О той войне «незнаменитой» ...

Даже коммунисты Финляндии восприняли образование «терийокского правительства» негативно. Когда стало ясно, что война затягивается, а финский народ не поддерживает новое правительство, оно отошло в тень и более не упоминалось в официальной печати. Когда в январе 1940 года начались первые, пока ещё неофициальные, советско-финские консультации по вопросу заключения мира, правительство Куусинена не упоминалось. Народная армия в боевых действиях не участвовала.

Семьдесят пят лет тому назад, вскоре после завершения так называемого «Освободительного похода Красной Армии в Западную Украину и Западную Белоруссию», 30 ноября 1939 года, ровно в 08.00 утра по московскому времени, началась Советско-финская война (1939—1940), иначе называемая «Зимней войной» (по-фински – «talvisota»), которая завершилась 13 марта 1940 года в 12.00 по ленинградскому времени подписанием за день до этого Московского мирного договора между Финляндией и СССР. Общая продолжительность этой войны: 104 дня и 4 часа.

В советское время эту войну долгое время чаще всего называли просто «вооруженным конфликтом» или же «финской кампанией». В советской исторической литературе, как учебной, так и популярной направленности, упоминая об этой войне и её причинах, как правило, стандартно писали, что «реакционная политика правительства Финляндии, превратившего территорию своей страны в плацдарм для нападения СССР, привела к Советско-финской войне». Сегодня об этой войне вообще почти не вспоминают.

Участники той, уже далёкой от нас сегодня, войны, с которыми я лично был хорошо знаком, среди которых была и моя мать, военный врач, спасшая от смерти на хирургическом столе сотни раненых красноармейцев, получившая ранение, подорвавшись на финской мине со своей санитарной машиной, и тяжёлую контузию, также не очень любили о ней вспоминать.

Помню только, что все они называли эту войну «зимней», «ледяной», «страшной», «маленькой», но «очень кровавой», и больше всего сокрушались по поводу плохо организованного на её первом этапе управления войсками Красной Армии, бездарности и безответственности некоторых «больших» командиров и начальников, да ещё очевидной глупости и безмозглого рвения части служак-политработников, которая привела к неоправданно большим человеческим потерям, в том числе и по причине множественного обморожения личного состава, не имевшего в достаточном количестве валенок, тулупов и меховых рукавиц.

Сетовали также на то, что вначале, под влиянием официальной массовой пропаганды, сеющей в советском обществе настроения «шапкозакидательства», многие считали эту войну «легкой и недолгой прогулкой», учитывая огромное превосходство Красной Армии над финскими войсками в боевой технике и численности личного состава, о чём потом очень сильно сожалели, столнувшись с умело действующим, хорошо подготовленным, предельно жестоким противником, к тому же дравшимся на своей территории и поэтому знавшим её как свои пять пальцев, в отличие от советских бойцов и командиров.

Помню также, что и моя мать, и её фронтовые друзья очень любили мало кому в то время, да и сегодня тоже, известное стихотворение участника той «зимней войны» Александра Твардовского «Две строчки», написанное им в 1943 году, в котором были такие пронзительные слова: «Из записной потертой книжки / Две строчки о бойце-парнишке, / Что был в сороковом году / Убит в Финляндии на льду. / Лежало как-то неумело / По-детски маленькое тело. / Шинель ко льду мороз прижал, / Далеко шапка отлетела. / Казалось, мальчик не лежал, / А все еще бегом бежал / Да лед за полу придержал.../ Среди большой войны жестокой,/ С чего — ума не приложу, / Мне жалко той судьбы далекой, / Как будто мертвый, одинокий, /Как будто это я лежу, / Примерзший, маленький, убитый / На той войне незнаменитой, / Забытый, маленький, лежу».

Какой же была на самом деле эта «незнаменитая», но оказавшаяся очень кровопролитной и очень нелегкой и для Красной Армии, и для всей Советской страны, Советско-финская война 1939 — 1940 годов? Что ей предшествовало и что способствовало её возникновению?

