Дорога в «Приднестровье»

Соглашение в Минске закрепило Донбасс как зону нестабильности в Украине

Нет сомнений, что минские переговоры в «нормандском формате» с участием лидеров Украины, Германии, Франции и России, завершившиеся 12 февраля на рассвете, будут вписаны в историю дипломатии. С одной стороны, это были рекордные переговоры, продолжавшиеся 16 часов: начались в 7 вечера и без перерыва длились почти до 11 утра по киевскому времени. С другой — очень высоки были ставки, которые делали участники переговоров для достижения перемирия на Донбассе.

Однако особенностью данного случая было то, что одна сторона конфликта на Донбассе, Россия, заранее предъявила ультимативные требования Киеву, подкрепленные силой. А Запад, который представляли немецкий канцлер Ангела Меркель и французский президент Франсуа Олланд, с самого начала российской агрессии, начавшейся в апреле прошлого года, заявлял, что они отдают предпочтение мирному урегулированию и исключают поставки вооружений украинской армии.

И в результате Путин, который делает ставку на военный вариант, фактически вышел победителем после переговоров, объявив о прекращении огня с 0 часов 15 сентября. Российский президент вышел в радостном настроении к журналистам и фактически обвинил украинские власти в том, что переговоры продолжались так долго. По его словам, это произошло из-за того, что киевские власти не хотят напрямую общаться с лидерами ДНР и ЛНР, отметив, что нужно смотреть на реальность. И дальше в духе российской пропаганды обвинил Киев, что тот атаковал ополчение ДНР и ЛНР, которое в ответ на агрессивные действия киевских властей не только сдержало атаки армии, силовых структур Киева, но и, перейдя в наступление, окружило значительную группировку от 6 до 8 тыс. человек. А на самом деле именно пророссийские сепаратисты вместе с российской армией атаковали позиции украинских войск, зайдя далеко за пределы разграничительной линии, согласованной 19 ноября в Минске.

Далее Путин заявил, что в комплекс вопросов относительно долгосрочного мирного урегулирования входит конституционная реформа, в которой должны быть учтены законные права людей, проживающих на территории Донбасса. А решение пограничных вопросов, по его словам, может произойти по согласованию с ополчением Донбасса.

Фактически получается, что новые «Минские договоренности» совпадают с требованиями Путина. И выглядит так, что присутствие на переговорах Меркель и Олланда не помогла Украине отстоять свои позиции, в частности — возвращение к сентябрьским «Минским договоренностям». Более того, под этими договоренностями нет подписи Путина.

Было заметно, что Президент Украины Петр Порошенко покидал переговоры несколько разочарованным. Вместе с тем он отметил, что переговоры в Минске были напряженными. По его словам, украинской стороне выдвигались ультимативные условия. «Это было непросто, и фактически нам выставляли всяческие неприемлемые условия, отходы, сдачи. Мы не пошли ни на какие ультиматумы и четко проявили позицию, что прекращение огня должно произойти без предварительных условий», — цитирует УНИАН слова Порошенко. Глава украинского государства отметил, что не будет никакой федерализации, автономии, и 19 февраля будут освобождены все пленные. По его словам, также достигнута договоренность об освобождении Надежды Савченко. Украинские пограничники, добавил Порошенко, должны в полном объеме возобновить контроль на государственной границе до конца 2015 года.

Министр иностранных дел Украины Павел Климкин написал в Twitter, что вся логика Минска сохранена. «И это в наших интересах. Кто-то хотел превратить отдельные районы Донбасса в смесь Чечни и Приднестровья. Теперь пусть реализуют свои желания не у нас и без нас», — подчеркнул он.

Довольно сдержанной была реакция Меркель относительно достигнутых договоренностей, которые она назвала реальным шансом достижения. И хотя для этого нужно еще много сделать, отметила она.

Между тем Олланд считает договоренности «большим облегчением для Европы».

Для Европы, возможно, это и так. Верховный представитель ЕС по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини уже заявила вчера, что на фоне минских переговоров не ждет обсуждения санкций на саммите ЕС. Также со ссылкой на «Интерфакс» появилось сообщение, что первый из построенных во Франции десантных вертолетоносцев «Мистралей» будет доставлен России.

