удалось достичь и без обещаний. Например, по безвизовому режиму вы не найдёте обещаний, но это программа, которая претворена в жизнь совместно с нашими европейскими партнёрами. Очень важным успехом стал и договор об ассоциации с ЕС — он подписан, ратифицирован нашим Парламентом, буквально на днях произошла его ратификация на европейском уровне: он вступил в силу.

Говоря об инвестициях в инфраструктуру, мы должны чётко понимать, что её деградация дошла до такого уровня, что мы теперь платим тарифы в два раза большие, чем следует. Это потому, что мы покрываем потери, которые эта инфраструктура нам приносит. Как сегодня это всё уменьшить? Безусловно, за счёт новых технологий и инвестиций. Благодаря инвестициям, мы поднимаем уровень жизни в сельских населённых пунктах. Существует много проектов по водоснабжению и канализации, реализованных в сёлах, чего не было очень давно или вообще не было никогда. Сегодняшние инвестиции служат не только тому, чтобы провести некую реставрацию того, что существует, они позволяют создавать новые условия, новые предпосылки, которые подводят нас под стандарты цивилизованного государства. Ведь если мы спросим себя, где сельская инфраструктура более всего развита, то, безусловно, первое, что придёт в голову, — это европейские страны. Такого рода примеры для нас важны, и мы рады, что в межпартийных отношениях мы создали условия для того, чтобы ‑­руководители других государств поверили в Республику Молдова. Благодаря этим отношениям, открывшимися для нас европейскими фондами, воспользовались представители различных партий, многие министерства, многие примары в разных точках страны.

Вот почему мы имеем право говорить, что Либерал-демократическая партия является локомотивом проевропейского процесса. Если говорить об отчёте в том, что сделано за эти годы, то рассказ приобретёт форму статистики. Потому что реализовано множество инфраструктурных проектов по всей стране.

В тех же сёлах преобразились медицинские центры, где не просто отремонтированы стены, а была приобретена хорошая современная техника. Помощь поступает и больницам. Буквально недавно стало известно, и вы об этом уже знаете, что Бельцкая муниципальная больница получит средства на оборудование. За всю историю независимости Молдовы не было построено столько дорог, сколько за эти годы.

За счёт европейских фондов были обновлены троллейбусные парки. Потери энергии у нас составляли прежде 20 %. Теперь, благодаря участию в европейских программах по теплоизоляции и переходу на биомассу населённых пунктов, учебных заведений, показатель потерь нам удалось снизить до 13 %. Норма же — от 2 до 4 %.

И нам есть ещё куда стремиться, во что инвестировать, чтобы выйти на нормальные международные стандарты жизни. Я уже отметил важность новых технологий, поскольку благодаря им мы будет платить только за то, что потребляем, производя затраты с максимальной эффективностью. Вот один их примеров. Недавно в Криулянях запустился проект по ирригационной системе, которая покрывает примерно 800 га. И если раньше агентство «Apele Moldovei» поставляло воду по тарифу в 8 леев за кубометр, то в новой системе цена составляет 4 лея. Вот что значит эффективность в потреблении.

Конечно, в этом контексте не могу не сказать и о таком важном аспекте, как реформы, начатые в министерствах, в которых есть наши представители. Это реформы в здравоохранении, полиции, юстиции, образовании и в области инфраструктуры. Вот те пять направлений, в которых мы инициировали преобразования за минувшие четыре года. И мы считаем, что во время следующего мандата эти направления надо расширять, в том числе в социальном обеспечении.

«У нас много предложений к муниципальному Совету и мэрии Бельц»

— Если на предстоящих выборах ЛДПМ получит новый кредит доверия от избирателей, что принципиально нового, какие идеи и возможности вы сможете предложить для развития муниципия Бельцы?

— Вы знаете, что в муниципальном Совете Бельц есть наша фракция, но она в меньшинстве. Она была активна, защищая интересы жителей муниципия. Фракция ЛДПМ была не согласна с тарифной политикой, более того, мы даже пытались инициировать референдум по этому поводу. При этом всем бельчанам надо чётко понимать, что именно местная власть играет очень важную роль в развитии региона. Более того, наше понимание деятельности местной администрации заключается в том, что городам и сёлам надо давать всё больше и больше полномочий, поскольку власть должна быть как можно ближе к проблемам своего региона, к гражданам. И власть должна быть наделена необходимыми функциональными способностями решать эти проблемы. Поэтому децентрализация, на которой мы настаиваем, будет продолжаться и далее. Но в этой ситуации возрастёт и ответственность самих граждан, потому что они будут избирать местную власть, которая в конечном итоге и будет наделена мандатом решать их проблемы.

За это время центральная власть создала очень много возможностей, привлекла очень много фондов, которыми могли воспользоваться все населённые пункты, тем более обладающие статусом муниципия.

