Cостоится ли в России новое пришествие «червонца»?

Для выхода из нышнего финансового кризиса в Госдуме Российской Федерации обсуждают возможность создания альтернативной валюты. Депутаты Госдумы задумались о замене российского рубля другой валютой, которая должна будет остановить его падение по отношению к доллару и евро.

По словам члена думского комитета по безопасности и противодействию коррупции Анатолия Выборного, есть несколько вариантов выхода из кризиса. В частности, можно создать альтернативную рублю валюту, названия для которой пока нет, или поднять российскую валюту на «совершенно другой уровень». В этом случае у российских граждан отпадет необходимость пользоваться евро и долларом. При этом Выборный не исключил, что к созданию новой валюты могут быть привлечены страны Евразийского экономического союза (ЕАЭС) и Шанхайской организации сотрудничества (ШОС).

Реально ли это? Как полагают многие ведущие финансовые эксперты в России и на Западе, вполне реально. Тем более, что успешный опыт подобного рода действий по спасению национальной денежной единицы у России уже имеется. Речь идёт о «советских червонцах» - первой валюте Страны Советов, которая появилась впервые в денежном обращении 27 ноября 1922 года.

До начала Первой мировой войны Российская империя имела прочную денежную систему, основанную на золоте. «1 рубль содержит 17,424 долей чистого золота. Государственный Банк разменивает кредитные билеты на золотую монету без ограничения суммы. Размен государственных кредитных билетов на золотую монету обеспечивается всем достоянием государства» — эти официальные надписи помещались на каждом кредитном билете, выпущенном в обращение Государственным Банком Российской империи.

На 1 января 1914 года в обороте находилось золотых монет достоинством в 5, 7,5, 10 и 15 рублей на сумму в 494,2 миллиона рублей (71,2 миллиона штук золотых монет), серебряных — на 225,8 миллиона рублей, медных — на 18,1 миллиона рублей2. Золотой запас государства составлял 1528 миллионов рублей, включая небольшую часть его, находившуюся за границей на хранении в банках ряда стран. Таким образом, кредитные билеты почти полностью были обеспечены золотом.

Но такая прочность российского (царского) рубля была только кажущейся, так как состояние государственного бюджета было совершенно неудовлетворительным. Наибольшую величину в доходах составляли наиболее несправедливые для основной массы населения косвенные налоги на предметы первой необходимости — чай, сахар, водку, спички, табак, ткани и прочие потребительские товары. Прямые налоги, то есть налоги на землю, дома, торговые заведения и промышленные предприятия, вообще на капиталы, являлись крайне незначительными и составляли менее тринадцатой части всех доходов. Большая же часть расходов направлялась на непроизводительные цели — содержание царского двора, полицию, армию и т. п.

С началом войны в августе 1914 года денежная система Российской империи начала разваливаться. Был сразу же прекращен свободный ранее размен кредитных билетов на золото и оно мгновенно исчезло из обращения. Затем, к концу года, из оборота исчезли серебряные монеты, а к лету 1915 года — уже и медные. В качестве замены мелких разменных монет в конце 1915 года в обращение пустили специальные почтовые марки в 1,2, 3, 10, 15 и 20 копеек, печатавшиеся на плотной бумаге. На их оборотной стороне, вместо клеевого слоя была лаконичная надпись: «имеет хождение наравне с медной монетой» (на марках в 1, 2 и 3 копейки) и «имеет хождение наравне с разменной серебряной монетой» на марках 10, 15 и 20 копеек».

Даже Министр финансов П. Л. Барк был вынужден признать, что выпустить марки-деньги заставила лишь острая необходимость срочного увеличения количества находящихся в обороте разменных денег, а также имевшиеся в наличии готовые материалы. Ввиду всеобщего неодобрения выпуска марок-денег уже вскоре предполагалось заменить их особыми казначейскими знаками. Но и при Временном правительстве продолжался их выпуск, однако на оборотной стороне стали печатать герб этого правительства — царский двуглавый орел без короны. Исчезли из обращения марки-деньги только в середине 1919 года, уже при Советской власти.

