Серафим Урекян: «У меня сердце разрывается, когда я вижу, что происходит в Кишиневе…»

- Господин председатель, справедливости ради нужно сделать небольшое уточнение. С тех пор, как Вы возглавили Счетную палату, это учреждение стало более динамичным, более открытым, более эффективным. Как Вам это удалось? В чем состоит секрет?

С. У.: Секрет предельно простой: мы не применяем двойные стандарты – мы работаем во имя общества. Мы работаем очень и очень прозрачно, подавляющее большинство заседаний Счетной палаты передается в режиме онлайн. Думаю, это первоочередная необходимость, так как я очень заинтересован в том, чтобы граждане были отлично проинформированы об использовании государственных денег власть имущими. Хочу сказать, что когда мне докладывали о том, что в режиме онлайн нас смотрят 9-10 тыс. пользователей, я этому очень радовался, ведь это значит, что люди не равнодушны, а это хорошо. Нужно как можно больше привлекать общество к этой деятельности.

- Вы выявили нарушения практически во всех областях, имеющих отношение к использованию государственных денег. В этой связи увеличилось и число Ваших врагов среди политиков, государственных служащих?

С. У.: Видите ли, когда деятельность не выходит за рамки действующего законодательства, за рамки Закона о Счетной палате, Конституции и международных стандартов, разумеется, никто не может выказывать какую-либо обиду. Мы приходим к аудитируемым субъектам не в качестве политической дубинки или расправы ради. Мы приходим для того, чтобы помочь им преодолеть те сложные ситуации, с которыми они, к сожалению, сталкиваются, те отклонения от действующего законодательства, которые допускаются. Пока нам это удавалось.

Хочу отметить, что даже весьма целесообразно, что Счетная палата осуществляет свою деятельность совершенно легитимно. Мы избавились от клейма политической дубинки, дубинки для политической расправы. Мы не работаем по чьей-либо указке, мы не допускаем, чтобы представители политики либо еще кто-то вмешивались в деятельность Счетной палаты. И вот хочу сказать, что мало-помалу аудитируемые субъекты начинают признавать нас в качестве партнеров, в качестве людей, желающих оказать им помощь. Не случайно, с ходатайством провести у них аудит к нам обратились и Таможня, и Республиканская налоговая инспекция, и компания «Teleradio Moldova», а также другие субъекты, которые хотят, чтобы мы помогли им выявить имеющиеся недостатки, недочеты. И это весьма хорошо.

- Бывали ли случаи, когда Вам угрожали, Вас запугивали либо убеждали, что на определенные вещи нужно закрывать глаза?

С. У.: Нет, никогда. Никто даже не пытался говорить мне: Все, сделай вид, что ты не увидел то-то или то-то. Такое невозможно. В должности председателя Счетной палаты я проработал более 3,5 лет, но за это время я никому не давал никаких указаний, даже хотя бы аудиторам. Наоборот, я делаю все возможное, чтобы воспитывать в них уверенность в действующее законодательство, уверенность в их качество аудиторов Счетной палаты, уверенность в том, что они совершенно независимы в своей деятельности и могут руководствоваться лишь действующим законодательством. Не было ни попыток что-то изменить в деятельности.

- В целом, насколько защищенными чувствуете себя Вы и Ваши коллеги в своем далеко нелегком труде, ведь деятельность Счетной палаты весьма неугодна определенным должностным лицам?

С. У.: Да, к сожалению, у Вашего вопроса глубокие корни. У нас даже были угрозы с пистолетами. Был случай в Шолдэнешть в адрес наших аудиторов от руководителей аудитируемых субъектов, были и другие угрозы, попытки подкупа и пр. Но я думаю, что на сегодняшний день такое в Счетной палате невозможно.

- Вы довольны исполнением постановлений Счетной палаты?

С. У.: Нет. Хочу отметить, что за 2013 год отчет доработан и представлен парламенту. Вероятно, его заслушает следующий состав парламента. Из рекомендаций выполняется только порядка 44%. И это при том, что мы входим в INTOSAI и EUROSAI, задействованы в twining-программы, постоянно вкладываем в профессионализм наших служащих и добиваемся успехов в этом плане.

- Что нужно предпринять для повышения эффективности работы возглавляемого Вами ведомства?

С. У.: Существует аспект, который следует преодолеть, и я думаю, что в будущем парламенте мы затронем эту проблему. Самый серьезный недостаток состоится в том, что работающие в Счетной палате являются госслужащими. Получается, что мы готовим специалистов, обучаем, возим за границу, а в итоге, когда они уже становятся профессионалами, ввиду должного уровня мотивации, уходят в частные структуры. Разумеется, таким образом, эффективность нашей деятельности низкая. Мы думаем внедрить статус, аналогичный действующему в других счетных палатах либо в органах высшего государственного финансового аудита, чтобы сотрудники Счетной палаты не были госслужащими, чтобы мы могли повышать мотивацию, то есть уровень оплаты труда, выводить их на достойный, на заслуженный уровень.

