Российский журналист в Молдове: «Информационная война» – это то, что делают Белый дом, Госдепартамент, ЦРУ против Кремля

Конечно, в настоящее время, если говорить об Украине, то здесь элементы информационной войны усматриваются. Но эта война ведётся не российскими, а украинскими журналистами

15 декабря 2014 года, в понедельник, в рамках Международного медиа клуба «Формат А3» в Кишиневе прошла встреча молдавской общественности с известным далеко за пределами России телевизионным журналистом и политическим обозревателем телеканала «Russia Today» Александром Гурновым, посвящённая, главным образом, обсуждению острой и неоднозначной темы «Журналист на передовой информационной войны». В контексте событий, происходящих сегодня на Украине, эта тема, бесспорно, весьма актуальная, поэтому организаторами встречи предполагалась живая и искренняя дискуссия.

Московский почётный гость Медиа-клуба «Формат А3» Александр Гурнов работает телеканале «Russia Today». Вещает телеканал «Russia Today» через спутник на весь мир на английском, испанском и арабском языках, так как рассчитан, прежде всего, на международную аудиторию.

Александр Борисович Гурнов родился 8-го июля 1957 года в Москве. С самого рождения будущее Александра Гурнова выглядело, казалось бы, безоблачным и перспективным. Его отец, Борис Гурнов, был известным журналистом-международником, работал собственным корреспондентом «Комсомольской правды» во многих странах мира. Детство Александра прошло в Англии, куда переехали его родители, когда ему исполнилось шесть лет.

Но Борис Гурнов был внезапно отозван из Лондона в Москву, а затем исключен из партии и снят с работы. Как считает сам Александр, Комиссия партийного контроля при ЦК КПСС решила, вероятно, на примере его отца «припугнуть» журналистов, работавших в капиталистических странах. Эта печальная история рикошетом коснулась и сына Бориса Гурнова – Александра, которому пришлось после окончания в 1974 году 29-ой московской спецшколы (английский язык) отложить свое поступление в МГИМО. Полтора года Александр отработал печатником в типографии газеты «Известия».

Александр Гурнов с юности стремился быть независимым, он не хотел «сидеть на шее» у родителей и уже с первого курса подрабатывал, где придется: был ночным сторожем, гардеробщиком, чинил магнитофоны. Ещё в 1973 году он начал карьеру журналиста в качестве нештатного корреспондента общесоюзных газет «Пионерская правда» и «Комсомольская правда».

В 1975 году Александр Гурнов, получив рекомендацию трудового коллектива, смог, наконец, стать студентом престижного вуза, каким всегда был Московский государственный институт международных отношений (МГИМО) МИД СССР, и в 1980 окончил там Факультет международной журналистики. Он владеет французским, английским и амхарским языками. По распределению вуза с 1980 по 1984 работал в Главной редакции радиовещания на США и Англию Всесоюзного радио (Иновещание) младшим редактором, затем редактором. Вел еженедельную авторскую программу «Request Interview». В 1983 году был назван «Лучшим молодым репортером Иновещания».

С 1984 по 1986 Александр Гурнов служил в Советской Армии военным переводчиком в Группе военных советников в Эфиопии. Имеет правительственную награду. Создал на общественных началах в Аддис-Абебе радиостудию, работавшую на русском языке. С 1986 по 1990 г.г. работал в программе «Время» ГРИ ЦТ Гостелерадио СССР редактором, старшим редактором, комментатором, ведущим утренней информационной программы «120 минут». С 1988 года Александр Гурнов по заданию редакции сотрудничал с телекампанией Си-Эн-Эн, еженедельно готовил авторские репортажи на английском языке для программы «CNN World Report». По личному приглашению Т.Тэрнера освещал ход подготовки и проведение летних Игр доброй воли в г. Сиэтле. Имеет благодарность от президента Оргкомитета Игр.

В 1989 году Александр Гурнов создал, возглавил и вел первую в СССР авторскую ежедневную программу новостей «ТСН» на ЦТ, из которой вышли такие известные впоследствии журналисты, как Т.Миткова, Ю.Ростов, Д.Киселев и другие. В 1991 году перешел во Всероссийскую государственную телевизионную и радиовещательную компанию (ВГТРК), где с 1991 по 1993 год занимал должность политического обозревателя Дирекции информационных программ и ведущего информационной программы Российского ТВ. Наряду с О.Добродеевым, С.Флярковским и Е.Киселевым являлся создателем и первым ведущим программы «Вести». Имеет благодарность Президента Российской Федерации «За активное участие в создании и становлении ВГТРК» (в 1996 году).