Война все время требовала увеличения выпуска денег и поэтому с июля по декабрь 1914 года царское правительство выпустило в обращение 1316,2 миллиона рублей кредитными билетами, в 1915 году — 2670,2 миллиона рублей, в 1916 году — 3480,6 миллиона рублей и в январе—феврале 1917 года — 767,2 миллиона рублей. Соответственно росту денежной массы падала покупательная способность рубля — к началу марта 1917 года она уменьшилась по сравнению с 1914 годом внутри страны до 27 копеек, а за границей — до 55 копеек, что было связано с поддержкой странами Антанты царского правительства.

Усиленный выпуск денежных знаков в обращение продолжался и при Временном правительстве. За недолгий срок своего существования с марта по ноябрь 1917 года при нем выпустили в обращение кредитных билетов дореволюционного образца на 6412,4 миллиона рублей. Летом 1917 года приступили к выпуску в оборот собственных денег этого правительства — достоинством в 1000, 250, 40 и 20 рублей.

Причинами, побудившими Временное правительство приступить к выпуску собственных денежных знаков, было не только стремление продемонстрировать свою государственность, но и нехватка высококачественной бумаги, металлических сеток и технических сукон для бумагоделательных машин, красок для печатных машин, необходимых для изготовления денежных знаков прежних образцов. В связи с продолжавшейся инфляцией максимальная величина денежного знака возросла в два раза — с 500 до 1000 рублей, а минимальная — в двадцать раз: с 1 до 20 рублей. Но даже знаки в 20 и 40 рублей часто выпускались в обращение не отдельными экземплярами, а листами по 40 штук в каждом, т. е. по 800 и 1600 рублей.

Нехватка в России денежных знаков продолжала сказываться и после Октябрьской революции. «Денег нет, вот где наша слабость, вот оттого мы слабы и отчего страдает наша страна» — писал Председатель Совета Народных Комиссаров Российской Республики В. И. Ленин в феврале 1918 года.

Поэтому зимой и летом 1918 года Советскому правительству пришлось допустить в обращение суррогаты денежных знаков — облигации «Займа свободы» достоинством не выше 100 рублей, купоны государственных процентных бумаг сроком до 1 декабря 1917 года, серии государственного казначейства и краткосрочные обязательства государственного казначейства сроком по 1 ноября 1918 года.

В 1919 году удалось выпустить новые виды денежных знаков — кредитные билеты образца 1918 года. Выпуск этих денег и все принадлежности для печатания выработали еще при Временном правительстве, поэтому на них изображен герб этой власти — двуглавый орел без короны и все надписи сделаны по старой дореволюционной орфографии, причем сами надписи: «Кредитные билеты размениваются Государственным банком на золотую монету без ограничения суммы и обеспечиваются всем достоянием государства» давно уже не соответствовали действительности.

На денежных знаках, как и на деньгах Временного правительства в 250 и 1000 рублей, была изображена свастика. Этим символом в древности в Индии, Китае, Японии, в средневековой Европе изображали благополучие, ниспослание благодати и спасения. В двадцатые годы нашего века свастику использовали германские фашисты, в результате чего она превратилась в символ насилия и варварства, а ее старое, подлинное значение забылось. На денежных знаках свастика описывалась как «геометрический орнамент, образованный крестообразно-пересекающими широкими полосами, загнутыми под прямыми углами, на одном конце вправо, на другом влево».

В свое время царское правительство предоставило Госбанку право выпускать непокрытые золотом кредитные билеты на сумму до 6,5 миллиардов рублей. Временное правительство повысило указанную величину до 16,5 миллиардов рублей.

Советское правительство долгое время печатало кредитные билеты, не проводя особого закона о предоставлении права выпуска их банку. Затем в октябре 1918 года Народному, т. е. бывшему Государственному, банку было предоставлено право увеличить выпуск кредитных билетов на 33,5 миллиарда рублей. Позднее, 15 мая 1919 года разрешили производить выпуск денежных знаков «в пределах действительной потребности народного хозяйства», причем эти пределы диктовались в то время исключительно возможностью печатных станков Гознака. В 1920 году Госбанк был упразднен и выпуск денежных знаков в обращение стал производиться через «Отдел денежных и расчетных знаков» Наркомфина РСФСР.

