Как Гражданин Воронин победил Политика Воронина

Меня сегодня крайне возмущает и удручает, когда многие из тех людей, которые вчера ещё униженно добивались благосклонности Воронина и его ближнего круга, сегодня громче всех стали кричать «Распни его!».

Просто поразительно, как много яростных хулителей Владимира Воронина появилось у нас в стране после того, когда стало ясно, что основатель и бессменный лидер Партии коммунистов Республики Молдова (ПКРМ) потерпел поражение на парламентских выборах 30 ноября 2014 года и, судя по всему, уходит из большой политики.

Не стану отрицать, что и я лично также приложил немало усилий к тому, чтобы это событие когда-нибудь произошло. Но делал я это всегда открыто, не таясь и не скрываясь за фальшивой маской «анонима-доброжелателя».

Кстати, многие из тех известных личностей, которые униженно ползали перед Ворониным на коленях, трепетно надеясь быть замеченными и отмеченными им за свою «без лести преданность», трусливым шепотком не раз предупреждали меня о том, что «Деда», дескать, никому не удастся «сломать», что он обязательно снова вернётся во власть, и уж тогда всем всё припомнит.

Я же, напротив, считал тогда и считаю также сейчас, что ПКРМ в том виде, в котором она была до сегодняшнего дня, вообще нельзя было допускать к власти, потому что это была типичная «партия одного человека». Это был политический холдинг с одним акционером и одновременно руководителем этой мощнейшей политической машины - Владимиром Ворониным.

У меня также никогда не было уверенности в том, что этот человек с провинциальным мышлением типичного «советского руководителя» сможет модернизировать Молдову. Поэтому меня ничуть не удивил тот факт, что за все восемь лет его нахождения в должности Президента нашей страны этого так и не произошло.

Но, тем не менее, меня сегодня крайне возмущает и удручает, когда многие из тех людей, которые вчера ещё униженно добивались благосклонности Воронина и его ближнего круга, сегодня громче всех стали кричать «Распни его!».

Стали кричать, откровенно глумиться над лидером ПКРМ, и при этом умильно посматривать в сторону того, кто, по их мнению, должен забрать электорат ПКРМ, занять освобождаемый трон «красного царя». Стали суетливо увиваться вокруг него в надежде на то, что он заметит и оценит их готовность «служить и прислуживать», приблизит, обласкает, отметит.

По моему мнению, Владимира Воронина можно без всякой натяжки назвать великим молдавским политиком. Об этом я, кстати, впервые публично сказал, когда Воронин и ПКРМ оказались в оппозиции. До этого, все восемь лет нахождения Воронина у власти, я был одним из постоянных и последовательных его критиков. Я критиковал его и в дальнейшем, осознав, что он решительно отказывается модернизировать свою партию.

Да, я уверен, что Владимир Воронин останется в новейшей истории Молдовы великим политиком. Но вся беда в том, что он политик вчерашнего дня. Политик, который так и не сумел окончательно порвать со своим советским прошлым. Коммунист с капиталистическим лицом. Поэтому ему не удалось полностью выдержать испытание властью. Но это была не его вина. Это была его беда.

Предвижу, что многие из тех, кто будут бороться за раздел «электорального имущества» ПКРМ после ухода Воронина с поста её председателя, сделают всё для того, чтобы опорочить его имя в глазах молдавского общества, убить добрую память о нём, представить его политическим ренегатом, «предавшим всех и всё».

У меня нет сегодня сомнений в том, что партия Воронина мучительно умирает. Остановить этот процесс можно только радикальными методами. Об этом мы еще поговорим в последующих публикациях. Мне, как и многим другим членам молдавского политологического сообщества, известна причина, которая привела Партию коммунистов на край гибели. Она в том, что Воронин просто не захотел вести ПКРМ к победе на парламентских выборах. Это было самое тяжелое решение в его жизни. И самое мужественное.

Весной 2014 года ПКРМ оседлала победную волну. Казалось, что ничто и никто не сможет уже остановить Партию коммунистов на её пути во власть. Надо было только поднять до самого высокого уровня пик этой победной волны 1-го и 9-го Мая, а потом постоянно наращивать давление на действующую власть.

