Думитру Дьяков, почетный председатель ДП: «Правительство меньшинства – далеко не лучшее решение для РМ»

Это интервью было сделано 5 января этого года, то есть перед тем, как лидеры ЛДПМ, ЛП и ДП пришли к соглашению не давать пока больше заявлений прессе о ходе переговоров.

- Господин Дьяков, Вы не раз заявляли, что переговоры касательно создания правящей коалиции затягиваются из-за сложных просьб ЛП. Чего еще хотя либералы, помимо функции главы государства?

- Я не хотел бы давать оценку своим коллегам и не хотел бы навредить процессу переговоров. С точки зрения рядового избирателя, мы все виноваты в том, что до сих пор не имеем ясности в этом вопросе. Действительно, ЛП говорит, что мы, три партии, имеющие три основные государственные должности, и если ДП и ЛДПМ выберут портфели спикера и премьера, то либералам останется выбирать главу государства. Но президент не является ни частью парламента, ни частью правительства, и я считаю, что сначала надо создать правительственную коалицию, которая установит новое правительство. Господину Тимофти еще остается работать полтора года, и сейчас у нас нет даже необходимого потенциала для избрания президента, потому что в общей сумме на три партии у нас 55 мандатов. Формулу избрания президента мы должны будем найти совместно и не второпях. Думается, что если глава государства будет избран не 61 голосами, а 70-75, это будет наиболее стабильно для всей коалиции. И разве не было бы правильным искать выход по типу имеющегося, когда президент не вовлечен в партийную деятельность и может свободно взаимодействовать со всеми партиями, правительством и населением! А закреплять в соглашении о коалиции, что данная должность числится за какой-то конкретной партией, было бы неопрометчивым.

«Не идет речь о том, что кто-то останется в той же должности»

- ДП поддержит предложение ЛДПМ касательно организации референдума о том, чтобы глава государства избирался напрямую гражданами?

- Возвращение к системе избрания президента гражданами – деликатный вопрос. Вообще мы должны говорить не столько о самом способе выбора президента, сколько о его роли. У нас было два президента, которых избрал народ и которые были в конфликте и с парламентом, и с правительством. Хотите, чтобы данная практика повторилась? Бэсеску в Бухаресте, избранный народом, десять лет находился в постоянном противостоянии с парламентом, избранным людьми. Нам надо выбирать из трех: либо президент является главой правительства и тогда меняется вся система власти, либо президента выбирает народ, но у него нет полномочий и тогда он входит в конфликт с парламентом, либо найти решение для избрания президента а парламенте. Посмотрите на Додона, который изначально не поддерживал эту идею, а сейчас ратует за избрание президента всей страной. В этом смысле нам необходима очень осмысленная дискуссия о системе власти в РМ. И о решении широкого компромисса.

- И либералы предлагают референдум об изменении Конституции, чтобы президента можно было избирать 51 голосами в парламенте.

- Пожалуйста, а как нам выполнить данное предложение, если у нас не сформировано правительство?И почему мы не ищем 68 голосов, чтобы изменить Конституцию в парламенте?

- Какие правительственные функции ДП готова отдать либералам? Потому что так называемая европейская методика, предложенная Михаем Гимпу, предполагает и разделение правительственных функций по тому же принципу: ЛДПМ, имеющая больше всего мандатов, выбирает первая функцию, затем ДП и последняя – ЛП. И круг повторяется дальше...

- Коалиция должна найти такое решение, которое бы предоставляло удобство всем участникам. Сейчас мы ведем разговор с нуля о создании новой коалиции и не ставится вопрос о том, что у кого-то были какие-то функции и они должны им же и остаться. Мы выходим с переговоров и говорим, что не хотим функций, но получается, что все-таки должности остаются основной проблемой.

- Министерство транспорта вернется либералам?

- О министерствах еще конкретно речи не шло, но я не вижу никакой проблемы по этому поводу.

«Надеюсь, мы найдем общий язык в раскладе ДП-ЛП-ЛДПМ»

- Владимир Воронин заявил, что ПКРМ не будет являться правящей стороной, а уйдет в оппозицию. Если не найдется общее решение с ЛП, какой коалиции нам ожидать?

- Я очень надеюсь, что мы найдем общий язык в раскладе ДП-ЛП-ЛДПМ

- Существует ли вариант создания коалиции меньшинства, то есть ДП-ЛДПМ при поддержке ПКРМ?

