Валютный рынок: молдавский лей в свободном полёте

Всякий полёт должен заканчиваться приземлением. Желательно, безболезненным.

Решение Центрального Европейского Банка (ЦЕБ), а по существу правительства Евросоюза, о дополнительных масштабных эмиссиях евро, принятое в январе текущего года, безусловно, является знаковым событием и способно в корне изменить несколько странную ситуацию на финансовых рынках не только Европы, но и всего мира.

Речь идет о решении ЦЕБ увеличить объемы кредитования европейских (но, очевидно, не только) государств за счет так называемых мер количественного смягчения (quantitative easing – QE). Общая сумма предполагаемой эмиссии составляет 1100 млрд. евро. Конечно, освоение столь массивных ресурсов – это дело не одного месяца и, возможно, даже не одного года, но, как говорится, лиха беда начало.

Что послужило причиной столь неожиданного, но для многих европейских государств, крайне необходимого решения? Причин, как всегда, много. Но главная из них, как подчеркивают профессиональные аналитики, заключается (хотелось бы в это верить) в повороте экономической политики Евросоюза в сторону возрождения и экономического роста. Вместо давно всем опротивевших «austerity measures» Евросоюз пытается восстановить интерес бизнес-сообщества к еще далеко не исчерпанным возможностям старого континента и продолжить свое парадное шествие во всех, без исключения, областях экономической деятельности.

В более широком плане это означает предотвращение явно наметившейся тенденции скатывания Евросоюза в так называемую «дефляционную воронку», вырытую, между прочим, в течение последних 4-5 лет путем чрезмерного затягивания поясов (читай - «austerity measures»).

Прямым следствием этой недальновидной, но очень продолжительной, политики стала угроза отрицательной инфляции на всем пространстве Еврозоны, да и Евросоюза в целом. Наиболее ярким примером вышеуказанного макроэкономического эксперимента, а также его пагубных последствий для отдельных национальных экономик, является Греция. Есть все основания опасаться, что политический выбор этой страны, продемонстрированный 25 января, а именно – приход к власти леворадикальной партии, в любой момент может стать примером для других стран Евросоюза, например, Испании, Италии и т.д.

С целью предотвращения подобного сценария в развитии социально-экономической жизни континента Европейские лидеры, а также руководство ЦЕБ уже объявляют о готовности Евросоюза в ближайшее время выкупить облигации национальных правительств на сумму 550 млрд. евро из выше обозначенных 1100 млрд.

Вполне очевидно, что Республика Молдова не будет находиться в числе первых европейских государств, получивших столь существенную финансовую подпитку. Также очевидно, что в отличие, например, от швейцарского франка, который в предвкушении триллионной евроинъекции моментально подорожал на 30% (правда, с последующим незначительным откатом), молдавский лей в одночасье не восстановит стабильность и востребованность, аналогичную той, которую в данный момент демонстрирует швейцарская валюта. Но почему ранее сравнительно стабильный молдавский лей должен быть подвергнут столь радикальному обесцениванию?

Причем, как ни странно, происходит все это на фоне массовой эмиссии еврооблигаций, да и самих евро, а также на фоне огромных государственных долгов США, сопоставимых, как известно, с годовым валовым внутренним продуктом этой страны.

Эти вопросы мучают сегодня многих. Ведь общеизвестно, что вслед за удорожанием евро и доллара США уже озвучена необходимость повышения тарифов на электричество, другие коммунальные услуги. Растет цена на всю палитру импортных товаров, а их в Республике Молдова не просто много, а очень много. Все дорожает.

Общеизвестный факт. Нефть на мировых рынках подешевела более, чем вдвое. Во многих странах это привело к аналогичному снижению цен на бензин и дизтопливо. Но не в Молдове. Снова из-за обесценивания молдавского лея.

Единоличным регулятором валютного рынка в Республике Молдова является Национальный Банк Молдовы (НБМ). Все ждут его дополнительных интервенций на этот рынок. Как, например, это было в конце прошлого и начале текущего года. Однако, валютные резервы регулятора не безразмерны.

Следует подчеркнуть, что кроме долларовых интервенций, НБМ располагает и другими, в том числе чисто административными рычагами управления валютным рынком. Пусть не покажется странным, но вполне очевидно, что в условиях «шока», которому был подвергнут молдавский лей, нужно задействовать методы все той же «шоковой терапии». Разумеется, временно и очень взвешенно, поскольку за каждой шоковой операцией следует, так называемая, послешоковая реакция (aftershock).

В этом плане решение ЦЕБ о дополнительной массовой эмиссии денежных знаков является не только признаком изменения монетарной политики Евросоюза, но и своеобразным, а главное и своевременным сигналом того, что евро – это рабочая валюта, призванная обслуживать товарно-денежный оборот еврозоны. Не более того.

В этой связи уместно напомнить, что обесценивание лея по отношению к Евро, конечно же, облегчает, при прочих равных условиях, экспорт молдавских товаров на территорию еврозоны, а также повышает, пусть даже временно, эффективность работы молдавских гастарбайтеров в странах еврозоны.

Не будем сбрасывать со счетов ситуацию на валютном рынке соседних стран – Украины, а главное – России, которая, безусловно, оказывает существенное давление на евро-долларовый потенциал Молдовы. Учитывая масштабы и потребности этих двух стран, скромные возможности НБМ, молдавских экспортеров и гастарбайтеров не идут ни в какое сравнение с тем, чего и сколько хотели бы приобрести наши восточные соседи на валютном рынке Молдовы.

Даже этот, далеко не полный перечень аргументов «за и «против» более жесткой регламентации валютного рынка показывает, насколько сложное решение предстоит принять регулятору для стабилизации обменного курса.

Ясно одно, пока эти меры не будут приняты, приостановить волатильность валютного рынка не удастся. Ситуацию нужно сбалансировать, ибо чрезмерная амплитуда колебаний явно вредит стабильному и динамичному развитию, как отдельных экономических агентов, так и национальной экономики в целом.

Пока же следует признать, что единственным, хотя и весьма призрачным, достоинством валютного рынка Молдовы, является его свободный, ничем не ограниченный, полёт. Однако, всякий полёт должен заканчиваться приземлением. Желательно, безболезненным.

Обсудить