Продолжалось увеличение численности работников, занятых изготовлением денежных знаков. Ввиду военной угрозы Петрограду пришлось организовать новые денежные фабрики в Москве и Пензе, а позднее — еще в двух других городах. Для руководства всеми предприятиями был организован ГОЗНАК — Главное Управление производством государственных знаков. На 1 января 1920 года на всех его фабриках работало 11260 человек, через год — уже 13616. В 1920 году на изготовление денежных знаков: пошло около трех тысяч тонн бумаги.

В 1919 году были выпущены и первые полностью советские денежные знаки — с гербом РСФСР. Следует сказать, что в начальный период советской власти у части новых финансовых работников возникло мнение, что при социализме деньги не нужны, что они уже изжили себя. Для преодоления таких ошибочных взглядов потребовалось несколько лет

В 1921 году поступают в обращение так называемые «Обязательства РСФСР», предъявителю которых уплачивалось «вне всякой очереди» (что также было очень важно) один, пять или десять миллионов рублей расчетными знаками. Денежные знаки, особенно купюры малых номиналов, имели столь небольшую платежную силу, что их часто пускали в обращение неразрезанными листами по 20—25 штук. Но, кроме центральных, во многих местах страны различными местными властями и организациями были выпущены самые разнообразные местные денежные знаки.

Ситуация в стране была тогда крайне тяжелой. Рубль к осени 1921 года по сравнению с 1914-м годом обесценился в десятки тысяч раз. Гражданская война и политика «военного коммунизма» привели к сильнейшей гиперинфляции. Эмиссия денег резко возросла, поэтому из года в год рос дефицит бюджета (в 1920 году он составил 1055 млрд рублей), усилилось обесценение денег, которое вызвало у населения стремление превращать деньги в материальные ценности, что увеличило скорость их обращения, но ещё больше — снижение их стоимости.

В 1921 году реальная стоимость 100 тысяч совзнаков равнялась стоимости одной дореволюционной копейки. В обращении находились царские кредитные билеты, пятаковки, «керенки», и «совзнаки», многочисленные суррогаты и местные выпуски. Страну поглощала натурализация хозяйственных отношений, ведущей к окончательному расстройству денежной системы. Была введена карточная система, что свидетельствовало о нарушении принципа эквивалентности обмена, когда деньги уже не могли нормально выполнять главную свою функцию — меру стоимости. На местных рынках появились натуральные эквиваленты (зерно, соль и другие товары), что подрывало финансовую базу государства. Оздоровление финансов было признано одним из элементов новой экономической политики.

Первая деноминация была проведена на основании декрета Совнаркома от 3 ноября 1921 года. С 1 января 1922 года были выпущены государственные денежные знаки РСФСР образца 1922 года. Выпуск выпускавшихся ранее расчётных знаков РСФСР образца 1921 года был прекращён. Все находившиеся в обращении денежные знаки, в том числе расчётные знаки РСФСР образца 1919 и 1921 годов (совзнаки), государственные кредитные билеты образца 1905—1912 годов («романовские»), казначейские знаки образца 1917 года («керенки»), государственные кредитные билеты образца 1918 года («пятаковки»), обращавшиеся в качестве денег различные ценные бумаги и купоны к ним обменивались на новые денежные знаки в соотношении 10 000:1.

Деноминация позволила унифицировать денежное обращение, но не укрепила «совзнак». В марте—апреле 1922 года на XI съезде РКП(б) было принято решение о том, что экономическая и финансовая политика должна ориентироваться на восстановление золотого обеспечения денег.

Советское правительство привлекло к решению возникших проблем целый ряд финансистов и экономистов старой школы, имевших опыт работы в финучреждениях дореволюционной России. Однако эта мера оказалась сильно запоздавшей, так как из-за неурожая 1921 года поступление продовольствия на рынок резко сократилось. Как следствие, цены на продукты питания с октября 1921-го по май 1922-го выросли в 50 раз. Удорожание продовольствия вынудило правительство Советской России повысить уровень зарплат, а значит, включить на полный ход печатный станок. Избыточная эмиссия совзнаков привела к резкому росту инфляции, которая поставила крест на восстановлении экономики после Гражданской войны.

Еще в апреле 1921 года видный советский финансовый деятель 3. С. Каценеленбаум, докладывая в комиссии денежного обращения Института экономических исследований ВСНХ об основных принципах по регулированию денежного обращения, предлагал вести регулирование валюты в сторону создания новых денег, а не исправления старых.