Следует вначале отметить, что эта война между Финляндией и РСФСР / СССР, третья по счёту, была и не первой, и не последней, так как в период с 1918 по 1944 год произошло четыре вооружённых конфликта между этими двумя странами.

Первая Советско-финская война (1918—1920) - боевые действия между белофинскими войсками и частями РККА на территории Советской России – шла с марта 1918 по октябрь 1920 года. Вначале она велась неофициально. Уже с марта 1918 года, в ходе Гражданской войны в Финляндии, белофинские войска, преследуя части «финских красных», постоянно пересекали российско-финляндскую границу и в ряде мест выходили в Восточную Карелию. Официально же война с РФСР была объявлена буржуазно-демократическим правительством Финляндии только 15 мая 1918 года, после разгрома Финляндской Социалистической Рабочей Республики. Первая Советско-финская война явилась частью Гражданской войны в России и Иностранной военной интервенции на севере России. Завершилась она 14 октября 1920 года подписанием Тартуского мирного договора между РСФСР и Финляндией.

Вторая Советско-финская война (1921—1922) началась 6 ноября 1921 года вторжением финских добровольческих соединений в РСФСР на территорию Карелии. Война не объявлялась. Завершилась она 21 марта 1922 года подписанием в Москве Соглашения между правительствами РСФСР и Финляндии о принятии мер по обеспечению неприкосновенности советско-финляндской границы.

Четвёртая Советско-финская война (1941—1944) - военные действия между финскими и советскими войсками в Карелии в рамках Великой Отечественной войны, началась 22 июня 1941 года с занятия финскими войсками демилитаризованной зоны Аландских островов. Завершилась она, фактически, 19 сентября 1944 года подписанием Соглашения о перемирии, а формально - Парижским мирным договором от 1947 года.

Накануне Второй Мировой войны обстановка в Европе складывалась крайне угрожающая для безопасности Советского Союза, что вынуждало его принимать активные меры к защите своих границ. Еще в марте 1938 года Германия оккупировала Австрию, резко осложнив политическую обстановку в Европе. Вскоре после этого Советское правительство предложило финскому руководству вариант консолидации усилий по укреплению государственных границ в целом и подступов к Ленинграду, в частности.

В ходе советско-финских переговоров, которые проходили в 1938—1939 годах, СССР пытался добиться уступки Финляндией части Карельского перешейка в обмен на территорию в Карелии, а также передачи СССР в аренду или продажи нескольких островов и части полуострова Ханко под военные базы. Советская сторона была настроена решительно, не собираясь останавливаться ни перед чем для достижения своих целей, Финляндия же не желала принимать советские условия, полагая, что СССР не решится на войну.

Советскому лидеру Иосифу Сталину нужна была гарантия того, что Финляндия не станет свободным коридором для прохода войск любого агрессора, осмелившегося посягнуть на суверенитет Советского Союза. При этом меньше всего Сталина беспокоил общественный строй в соседней стране. На одной из справок МИД СССР, составленной в мае 1938 года, в разделе, начинающемся словами «Мы можем предложить финнам…», он лично, к уже имеющимся пунктам, дописал от руки «Ещё и невмешательство во внутренние дела Финляндии».

Но финская сторона категорически отказалась от рассмотрения всех советских предложений, сославшись на свой нейтралитет и право самоопределения. После этого Финляндия стала быстро вооружаться. Если до этих пор все рекомендации председателя Совета обороны Финляндии маршала Маннергейма, настаивавшего на укреплении вооруженных сил, игнорировались, то с лета 1938 года только на оплату импорта в интересах армии была истрачена четверть госбюджета Финляндии.

