Мины Минска

Если кто-то взял в руки газету или устроился перед экраном компьютера, чтобы получить порцию оптимизма, он может заняться своими делами. Мы сегодня будем говорить о печальных вещах.

Несмотря на все объективные причины, изначально не позволявшие питать иллюзий по поводу минской встречи "нормандской четверки" на высшем уровне, измотанная войной страна в надежде на мир миллионами душ отчаянно цеплялась за Минск-2 как за последнюю соломинку. Вот уже год живя с нарастающей болью, теряя людей и территории, страна истосковалась по хорошим новостям. Наверняка их кто-то для себя нашел. Другие продолжают истово искать. Однако мы не склонны обольщаться. Впрочем, как и большинство участников переговоров.

Ни Меркель, ни Олланд постфактум не излучали оптимизма. "Все может поменяться", – сказал французский лидер. "Это лишь проблеск надежды на благополучное разрешение конфликта, и нет никаких иллюзий в этом плане", – заметила канцлер.

Часть "новой" Европы с досадой и разочарованием открыто заговорила о "сдаче Украины Путину", "легализации российской оккупации Донбасса" и "жертвовании Украиной" Олландом и Меркель "ради экономических интересов своих государств". "Старая" Европа и прикормленная Москвой часть "новой" расслабленно вздохнули. Сей вздох весьма красноречиво озвучил президент Еврокомиссии Ж.-К.Юнкер: "Не думаю, что минские договоренности являются прекрасной новостью. Но это принесет нам некоторое облегчение".

Конечно, облегчение! Когда пол-Европы все громче стонет лишь от обсуждения необходимости продолжать санкции против России, когда некуда сбывать раннюю клубнику и нежные киви, когда йогурты киснут, когда кредитовать некого, а теневые депозиты олигархов убегают в росбанки, какая уж тут Украина? "Мир любой ценой!", "лишь бы перестали стрелять – тогда, глядишь, и санкции снимем".

Путин все точно рассчитал – и относительно Европы в лице Олланда с Меркель, и относительно Порошенко. И получил на этом этапе почти все, что хотел.

Президент Порошенко не мог вернуться из Минска без надежды на мир. Не мог объявить, что завтра снова война – снова сотни убитых и раненых, тысячи беженцев, очередные разрушенные города и уничтоженные села. Он выиграл выборы с обещанием мира. Но не рассчитал собственные возможности и переоценил собственные способности. А страна заждалась. И ей, и президенту необходима хотя бы передышка, возможность подлечить раны, вытащить из пропасти экономику, укрепить армию. А почему первую толкали в пропасть, а вторую лишь вяло крепили почти год – вопрос другого материала…

Канцлер Меркель и примкнувший к ней президент Олланд не могли посрамить перед Вашингтоном созданный ими "нормандский формат" и покинуть Минск без заключения каких-либо договоренностей. Они рискнули своим авторитетом и не могли оказаться лузерами. Европа, кстати, тоже заждалась. Но об этом мы уже говорили.

Похоже, что Меркель и Олланд были готовы к существенным компромиссам (за счет Украины) с Путиным. Ведь вряд ли случайно именно в день минских переговоров глава МВФ К.Лагард сообщила, что общий объем помощи Украине от Фонда и других источников может составить 40 млрд долл. О достижении договоренности, как утверждают собеседники ZN.UA, планировалось объявить лишь 18 февраля. Но должен же был Запад чем-то подсластить горькую для Киева минскую пилюлю.

Тактически Путин тоже все рассчитал верно. Как водится, опоздал на встречу. Вместо пяти запланированных часов мастерски затянул переговоры на всю ночь, в нужный момент включая "тормоз" в лице Захарченко и Плотницкого, еще и утро прихватил. Ему спешить было некуда. Это измотанные Меркель и Олланд изрядно опаздывали в Брюссель на саммит ЕС. Да и Порошенко туда же собирался. Как утверждают наши источники, чем дольше длились переговоры, тем меньше оставалось в готовящихся документах формулировок, наработанных как на киевской встрече тройки лидеров в минувшую пятницу, так и на подготовительных экспертных заседаниях четырех дипломатических команд в Минске в понедельник и вторник. Подготовленные документы выхолащивались с каждым часом. Откуда-то всплывали новые формулировки (почему-то на русском языке), появлялись новые люди, идеи. Короче, в ход была пущена излюбленная тактика россиян – используя цейтнот и усталость, в последний момент продавливать нужные Москве варианты.

А что же наши европейские друзья? Тоже ничего нового: по выражению одного из причастных к минскому действу, "висли не только на руках, но и на ногах" у пытавшихся все еще отстаивать свои формулировки украинцев.

Чтобы понять, что получила Украина, а чего добилась Россия, вспомним хотя бы, какие задачи "на Минск-2" публично ставили перед собой представители сторон.