Он считал, что новая денежная единица должна быть связана с металлом (предпочтительно, с золотом), однако выпуск металла в обращение представлялся ему в то время нецелесообразным. Одновременно с введением новых денег, по его мнению, «должны быть установлены денежные налоги, взнос которых обязателен в этих деньгах». Как вспоминал позднее сам 3. С. Каценеленбаум, его предложения, которые некоторым еще в начале 1922 года казались неосновательным увлечением «психологической теорией», были, в основном, правильны и оправдались в практике советского червонца.

Нарком финансов Григорий Яковлевич Сокольников, он же Гирш Янкелевич Бриллиант, с 30 декабря 1917-го возглавлявший Комиссариат бывших частных банков, вскоре вошедший в состав Народного комиссариата финансов (Наркомфина), участник переговоров с Германией (его подпись стоит под Брестским мирным договором), в годы Гражданской войны член Реввоенсоветов разных уровней, командующий 8-й армией и Туркестанским фронтом, осенью 1921 года назначенный членом коллегии Наркомфина, весной 1922-го — заместителем народного комиссара финансов, осенью того же года — Наркомом финансов РСФСР, а в июле 1923-го, после образования Наркомфина СССР, возглавивший это учреждение, также считал, что при падающем совзнаке восстановить экономику невозможно, а потому надо искать способы создания устойчивой валюты.

Работавший в то время в Наркомфине бывший банкир и бывший же миллионер, ставший совслужащим, Владимир Тарновский предложил жесткий, но крайне эффективный ход: эмиссию стремительно обесценивающихся совзнаков, покрывающую бюджетный дефицит, не прекращать, однако параллельно выпустить банкноты, обеспеченные золотом и инвалютой, которые запустят коммерческий оборот. С одной стороны, финансовая система стабилизируется, так как людей не ограничивали в совзнаках и никаких конфискационных мер правительством не предпринималось. С другой стороны, формировался мощный стимул для открытой коммерции и фактически демонтировался «черный рынок».

Григорий Сокольников выступил на стороне Владимира Тарновского и в кратчайшие сроки смог преодолеть сопротивление «профессиональных революционеров» в правительстве РСФСР, считавших деньги пережитком капиталистического прошлого и инструментом эксплуатации трудящихся.

На XI съезде РКП(б), прошедшем весной 1922 года, было принято решение о создании устойчивой советской валюты. Работники Наркомфина предлагали назвать новую валютную единицу «целковым», «федералом» либо же «гривной» или «червонцами». Целковый у населения ассоциировался с российским серебряным рублем, гривна была скомпрометирована в период существования УНР, а под червонцами все понимали золотую монету, выпущенную в царствование Николая II, так что разночтений тут быть не могло.

После длительного обсуждения приняли решение именовать новую советскую валюту «червонцем». Это слово ассоциировалось у населения с понятием о твердом золотом обеспечении денег и должно было вызывать доверие. Первыми в обращение в конце ноября 1922 года поступили банкноты достоинством в 5 и 10 червонцев. Купюры в 1, 3 и 25 червонцев были пущены в оборот позднее — к лету 1923 года. Банкноты номиналами в 2 и 50 червонцев, предусмотренные декретом, так и не были выпущены за ненадобностью

11 октября 1922 года Совет народных комиссаров РСФСР принял декрет «О предоставлении Государственному банку права выпуска банковых билетов». С 27 ноября 1922 года началось поступление в обращение банкнот номиналом в 1, 3, 5, 10 и 25 червонцев. Банковый билет номиналом в один червонец приравнивался к 10 рублям в золотой монете царской чеканки образца 1896‑1911 годов. Червонцу присваивалось золотое содержание в размере 1 золотника и 78,24 доли чистого золота.

Фотография лицевой стороны купюры в 10 червонцев совместно с описанием была впервые опубликована газетой «Известия» 9 ноября 1922 года. Червонцы этого образца были выполнены односторонними, т. е. на оборотной стороне их не было ни рисунков, ни каких бы то ни было надписей. Поэтому в народе они получили название «белые червонцы». Компановку надписей на червонцах образца 1922 года выполнил Владимир Николаевич Адрианов. Он работал ряд лет на фабриках Гознака и одновременно был доцентом Московского межевого института. Кроме того, он был автором герба Таджикской ССР.