Весной 1939 года Чехословакия разделила участь Австрии. Советский Союз вновь обратился к Финляндии с призывом сесть за стол переговоров. Международная обстановка накалялась день ото дня, а потому характер предложений СССР ужесточился: финнам гарантировалась советская военная помощь в случае агрессии. Взамен им предлагалось отдать в аренду СССР ряд островов в Финском заливе, чтобы обеспечить надежную защиту советских морских границ. Маршал Маннергейм, в то время главнокомандующий вооруженными силами Финляндии, посчитал советские инициативы разумными, в чем попытался убедить Парламент и Правительство. Но все советские предложения вновь были отклонены.

К концу ноября 1939 года Финляндия сосредоточила у границ СССР 15 пехотных дивизий и 7 специальных бригад. Сухопутная армия взаимодействовала и поддерживалась Военно-морским флотом Финляндии и Войсками береговой обороны, а также финляндскими ВВС. Кроме того, к списочному штатному составу армии в 337 тысяч человек в качестве военной силы подключались: Военизированные формирования шюцкора и «Лотта Свярд» - 110 тысяч человек и Добровольческий корпус шведов, норвежцев и датчан - 11,5 тысяч человек. Общая численность задействованных в войне со стороны Финляндии людских сил, считая неоднократные пополнения армии резервистами, составила от 500 до 600 тысяч человек. Готовился к отправке на фронт к концу февраля - началу марта 1940 года также 150-тысячный Англо-французский экспедиционный корпус на помощь Финляндии, прибытие которого сорвало только заключение мира.

Финская армия была хорошо вооружена, обладала всем необходимым снаряжением. Она имела 900 подвижных орудий, 270 боевых самолетов, 60 танков. 29 боевых кораблей имелись ВМФ. В ходе войны Финляндии помогали 13 стран, посылавшие ей вооружение (в том числе, Англия, США, Франция, Швеция). Финляндия получила 350 самолетов, 1,5 тысяч артиллерийских орудий разного калибра, 6 тысяч пулеметов, 100 тысяч винтовок, 2,5 млн. артснарядов, 160 млн. патронов. Помощь деньгами на 90% шла из Соединенных Штатов, остальное - от европейских стран, главным образом, от Франции и Скандинавских государств.

Основу военной мощи Финляндии составляли уникальные, неприступные фортификационные сооружения «линии Маннергейма» с её предпольными, основными и тыловыми полосами и узлами обороны. В «линии Маннергейма» были органически использованы особенности географии (озерный край), геологии (гранитная подстилка) и топографии (пересеченная местность, озёра, лесистость, реки, ручьи, протоки) Финляндии в сочетании с высокотехничными инженерными сооружениями для создания линии обороны, способной дать многослойный огонь по наступающему противнику (на разных уровнях и под разными углами) наряду с непробиваемостью, прочностью и неуязвимостью самого фортификационного пояса.

Фортификационный пояс имел глубину 90 километров. Ему предшествовало предполье с разнообразными укреплениями - рвами, завалами, проволочными заграждениями, надолбами - шириной до 15-20 километров. Толщина стен и перекрытий дотов из железобетона и гранита достигала 2 метров. Поверх дотов на земляных насыпях толщиной до 3 метров рос лес. На всех трех полосах «линии Маннергейма» насчитывалось свыше 1000 дотов и дзотов, из которых 296 представляли собой мощные крепости. Все укрепления соединялись системой траншей, подземных переходов и были снабжены продовольствием и боеприпасами, необходимыми для длительного ведения автономного боя.

Пространство между полосами укреплений, а также предполье перед всей «линией Маннергейма» были покрыты сплошными военно-инженерными сооружениями. Насыщенность этой местности заграждениями выражалась следующими показателями: на каждый квадратный километр приходилось: 0,5 километра проволочных заграждений, 0,5 километра лесных завалов, 0,9 километра минных полей, 0,1 километра эскарпов, 0,2 километра гранитных и железобетонных надолбов. Были заминированы и подготовлены к уничтожению все мосты и все дороги. На возможных путях движения советских войск были устроены громадные волчьи ямы - воронки глубиной 7-10 метров и диаметром 15-20 метров. На каждый погонный километр ставилось 200 мин. Лесные завалы доходили до 250 метров по глубине.