С 1993 по апрель 1996 года Александр Гурнов — заведующий бюро ВГТРК в Лондоне, собственный корреспондент РТВ в Лондоне. Автор нашумевшего документального цикла «Чисто английский репортаж» (в 1995 году). С марта 1996 года — политический обозреватель отдела выпуска Дирекции информационных программ ВГТРК, ведущий информационной программы «Вести» ВГТРК (до октября 1996). В 1996 году — автор и ведущий публицистической программы «Точка опоры» — совместного проекта ВГТРК И ВВС.

С 1-го февраля 1997 года Александр Гурнов — автор и ведущий популярного еженедельного информационно-развлекательного телевизионного канала «Субботний вечер с Александром Гурновым на РТР» (первый на отечественном ТВ опыт интерактивного вечернего эфира.) Одновременно он также ведущий информационной программы «Горячая тема» на телеканале «Россия». В августе 1997 года Александр Гурнов стал одним из учредителей ЗАО «Российское Информационное агентство Телевизионная служба новостей» (ТСН). Это был первый в истории Российского телевидения опыт создания сетевого информационного телевизионного агентства, снабжавшего оперативной видеоинформацией телекомпании России и ближнего зарубежья. С 1-го января 1998 года Александр Гурнов - Генеральный директор ЗАО «ИА ТСН» и главный редактор ТСН.

В мае 2000 года Алекандр Гурнов назначен руководителем Студии «Международная панорама» канала ГТК «Вести», являлся автором и ведущим еженедельной программы «Международная панорама». В 2001–2002 г.г. он стал автором нескольких полнометражных документальных фильмов на международную тематику (ВГТРК). В 2003 году назначен заместителем генерального директора т/к «Спорт». В 2004–2005 г.г. — автор и ведущий программы «Неделя спорта» (т/к «Спорт») — первый опыт на российском ТВ полноформатной аналитической программы на спортивную тематику. С 2005 по 2013 г.г. вел ежедневную авторскую программу «Spotlight» на телеканале «Russia Today». С 2013 года является автором, руководителем и ведущим нового телепроекта RT — «Точка отсчета».

Александр Гурнов является членом правления «Медиасоюза», членом Российской академии Интернета и Международной академии телевидения, постоянным модератором Медифорума СНГ (Минск), преподавателем Школы информационной тележурналистики. Профессор МГИМО на кафедре международной журналистики. Награжден медалью «Защитнику Свободной России», «За заслуги перед отечеством З-ей степени», и прочими знаками отличия, включая Медаль за мужество, проявленное при освещении миротворческой операции в Косово. Является обладателем почетного звания «Золотое перо России», дипломантом первого конкурса ТЭФИ в номинации «Лучший репортер».

О своей работе на канале «Russia Today» журналист Гурнов говорит так: «Передо мной никто не ставит цели заниматься пропагандой. Мы лишь пытаемся создавать адекватный имидж России. Ведь ее имидж чаще всего создается западными СМИ. И то, как в результате этого нас воспринимают на Западе, не всегда верно».

Александр Гурнов утверждает, что любые новости, сообщаемые СМИ – «это всего лишь обслуживание любопытства людей, помноженное на законы шоу-бизнеса с корректировкой на политическую целесообразность. Если помните, еще в советские времена было заметно, что в тех интервью, которые наши люди дают за границей, они более свободны и открыты, чем на родине. Когда люди приходят ко мне в программу, они обращаются к мировому сообществу. И у них по-другому начинают работать мозги, они по-другому формулируют мысли. Что же касается свободы слова, точнее якобы отсутствия её в России, на что постоянно намекают западные СМИ, то свобода слова в России есть. Вся свобода для журналиста заключается в том, что он может выбрать то СМИ, редакционная политика которого его устраивала бы. А в России сегодня огромный выбор — от «Ведомостей» до «Завтра» или «Вокруг света». Он убежден, что цензура бизнеса намного жестче, поэтому тем, для кого журналистика всего лишь «гламурное слово», соваться в профессию не следует: «Если не любишь журналистику, не живешь этим, зачем мучиться?».

