Roma locuta, causa finita?

После выборов, как и ожидалось, останутся «две» Молдовы, и у каждой свой выбор. Победителям нужно честно и с достоинством признать, что на этот раз выиграно сражение – не проиграна война. Вопрос главный: перерастёт ли политическая борьба партий в классовую борьбу (по Марксу)? Всё ли будет мирно? Или революционно? По Троцкому. Этот «синдром страха» был до выборов и остался после их завершения.

Наша сила в – в их бессилии.

Современный афоризм.

Roma locuta, causa finita – «Рим высказался – вопрос решён». Так было у древних римлян. Мне же, к сожалению, под этим утвердительным ответом приходится ставить вопросительный знак.

Закончилась электоральная жатва, Ярмарка Тщеславия. Время сказок и мечтаний. Мы, избиратели уже знаем имена наших «слуг». Маэстро Ион Друцэ даже придумал им кличку: «Депутат Списка». Элита! Лучшие из лучших! Приятно смотреть на новые лица, но есть и «нафталиновые» - вечные и «незаменимые» парламентские пенсионеры.

И вот что я думаю сейчас. Борьба за власть так завораживает темперамент «демократической элиты», что вспомнились недалёкие времена. Что ж, мы такие, какие есть, какими нас создала история. Железные традиции выносить вперёд ногами из кабинетов власти, утверждённые ещё Сталиным и Брежневым ныне столь же возвращаемые, но под другой личиной. Раньше это делалось ради спасения коммунизма, нынче ради спасения евроинтеграции. Правы были древние мудрецы, когда говорили об испытании властью. Для нашей сегодняшней элиты власть оказалась настолько сладкой и притязательной, что они готовы драться за неё до последнего вздоха. Закрадывается ещё одна мыслишка: через четыре года, на следующих выборах будет звучать почти тот же слоган: дайте нам ещё порулить до вступления Молдовы в ЕС! Так что потерпите, мои дорогие читатели, ещё 20 лет.

Вообщем, нас ожидает будущее по Шекспиру.

«Вся жизнь театр и люди в нём актёры»

Давайте, читатель, осмыслим «революционный период» выборов, предскажем «после выборные метаморфозы». Что будет дальше? Тем более что скоро начнутся спектакли дележа власти и нас волнует, состоится ли реолигархизация власти? Это главный из айсбергов, подстерегающих «Титаник» будущей коалиции. Это было, было, было… И это действительно было не так давно. И нас, разумеется, гложет сомнение. Не получится ли и на этот раз возвращение лозунга: вся власть партийно-номенклатурным посредникам?

Не надо искать другой политический смысл во фразе «политическое животное», сказанной великим философом античности Аристотелем, имевшим в виду в первую очередь политиков. Аксиома, что мы воспитанные на советском патернализме верим не в себя, а в политиков актуальна и сегодня. Поэтому все мы связываем свою судьбу, потери и иллюзии с нашими политиками. Как и прежде, олицетворением будущего парламента вновь станет олигархическая братия и крупный капитал. Сегодня и завтра выборы без них – что пиво без водки. Рискну предположить, что делегаты олигархии сформируют в парламенте вполне сильную группировку, не забудут «о своём долге» перед теми, кто их финансировал. Кто мог подумать в «лихие 90-е» годы, что в борьбе за «чистоту демократии» решающую роль будет играть крупный капитал? Нынешние выборы дали окончательные аргументы давнишнего спора о роли чистогана в судьбе страны.

Мы не сомневались, что в парламенте будет проевропейское большинство. Впервые не сомневались и в том, что впервые в законодательном органе будут представлены две левые политические силы, и как они буду сосуществовать, вопрос остаётся открытым. Нелегко будет и проевропейским силам. Между ними существует и личное соперничество. Но это лишь выборные «цветочки». А «ягодки» созреют как раз после Нового года. Самые страшные сценарии маловероятны.

Как и прежде музыку будут заказывать группы влияния олигархов, крупный капитал обросшие всем, что нужно для политической деятельности: масс-медиа, сервильные идеологи, холдинги, даже свои службы безопасности. При любом раскладе в парламенте именно эти силы будут влиять на политический дизайн власти. Они продолжат наращивать свою экономическую базу. А населению достанутся крохи с барского стола. Вообщем, «корпоративный капитализм» будет модернизироваться.

То, что новая власть может стать непопулярной, - это ещё не вся беда. Есть другие опасения: не возникнет ли у кого-нибудь желание снова перераспределить собственность и активы? Не усилится ли региональный сепаратизм? Эти вопросы нужно ставить для того, чтобы понять, насколько эфемерна «эффективность выборов». Имеем то, что имеем.