Используя «линию Маннергейма», финны планировали сковать на ней главные силы Красной Армии и ожидать подхода военной помощи от западных держав, после чего, вместе с союзными войсками, перейти в наступление, перенести военные действия на советскую территорию и захватить Карелию и Кольский полуостров по линии Белое море - Онежское озеро. В соответствии с этим оперативно-стратегическим планом, главные силы финской армии были сосредоточены на Карельском перешейке.

1-го сентября 1939 года фашистская Германия напала на Польшу. В результате в мире стали складываться две коалиции; ядром одной из них являлись Германия, Италия и Япония, другой — Англия, Франция и США.

Подписав договоры с Прибалтийскими государствами и разместив на их территории свои военные контингенты, Советский Союз усилил свое влияние на Балтийском море и отодвинул западную границу от Ленинграда. Оставалась лишь одна «ахиллесова пята»граница с Финляндией, до которой было рукой подать — 25 километров от города на Неве. Столь опасная близость не оставляла Ленинграду ни единого шанса на сколько-нибудь серьезную оборону.

Сталин по этому поводу говорил - уже после окончания Советско-финской войны, - что Ленинград не только важный промышленный центр страны, где сосредоточено 30-35% оборонной промышленности, но ещё и важный политический центр. Поэтому, если противник захватит Ленинград и образует там белогвардейское правительство, то неминуема новая гражданская война. Почти так же рассуждали и в Лондоне. Министр по координации обороны лорд Чэтфилд заявил, что «захват или разрушение любого крупного русского города, в частности, Ленинграда, может явиться сигналом для начала антикоммунистических выступлений внутри Советского Союза».

В начале октября 1939 года Советский Союз в очередной раз предложил Финляндии подписать договор о совместной обороне, категорично потребовав не только обмена на советскую территорию имеющих стратегическое значение островов в Финском заливе и большей части Карельского перешейка, но и сдачи в аренду ключевого полуострова Ханко.

После срыва переговоров, Сталин заявил: «Нам придется воевать с Финляндие».

26 ноября 1939 года произошёл так называемый «Майнильский инцидент» — советские военнослужащие были обстреляны финнами артиллерийским огнём в районе пограничного населённого пункта Майнила, после чего СССР обвинил Финляндию в обстреле, приведшем к человеческим жертвам. 28 ноября 1939 года СССР разорвал Пакт о ненападении с Финляндией.

В последний день ноября 1939 года близ деревушки Майнила на советско-финской границе загремели артиллерийские залпы — Красная Армия перешла в наступление, бросив в бой шесть армий своих сухопутных войск в составе 52 пехотных дивизий, 5 танковых бригад, 16 отдельных артиллерийских полков, а также нескольких отдельных полков и бригад обеспечения боевых действий. Изначально общая численность советских войск, составлявшая 425 тысяч человек, противостояла 225 тысячам финнов. Но в скором времени финны, быстро мобилизовавшие более 100 тысяч мужчин старших, фактически непризывных возрастов, довели это соотношение почти до равновесия.

Официально Советский Союз преследовал цель добиться военным путём того, чего не удалось сделать мирным: получить Карельский перешеек, часть берега Северного Ледовитого океана, базы на островах и северном берегу Финского залива.

В то же время, существует обоснованное мнение, что Сталин планировал в результате победоносной войны включить в состав СССР Финляндию - последнюю из неприсоединённых территорий бывшей Росийской Иперии, отдававшихся в сферу влияния СССР согласно Советско-германским договорам 1939 года, в том числе пакту Молотова — Риббентропа, а переговоры с заведомо неприемлемыми для тогдашнего правительства Финляндии условиями проводились лишь для того, чтобы после их неизбежного срыва был повод объявить войну.