При этом российский журналист Александр Гурнов считает, что формировать свое мнение о ситуации в стране и в мире только с помощью СМИ, неправильно: «Люди, к сожалению, чересчур нам, журналистам, верят, поэтому ими так легко манипулировать. Безусловно, у СМИ есть влияние на людей, но преувеличивать его не нужно. Корреспонденты мир не спасают. Мы всего лишь являемся посредниками между информацией, элитой и народом».

На встрече с кишиневской аудиторией Александр Гурнов заявил о готовности обсудить самые сложные для журналистов вопросы, но вначале высказал несколько своих личных соображений о границах между освещением событий и пропагандой, о западных СМИ и их представлениям о «кремлёвской пропаганде», о причинах сегодняшнего всплеска русофобии и кому выгодно сегодняшнее идеологическое противостояние между Россией и Западом?

«Что такое информационная война? – сказал Александр Гурнов, отвечая на вопрос из зала. - На мой взгляд, никакой информационной войны не существует. Это такая «придумка», журналистский штамп. Существует, как мне кажется, одна очень серьёзная и большая война, которую мы, журналисты, ведём против наших работодателей. Все мы в равной степени участвуем в этой войне, все мы, журналисты, в этой войне на одной стороне, потому что желание власти в демократических странах подчинить журналистов своим интересам неистребимо. С этим нельзя полностью справиться, но с этим нужно постоянно бороться. Что касается различных проявлений, которые выдают за информационные войны, то я в последнее время замечаю, что здесь очень много наносного, притянутого за уши ради «остроты момента». Мне кажется, что в России многие слишком увлеклись этими играми.

Например, вначале мы заигрывали с Украиной, с её политической и интеллектуальной элитой, и поэтому все наши СМИ стали писать и говорить «в Украине». Потом, когда события стали там развиваться не так, как нам этого хотелось бы, все журналисты в России снова стали писать и говорить «на Украине». Более того, кое-кто стал даже писать и говорить «на Донбассе». Это уже ни в какие ворота не лезет. Я говорю таким коллегам, что им не мешало бы вспомнить, что Донбасс – это «Донецкий бассейн», а потому никак не может быть «на бассейне». Поэтому надо просто вспомнить правила русского языка и всегда пользоваться ими, писать и говорить «на Украине», «в Донбассе», «в Крыму» и так далее, не политизируя этот вопрос.

Конечно, в настоящее время, если говорить об Украине, то здесь элементы информационной войны усматриваются. Но эта война ведётся не российскими, а украинскими журналистами, которые глубоко убеждены в том, что Украина воюет с Россией. Для меня это стало открытием, когда я убедился в том, что не только простой народ на Украине, но и коллеги – украинские журналисты убежденно говорят о том, что Украина воюет с Россией. Как граждане Украины, они реально участвуют в этой войне и ведут себя по отношению к России и к нам, российским журналистам, как к врагам. Мы для них являемся представителями воююющей против Украины страны. Вот и видим мы сегодня, как украинские коллеги-журналисты нападают на российских коллег-журналистов, видя в них врагов, бьют и оскорбляют их, в том числе и женщин.

Если же говорить об «информационной войне», которая якобы ведётся между США и Россией, то информационная война, конечно, ведётся, но вот только ведут её не журналисты. Её ведёт, например, представитель Госдепартамента США госпожа Псаки. Удивительный персонаж, на мой журналистский взгляд. Это же вообще просто гениальный ход Вашингтона. Когда все помирятся, Госдепартамент США скажет, ну, стоило ли России обращать внимание на её слова, если всем было очевидно, что это же просто дура? Это же просто несерьёзно! Но ведь госпожа Псаки является спикером Госдепартамента США, то есть высокопоставленным человеком, который говорит от имени всего Министерства иностранных дел Соединённых Штатов Америки. Какие же могут быть здесь шутки, спрашивается?

Поэтому «информационная война» – это то, что делают Белый дом, Госдепартамент, ЦРУ против Кремля, МИД или ФСБ России, а журналистов задействуют в ней, втягивают в неё и используют в качестве «рупора» тех или иных мнений и идей, идущих из центров власти США или России, используя СМИ в качестве «каналов влияния». В России это достаточно легко делать, так как здесь свыше 90% наиболее крупных СМИ контролируюются государством. В США картина примерно такая же, но здесь к тому же СМИ почти поровну поделены между демократами и республиканцами.