«В МИНСКЕ ПУТИН ВЫПОЛНИЛ СВОЮ ПРОГРАММУ МИНИМУМ»

«День» обратился к доктору политических наук, конфликтологу, профессору Киевского национального университета им. Шевченко Григорию ПЕРЕПЕЛИЦЕ с просьбой прокомментировать результаты переговоров в Минске.

— Вопрос в том, что это фактически закрепление Приднестровской модели. То есть это программа минимум, которую поставил Путин. Если мы посмотрим на эту ситуацию, конечно, здесь один пункт противоречит другому. Когда в одном пункте записано, что обеспечивается помилование всех лиц, которые принимали участие в сепаратистских движениях, а в другом говорится проведение местных выборов, то возникает вопрос, что нынешняя так называемая власть «ДНР» и «ЛНР», которую называли террористами, при их контроле над территорией, значит, что они просто легализируются, и Киев должен это официально признать. При этом они назначают свои органы власти: судей, прокуратуру и тому подобное. То есть там возобновится их власть, и она легализуется. Украина должна ее признать. А Россия признает ее как законную. И с этой властью она будет вести переговоры, скажем, о размещении российских войск. Конечно же, никто не отдаст контроль над территорией «ДНР» и «ЛНР», и тем более украинско-российскую границу под контроль украинских пограничников. И мы ничего не сделаем, потому что мы признали их легально. Таким образом, фактически, это аннексия территории Украины и любой вопрос решить эту аннексию, станет невозможным, кроме как военным образом.

И более того, здесь сказано, что возобновление границы согласовывается с «ДНР» и «ЛНР» и осуществляется после проведения выборов. Очевидно, чтобы позволить нашим пограничникам быть на границе, нужно получить разрешение «ДНР» и «ЛНР». Очевидно, что мы получим такую ситуацию, как в настоящее время Приднестровье фактически контролирует молдавскую часть украинско-молдавской границы.

Что касается пункта о выведении с территории всех иностранных вооружений, техники и наемников. А как вы можете отличить местных сепаратистов от наемников? Здесь же не идет речь о разоружении незаконных вооруженных формирований. И там об этом речи нет. То есть фактически эти боевики, во-первых, получают амнистию, во-вторых, легализируются в органах местной власти и будут иметь собственные вооруженные силы. Потому что об их разоружении нет ни слова.

Отведение тяжелых вооружений должно начаться, и зона безопасности должна составлять от 50 до 70 км. Тем более что мы должны отводить наши войска от нынешней линии столкновения, между тем как территорию, которая отмечена сентябрьским минским протоколом, захватили боевики и российские войска. И теперь от этой территории мы должны отступить еще на 25 км. Какой результат такого отступления: российские войска и боевики опять займут эти 25 км, и опять территория столкновения отодвинется вглубь нашей территории на это расстояние.

Ведь они рассматривают зону безопасности только для того, чтобы подтянуть российские войска и самим захватить эти территории, как это было в течение этих последних месяцев.

Следовательно, Путин повторил тот сценарий, который он успешно реализовал уже после сентября месяца, отжав, половину освобожденной нашей территории. Теперь они имеют все шансы взять другую половину территории Донбасса.

... В договоренностях идет речь о самоопределении языков. А это значит, что в культурном отношении Донбасс окончательно отойдет от Украины, если в настоящее время там убивают за общение на украинском языке, то такие же порядки там останутся и после что того, как эта власть «ДНР» и «ЛНР» легализуется.

А фраза о трансграничном сотрудничестве «ДНР» и «ЛНР» означает отсутствие таможенных границ и отсутствие границы как таковой. Потому что Украина не будет иметь контроля над границей.

Под этими договоренностями нет подписи Путина. Может ли Верховная Рада отклонить его и выставить свои условия?

— Однажды Украина уже сделала ошибку. Это опять выглядит не как юридический документ, а протокол. И это ловушка для Украины, поскольку это протокол, то Россия повторит такой же сценарий, как она сделала с предыдущим минским протоколом. Нужно сказать, что Россия действует шаблонно, она не выдумывает новые версии и стратегии. Эта афера с сентябрьским минским протоколом им удалась, и они ее повторяют второй раз. Иловайский котел Путину удался и теперь он его использует на Дебальцевском направлении. Мы имеем дело не с джентльменами, а с крупным и жестким врагом. И это нужно понимать. Существует очень большая угроза, что эти договоренности опять будут использованы для захвата нашей территории, которую фактически мы уже освободили. Предохранителя такому сценарию в этих договоренностях нет.