В пользу этой версии говорит то, что территории Прибалтики, Молдавии, Западной Украины и Западной Белоруссии в те же годы были включены в состав СССР по одному сценарию: «советские штыки» — «новое правительство» — «просьба о вступлении», а не соответствовавшая стандартам союзных республик Карело-Финская АССР была повышена вдруг в статусе до Карело-Финской ССР в расчёте на ближайшее расширение за счёт территории Финляндии, причём её главой был назначен финский коммунист Отто Вильгельмович Куусинен.

Согласно другому мнению, советский лидер Иосиф Сталин, известный своим сугубым прагматизмом, планировал в результате победоносной войны получение только заявленных территориальных целей и обезоруживание или советизацию Финляндии как средство достижения геополитической цели: обезопасить СССР с Севера созданием марионеточного или сговорчивого правительства Финляндии, взять под полный контроль Финский залив и исключить возможность блокирования в заливе советского Балтийского флота в случае войны.

В пользу этой версии говорит то, что боевые действия были прекращены немедленно после прорыва «линии Маннергейма» и других полос укреплений, а также взятия Выборга, хотя именно в этот момент была отличная возможность для захвата войсками Красной Армии всей Финляндии, утратившей практическую способность далее сопротивляться.

1-го декабря 1939 года в советской газете «Правда» было опубликовано сообщение, в котором говорилось, что в Финляндии образовано Народное правительство, во главе которого стал Отто Куусинен.

В исторической литературе правительство Куусинена обычно именуется «терийокским», поскольку находилось оно после начала войны в городке Терийоки (ныне Зеленогорск). Это правительство было официально признано СССР и с ним был уже 2 декабря 1939 года заключён «Договор о взаимопомощи и дружбе». Основные положения этого договора соответствовали требованиям, которые ранее СССР предъявлял финским представителям, дополнительно к этому СССР уступал Финляндии в Карелии территорию общей площадью 70 000 километров с преимущественно карельским населением и обязался выплатить сумму 120 миллионов финских марок в компенсацию за участки железной дороги, проходящие по переданной СССР части Карельского перешейка.

В последующие дни проходили встречи наркома иностранных дел СССР Вячеслава Молотова с официальными представителями Швеции и США, на которых было объявлено о признании СССР «Народного правительства Финляндии».

Было также объявлено, что предыдущее правительство Финляндии бежало и, следовательно, страной более не руководит. СССР заявил в Лиге наций, что отныне будет вести переговоры только с новым правительством Финляндии.

Народное правительство Финляндии было сформировано в СССР из финских коммунистов. Цель его формирования была очевидна: внести раскол в финское общество и придать военному вторжению вид помощи, которая оказывается исключительно по просьбе правительства самой Финляндии. Формировали его, исходя из неверного представления, что Финляндия, в принципе, готова к революции, которую начнут местные коммунисты сразу после советского нападения. Предполагалось, что новое правительство обратится к СССР с просьбой о помощи, легитимизировав вторжение.

Ещё до создания Народного правительства Финляндии в СССР была сформирована Финская народная армия, в которую были призваны все находящиеся в запасе мужчины финской и карельской национальности Ленинградского военного округа, а на командные должности назначены русские офицеры.

Первый корпус Народной армии Финляндии формировался с 11 ноября 1939 года как 106-й корпус РККА. Для комплектования Народной армии были вновь собраны части Карельской егерской бригады, расформированной ещё в 1935 году (эта бригада — вообще уникальное для СССР явление, так как в период с 1925 по 1935 годы она была собственными войсками Карельской автономной республики).

Можно предположить, что если бы боевые действия велись Красной Армией успешно, то Народное правительство Отто Куусинена вполне могло быть приведено к реальной власти в Финляндии.

Однако эти планы реализовать не удалось, так как война почти сразу ж оказалась намного более тяжёлой, чем предполагалось, а образование второго финского правительства было воспринято в Финляндии как бесспорный признак того, что СССР имеет конечной целью полный захват страны. Это привело только к большему ожесточению финнов.