Я, например, всю жизнь работаю в государственных СМИ. За исключением нескольких тех лет, когда у меня были собственные СМИ. Как журналист, я, во-первых, никогда в жизни не врал. Конечно, я не всегда рассказывал, по различным причинам политического или этического характера, абсолютно всё то, что мне было известно, но неправду я никогда не говорил. Во-вторых, я никогда не занимался облуживанием интересов какого-либо конкретно правящего класса или конкретного политика. Я всегда ориентировался на интересы главных потребителей моей информации, то есть на самую широкую аудиторию радиослушателей и телезрителей. Я всегда исходил из того, что мой проффессиональный успех должен зависеть, прежде всего, от степени моей личной востребованности в этой среде.

Я не принадлежу к категории тех журналистов, которые добиваются признательности со стороны действующей власти или отдельных её высокопоставленных представителей, так как хорошо знаю, что власть меняется, нынешние правители уходят, на их место приходят другие, а потому те, кто служил прежним, теряют поддержку и быстро забываются. В то же время те журналисты, которые работали в интересах всего общества, остаются и впредь востребованными. Впрочем, это личный выбор каждого из нас, журналистов, кому присягать на верность – народу, обществу, или тому или иному правящему режиму или правителю. Рано или поздно у каждого из нас появляется искушение конвертировать свой талант, опыт, популярность в материальные ценности, в деньги. Кто-то из нас с этим искушением справляется, кто-то, увы, нет. Но таковы вообще люди...

Что же касается вопроса о том, что происходит сегодня в отношениях между Россией и Молдавией, о чём меня сегодня уже несколько раз спрашивали во время интервью, то я в двух словах должен сказать следующее. Мне кажется, что Россия оказывает огромное влияние на ситуацию в Молдавии, взяв на себя миротворческую миссию в Приднестровье, оказывая ему гуманитарную помощь, без которой оно не могло бы существовать.

Что касается заявлений о том, что Россия якобы делала на кого-то ставку в Молдавии на прошедших парламентских выборах, то мне лично кажется, что Россия вообще перестала делать ставки. Примером тому всё то, что произошло на Украине. Пока Россия делала здесь ставку, всё шло не совсем так, как хотелось бы. Но после того, как Россия перестала делать здесь ставку, её сделали американцы, и всё стало намного хуже. Американцев, в отличие от России, совершенно не волнуют последствия всего того, что они делают на Украине, так как это для них совершенно чужая страна, чужой народ.

Не Россия делала ставку в Молдове, а, напротив, сами молдавские так называемые «левые» партии сделали ставку на Россию. Они хотели привлечь к себе внимание избирателей, заявляя о том, что они за Россию, за Таможенный и Евразийский экономический союз, так как знали, что многие люди в Молдавии хотят именно этого. А вот свою мнимую близость к Кремлю, к Путину они явно раздули и преувеличили. Но это сработало. Это говорит о том, что люди в Молдавии считают отказ своих властей от сотрудничества с Россией неправильным. Несмотря на то, что сотни тысяч молдаван в России и в Приднестровье не смогли по разным причинам принять участие в голосовании, всё равно оказалось, что многие люди в Молдавии считают ориентацию на дружбу и сотрудничество с Россией выгодным и полезным делом.

Москва сегодня пытается не навязывать другим странам какие-то образы и стандарты поведения, не диктовать им, с кем они должны дружить, а с кем враждовать. Москва пытается показать, что, действуя сообща, можно построить нормальную, достойную жизнь, что крах Советского Союза, хотя и является крупнейшей в мировой истории геополитической катастрофой, это ещё «не конец света», так как на постсоветском пространстве возможны иные формы совместного сосуществования бывших советских республик, приносящее всем им вместе и по отдельности большие реальные экономические выгоды. Россия демонстрирует сегодня новую мировоззренческую модель, которая гораздо шире чем советская идея. Это мощная основа для того, чтобы построить на постсоветском пространстве новую успешную жизнь.