- В мире существуют варианты правительства меньшинства при определенной поддержке. Это означает не иметь ни четкого большинства, ни сильных взаимных обязательств. Но нам необходим широкий консенсус касательно евроинтеграции, поэтому я думаю, что правительство меньшинства – далеко не лучшее решение для РМ.

- Когда Вы говорите о 61 голосе, необходимых для избрания президента, Вы имеете ввиду коммунистов?

- Идея заключалась в том, чтобы все три партии коалиции пригласили коммунистов, потому что правительству будет необходима широкая поддержка со стороны населения. И нам не нужно две агрессивные партии в правительстве. В ситуации, когда с Додоном сейчас дискутировать сложно, одна конструктивная и одна деструктивная оппозиции были бы решением для будущего правительства. В европейских странах оппозиция видит правление страны почти так же, как и правящая власть, как минимум в стратегическом смысле. Только у нас правящие партии тянун в одну сторону, а оппозиция - в другую. Одна из основных проблем РМ заключается в том, что наше государство разделено. Если мы не можем привести страну к единому мнению на уровне российской, или румынской идей, то необходимо, чтобы от РМ излучала стабильность. Дед Василий хочет жить в мире и со своим украинским соседом, и с гагаузским, и с болгарским, и с русским. Поэтому мы обязаны защищать интересы граждан Молдовы, а не промовировать интересы других стран.

«Не ставится вопрос о том, что ПКРМ войдет в процесс правления в полной мере»

- И если ЛП выйдет из формата переговоров, не станет ли наиболее возможным убедить коммунистов вступить в коалицию, нежели создавать правительство меньшинства?

- Не знаю. Насколько мне известно, у нас еще не было подобных разговоров с ПКРМ. Но досрочные выборы были бы катастрофой для РМ, которая останется без правительства еще как минимум на полгода. И ответственность должны будут нести за это все партии в парламенте.

- Тогда придут к власти радикальные левые?

- Да, ситуация может быть неприятной. Это должен понимать и Гимпу и наши, чтобы быть более учтивыми.

- И в то же время Воронин противоречит. С одной стороны он заявляет, что останется в конструктивной оппозиции, а с другой дает понять, что может стать президентом РМ. Вы примите такие условия со стороны ПКРМ?

- У г-на Воронина есть дар делать всякого рода заявления, которые заставляют всех задумываться. Он человек с опытом, восемь лет был президентом и не думаю, что еще имеет желание снова занять данную функцию. На самом деле, сегодня даже не ставится вопрос о том, что ПКРМ войдет в процесс правления в полной мере. Их участие в этом процессе скорее приведет к созданию правительства национального единства, правительства технократического, с людьми не из политики на важных должностях. Мне кажется, эта ситуация оправдала бы правительство.

- Вы думаете, что лидеры де-факто ДП и ЛДПМ приняли бы такое правительство?

- Это всего лишь идея, больше теоретическая. Повторяю, мы хотим сильной коалиции. Тем более, что без либералов проблема с избранием президента не решится. Но не стоит торопиться. После того, как будем иметь правительство, решим, что делать с президентом. Особенно если мы не хотим президента диктатора. В правительстве есть столько должностей намного более важных, нежели должность президента!

- Возможно ли, что до 2016 года Николай Тимофти подаст в отставку и будет избран другой президент?

- Не думаю, что кто-то выкажет такое нетерпение в данном вопросе.

«Предполагаю, что Воронин хотел подставить плечо...»

- Г-н Дьяков, когда впервые появилась идея пригласить коммунистов к переговорам?

- После выборов. Результат голосования показал, что за три партии из коалиции проголосовало 38% всех избирателей. Правительство с такой поддержкой со стороны народа не может нормально функционировать. Поэтому надо искать большей поддержки со стороны населения. И иметь позитивную практику, когда правительство и оппозиция являются единым целым с точки зрения защиты государства.

- До выборов с Ворониным не говорилось по данному поводу?

- Как сказать...В любом случае, с более практической точки зрения эта идея пришла после результатов голосования. Потому что иметь две партии в оппозиции – не хорошо.

- Как тогда понять поведение в предвыборный кампании ПКРМ, которая боролась, как будто, за собственное поражение? Не участвовала в теледебатах, отменила запуск кампании, отказалась от промовирования ТС. И в то же время Воронин, который до этого говорил, что Филат и Плахотнюк отбирают у нас страну, сейчас говорит, что единственная ошибка Плахотнюка в том, что он подался в политику...