Для гарантии их устойчивости новые денежные знаки на 25% обеспечивались запасами золота и других драгоценных металлов, а в остальной части ‑ иностранной валютой, векселями и товарами. Червонцы были оформлены однотипно и печатались на белой бумаге с общим водяным знаком. 26 октября 1922 года вышел декрет Совнаркома «О чеканке золотых червонцев». По общему весу, пробе и размерам советский золотой червонец (монета) полностью соответствовал 10‑рублевому царскому золотому, который в дореволюционной России чеканили с 1897 года.

К моменту Октябрьской революции золотой запас Российского государства сократился до 1260 миллионов рублей, одна половина которого хранилась в Москве, а другая — в Казани. Из Казани золото в количестве 30 тысяч 563 пудов в виде российских и иностранных монет, кружков, слитков и полос на 651,5 миллионов рублей было перевезено белогвардейцами сначала в Самару, а затем в Омск. Адмирал Колчак и атаман Семенов израсходовали около 240 миллионов рублей золотом, а остальное — порядка 410 миллионов рублей было возвращено советскому правительству в 1920 году.

Первые 200 тысяч советских червонцев по балансу эмиссионного отдела Госбанка на 28 ноября 1922 года полностью обеспечивались золотыми монетами дореволюционного образца, так называемого «имперского чекана», в 5 рублей, 7 рублей 50 копеек и 15 рублей в количестве 303 тысяч 500 штук. Кроме того, свободный остаток эмиссионного права в 314653 червонца обеспечивался золотом в слитках (чистого золота 333803 золотника 56 долей) на сумму 183591,7 червонца, иностранной золотой монетой на 22936,3 червонца и банкнотами английского банка в 125 тысяч фунтов стерлингов по курсу 0,865 червонца за фунт на 108125 червонцев27. Балансы эмиссионного отдела регулярно печатались в то время в газетах каждые две недели.

Угрозу для денежной реформы, однако, по-прежнему представляла эмиссия совзнаков. В первом полугодии 1923 года около трети бюджетных расходов финансировалось за счет эмиссии. Взбешенный этим нарком Григорий Сокольников на заседании ВЦИК даже предложил расстреливать руководителей ведомств и предприятий, требовавших допэмиссии для покрытия долгов по заработной плате и контрактам. Летом 1923 года ВЦИК принял постановление, согласно которому с 1 января 1924 года СССР эмиссия для покрытия дефицита прекращалась.

В феврале 1924 года Советское правительство остановило эмиссию и приступило к обмену совзнаков на бумажные рубли. Первоначальный курс был установлен на уровне полмиллиона совзнаков 1923 года (или 500 миллиардов старых рублей) за один золотой червонец или 10 рублей. Из-за острой нехватки мелких купюр в ряде регионов курс был на 20-30 процентов выше. В апреле 1924 года совзнаки прекратили хождение. Формально новые рубли не были привязаны к червонцу, но фактически установленный курс в 10 рублей за червонец более не менялся, и две параллельно существовавшие в стране валюты объединились в одну. Началась чеканка серебряной разменной и медной монеты.

Автор-разработчик внешнего вида знаменитой советской монеты — художник‑медальер Петроградского монетного двора Антон Васютинский (он также автор окончательного варианта Ордена Ленина и первого значка ГТО). Васютинский использовал сюжет, который был создан им для медали дореволюционной сельскохозяйственной выставки. Он изобразил крестьянина-сеятеля в лучах солнца на фоне поля и дымящих заводских труб. На лицевой стороне — герб РСФСР и надписи «Пролетарии всех стран, соединяйтесь!».

Таким образом, в итоге всех деноминаций в стране возник советский рубль, равный 50 миллиардам рублей периода до 1922 года. Событие вызвало в советском обществе одобрительный отклик, а пролетарский поэт Владимир Маяковский по этому поводу сочинил стихи: «Равны серебро и новый бумажный билет, / Ныне меж ними разницы нет. / Бери, какая бумажка больше на вкус, / Теперь и бумажкам твердый курс».

