День св. Валентина по-молдавски

О том, как мы переварили их праздник.

Наверное, я очень старый. Представляете, я жил в то время, когда девушки не требовали цветы на 14 февраля. Да что там цветы – они вообще не знали, что в этот день есть какой-то праздник. Потом, ближе к концу 90-х мы узнали, что есть такой «великий международный праздник», который празднует весь мир. А поскольку распад Советского Союза лишил нас пары десятков праздников и, соответственно, «законного» права порадоваться и напиться в определенные дни, наш народ стал с радостью перенимать любые другие иностранные праздники.

Тогда-то и начали наши люди потихоньку праздновать этот католический праздник. Не помогло даже осуждение православной церкви. Народ отвечал – это же про любовь, ну как тут не умилиться и отпраздновать? Можно, конечно, относиться по-разному к этому дню: кому-то нравится, у кого-то, как у меня, не вызывает никаких эмоций, третьих раздражает. Но интересно другое: как же мы дошли до того, что у нас любой их праздник становится «в доску» нашим, и теряет свою первоначальную суть?

Обратите внимание на то, как празднуется Валентинов день в Европе. Там люди просто дарят друг другу маленькие дешевые открытки в форме сердечек. Особо влюбленные могут подарить еще и цветок. А как у нас? У нас все как положено. Как положено в совке – с утра все мужчины скупают огромные букеты цветов, продавцы ювелирных магазинов, парфюмерии и бижутерии выполняют годовой план, женщины готовят оливье и селедку под шубой, а вечером все кафе и рестораны забиты «влюбленными» компаниями. И попробуй только не поздравить свою половину с этим днем – как минимум скандал гарантирован. Получилось что-то вроде 8 марта, только с добавлением сердечной атрибутики.

В таких случаях вспоминается поистине великое высказывание Виктора Черномырдина, который описал нашу постсоветскую действительность – «Хотели как лучше, а получилось как всегда». Конечно, у нас свободное общество и каждый волен праздновать, что ему хочется и как ему хочется, если это не нарушает законы. Но почему же у нас из всего «ихнего» получается «наше советское»? Не потому ли наша евроинтеграция такая вот: в шапке-ушанке, валенках и с оливье в кармане?

Обсудить