Говорят, что «Россия разворачивается на Восток». Так ли это? Понятно, что с Китаем мы, русские, никогда не будем братьями, какие бы тесные экономические и политические связи не были установлены между Китаем и Россией. Но сближение Москвы и Пекина вызывает крайне нервную реакцию со стороны большинства мировых политических лидеров. Наименее нервным показывает себя российский лидер Путин. После каждого зарубежного визита Путина американцы начинают нервно дёргаться. После визита Путина в Турцию и переговоров с Эрдоганом, хотя там не было подписано никаких документов, был оглашен лишь «протокол о намерениях» относительно остановки строительства «Южного потока» и переориентации трубопровода на Турцию, Западная Европа буквально с ума сошла. Тот же Франсуа Олланд тут же примчался в Москву на встречу с Путиным. Поэтому, как бы ни пыталась Россия демонстрировать сегодня свой «поворот на Восток», сближение с Китаем, Индией и так далее, всё равно она была и остаётся европейской страной, даже если её никогда не примут в ЕС. Поэтому, чем дольше Россия будет бравировать тем, что у неё якобы есть некая «альтернатива сближению с Европой», тем дольше она будет идти против течения...»

Отвечая на вопрос из зала о том, «как влияют молдавские СМИ на ситуацию на Украине?», Александр Гурнов откровенно сказал, что «в России молдавские СМИ почти неизвестны. На Украине, возможно, они воздействуют на какую-то чатсь населения, но мало. Я вот сегодня в течение получаса посмотрел передачи молдавского телевидения. Мне очень странно, что у вас запретили трансляцию телеканала «Россия 24», а вот «Russia Today» показывают, хотя этот телеканал во всём мире считается главным рупором кремлевской пропаганды, «путинским ТВ».

Наверное, тот дурак, который принимал это решение, русский язык знает хорошо, а вот английским владеет плохо. Наверное, ему лично что-то не понравилось из того, что говорят на «Россия 24». А тот факт, что всё то же самое говорится на телеканале «Russia Today», правда, на английском языке, а также иппанском и арабском, его вполне устраиваеет. Мне лично это кажется очень смешным.

А вот тот факт, что российский «Первый канал» идёт в Молдавии с купюрами, объясняется, скорее всего, тем, что это же, на самом деле, не оригинальный «Первый канал», а лишь некий «ПРАЙМ», то есть местный телеканал, имеющий право использовать какие-то фрагменты из московского телеканала по своему выбору. У него есть какой-то договор с московским телеканалом на использование его контента. Так что, это не вещание российского «Первого канала» на Молдавию».

По словам Александра Гурнова, «в Москве многие считают, что весь мир сегодня живёт русофобией. Это прискорбное заблуждение. У меня множество друзей в различных странах, в Европе и в США, я их постоянно спрашиваю об этом. Они искренне удивляются. Говорят, что людей в их странах сейчас заботит подготовка к Рождеству, их волнуют проблемы, непосредственно влияющие на их жизнь – цены, тарифы, зарплаты, инфляция, безработица, эпидемии. А что им до какого-то там Крыма, Донбасса? Они даже не знают зачастую, где они находятся. У них нет накакого интереса к тому, что не влияет непосредственно на их жизнь. Вообще какого-либо интереса к вопросам международной политики в США в странах Европы, в отличие от России, у большинства людей нет».

Отвечая на вопрос из зала относительно эффективности или, напротив, санкций США и Запада против России и её ответных санкций, Александр Гурнов сказал, что «от санкций страдает больше Россия, хотя кое-кто говорит, что эти санкции ей якобы на пользу. Неправда. Они нам только во вред. Они сильно тормозят развитие страны особенно в сфере двойных технологий.

От встречных санкций России страны Запада, конечно, также страдают. Та же Польша со своими яблоками. Другие страны, раньше имевшие выгодный бизнес в России. Даже Обама в этой связи заявил, что санкции Запада в отношении России контрпродуктивны. Ну и Молдавии также, которая не может поставлять своё вино и свои фрукты в Россию, достается. Молдавское вино хорошее, но надо быть реалистами и понимать, что нигде больше, кроме России, оно не найдёт сбыта в таких масштабах, которые могли бы спасти молдавских виноделов от банкротства. Вряд ли можно представить себе ситуацию, когда французы, итальянцы, испанцы или другие европейцы откажутся от своих традиционных присстрастий в отношении своего вина в пользу непривычного для них вина молдавского.

Высказавшись по поводу того, что некоторые люди в России, демонстрируя недовольство теми или иными моментами жизни в ней, говорят, что «уедут за границу и там у них будет не жизнь, а малина», Александр Гурнов подчеркнул: «Я обычно говорю таким людям, что для того, чтобы им было хорошо, им нужно уехать туда, где жизнь хуже, чем в России. Чтобы они почувствовали разницу. А таких стран, где жизнь хуже, чем в России, в мире очень много. В таких странах выходцы из России, хорошо образованные, имеющие нужную профессию и опыт, вполне могут преуспеть, так как там абсолютное большинство населения вообще не имеет образования. Понятно, что они говорят мне в ответ, что не хотят ехать туда, где плохо. Они хотят туда, где хорошо.