Предполагалось, что советские червонцы будут выпускаться особыми постановлениями Наркомфина каждое полугодие — не только для внешнего, но и для внутреннего обращения. Золотые червонцы советской России выпускали трижды: июнь‑сентябрь 1923 года (475 150 штук); октябрь‑декабрь 1923 года (638 050 монет) и январь‑сентябрь 1924 года (1 638 000 монет). Монеты обычно выпускались в Москве и оттуда распространялись по всей стране. В 1924 году, после образования СССР, было принято решение о выпуске монет нового образца, на которых герб РСФСР был заменен гербом СССР, однако были выпущены только пробные экземпляры, датированные 1925 годом.

В 1925 году советский червонец официально котировался на биржах ряда стран Европы и Азии, а операции с ним проводились в Великобритании, Германии, США и многих других странах. На тот момент это была одна из самых сильных мировых валют, ценившаяся выше британского фунта и стоившая более 5 долларов США. В мае 1924 года Григорий Зиновьев даже пожаловался на XIII съезде партии: «На внешней торговле накопили сто миллионов иностранной валюты — не знаем, куда деть».

Первоначально советский червонец, как золотая монета, отчеканенная в 1922 году одновременно с эмиссией бумажного червонца, столкнулся с большими проблемами субъективного свойства на мировом валютном рынке. Иностранцы категорически не хотели работать с монетами, украшенными советской символикой. Тогда Григорий Сокольников (правда, со страшным скандалом) добился изменения дизайна монет, после чего на Запад пошли отчеканенные в СССР золотые монеты с двуглавым российским орлом и профилем последнего российского царя – Николая II. Для решения данной проблемы в 1925—1927 годах на Ленинградском монетном дворе были отчеканены золотые монеты образца, принятого при Николае II, номиналом 5 и 10 рублей (с указанием года на реверсе «1911»), безоговорочно принимавшиеся за рубежом.

Отказ впоследствии от металлического червонца объяснялся тем, что финансовая система страны достаточно окрепла, чтобы отказаться от свободного хождения золота. Кроме того, за рубежом, видя усиление червонца, отказались от расчетов в золотой монете в пользу золотых слитков или иностранной валюты.

Свертывание НЭПа и начало индустриализации сделали металлический червонец ненужным для экономической системы СССР. Курс червонца упал до 5,4 рублей за доллар и впоследствии червонец перестал котироваться за границей. В целях унификации финансовой системы рубль был привязан к бумажному червонцу. Уже в 1925 году 1 червонец был приравнен к 10 рублям.

С 1926 по 1932 г.г. постепенно были обновлены все бумажные червонцы 1922‑1924 годов. Новые купюры были двухсторонними, за исключением пяти червонцев. Водяной знак остался только на банкноте номиналом 5 червонцев. Стала использоваться более плотная бумага для печати. В 1937 году была выпущена новая серия банкнот номиналами в 1, 3, 5 и 10 червонцев. На них впервые появился портрет Ленина.

Червонцы находились в обращении в СССР до денежной реформы 1947 года. Фактически же червонцы находились в обращении до 1 января 1948 года. Вместо червонцев в денежном обороте появились билеты Госбанка СССР достоинством в 10, 25, 50 и 100 рублей. Наименование «червонец» на банковых билетах уступило место слову «рубль». Именно в рублях стали вестись все исчисления денег в повседневной жизни Советского Союза. С их введением структура денежного обращения приобрела необходимую стройность. Во время реформы были изъяты также и сфальсифицированные немцами в годы Великой Отечественной войны червонцы.

Советские червонцы в истории денежного обращения Советского Союза сыграли огромную, ни с чем не сравнимую роль. Они помогли построить современную экономику народного хозяйства страны. Ныне червонцы мирно пребывают в коллекциях бонистов — собирателей старых денежных знаков, являясь довольно редким и поэтому весьма ценным коллекционным материалом.

31 марта 2008 года уникальный советский медный червонец 1925 года, оцененный в 1,8‑2 миллиона рублей, был представлен на предаукционной выставке «Коллекционные русские монеты и медали». 14 апреля 2008 года этот пробный медный червонец 1925 года (всего в мире известны пять экземпляров медных червонцев) был продан на аукционе с двукратным превышением эстимейта — за пять миллионов рублей.

Обсудить