Но вдруг, в тот момент, когда, как многим уже казалось, до победы было всего рукой подать, Воронин не только остановил свои штурмовые партийные колонны, но и дал сигнал к отступлению. Абсолютно понятен в этой ситуации тяжёлый нервный срыв Марка Ткачука, который привел к его уходу из Парламента, а затем и к открытой конфронтации с лидером Партии коммунистов.

И как достаточно опытный политик, и как весьма умелый политический технолог, Марк Ткачук не смог понять логики действий своего партийного лидера. Как можно было отдавать победу, до которой оставался всего один решительный шаг? Не смогли понять этого и многие сторонники ПКРМ. Как результат – утрата Партией коммунистов на выборах почти половины своих «железных» избирателей, гневные поношения по адресу её руководителя со стороны бывших сторонников и соратников.

Действительно, что помешало лидеру ПКРМ Владимиру Воронину повести свою партию на выборы с лозунгом «Только с Россией! Только с Таможенным союзом!» и объявить тотальную войну существующей власти!? Отсутствие денег? Маловероятно. Ведь нашлись же деньги для тех партий и политиков, которые предложили Молдове идти на Восток, в ТС и ЕАЭС. А уж для Воронина и его ПКРМ они нашлись бы ещё быстрее и в куда большем количестве.

Может быть, электорат ПКРМ был против лозунгов, зовущих Молдову в Таможенный союз вместе с Россией? Нет, подавляющее большинство сторонников ПКРМ активно поддерживали эту идею.

Так почему же тогда Владимир Воронин так поступил? Наиболее распространены и заслуживают внимания следующие две версии:

Во-первых, все счета Семьи находятся сегодня на Западе. ЕС и США предупредили, что если Воронин будет вести Молдову в Таможенный союз и сближать с Россией, то Семья понесет потери. Это его остановило.

Красивая, конечно, версия. Но, как вы думаете, если бы Воронин попросил одну большую страну, входящую в Таможенный союз и больше других заинтересованную в его расширении, компенсировать ему эти потери, ему бы отказали? Уверен, не только не отказали бы, но и добавили бы ещё сторицей «за мужество и решительность».

Во-вторых, Владимир Воронин находится «под контролем» олигарха Влада Плахотнюка. Но, как вы думаете, если бы и в самом деле существовал подобный «контроль», то что стало бы с Плахотнюком, получи Воронин на выборах большинство мест в Парламенте? Зная крутой характер Воронина, можно об этом легко догадаться.

Но, если не это, то что же всё-таки заставило Воронина отдать победу своим политическим противникам и оппонентам? По моему твердому убеждению, на это у него были куда более серьёзные причины, чем все те, которые озвучивались до этого времени в различных версиях.

Когда я думаю об этих причинах, то вспоминаю фразу, которая вроде бы принадлежит Джеймс Фриман Кларку и звучит так: «Политик думает о следующих выборах, государственный муж о следующем поколении».

На каком-то этапе к Воронину пришло ясное понимание того, что есть в большой политике такие вещи, которые намного выше просто интересов партии. Это интересы Страны, интересы Молдовы. Они заключаются в том, чтобы сохранить возможность строить европейскую Молдову вместе со странами ЕС и США, в сотрудничестве с Россией, в то время как разрыв с ЕС, стремление в Таможенный союз - это тупиковая ветвь развития.

Воронин понял, что полная переориентация Молдовы на Россию, желание денонсировать Соглашение об ассоциации РМ с ЕС, не только нанесут тяжёлый удар по настоящему и будущему Молдовы, но и окончательно расколют общество, расколют страну, вследствие чего Молдова получит свою собственную «Новороссию».

Поняв всё это, Воронин сделал свой нелегкий выбор. Одни люди в Молдове его не поняли, так как в силу своего антикоммунизма просто неспособны понять мотивы человека, стоящего на левых идеологических позициях. Другие люди, не желая вдаваться в нюансы и понять, что это решение было сделано во имя их будущего, будущего их детей и внуков, огульно записали Воронина в «вероотступники» и «предатели». И самое печальное для Воронина то, что его не поняли многие избиратели...

Такова трагическая судьба большого политика, который нашёл в себе силы и мужество, чтобы стать подлинным государственником не на словах, а на деле. Сумеет ли кто-то из нынешних и грядущих молдавских политиков повторить этот подвиг?

Обсудить