- И Вам кажется это плохо? Вам больше нравилась агрессивная ПКРМ с Петренко и Мунтяну, которые тянули в парламент Шелина и устраивали спектакли каждый день? ПКРМ показали себя на выборах так, как посчитали необходимым и предполагаю, что г-н Воронин видел, куда движется ситуация и хотел подставить плечо, чтобы было больше спокойствия и конструктивизма.

- И все-таки, до выборов Плахотнюк и Воронин имели договоренность о пост-выборном сотрудничестве?

- Не думаю. Были спекуляции со стороны тех, кто ушел из ПКРМ. А Воронин в его возрасте и с его опытом, думаю, устал находиться во главе «чегиваристской» организации. И избрал другой момент поведения. Если вспомните, в самые важные для РМ моменты Воронин вел себя не так, как ожидали от него многие. Так же было и с приднестровской проблемой, и с русским языком в качестве государственного...

- Воронин говорил, что Плахотнюк финансировал образование и участие в выборах Партии коммунистов-реформаторов. Это так?

- У нас каждая партия, если ее что-то не устраивает, говорит, что за спиной стоит Плахотнюк. А идеи создания клонов не новы на территории бывшего советского пространства. Понятно, что есть и у нас много избирателей, которые голосуют, как им взбредет в голову, но...

- Вы можете категорически заявить, что Плахотнюк не был вовлечен?

- Я ни разу не слышал, чтобы у нас в партии об этом шла речь.

«С ЛДПМ нет особых проблем»

- Правда ли, что Влад Филат больше не хочет предлагать Юрия Лянкэ на должность премьера?

- Не знаю, мы не лезем в дела других партий.

- Возможно ли, что ЛП возглавит правительство?

- Все что угодно возможно, пока нет соглашения о создании коалиции. Хотя право выбирать первым функцию лежит на ЛДПМ, у которой больше всего голосов.

- Насколько кооперативна ЛДПМ в рамках переговоров?

- С ними у нас нет особых проблем. Мы являемся двумя партиями с разными доктринами, с различным электоратом, понимающим необходимость евроинтеграции, внутреннего политического равновесия и хороших отношений с соседями.

- Кто, по-Вашему, виновен в банковском кризисе в РМ?

- На этот вопрос должны отвечать ответственные органы. Я думаю, что самое ужасное, что мы пережили в последние годы, это тот факт, что парламент пытался проводить различного рода расследования, из которых только выносил пользу для себя. Не политики должны искать виноватых, политики должны создавать условия, чтобы компетентные органы были дееспособными.

- Как тогда понять, что родственники Филата пользуются миллионными кредитами Banca de Economii (BEM)?

- Не знаю. Не проблема, чтобы родственники брали кредиты, важно, чтобы они их возвращали вовремя и законно. Прокуратура и другие структуры начали расследование по этому поводу. Рано, или поздно все станет явным.

- Те, кто нанес ущерб BEM, должны быть привлечены к ответственности?

- Все, кто нарушают закон, рано, или поздно должны предстать перед законом. Тогда мы будем жить в правовом государстве, демократическом и цивилизованном. А соответствующие учреждения должны защищать закон, а не конкретного депутата, или конкретную партию.

- Может когда-то будет и так. Но пока что НЦБК и Прокуратура контролируются ДП.

- Я не почувствовал, что ДП контролирует какое-то учреждение. И посоветовал бы и представителям этих учреждений никому не подчинять и отвечать только перед лицом закона и граждан.

- Если они Вас послушают, то многие могут потерять должности.

- Я не знаю о таких случаях. В любом случае, когда-нибудь все станет явным, если оно так.

- Должности главного прокурора и директора НЦБК были поделены в 2009 и 2010?

- Они были избраны путем конкурса.

- На переговорах вы решили, кому достанутся эти должности?

- Были кое-какие разговоры на эту тему.

- Будете из делить и в этот раз?

- Генеральный прокурор и директор НЦБК еще не закончили свои сроки. Я думаю, что если эти должности будут разделены, то мы продолжим практику, которой пытались осудить данный принцип.

«Безработные жертвуют деньги всем партиям»

- Г-н Дьяков, наши правовые органы, при желании, могли бы зафиксировать нарушения в финансировании всех партий РМ. Известно, что у нас, во время предвыборных кампаний, даже бедные люди жертвуют партиям большие суммы денег. Исходя из этого, что Вы думаете об исключении партии Родина из предвыборной гонки?