Даже коммунисты Финляндии восприняли образование «терийокского правительства» негативно. Когда стало ясно, что война затягивается, а финский народ не поддерживает новое правительство, оно отошло в тень и более не упоминалось в официальной печати. Когда в январе 1940 года начались первые, пока ещё неофициальные, советско-финские консультации по вопросу заключения мира, правительство Куусинена не упоминалось. Народная армия в боевых действиях не участвовала.

В военной технике СССР имел подавляющее превосходство: на каждый финский танк приходилось свыше 45 советских, на 1 финский самолет — 12 советских (бомбардировщики беспрепятственно бомбили города Финляндии, на 1 финское артиллерийское орудие — 5 советских, а 29 боевым кораблям ВМФ Финляндии противостояли сотни кораблей Балтийского и Северного флотов, а также Ладожской военной флотилии, которые господствовали на море всю войну, помогая войскам при высадке десанта и обстреливая оборонительные порядки противника из тяжелых орудий. Изначально высшее советское командование предполагало закончить эту войну в течение трех недель.

Но даже столь значительного перевеса сил советских войск оказалось недостаточно для прорыва не только глубокоэшелонированных фортификационных финских укреплений, но и сплошь заминированного предполья: молниеносной войны, на которую рассчитывал Сталин, не получилось. К тому же, выявилась плохая подготовленность Красной Армии как с точки зрения боевого опыта, так и обмундирования и экипировки к эффективным действиям в условиях на редкость морозной и снежной зимы, бездорожья и густолесистой местности.

В Советско-финской войне принимало участие до 1 млн. человек личного состава Красной Армии и Военно-Морского Флота, а учитывая необходимые пополнения в ходе войны для замены убитых и раненых - свыше 1 млн. человек. На вооружении этих войск было: 11266 орудий и минометов, 2998 танков, 3253 боевых самолета. Соотношение сил на Карельском перешейке было в пользу советских войск: по количеству стрелковых батальонов - в 2,5 раза, по артиллерии - в 3,5 раза, по авиации - в 4 раза, по танкам - абсолютное.

Тем не менее, финские фортификационные укрепления и глубоко-эшелонированная оборона всего Карельского перешейка были таковы, что этих сил оказалось недостаточно не только для их прорыва, но даже для уничтожения в ходе боевых действий глубокого и чрезвычайно сложно укрепленного и, как правило, абсолютно заминированного предполья. В результате, несмотря на все усилия и героизм советских войск, им не удалось вести наступление так успешно и такими темпами, как первоначально предполагалось, ибо знание театра военных действий пришло лишь спустя месяцы после начала войны.

Другим затрудняющим боевые действия советских войск фактором явилась чрезвычайно суровая зима 1939/40 г.г. с ее морозами до 30-40 градусов. Отсутствие опыта ведения войны в условиях лесов и глубокого снежного покрова, отсутствие специально обученных лыжных войск и главное - специального (а не стандартного) зимнего обмундирования - все это снижало эффективность действий Красной Армии.

Финское командование рассчитывало, что все принятые меры гарантируют быструю стабилизацию фронта на Карельском перешейке и активное сдерживание на северном участке границы. Считалось, что финская армия сумеет самостоятельно сдерживать противника до полугода. По стратегическому плану предполагалось дождаться помощи от Запада, после чего провести контрнаступление в Карелии.

Относительно успешно продвигались на севере и в Карелии войска 14-й, 9-й и 8-й армий, но даже их частям и соединениям удалось углубиться на территорию противника всего лишь на 50-80 километров, после чего они были вынуждены остановиться, а 7-я армия, с большим трудом преодолела расстояние только до «линии Маннергейма». Огромные потери, шквальный огонь из дотов и дзотов и невозможность продвижения заставили советское руководство спустя десять дней после начала войны, по сути, свернуть активные боевые действия, с тем чтобы коренным образом изменить тактику, перестроить управление и произвести ротацию командования.