Но таких стран очень мало. Стран, где жизнь лучше, чем в России, едва набирается с десяток. Причём проблема в том, что все те страны, где хорошо, в нас не нуждаются. Там и без нас хорошо. Поэтому там нам прямо говорят, что мы им не нужны. Поэтому нам там никогда не интегрироваться в их жизнь настолько, чтобы чувствовать себя дома. Поэтому многие из тех, кто подался за границу в поисках счастья, рано или поздно возвращаются обратно в Россию, не найдя его на чужбине. Там могут прижиться только выходцы из России в третьем-четвертом поколении, у которых практически нет никаких связей с Родиной».

На вопрос из зала о том, как противостоять западной пропаганде, Александр Гурнов ответил так: «Надо различать то, что пишут солидные СМИ, и что сообщает «желтая пресса». К материалам последней надо относиться спокойно, как к карикатуре. Регировать на них бесполезно, да и не нужно, так как у них ограниченный круг читателей.

А вот когда этим занимаюются солидные западные СМИ, это уже серьёзно. Например, когда Би-Би-Си «перевернула» телевизионную картинку, снятую российскими операторами, показала залпы установок «Град» грузинской армии по Цхинвалу и выдала их за обстрел грузинских позиций российской армией, это уже очень серьёзно и требует жёсткой реакции с нашей стороны. Мы сумели убедительно доказать факт фальсификации и поставили английских коллег в очень неловкое положение. Я ранее относился к журналистам с Би-Би-Си с почтением, считал их примером объективности и корректности. Теперь убедился, что это не всегда так. Перейдя от информации к пропаганде, они вываляли в грязи доброе имя Би-Би-Си в грязи.

Таких примеров в работе западных СМИ достаточно много. Но в целом там стараются всё-таки оставаться объективными, насколько это возможно, придерживаться честного показа тех или иных событий и воздерживаться от искажения их сути. Мы же нередко судим о том, как они говорят о нас, по тому, что мы же сами говорим о том, что они говорят о нас. Вот, например, ссылаемся на то, что Би-Би-Си сообщило, что послание Путина Федеральному собранию России раскритиковали на Западе. Сказали якобы, что «Путин был очень дерзок». Всё. На самом деле, Путин был дерзок в своей речи в Мюнхене. А его послание было спокойное, выдержанное. И в целом отзывы на него на Западе, а я их прочел штук пятьдесят, весьма позитивные. Вся Америка послание Путина Федеральному собранию рассматривала очено серьезно.

Зато в России оно некоторым сильно не понравилось. Стали говорить, что оно слишком короткое, всего один час, а раньше было длиннее. Что оно очень неконкретное. Что оно слишком пропагандистское. Критика в России послания Путина была куда жёстче, чем за рубежом, где его восприняли очень серьёзно и в целом позитивно. Именно после этого в Москву приехал Франсуа Олланд, именно после этого Барак Обама заявил, что санкции контрпродуктивны. Поэтому я могу сказать, что западные СМИ особо не клевещут. А если иногда и привирают, то и мы тоже ведь иногда привираем. Чего греха таить. Хотя, конечно, враньё в журналистике – это проявление непрофессионализма».

На вопрос из зала о том, насколько перспективно и оправдано в наше время делать «фейки», подделки, в самом широком смысле (английское слово «Fake» произносится как «фэйк» и переводится «поддельный») средствах массовой информации, Александр Гурнов дал следующий ответ: «Да, сегодня «фейки» всё ещё делают и распространяют. Можно назвать несколько недавних наиболее известных примеров, в том числе с фотографией сбитого малазийского лайнера. Якобы она доказывает, кто его сбил. Странная, непонятно откуда взявшаяся фотография, выдаваемая за подлинник.