Для Киева (как и для Берлина, Парижа и Вашингтона) было принципиально, чтобы деэскалация конфликта проходила на основе сентябрьских Минских договоренностей. При этом президент Порошенко неоднократно заявлял, что "ключевая позиция" Киева – "безусловное, без каких-либо предварительных требований прекращение огня". "Мы хотим целостности Украины, мы хотим восстановления порядка, прекращения агрессии, мы хотим, чтобы войска захватчика покинули территорию Украины", – перечислил президент на заседании правительства в среду.

Кроме того, министр иностранных дел П.Климкин на пресс-конференции с израильским коллегой А.Либерманом подчеркнул: "Ключевым сигналом от Минска должно стать, во-первых, реальное совместное видение выполнения именно всего пакета Минских договоренностей. Во-вторых, нам нужна поддержка и готовность российской стороны работать над всеми элементами Минских договоренностей. Третье, и это тоже ключевое, мы должны достичь реального прекращения огня вместе с отводом тяжелой артиллерии и с контролем ОБСЕ за этим процессом. Нам крайне необходимо, чтобы наблюдательная миссия ОБСЕ имела возможность в полной мере контролировать украино-российскую границу".

Однако выступивший в тот же день в Москве коллега Климкина глава МИД РФ С.Лавров сразу дал понять, что российское видение выполнения Минских договоренностей весьма отличается от украинского. Он выразил сильное сомнение, что "представители ЛНР и ДНР согласятся, чтобы вопрос контроля над границей был установлен в качестве самого главного пункта и предварительного условия для всего остального". "Нужно выстраивать последовательность действий. Сначала необходимо обеспечить установление мира, отвод тяжелых вооружений, начало политического процесса, в том числе по согласованию с Киевом по вопросам муниципальных выборов в каждом населенном пункте на Юго-Востоке, а также политического процесса в более широком плане, как это было обещано в Женевском заявлении от 17 апреля 2014 г. и в самих Минских договоренностях. Кроме того, необходимо срочно обеспечить восстановление экономического общения на этих территориях по обе стороны линии соприкосновения, включая возобновление выплат, восстановление банковского обслуживания, возвращение в зону гривны и т.д. Когда все это будет делаться, тогда и вопросы контроля над границей будут решаться гораздо проще", – расписал программу действий для Киева С.Лавров.

Чья взяла? Давайте разбираться.

За прошедшие после встречи в белорусской столице дни принятые в Минске-2 документы уже подробно анализировались многими отечественными и зарубежными экспертами. Тем не менее, остановимся на основных пунктах и бегло сравним их как с "хотелками" Путина (переданных им две недели назад Меркель и Олланду), о которых ZN.UA писало в прошлом номере, так и "Комплексом мер…", переданным представителями "ДНР"/ "ЛНР" в минувший вторник участникам Трехсторонней контактной группы (читай – более скромными "хотелками" Путина) и обнародованным

11 февраля на сайте ZN.UA. И хотя украинской стороной в ТКГ документ был отвергнут и не рассматривался, его положения то тут, то там просматриваются в подписанном участниками Трехсторонней контактной группы 12 февраля "Комплексе мер по выполнению Минских соглашений". (К слову, опубликованный нашей газетой полтора года назад российский документ "по вовлечению Украины в евразийский интеграционный процесс" авторства Глазьева-Медведчука также имел название "Комплекс мер…")

Итак. Пункт первый минского "Комплекса мер…" – "Незамедлительное и всеобъемлющее прекращение огня…". Пока лишь на бумаге. Бои на Востоке Украины ведутся с прежним ожесточением. Так что "незамедлительно" не получилось. Как и "безусловно". В Минске 11-12 февраля Путину удалось выторговать три дня: прекращение огня должно начаться лишь с 00:00 по киевскому времени 15 февраля 2015 г. Кстати, в документе "ДНР"/"ЛНР" указано другое время – 10:00 12 февраля 2015 г. Но путинские планы срывались: боевикам и российским войскам все еще не удавалось взять Дебальцево. И на переговорах четырех дипломатических команд сначала фиксировалась дата 14 февраля 2015 г. Но в результате отсрочка для прекращения огня получилась еще больше.

Пункт второй. "Отвод всех тяжелых вооружений обеими сторонами…" Как и предлагалось в "документе сепаратистов", для украинских войск – от фактической линии соприкосновения, для "вооруженных формирований отдельных районов Донецкой и Луганской областей Украины" – от линии соприкосновения согласно Минскому меморандуму от 19 сентября 2014 г. Между этими линиями – почти 600 кв. км, оттяпанных боевиками за пять месяцев "прекращения огня". Отвод должен начаться не позднее второго дня после прекращения огня. Важно отметить, что в "сепаратистском документе" сроки отвода не ограничивались. В итоговом же документе удалось зафиксировать: он должен завершиться в течение 14 дней.