Сегодня у Бельц есть очень хороший потенциал. Вы знаете, что в советское время город Бельцы носил индустриальный характер, здесь были ‑­ развиты различные направления промышленности. Сегодня это, к сожалению, частично утрачено. Хотя приход сюда немецких («Draexlmaier») и других инвесторов говорит, что ещё не всё забыто и потенциал можно восстанавливать. Инвесторы и инвестиции начали приходить, но возникает проблема квалифицированной рабочей силы. У нас все ходят с дипломами об окончании вузов, однако нет токарей, автослесарей, специалистов по электронике и т. д., то есть тех, из кого состоит основа любого предприятия.

Фактически в Республике Молдова за 23 года не был создан рабочий класс, профессиональная рабочая сила. Многие уехали, и никто не занимался профессиональным техническим образованием. Вся это инфраструктура практически разрушена. За последние два года мы сделали очень многое в этом направлении. Начали образовательную реформу, приняли Кодекс об образовании. Этот кодекс предусматривает дуальную систему, даёт больше полномочий профессионально-техническому обучению — колледжам и профессионально-техническим школам. Сегодня я присутствовал в профессиональной школе № 2 на запуске новой лаборатории для тех, кто связан с кулинарией. Это стало возможным благодаря открытости и доверию партнёров к нам. При поддержке фонда LED из Лихтенштейна в эту лабораторию было инвестировано более 5 млн леев. Студенты смогут проходить там практику, осваивать, к примеру, выпечку и т. п. Там же можно открывать дополнительные курсы для граждан, которые заинтересованы в этом и хотят чему-то научиться. Такие профессионально-технические комплексы обязательно нужно создавать. И у нас для этого направления подготовлена обширная программа, существует финансовое обеспечение, чтобы провести серьёзную реформу в этом плане.

Ещё один пример — предприятие «Draexlmaier», которое заключило контракт с профессиональной школой № 5. Почему я об этом говорю? Бельцы могут стать очень серьёзной площадкой именно для профессионально-технического обучения, создания здесь своеобразного питомника для кадров, формирования рабочего потенциала. Сегодня я прочитал, что у компании, по-моему, румынской есть желание открыть предприятие в Унгенской свободной экономической зоне. Компания эта связана с железной дорогой. А здесь в городе есть железнодорожный техникум, где выпускают соответствующих специалистов. Так что потенциал в этой связи в Бельцах огромный. Надо понимать, что это не только обучение, но и производственная база, и новые рабочие места.

Не надо забывать, что Бельцы расположены в северной части страны, и переработка сельхозпродукции тоже может стать очень важным направлением. Вообще, экономика Республики Молдова очень примитивна. У нас не существует добавленной стоимости в производстве. Мы пытаемся сорвать яблоки с дерева, положить их в ящики и как можно быстрее продать, желательно до 31 декабря. У нас нет серьёзной системы торговли, поставок в коммерческие сети, например, соседних стран, у нас не существует логистический центр и т. д. Все эти вещи мы обсуждали, они обрели контуры, и это проекты, которыми мы должны заняться. И Бельцы, на мой взгляд, являются тем самым потенциальным логистическим центром, а также местом концентрации спроса и предложения для агропромышленного комплекса.

Но если с агропромышленным комплексом у нас всё более-менее понятно (фонд субвенций для сельского хозяйства перевалил за 500 млн леев, и там есть постоянное повышение), то промышленность, тяжёлая индустрия у нас забыта. Нельзя сегодня представить цивилизованное, экономически развитое государство, где доля промышленности на уровне 2—3 %. А возможности есть — слава Богу, сохранились ещё традиции. Между тем у нас есть и европейские, и национальные фонды. В стране действуют четыре национальных фонда. Когда господин Маху, вице-мэр Бельц, официально заявляет на телевидении, что с 2010 года они прекратили представлять инвестиционные проекты для ‑­ этих фондов, пытаться бороться, чтобы эти деньги приходили в мэрию, мне это не понятно.

— Может, для этого есть причины? Может, примарии отказывают постоянно?

— Но тогда у меня вопрос: почему селу Валя Пержий, где примар — коммунист, не отказывают? Почему Екатериновке, где тоже мэр-коммунист, не отказывают? Почему этим примарам удаётся привлекать средства, ездить за границу, устанавливать прямые контакты и находить инвестиции? Потому что душа у них болит, они понимают, что мандат мэра рано или поздно закончится, а им ещё жить в своих сёлах. Мне кажется, только люди, у которых есть другие планы, могут так пренебрежительно относиться к своему городу. У нас есть очень много предложений к муниципальному Совету и мэрии Бельц. Кое-какие мы смогли реализовать: это кредит на приобретение новых троллейбусов и утверждённый недавно инвестиционный проект по теплоснабжению. Но кроме этого существует масса других возможностей. В частности, у нас есть деньги для ремонта 887 детсадов. Здесь у нас пока один пилотный проект — 36-й садик должен быть отремонтирован так, чтобы люди понимали, что значит современный детский сад. Я знаю, что в Бельцах, как и в Кишинёве, огромная проблема с детскими садами, с условиями, созданными для детей. Это можно будет решить за счёт новых технологий, энергетической эффективности. Количество таких детских садов, конечно, должно быть увеличено.