Такого рода фальшивки делаются не для того, чтобы их можно было приобщить к делу. Они делаются именно потому, что гораздо проще добиться искомого результата в плане воздействия на сознание аудитории радио – или телеканала с помощью некоего яркого и запоминающегося «образа». Чем телевидение вообще отличается от газеты? Тем, что читателю газеты для того, чтобы он поверил в то, в чем его хотят убедить, нужны конкретные факты, доводы, материал для рассуждения, нужна полемика. А вот телевидению нужен некий «образ» того или иного явления, о котором идёт речь, яркий и запоминающийся. Цель стоит в том, чтобы с помощью одного единственного кадра создать у зрителей нужное восприятие того или иного события. Именно для этого и делаюются «фейки». Для того, чтобы выдать их за «сильный аргумент» в ситуации, когда, на самом деле, аргументов нет. Некоторые СМИ, не слишком разборчивые в средствах или слишком зависимые от своих работодателей, соглашаются использовать «фейки». Иногда им удаётся добиться желаемого эффекта, чаще всё дело кончается конфузом.

В моей практике были случаи, когда мне также предлагали опубликовать «фейки». Например, известное видео с «человеком, похожим на Генерального прокурора» с девушками по вызову в сауне. Но я решительно отказался, не будучи уверенным в том, что это не подлог, к тому же посчитал это вообще неэтичным. О чём нисколько не жалею. Тем более, что те мои бывшие коллеги, которые согласились это сделать, сегодня больше в российских СМИ не работают. А я спокойно продолжаю работать».

В ходе ожживленной дискуссии, под градом вопросов из зала о том, почему российский официоз всегда критикует американцев, но не говорит о том, как плохо и бездарно работает Российское Правительство? Почему в его выступлении нет критики в адрес Путина? Почему российская пропаганда очень некачественная?, Александр Гурнов стойко выдержал все критические удары по своему адресу и спокойно изложил свою позицию: « Почему я здесь не ругаю Россию? Вообще-то не принято, находясь за рубежом, ругать свою страну. В Америке вообще запрещено законом критиковать собственную страну и её власти, находясь за рубежом. Даже самые жёсткие критики Обамы делают это только тогда, когда находятся в США. Находясь за рубежом, они или говорят, что «Обама - молодец», или воздержживаются от комментариев. Я считаю это совершенно правильным и патриотичным.

Я не очень люблю Путина. И вообще, Путин – не три рубля, чтобы его любить. Путин и не женщина, а потому мне непонятно, почему я должен демонстрировать по отношению к нему свою любовь. Мне вообще не нужно оправдываться в какой-то чрезмерной любви по отношению к российской власти. Ни к горбачевской, ни к ельцинской, ни к путинской. Но я не считаю также, что обязательно должен отпускать по адресу Путина какие-то свои критические замечания для того, чтобы вы стали мне больше доверять. Тем более, что я совершенно искренне считаю Путина одним из самых сильных в мире руководителейй нашего времени. Одним из самых сильных в мире политиков.

Что касается собственно Росссии, то я также искренне считаю, что очень многое делается сегодня в России неправильно, допускается много ошибок и откровенных глупостей. Но когда мне говорят, почему я не поддерживаю Болотную площадь, оппозицию нашу либеральную, всех этих с белыми ленточками, я им отвечаю: «Ребята! Говорить о том, что у нас что-то плохо, это правильно и замечательно. Это моя работа. Я делаю её тридцать лет. Но вы готовы сказать, а как надо делать правильно? Вы готовы назвать другого избираемого народом политика в России, которого можно было бы поставить рядом с Путиным

Нет сегодня в России такого политика. Я не вижу такого политика, к сожалению. Поэтому, поскольку политика – это искусство возможного, а я занимаюсь политикой, то я своюю задачу как политического журналиста вижу в том, чтобы тренировать нашу власть, чтобы она не чувствовала, что живёт в вакууме, в ситуации полной бесконтрольности и безнаказанности, Я вижу свою задачу в том, чтобы не помогать власти (она сама, без моей помощи, справится), а именно в том, чтобы она не чувствовала себя бесконтрольной.

Неправда, что российское Правительство никто не критикует. Да вы посмотрите, как троллят бедную Набиуллину! А это ведь ближайший сподвижник Путина. Руководитель Цетробанка. Хотя она делает всё то же самое, что делали и до неё.

А что касается российского телевидения, то оно не имеет никакого отношения к Правительству России. НТВ, например, вообще частная телекомпания, принадлежит «Газпрому». Что касается проблем вещания российского ТВ в Молдавии, то мне кажется, что этот вопрос сегодня просто не является приоритетным для российйского МИД. Вот и всё. И это факт. Поэтому вам надо заботиться не столько о том, что показывает или не показывает российское ТВ в Молдавии, а больше заботиться о качестве самого молдавского телевидения».

Обсудить