Ветераны Советско-финской войны до сих пор содрогаются от ужаса, вспоминая, как зимой 1940 года войска Красной Армии столкнулись с ожесточенным сопротивлением хорошо укрепившегося противника и понесли страшные потери. Перед их глазами до сих пор встают огромные кучи сваленных, словно дрова, раздетых догола, заледеневших на морозе тел мёртвых красноармейцев, одежду с которых надевали на себя, чтобы согреться, ещё живые, вынужденные при сорокоградусном морозе воевать в ботинках и гимнастерках, летних шлемах, не имея порой даже сапог и шинелей.

В Карелии соединения 8-й и 9-й армии, действующие вдоль дорог в сплошных лесных массивах, несли большие потери. Если в одних местах достигнутые рубежи удерживались, то в других войска отходили, кое-где даже до линии границы. Финны широко применяли тактику партизанской войны: небольшие автономные отряды лыжников, вооружённых автоматами, нападали на двигавшиеся по дорогам войска, преимущественно в тёмное время суток, а после нападений уходили в лес, где были оборудованы базы. Большие потери наносили снайперы-«кукушки», которые вели огонь с деревьев. Прорвавшиеся вперёд соединения Красной Армии постоянно оказывались в окружении и прорывались назад, нередко бросая технику и вооружение.

Широко известна трагическая судьба 44-й дивизии 9-й армии. С 14 декабря 1939 года дивизия наступала из района Важенвара по дороге на Суомуссалми. Продвижение войск было совершенно не организовано. Части дивизии, сильно растянутой по дороге, в течение 3-7 января 1940 года неоднократно окружались финнами. В итоге 7 января 1940 года продвижение дивизии было остановлено и её основные силы попали в окружение. Положение не было безнадёжным, поскольку дивизия имела значительное техническое преимущество перед финнами, но командир дивизии Виноградов, полковой комиссар Пахоменко и начальник штаба Волков вместо организации обороны и вывода войск из окружения бежали сами, бросив войска.

При этом Виноградов отдал приказ выходить из окружения, бросая технику, что привело к оставлению на поле боя 37 танков, более трёхсот пулемётов, нескольких тысяч винтовок, до 150 автомашин, всех радиостанций, всего обоза и конского состава. Более тысячи человек личного состава, из числа вышедших из окружения, были ранены или обморожены, часть раненых попала в плен, поскольку не была вывезена при бегстве. За все совершённые преступления Виноградов, Пахоменко и Волков были приговорены военным трибуналом к расстрелу и расстреляны публично перед строем дивизии.

Но Красная Армия, несмотря ни на что, продолжала вести боевые действия. Разведка изучала укрепления «линии Маннергейма», авиация и артиллерия уничтожали выявленные огневые точки. Артиллерия только одной 7-ой армии на 43-километровом участке фронта ежедневно выпускала по противнику до 12 тысяч снарядов. Саперы скрытно разминировали предпольную полосу и делали проходы в завалах и проволочных заграждениях. Бойцов постепенно обмундировали по-зимнему, выдав им шапки-ушанки, полушубки и валенки. Фронт получил также 2,5 тысячи передвижных утепленных домиков, оборудованных печками. В войска поступали новейшие средства для подрыва дотов, дзотов и штурма мощных укреплений. В ближнем тылу войска отрабатывали новую технику штурма. В результате к началу февраля 1940 года на фронте советские войска имели двойное превосходство в людских силах, тройное - в огневой мощи артиллерии и абсолютное превосходство в танках и авиации.

Второй период Советско-финской войны начался 11 февраля 1940 года штурмом «линии Маннергейма». Все силы Красной Армии были подчинены этой цели, и она была достигнута. Последние надежды финское командование возлагало на мощный Выборгский укрепрайон, в преддверии наступавшей весны располагавший уникальной системой затопления предполья на 30 километров и потому считавшийся неприступным.