Но это общий фон после выборных страданий. Вместе с тем, прояснились и другие явления в нашей политической жизни.

Виагра и демократия на куриных ножках

Об этом я уже писал, и хочу ещё раз подчеркнуть: элиты воюют без народа, и в тоже время играют в народничество. Мы «изобрели» новую форму народовластия – для удержания власти все средства хороши. Но в целом, мы стали свидетелями таких тенденций:

1. Состоялся главный положительный итог. Стареющий молдавский электорат всё сильнее отрешается от прошлых стереотипов будущего страны, кренится в сторону прогресса. В сторону евроигтеграции. Восточный вектор пойдёт на спад, ибо он тонет в болоте кризиса и этот процесс усиливается. Мы перестаём превращаться в «политическую нацию нытиков».

И всё-таки Молдова ещё остаётся беременной двойней. Довольно большая часть общества рассчитывает на лучшую жизнь на Востоке, другая – питает надежды на Запад. Такова сегодняшняя реальность.

2. Эти выборы вскрыли «вечную проблему» - состояние здоровья нашей демократии. К сожалению, главный отрицательный итог сфокусирован именно по данной проблематике. Эти выборы заставляют задуматься о наступлении «авторитарной демократии». Об этой опасности даже свидетельствует «народная мудрость». Говорят, на встрече представителя нынешней власти с избирателями встал мужичёк и выступает в поддержку власти: - Сталин загнал нас в колхоз и Сибирь, и мы терпели, Хрущёв и Брежнев загоняли нас в коммунизм и мы терпели, Горбачёв загнал нас в перестройку и мы терпели. Либералы и демократы хотят нас загнать в НАТО и Румынию, - потерпим. Никуда не денемся. У нас ведь демократия!

Вот уж право, ни убавить, ни прибавить. Слово «демократия» настолько девальвировалось, что приходится по-новому задавать вопрос: а есть ли у нас демократия?

Имидж «демократов» в Молдове заметно подпорчен. Его восприятие до выборов в качестве некоего примера, передовика в рамках восточного партнёрства кануло в лету. Раньше хоть сохранялась какая-то иллюзия «процветания» свободы. А что мы имеем теперь? Монополизацию СМИ, олигархизацию власти, монетаризацию законодательной власти, политизированный ЦИК. В этой связи хотелось бы выделить наше «западное и восточное восприятие демократии». Притом, что у нас либералы и демократы были у власти, - демократия совсем не была западной, а что ни есть восточная. Власть была под пятой олигархии и кланов, следовательно, она одновременно авторитарна и демократическая в народном смысле слова, поскольку власть избирается народом. Авторитарна в том смысле, что олигархи и крупный капитал диктуют обществу свои правила игры. С таким «багажом демократии» мы останемся на обочине Европы. А если объективно оценить «евроусилия» элиты, то, что наш европейский выбор нецивилизованный. Он не соответствует меркам европейской демократии, абсолютно конъюнктурный, подчас даже криминальный. С наскока элита спешит получить выгоду: получать дешёвые кредиты, гранты, а потом их подвергнуть «распилу» среди своего клана. Если и после этих выборов победят те же нравы по номенклатуризации и олигархизации власти, монополизации СМИ, противостояние режима и общества достигнет серьёзного градуса. Вывод очевиден: Молдову ждут не евроинтеграция, а потрясения, и чем это будет чревато предсказать нетрудно.

3. Есть известное выражение о чемодане без ручки, который и тащить неудобно, и бросить жалко. Ровно такая ситуация складывается и с нашей многопартийностью, которую таскаем уже около тридцати лет. Этот сегмент нашей демократии стал «священной коровой». Он не реформируется, приобрёл запах нафталина. Де факто мы имеем тот же КПСС, но только его стало больше. Вождизм, номенклатуризм, внутрипартийная война с инакомыслием, неприятие фракционизма – всё это родимые пятна сталинизма и необольшевизма.

Проходившие накануне выборов съезды прошли по лекалам КПСС настолько ровно и ожидаемо, с аплодисментами «одобрям-с», что как-то не верилось, что эти партии демократические. С таким «творческим и демократическим багажом» напрашивается некогда популярный лозунг народного фронта Юрия Рошки ещё со времён перестройки: «Дайте многопартийность! Но не по меркам КПСС».