Пункт четвертый гласит, что в первый день после отвода должен начаться "диалог о модальностях проведения местных выборов в соответствии с украинским законодательством" и законом "Об особом статусе" Донбасса. Не позднее 30 дней с даты подписания минского документа Верховная Рада должна принять постановление с указанием территории, на которую распространяется особый режим в соответствии с вышеуказанным законом на основе линии, установленной в Минском меморандуме от 19 сентября 2014 г.

Напомним, что весьма далекий от совершенства закон "Об особом статусе" был принят еще 16 сентября, подписан президентов 18 октября, после обнародования в газете "Голос України", вступил в силу. Но не был введен в действие, так как содержал "привязку" к так и не состоявшимся досрочным местным выборам на мятежных территориях. И поскольку предполагал внесение изменений в бюджет, которое так и не было осуществлено. Позже указом президента было введено в действие решение СНБОУ, рекомендовавшее ВРУ отменить данный закон.

Также обратим внимание, что в "сепаратистском документе" и "хотелках Путина" речь шла о муниципальных выборах, то есть подразумевалось, что "местные выборы" от 2 ноября считаются легитимными по умолчанию, а избранные на них лидеры "ДНР"/"ЛНР" Захарченко и Плотницкий остаются на своих местах. Муниципальные выборы, по замыслу Москвы, должны были бы проводиться в соответствии со специально принятым законом Украины о муниципальных выборах в отдельных районах Донбасса. Документ же, принятый в Минске-2, предполагает проведение новых местных выборов (во всяком случае, так трактуют данный пункт украинская, немецкая и французская стороны).

В п.12 "Комплекса мер…" указано, что вопросы касательно местных выборов будут "обсуждаться и согласовываться" с представителями сепаратистов (читай – Москвой) в рамках Трехсторонней контактной группы. Так что еще посмотрим, чья трактовка победит в будущем…

Документом обещано, что выборы будут проведены с соблюдением соответствующих стандартов ОБСЕ при мониторинге БДИПЧ. Только вот возникает вопрос: а как это удастся обеспечить? При отсутствии контроля Украины и над частью территории, и над частью границы, когда Донбасс покинул примерно миллион его жителей, кто придет на избирательные участки? Будут ли выборы "под дулами автоматов" свободными, честными и прозрачными? Можно ли их проведение в подобных условиях вообще считать легитимным?

Четвертый пункт "Комплекса мер…" порождает еще один серьезный вопрос: если, согласно этому документу, действие закона "Об особом статусе" определяется на основе линии от 19 сентября 2014 г., а отвод тяжелой техники украинской армией – от фактической, то что будет на захваченных за последние пять месяцев боевиками 600 кв км территории между этими двумя линиями – напичканных танками, минометами, стрелковым оружием (отведут ведь только тяжелые вооружения) и неконтролируемых Киевом? Что будет с оставшимися там людьми?

Пункт пятый – о помиловании и амнистии. Если кто-то думает, что благодаря ему будут забыты Мариуполь и Волноваха, Донецк и Краматорск, а также – сбитый "Боинг" пусть не надеются. Гаага ждет своих "героев". Как разъяснил с парламентской трибуны П.Климкин, на переговорах была подчеркнута однозначная позиция: эта амнистия никоим образом не может касаться тех, кто участвовал в преступлениях против человечности.

Пункт восьмой – о "полном восстановлении социально-экономических связей". Речь о пенсиях, восстановлении банковской системы и пр. И здесь у сторон – серьезные разночтения. Москва считает, что данный пункт Киев должен начать выполнять незамедлительно (вспомните выступление Лаврова). П.Порошенко же подчеркивает: "Социальные выплаты должны быть возобновлены, но после стабилизации политической ситуации, проведения выборов и восстановления государственного суверенитета Украины на оккупированных территориях". Кроме того, украинской делегации удалось-таки отстоять в тексте пару важных строк, подразумевающих, что ответственность и обязанности должны быть не только у Киева. Речь идет о поступлениях и доходах в бюджет, "своевременной оплате всех коммунальных счетов", "возобновлении налогообложения в рамках правового поля Украины".

В Москве все видится иначе. Там часто в качестве аналогии приводят Приднестровье, но, как всегда, лукавят. Кишинев не финансирует Тирасполь. Ежегодно Москва впрыскивает в Приднестровье до 1 млрд долл. и абсолютно не собирается вешать себе на шею еще и "ДНР"/"ЛНР", зато навязывает Киеву необходимость финансировать неконтролируемые им территории.

Пункт девятый – ключевой вопрос – о "восстановлении полного контроля над государственной границей со стороны правительства Украины во всей зоне конфликта". Как утверждают наши дипломаты, Россия до сих пор категорически отказывалась фиксировать где-либо даже упоминание о восстановлении украинского контроля над границей.