- Я совершенно не обрадовался, когда услышал, что одна из партий снята с предвыборной гонки на последней стометровке. Тем более, что судя по рейтингам, у этой партии была поддержка со стороны населения. Этот опыт получит не очень хорошее эхо на будущее, сам факт того, что создался такой прецедент. Если на протяжении 20 лет государство не финансировало политические партии, естественно, появится вопрос: откуда у партий деньги? И почему случаются такие вещи, когда действительно безработные жертвуют партиям средства? И здесь нет различий, потому что все партии вовлечены в это. Поэтому надо сделать все возможное, чтобы финансирование партий стало заботой будущего правительства и создать равные условия для всех предвыборных конкурентов.

- После того, как Ренато Усатый заявил, что Филат и Плахотнюк должны сидеть в тюрьме, кто, как Вы думаете, был больше заинтересован в том, чтобы избавиться от Усатого?

- Не было бы честно с моей стороны, чтобы я говорил, кто более...Я хочу верить, что правда на стороне правосудия, но у меня большие сомнения касательно этого вопроса в данном случае. Поэтому хотелось бы, чтобы больше в будущем такое не повторилось.

- Усатый говорит, что не может вернуться в РМ, потому что его могут арестовать. Может ли это быть предупреждением для него не участвовать в местных выборах 2015?

- Не знаю. Я на его месте сел бы в самолет и вернулся, даже если бы знал, что буду арестован. Но г-н Усатый знает лучше, если ли у него проблемы с правосудием. Если нет, зачем бояться? С одной стороны, он симпатичный малый, без комплексов, свойственных многим политикам РМ. С другой – он авантюрист. Но самое важное: кто стоит за ним и пытается ли кто-то использовать его в качестве инструмента для реализации своих целей?!

«Воевать мы можем, но у нас нет армии, танков, самолетов»

- Что означает слоган ДП: «остановим экстремизм»?

- У нас было достаточно информации о разного рода попытках, на юге страны и в других областях, использовать определенных людей для разделения общества. И это можно было заметить невооруженным глазом. К сожалению, мы живем в стране с плодородной почвой для экстремизма. У нас любое проявление в одной стороне порождает ответ в другой. Я не имею ввиду партии с политическими заявлениями, а тех, кто использует эти заявления для подливания масла в огонь. Нам необходимо более четкое законодательное объяснение, чтобы не подвергать население всевозможным рискам.

- Как возможно наладить отношения РМ с Россией, как минимум, чтобы Москва сняла эмбарго?

- Чтобы сохранить конструктивную атмосферу в РМ, нам нужны очень честные отношения и с Россией, и с Румынией. Если РМ будет использована для поле боя с одной из этих стран, то у нас всегда общество будет на баррикадах. Это правда, что у России есть свои интересы в РМ, некоторые из которых идут вразрез с нашими интересами. Но что мы можем сделать? Можем воевать, но у нас нет армии, танков, самолетов. Поэтому надо использовать наши возможности и быть принципиальными. В диалоге с Россией нам не нужны агрессивные и резкие заявления, чтобы не породить враждебность. Помимо молдаван и румын у нас есть еще гагаузы, болгары, русские, украинцы, которые по-разному смотрят на вещи, но которые все являются гражданами Молдовы. Процесс евроинтеграции должен сделать так, чтобы мы не думали о том, что у нас есть люди, недовольные еще и из-за геостатегической политики, а лишь недовольные по социальным причинам отсутствия еды, или одежды для детей.

«Я не являюсь чьим-либо адвокатом»

- Г-н Дьяков, известно, что 30 ноября люди проголосовали за внешний вектор РМ, хотя многие избиратели ДП и ЛДПМ недовольны нынешним правлением. Чтобы закончить интервью на оптимистичной ноте и поставить на место недоброжелателей, могли бы Вы продемонстрировать, что Влад Филат и Влад Плахотнюк являются честными людьми?

- Я не являюсь чьим-либо адвокатом, но тот факт, что люди проголосовали за данные партии, говорит о том, что они сделали это осознанно. Когда у партии есть поддержка избирателей выше, чем избирательный порог, это является достижением данной партии. Что касается моих коллег, у нас у всех есть плюсы и минусы, но голоса избирателей показывают, что они в нас верят.

- Людям не оставалось за кого другого голосовать, потому что проевропейских партий с шансами попасть в правительство, - всего три.

- Могли бы быть шансы и у других, если бы люди доверяли им.

- Вы согласны, что если бы Ион Стурза, например, был бы в какой-то партии, он бы забрал много ваших голосов?

- Не стоит сейчас гадать. Он не пришел и не пытался обмануть избирателей. Мы можем предполагать и спекулировать, но есть результаты выборов, которым мы должны соответствовать.

Timpul

Обсудить