Та же самая ситуация и по школам. Вообще мы концентрируемся не только на экономическом потенциале, но и на развитии гуманитарной области в стране — культуры, образовательной системы. Вот почему для нас так важен и этот аспект. Что касается дорог. Сегодня в муниципии Бельцы, конечно, очень тяжёлая ситуация. В этом году из дорожного фонда было выделено 400 млн леев для второстепенных дорог — не национальных. Поверьте мне, если бы была заявка от муниципального Совета Бельц о том, что «ребята, у нас такой фонд устаревший, у нас деградация системы, и в некоторых районах дорог уже вообще нет, поэтому дайте средств, они нужны вот здесь, здесь и здесь», то деньги были бы выделены хотя бы на самое срочное.

Мы со своей стороны будем серьёзно настаивать на новых проектах и на том, чтобы они были направлены на улучшение ситуации. Самое главное — уменьшить потери при потреблении воды, в теплоснабжении, чтобы жилищно-коммунальное хозяйство было бы более эффективным. Безусловно, отдельный проект, который, я думаю, заслуживает внимания, — это развитие инфраструктуры бельцкого аэропорта. Это очень интересное направление, и здесь у Бельц тоже есть хорошее будущее. И когда мы говорим о потенциальном логистическом центре в Бельцах, аэропорт может сыграть в этом компоненте очень важную роль.

Пассажирские перевозки — тоже очень перспективное направление. Но опять же, здесь первая скрипка — это муниципальный Совет, который должен рассмотреть эти вещи и выдать заявку на инвестиционные проекты.

«Русские школы закрываться не будут»

— Вы часто обращаетесь к теме образования и Кодексу об образовании. Кодекс в процессе принятия проходил через парламентскую комиссию, которую Вы возглавляете. Многих бельчан волнуют положения о языке в кодексе. Представители русских этнических общин выказывали мнение, что принятый кодекс фактически вытесняет русский язык из образовательной системы. Русскоязычных граждан также беспокоят и возникающие разговоры о том, что необходимо ограничить вещание российских телеканалов в Молдове. Это правда, что с новым кодексом русский будет вытеснен из школ и что российские каналы или новости отключат?

— Спасибо за эти вопросы. Я хотел бы обратиться к тем, кто говорит не только на русском, но и на румынском языке, чтобы они читали законы. Лучше почитать, а не ‑­ слушать чьи-то интерпретации. Это то же самое, что слушать «Евгения Онегина» в интерпретации Вячеслава Полунина.

По поводу русского языка. Это чистой воды спекуляция и со стороны некоторых даже провокация — забросить в народ информацию о том, что каким-то образом русский язык будет здесь наказан, выдавлен. Это не так. Первое. В этом кодексе мы говорим о языке преподавания. Исходя их того, что в Республике Молдова присутствует много этнических групп, мы приняли решение, что язык преподавания, согласно Конвенции о национальных меньшинствах, могут выбирать они сами. Но, чтобы не перечислять все языки, которые существуют в стране, мы приняли один к одному формулу, которая отражена в Конвенции о национальных меньшинствах. Эта формула позволяет любой этнической группе выбрать тот язык преподавания, который они хотят. Хотят болгары в Тараклии, чтобы в школе у них преподавание было на болгарском языке, — будет на болгарском. То же и для гагаузов, украинцев, русских и т. д. — нет ограничений. И это очень хороший фактор, благодаря ему мы создаём нормальный межэтнический климат в Молдове. Мы были в прямом контакте со всеми диаспорами, в том числе с Людмилой Лащёновой, которая представляет русское сообщество. Так что мы это не делали без консультаций.

Второе — по поводу изучения русского языка. У нас сегодня русский язык обязательный, но изучается только в четырёх гимназических классах. Мы сегодня предложили на выбор три иностранных языка, и государство обязано обеспечить возможность такого выбора в каждой школе. И если будет выбран русский язык, то он будет изучаться и в начальной школе, и в гимназии, и в лицейских классах. И в этом случае знание русского языка будет намного лучше. Что же здесь плохого? В связи с этим я категорически отказываюсь принимать упрёки, что мы каким-то образом выдавили русский язык. Наоборот, в связи с тем что у нас много преподавателей русского языка, количество уроков даже увеличится.

— Уточните, пожалуйста: при новом раскладе русские школы сохранятся?