- Господин Урекян, насколько мне известно, в начале следующего года Ваш возраст, в соответствии с действующим законодательством, не позволит Вам больше быть председателем Счетной палаты: тогда Вам исполнится 65 лет. Вы уже подумали, чем станете заниматься дальше?

- Мне кажется, Вам следует внимательнее читать действующее законодательство, изучать его, и тогда Вы будете знать, что выдвинутый кандидат не должен быть пенсионного возраста на момент назначения на должность. Но если тебя уже назначили, тогда сложностей в этом отношении не будет. И все-таки благодарю за вопрос.

- Вас соблазняет мысль вернуться на пост столичного градоначальника либо в политику вообще?

С. У.: Я не хочу говорить, что на Счетной палате деятельность Урекяна закончится. Слава Богу, я полон сил, у меня есть все остальные необходимые способности для исполнения публичной должности. Не хочу говорить о любом уровне в государстве, но и в физическом плане, и в профессиональном я обладаю всеми способностями. Думаю, что в государстве необходимо другое отношение и другой подход к профессионалам в свой области. Нам нужно сочетать, то есть продвигать молодых, но не забывать и о профессионалах, ведь иначе мы очень сильно отклоняемся от некоторых первоочередных потребностях граждан Республики Молдова и создаем им немало проблем.

- В какой мере Вы готовы возродить АНМ, если Ваши бывшие коллеги предложат такое? Что Вы скажете, если Вам предложат присоединиться к определенной партии или же создать новую?

С. У.: Итак, хочу отметить, что после выборов 2010 года мы добровольно объединились с ЛДПМ. Со временем почти все местные лидеры, с которыми мы поддерживаем хорошие и даже очень хорошие отношения, выступили с инициативой вернуться к АНМ. Я с этим не согласился. Посмотрим, как все сложится после выборов, и я не исключаю, что, если потребуется, за два месяца партию перерегистрируют. Если возникнет необходимость, если возникнет опасная для демократии в Республике Молдова ситуация.

- Вообще, какая должность в стране прельщает Вас больше всего?

С. У.: Меня не прельщает никакая должность. Понимаете? СМИ создали такую атмосферу, что, мол, Урекян хочет стать примаром, президентом страны или же занять ту или иную должность, однако это не так. Я в своей жизни написал только одно заявление – по окончании Технического университета в 1974 году. Тогда руководство факультета оставляло меня на кафедре железобетонных сооружений, но я написал заявление и поехал работать военным инженером-строителем на строительство Тольяттинского автомобилестроительного завода «Жигули». Потом я не писал больше ни одного заявления – где мне предлагали, там, где я был нужен, там и работал. Итак, должностями я не «болею».

Разумеется, мне хочется иметь работу, ведь у меня есть способности, я их не переоцениваю, но Вы можете убедиться, что на протяжении всех лет, там, где мне довелось трудиться (в Бричень, Анений Ной, в профсоюзах, 11 лет в качестве генерального примара Кишинева, в парламенте РМ, с 2011 года в Счетной палате), всегда соответствующие учреждения эффективно справлялись со своими задачами, всегда работали преданно по отношению к гражданину и всегда проявляли максимальную прозрачность. Вот почему меня ничего не прельщает, но я не думаю, что финалом будет Счетная палата. Как говорится, поживем – увидим.

Не исключаю, что стану баллотироваться и на должность генерального примара мун. Кишинева, так как у меня сердце разрывается, когда я вижу, что происходит в Кишиневе. Я очень хорошо знаю потенциал и возможности кишиневцев, поэтому не согласен с тем, что делается. Я вижу, что джентльмены из Либеральной партии неоднократно обижались на Урекяна и выступали с заявлениями для прессы. Их обиды необоснованны, поскольку это не резюме Урекяна в качестве председателя Счетной палаты, это резюме, это коллективное решение членов Счетной палаты и если у нас есть 150-страничный отчет, содержащий серьезные и очень серьезные нарушения действующего законодательства в Кишиневской примэрии, то я не могу себе позволить хвалить их. Хотя и подставлял свою совесть и в 2007 году, и в 2011 году, а также и за Михая Гимпу, когда содействовал его утверждению председателем Кишиневского муниципального совета, а затем и председателем парламента Республики Молдова, он, тем не менее, борется против меня, причем не только теперь. Я не обращаю внимание, ведь эта борьба несерьезна – не более чем укус комара.

- Благодарим!

Андриана Кептине

tribuna.md

Обсудить