При всех своих внешних, подчас довольно существенных различиях все партии, как в советские времена, являются «вождистскими». Сегодня, когда у нас демократия и бизнес превращаются в бизнес, властная рента растёт. Бизнес и политика стали сиамскими близнецами. Крупный капитал в лице олигархов вкладывают деньги в партии – прежде всего как в выгодную сделку, как в своеобразный политический фьючерс. В силу этого сегодня любая партия власти неизбежно приобретает черты картельной партии. Если не появится новая элита, которая внесёт свежий ветер в нашу многопартийность, мы вообще обречены.

4. Не будем отрицать очевидное. День 30 ноября 2014 года стоит внести в какие-нибудь чёрные Книги Рекордов Гинесса. Эти выборы имеют шансы стать триумфом политической коррупции. Это самые дорогие и самые грязные выборы в истории Молдовы. «Чёрный рынок» политтехнологий, подпитываемый теневой экономикой, девальвирует демократическую процедуру свободного волеизъявления народа. Олигархическое телевидение было превращено из ресурса информационного в политтехнологический.

Хочу спросить так называемых «независимых», сервильных и проплаченных политкомментаторов, аналитиков, социологов и грантоедов, жирующих на зарубежных харчах. Вам не стыдно вновь мелькать на экранах телевизоров после очевидного позора с вашими прогнозами и рейтингами. Напомнить? По вашим прогнозам социалисты во главе с И.Додоном не смогут преодолеть 6% барьер, что партия «Патрия» Р.Усатого это детский лепет без каких-то шансов завоевать симпатии избирателей. Это и умышленное понижение рейтинга ПКРМ и её лидера В.Воронина. Этим самым вы оказали медвежью услугу своим спонсорам, которые уверовали в ваши прогнозы. По логике вещей, вы должны публично признать своё соучастие в манипулировании общественным мнением. Или признать свой непрофессионализм.

Гражданское общество из-за информационной агрессии было скручено в бараний рог – «чтобы не высовывалось». Избиратели были заворожены страхом, «красными ужасами» и «экстремистскими происками», страхом перед возможной войной и неизвестными врагами. Что примечательно: среди врагов не числились вороватые чиновники, спецы по рейдерским атакам и коррупционеры высокого ранга. Этого я ожидал хотя бы в обращении Президента, но напрасно.

Касаемо грязных технологий – у нас всё было. И подкуп избирателей, и компромат, и «удаление с поля» конкурента, и подкуп политиков из других партий и т.д. Да, чуть не забыл. Не воспользовались «таиландским опытом» подкупа избирателей. В 2007 г. на выборах там покупали голоса престарелых избирателей в обмен на Виагру. Нечистые на руку участники гонки оценили голос в одну-две таблетки. После такого случая в Таиланде ужесточили законы: за покупку голосов грозит до 10 лет тюрьмы. Политтехнологи, берите на заметку: на следующих выборах запасайтесь Виагрой.

А закончу мои размышления на оптимистической ноте. Наша «демократическая элита» давно уже подсказала нам, избирателям, что нужно различать понятие «страна», которую мы любим, и «государство» - в лице партийной номенклатуры. Страна – это наша с вами Молдова, страна с многовековой историей, лучшими в мире чернозёмами, работящим, терпеливым народом, и, разумеется самыми красивыми женщинами. Вот почему Молдова, в самом деле, лучше. Лучше своих правителей. Лучше своих депутатов. И лучше своей элиты.

Государство по-молдавски – это партийные кланы, кумовья, олигархи и коррупционеры. Это не наше, это их государство. Есть ли основания у людей любить такое государство? Давайте спросим об этом пенсионеров, учителей, врачей, инженеров, студентов, которые нищенствуют, и безработных, у которых нет куска хлеба. Давайте спросим у 700 тыс. гастарбайтеров, которые сбежали от такого государства.

Как-то Виктор Гюго сказал о февральской революции 1848 года, что это была великая эпоха, но она получила мелкое поколение. В разные исторические периоды это определение воплощалось по-разному.

В советские времена был такой анекдот, который сегодня весьма актуален. Вопрос: кто такой Генсек ЦК КПСС Брежнев?

Ответ: это мелкий политический деятель эпохи Аллы Пугачёвой.

Не хотелось бы, чтобы о нынешних наших политических лидерах говорили, что они тоже мелкие, но из другой эпохи – эпохи мелодий модных цыганских манеле.

P.S. Знакомые в день выборов спросили: скажите, что будет после выборов? А я отвечал: выборы. И они воспринимали такой ответ, как шутку: какие выборы? Президентские? А я вполне серьёзно: и парламентские тоже.

Обсудить