— Ну естественно, я уже сказал — это будет их решение. Вообще, идея Кодекса об образовании заключалась в том, чтобы отдать как можно больше автономии местной власти и непосредственно образовательным учреждениям. К примеру, мы предусмотрели, чтобы никому не нужно было бегать с ручкой и пересчитывать, сколько детей в классе. Можете организовать учебный процесс так, чтобы обязательная программа, установленная министерством, была выполнена? Пожалуйста. Нет — нет, это ваше решение. Более того, со следующего года образовательная система в начальной школе, гимназиях и лицеях упрощается. В начальной школе, например, вообще не будет оценок. Также произойдёт переход на четыре предмета вместо 16-ти обязательных. Мы договорились провести совещание со всеми руководителями школ — русскими, болгарскими и другими и с участием руководства Министерства просвещения, где будут даны разъяснения, как будет работать Кодекс об образовании. Но ещё раз повторю: никоим образом русские школы закрываться не будут. Этот кодекс, наоборот, защищает их.

Теперь по поводу СМИ. Здесь надо рассмотреть две очень важные вещи. Первое — как мы развиваем наши внутренние СМИ и что делаем, чтобы качество телерадиовещания улучшалось. Вы знаете, со следующего года мы должны перейти на цифровое телевидение. До сих пор не очень понятно, как это всё будет выглядеть, но тем не менее реформа будет. Когда это всё определится, нам надо будет серьёзно рассмотреть многие моменты и, может быть, принять новую версию Кодекса телевидения и радио. Мы уже сделали шаги навстречу местной продукции. Ранее мы пересмотрели налогообложение для компаний, занимающихся производством программ (production house). Мы освободили эти компании от НДС, создав условия для более активного развития. Мне бы очень хотелось, чтобы у нас было местное телевидение, было больше собственных профессиональных программ. Для этого нужны деньги, а они поступают от ‑­ рекламы. Рекламный же рынок очень маленький. Его не хватает, чтобы производить качественный продукт. А у нас сегодня 60 лицензий на телерадиовещание. Я не понимаю, почему постоянно все говорят только о том, что происходит в Кишинёве. Меня, например, интересует, почему нет нового телевидения в Бельцах или Унгенах, в других городах. Это тоже очень важный аспект.

По поводу российских СМИ могу сказать следующее. Я приверженец того, чтобы у людей было больше информации и они сами принимали решение. Здесь опять же надо разграничивать — телевидение, которое есть на наших частотах внутренних, и то, что есть в кабельных сетях. У кабельного телевидения сейчас очень большое покрытие. Там должно присутствовать достаточно много каналов. Мне радостно, например, что у «Молдтелекома» появились три украинских канала, тогда как раньше был один. Кстати, говорят, что на Украине закрыли российское телевидение. Но в кабельных сетях я видел многие российские каналы, а на уровне наземных частот их никогда и не было. Я могу сказать, что последние 10 лет у российского телевидения были танцы на льду, танцы на паркете, танцы на голове, пение сидя, стоя, в цирке с тиграми и т. д. В связи с тем, что изменилась геополитическая ситуация с Украиной, резко изменилась и пропорция [программ] на российском телевидении. Безусловно, вопрос корректности журналистики должен присутствовать. И в случаях, когда говорят неправду о нас, нам нужно это разъяснять людям — необходимо, чтобы информация была не претенциозной, а объективной. Но я не думаю, что запреты на что-то могут достигнуть своей цели.

«Я больше отдаю, чем получаю»

— Сегодня Вы отмечаете день рождения, он проходит в напряжённом режиме, во встречах, интервью и т. д. Тем не менее наверняка Вы думали о том, что сами себе бы пожелали…

— Честно говоря, я хотел бы меньше всего желать себе. А хотел бы пожелать людям, от которых зависим напрямую — от детей, от людей, которых я люблю, от отца. Главное — чтобы они были здоровы. Конечно же, я не могу быть в стороне от ситуации, которая происходит в Молдове. Моя мечта — жить в государстве, где граждане зрело мыслят, анализируют ситуацию, понимают, где хорошо и где плохо, не поддаются популизму. Хочется жить в стране, где осознают, как важно не пренебрегать миром. Если мы перейдём определённую грань, то мы не то что пожалеем — мы разрушим свои судьбы. Очень тяжело жить, понимая, что из-за твоей ошибки погибли люди или пострадали семьи. Инстинкт мира должен присутствовать в нас всегда.

В личном плане я такой человек, который больше отдаёт, чем получает. Кто-то скажет, что это не очень хорошо, но я от этого чувствую себя более счастливым. Поэтому мне очень хотелось бы, чтобы у меня было больше возможностей отдавать. Тогда я буду чувствовать себя счастливым человеком.


eSP.md

Обсудить