Это позволило бы Финляндии еще более затянуть войну и дождаться прибытия союзного экспедиционного корпуса. Но Советская армия внесла серьезные коррективы в эти далеко идущие планы: к утру 13 марта 1940 года Выборг был взят.

В Москве в это время уже подписали мирный договор, переговоры о котором финское Правительство начало 29 февраля 1940 года, намеренно оттягивая последний акт этой драмы, рассчитывая на помощь западных союзников и увеличивая и без того огромные потери советских и финских войск. Все требования Москвы были безоговорочно приняты: Финляндия отодвинула границу от Ленинграда, сдала полуостров Ханко в аренду сроком на 30 лет и передала России полуострова Средний и Рыбачий. Все это значительно улучшило стратегическое положение СССР накануне Великой Отечественной.

Уже к концу февраля 1940 года финское правительство осознало, что, несмотря на требования продолжения сопротивления, никакой военной помощи, кроме добровольцев и оружия, Финляндия от союзников не получит. После прорыва линии Маннергейма Финляндия заведомо была не в состоянии сдержать наступление Красной армии. Встала реальная угроза полного захвата страны, за которым последовало бы присоединение к СССР либо смена правительства на просоветское.

Поэтому, несмотря на противодействие Великобритании, США и Франции, правительство Финляндии 29 февраля 1940 года обратилось к СССР с предложением начать мирные переговоры. 7 марта 1940 года в Москву прибыла финская делегация, а уже 12 марта был заключён мирный договор, согласно которому боевые действия прекращались в 12 часов 13 марта 1940 года. Следует особо отметить, что в этот период плохо сработала разведка СССР, так как у советского командования не было информации о боевых резервах (в частности, о количестве боеприпасов) финской стороны, которые были практически на нуле. Поэтому, не имея этой стратегически важной информации, советское Правительство решило заключить мирный договор с Финляндией.

В результате потери Карельского перешейка Финляндия лишилась возможности построить действенную систему обороны и с момента завершения войны находилась под постоянной угрозой: в любой момент советские войска могли снова вторгнуться на её территорию и за счёт подавляющего преимущества в численности провести успешную наступательную операцию.

Красная Армия потеряла в Советско-финской войне 1939/1940 г.г. убитыми, умершими, пропавшими без вести 126 875 человек. Из них убитых - 65 384 человек. Ранеными, обмороженными, контуженными, заболевшими - 265 тысяч чел. Из них 172 203 человек были возвращено в строй. Пленными - 5567 чел. Итого: общая убыль в войсках за период военных действий - 391,8 тысяч человек. Около 15 процентов из потерь составили потери от обморожений.

Потери финских войск составили убитыми – по финским данным 48,3 тысяч человек; по советским данным - 85 тысяч человек. Ранеными – по финским данным - 45 тысяч человек; по советским данным - 250 тысяч человек. Пленными - 806 человек. Таким образом, общая убыль в финских войсках за время войны - 100 тысяч человек, то есть 20% от их общей численнсти, в то время как советские потери составляют 40% от участвовавших в боевых действиях частей.

Лига Наций объявила тогда Советский Союз «агрессором», исключив его из своих рядов (за это решение проголосовало 29 государств из 52; 12 — не прислали своих представителей, а 11 — воздержались). Финляндия, в свою очередь, даже потерпев поражение, сохранила свою государственную независимость. Ее Правительство более всего опасалось, что на территорию страны будут введены войска Красной Армии. Страхи эти оказались безосновательными.

В результате Советско-финской войны 1939/1940 г.г. пострадал престиж СССР на международной арене и престиж Красной Армии как сильного противника. В большинстве государств «долгая возня» СССР с Финляндией была воспринята как показатель слабости и неподготовленности Красной Армии к войне.

Итоги Советско-финской войны предопределили участие Финляндии на стороне Германии в Великой Отечественной войне (финны так и называют свое участие в войне на стороне Германии — «продолженная война», имея в виду, что они просто продолжали вести Советско-финскую войну).

Обсудить