Упомянули. Но это мало что нам пока дает. Восстановление украинского контроля над госграницей, согласно документу, сможет осуществиться не ранее конца 2015 г.! При этом начаться оно должно лишь после местных выборов. А завершиться – после "всеобъемлющего политического урегулирования", да еще, как и предлагалось Москвой (см. "сепаратистский документ"), "по согласованию" с представителями сепаратистов и после конституционной реформы в Украине, предполагающей децентрализацию.

Таким образом, 400-километровый участок границы с РФ, через который в нашу страну заводятся все новые российские военные подразделения и техника, Украина не сможет контролировать еще непредсказуемо долго. О выводе же российских войск с украинской территории в документе не сказано ни слова.

Мне возразят: ведь пункт десятый как раз подразумевает "вывод всех иностранных вооруженных формирований, военной техники, а также наемников с территории Украины" (правда, без указания каких-либо четких сроков и дат). Но разве Россия когда-либо признавала себя стороной конфликта или присутствие ее регулярных частей на донбасской земле? "Их нет в Украине!", – на голубом глазу упорствует Москва. А кто подтвердит? Вон генсек ОБСЕ Л.Заньер умильно заявил, мол "мы видим российских боевиков и российское оружие", но подтвердить не можем: "они нам не скажут, из какой они части, и представляют ли они регулярные войска". И уже просто издевательски прозвучал российско-хорватский дуэт министров иностранных дел, в день минского саммита, спевших в унисон по московским нотам о "хорватских наемниках", воюющих на стороне украинской армии…

И о децентрализации. Да, "хотелки" Путина в полной мере не удовлетворены. В документах Минска-2 нет слов "федерализация" и "автономия". И "ДНР"/"ЛНР", как излагалось в "хотелках" и "документе сепаратистов", не получают в документе Минска-2 статус автономных республик с занесением оного в украинскую Конституцию и не принимают собственные основные законы. Но вспомним, Путин неоднократно говорил, что ему все равно, какими словами будет описываться процесс развала Украины, его вполне устроит и "децентрализация". Главное – суть.

Пунктом одиннадцатым "Комплекса мер…" предусмотрено проведение конституционной реформы в Украине – "со вступлением в силу к концу 2015 г. новой конституции". Ключевой элемент – децентрализация ("с учетом особенностей отдельных районов Донецкой и Луганской областей" и по согласованию с "представителями этих районов"). И на две трети страницы – примечание, описывающее меры, которые необходимо принять Украине для осуществления этой "децентрализации": там и участие местных органов власти в назначении судей и прокуроров, и создание отрядов народной милиции, и право на языковое самоопределение, и невозможность для Киева досрочно прекращать полномочия депутатов местных советов, избранных на досрочных выборах. Разве это, по сути, фактически, не автономия?

Кстати, еще немаловажная деталь: при отсутствии контроля как над территорией "ДНР"/ "ЛНР", так и над тамошним участком границы с Россией, Киев должен еще и "содействовать" "трансграничному сотрудничеству" сепаратистов с регионами РФ. А там, глядишь, и экономическое, и политическое наметятся… Путин ведь неоднократно предъявлял свое требование дать право Востоку Украины свободно сотрудничать с Евразийским экономическим союзом…

И на закуску. Не мытьем так катаньем Россия влазит за стол переговоров Украины и ЕС. В минской Декларации "нормандской четверки" лидеры поддержали трехсторонние переговоры между Европейским Союзом, Украиной и Россией "в целях выработки практического решения вопросов, вызывающих обеспокоенность России", связанной с созданием зоны свободной торговли между Украиной и ЕС. Да, такой формат существовал и раньше – с лета прошлого года. Но раньше это были консультации, т.е. стороны обменивались мнениями, задавали вопросы, поясняли, разъясняли, консультировали. Но не принимали решений! Переговоры же ведут к решениям, и в Декларации об этом сказано прямо. Что можно смело трактовать как очередное посягательство на суверенитет Украины. По нашей информации, изначально формулировка в тексте документа была иной, но россияне и этот вопрос "продавили". Конечно, Меркель и Олланд – это еще не весь ЕС, но у кого-то есть сомнения, что над нашим Соглашением об ассоциации с ЕС снова сгущаются тучи? А про НАТО нам уже сказал Олланд: Россию расстраивать нельзя…

…Так и движется Россия в Украине – от "Комплекса…" к "Комплексу…", сохраняя стратегию и меняя лишь тактику. Наша страна должна стать "дочерним предприятием" – юрлицом без права на самостоятельные решения.

Однако все, что мы пережили за последние 14 месяцев – это и был отказ нашей страны играть в дочки-мачехи. Неужели не ясно?

gazeta.zn.ua

Обсудить