А каким мог бы быть другой вариант?

— Другой вариант должен был заключаться в следующем: если минский протокол был нарушен, то нужно было их силой заставить отступить на ту линию, которая была определена, выбросить их из зоны безопасности, развернув контрнаступление. А не плакаться, что они захватили зону безопасности и обстреливают Волноваху, Краматорск и Мариуполь. Почему же вы допустили, что они захватили зону безопасности. Вы отдали им стратегическую инициативу, и они развернули наступление. Теперь Путин на пресс-конференции заявляет: мы должны исходить из имеющейся реальности. А реальность заключается в том, что они захватили зону безопасности — 500 кв. км. Практически половину территории, которая нами была освобождена. А теперь, когда они захватят еще 35 км., он опять приедет на очередные минские переговоры и скажет: нужно исходить из реальности, а реальность будет такова, что зону безопасности отодвинут в Харьковскую область. Мы сами дали им возможность достигать преимущества военным путем и использовать дипломатические шаги в формате минского протокола для закрепления этих новых захватов. И сейчас, и более, чем уверен, будет повторен такой же сценарий.

«МЫ ВИДИМ СТРАХ ПАРТНЕРОВ РАЗДРАЗНИТЬ ПУТИНА»

Анна ГОПКО, народный депутат («Самопоміч»), глава Комитета ВРУ по иностранным делам:

— Мир должен понять, что Украина стала эпицентром битвы за общечеловеческие ценности. И украинцы своими жизнями защищают не только территориальную целостность своего государства, но и свободу Европы. Поэтому очень важно, чтобы не было заигрываний Запада с Россией. Мы видим в некоторых партнерах страх раздразнить Путина или как-то ему не угодить. Действительно, президент РФ понимает только силу. Поэтому нужно единство в понимании того, за что борется Украина и что ее нужно сделать максимально сильной в ее праве защищать собственную территорию и собственный народ от террористических атак. Поэтому, кроме договоренностей в Минске должна быть последующая поддержка Украины в плане предоставления оружия, помощи с реформами, в макрофинансовой экономической помощи и привлечении инвестиций.

«... ДАЛЬНЕЙШЕЕ УРЕГУЛИРОВАНИЕ БУДЕТ ПРОИСХОДИТЬ ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО В РАМКАХ ПРАВОВОГО И ПОЛИТИЧЕСКОЙ СИСТЕМЫ УКРАИНЫ»

Дмитрий КУЛЕБА, посол по особым поручениям МИД Украины

— Главные достижения встречи в Минске состоят в следующем. Во-первых, для всех очевидно, что договоренности были достигнуты в присутствии лидеров Франции, Германии, Украины и Российской Федерации. А значит они несут личную политическую ответственность за выполнение этих договоренностей. Нет никаких сомнений в том Франция, Германия и Украина будут придерживаться достигнутых договоренностей. Вопрос в том, будут придерживаться их Российская Федерация? Это мы увидим уже в ближайшие дни и критической датой будет именно 15 февраля. Если заработает режим прекращения огня, значит усилия были не напрасны и мы будем двигаться дальше. Во-вторых, важным принципиальным моментом является то, что все договоренности построены на простом факте, что дальнейшее урегулирование будет происходить исключительно в рамках правовой и политической системы Украины. То есть отбиты темы о какой либо потенциальной независимости или особом федеральном статусе. Мы не вышли за рамки собственной правовой системы. В рамках конституционного процесса соответственно все эти вопросы имеют возможность быть решены.

И дополнительно могу отметить гуманитарный аспект этой проблемы. Даже если нам в результате этих договоренностей удастся спасти хотя бы одного пленного либо одного незаконно удерживаемого гражданина Украины, я имею в виду Надежду Савченко и Олега Синцова, Александра Кольченко, эта встреча в Минске уже не была напрасной.

Мы с нетерпением ждем ближайшие дни, чтобы увидеть, действительно, Россия серьезно настроена на выполнение достигнутых договоренностей.

Мыкола Сирук

«День»

Обсудить