Борьба с коррупцией в Китае: «Бей и по мухам, и по тиграм!»

Смелый дядюшка Си и новая "банда четырех"

Поздней осенью прошлого года в китайском аналоге YouTube появилось видео с милой песенкой: «Дядюшка Си никого на свете не боится, он смело бьет по крупному зверю. Как хотелось бы встретиться с ним хотя бы во сне!»

Китай, как вы понимаете, — страна большого размаха и крупных цифр, однако популярность видеоролика поражала даже по тамошним меркам: за неделю его просмотрели более 40 миллионов раз! Герой песенки сомнений не вызывал — под смелым дядюшкой, конечно, имелся в виду нынешний председатель КНР Си Цзиньпин. Который со времени своего прихода к высшей власти развертывает невиданную по масштабам и интенсивности операцию по искоренению коррупции под лозунгом «бей и по мухам, и по тиграм!»

За время ее проведения смещены со своих постов с последующим жестким расследованием уже более 800 боссов в чинах выше заместителя начальника отдела в центральном аппарате и выше вице-мэра в провинции. Впечатляет и набор самых крупных тигров, которых сразил смелый дядюшка Си — их уже называют новой «бандой четырех» по образцу приближенных председателя Мао Цзэдуна и застрельщиков «культурной революции», подвергнутых репрессиям после смерти Великого Кормчего. И на которых тогда свалили все беды КНР.

Первым в новую высшую четверку разоблаченных попал любимец китайских леваков-маоистов, ностальгирующих по равенству в бедности времен «культурной революции» — бывший глава партийной организации мегаполиса Чунцин, член Политбюро Бо Силай. Его одно время прочили в высшее руководство или даже в лидеры страны, однако при нынешнем председателе КНР он был обвинен в коррупции и злоупотреблениях и приговорен к пожизненному заключению.

Бо Силай был тесно связан со вторым и некогда самым влиятельным членом новой «банды четырех» — недавно исключенным из партии и арестованным по тому же подозрению в коррупции бывшим членом Постоянного комитета Политбюро, бывшим министром общественной безопасности Чжоу Юнканом. Третьим считают бывшего заместителя председателя Центрального военного совета КНР генерала Сюй Цайхоу.

Одно время он был в Китае одним из двух самых высокопоставленных людей в погонах. Теперь арестован и вроде бы уже признался в получении огромных взяток. Замыкает четверку экс-глава секретариата ЦК Лин Цзихуа, который сейчас находится в одной из партийных тюрем и подвергается допросам. Его дело расследует внутренняя служба безопасности КПК по обвинению «в серьезных нарушениях». Что опять же указывает на коррупцию.

Вся члены новой «банды четырех» — разумеется, не ангелы. Свидетельства их причастности к взяткам и казнокрадству убедительны. Все они за годы пребывания в верхах привыкли к полной безнаказанности. Чего стоит только история с сыном Лин Цзихуа, разбившимся в марте 2012 года в центре Пекина в эксклюзивном «Феррари» вместе с двумя голыми девицами. С которыми, как шептались потом, он занимался сексом на бешеной скорости. Скандал в качестве куратора спецслужб тогда лично приказал замять упомянутый выше Чжоу Юнкан из той же «банды четырех».

Но главное в другом. Набор из четырех фигур, превращенных в высшие символы коррупции и распущенности, дает нынешнему председателю КНР Си Цзиньпину возможность действительно бить «и по мухам, и по тиграм» во всех слоях китайской номенклатуры. Сейчас ослаблены и сторонники «новой левизны», и представители спецслужб, и некогда неприкасаемая военная верхушка, и влиятельные экономические круги.

Поскольку члены новой «банды четырех», например, контролировали энергетическую промышленность и некоторые другие сферы хозяйства. Они же были связаны с региональными боссами в ведущих провинциях КНР. "Все смешалось, под ударом сейчас находятся практически все«,- заявил на условиях анонимности одному из японских журналистов осведомленный источник в Компартии Китая.

Эксперты сходятся во мнении, что в номенклатуре КНР обвинения в коррупции можно предъявить практически каждому. Так называемый «серый доход» государственных и партийных чиновников помимо их часто невысокой официальной зарплаты до недавнего времени считался почти нормой, его размеры в общей сложности оценивают в 10-20 процентов гигантского валового внутреннего продукта (ВВП) Китая.

Недвижимость и другое имущество гражданской и военной номенклатуры, как полагают, почти вдвое превышает то, что имеется у всех остальных граждан КНР. Ситуация с коррупцией обострилась чрезвычайно — как только в среду на этой неделе вновь заявил Си Цзиньпин, от борьбы с ней «зависит жизнь или смерть партии и всей нации».

Кстати, в момент прихода к власти нынешний председатель КНР был фигурой далеко не самой сильной, его возвышение было продуктом компромисса между различными могущественными группировками внутри КПК. Однако мощная кампания борьбы с коррупцией необычайно укрепила личные позиции Си Цзиньпина, он теперь фактически не имеет соперников, опирается на мощнейшую народную поддержку.

Искоренение коррупции, массовые отставки и аресты, бесконечные жесткие судебные приговоры дают нынешнему председателю КНР возможность сохранить свое влияние и после 2022 года, когда его ждет обязательная отставка после завершения 10-летнего срока полномочий. Важнейшую роль в этом сыграет съезд Компартии Китая, который состоится в 2017 году. Он должен в значительной мере определить новый состав высшего руководства страны, которое останется после ухода нынешнего лидера. В первую очередь сменятся пятеро из нынешних семерых небожителей — членов верховного органа власти, Постоянного комитета Политбюро ЦК. В нем после съезда до 2022 года сохранят свои кресла только сам Си Цзиньпин и премьер Ли Кэцян.

Именно эта пока еще неясная пятерка новичков в Постоянном комитете будет иметь ключевое значение для будущей системы управления Китаем. Именно из ее состава, скорее всего, изберут следующего председателя КНР и главу правительства.

Ранее среди наиболее вероятных кандидатов на места в пятерке преобладали представители группировки выходцев из Коммунистического союза молодежи Китая. Ее неформально возглавляет предшественник Си Цзиньпина на посту лидера КНР — Ху Цзиньтао. Однако разоблачение новой «банды четырех» нанесло мощный удар по позициям «комсомольцев».

Дело в том, что Лин Цзихуа (тот самый, с сыном в «Феррари») считался одним из самых главных приближенных Ху Цзиньтао. Его громкое разоблачение и превращение в «символ коррупции» вносит смятение в ряды «комсомольцев», подрывает их влияние. В том числе ставит под большое сомнение и планы провести своего человека на место преемника Си Цзиньпина. Таковым ранее считался крайне амбициозный представитель «комсомольцев», глава партийной организации процветающей 105-миллионной провинции Гуандун Ху Чуньхуа, которому всего 52 года.

Сильно ослаблена и еще одна некогда могущественная группировка, которую возглавляет другой экс-председатель КНР Цзян Цзэминь — весьма влиятельный, несмотря на преклонный возраст. Его выдвиженцы значатся и в новой «банде четырех», и среди других репрессированных высокопоставленных номенклатурщиков. А смелый дядюшка Си, тем временем, продолжает свою беспощадную охоту на тигров — только 12 января гонконгская печать сообщила, что по подозрению в коррупции задержан заместитель министра государственной безопасности КНР Ма Цзянь.

Описание: http://www.echo.msk.ru/att/avatar2/poster-60532-picture-70.gifавтор Василий Головнин журналист, Токио

Обсудить