Валютный рынок в ожидании стабилизации

В результате имевшей место временной приостановки валютных интервенций Национального Банка Молдовы (НБМ), как известно, вместо всеми ожидаемого, хоть и не очень приятного, постепенного обесценивания молдавского лея наступил его обвал. Каковы, все же, основные причины столь резкого удешевления еще недавно вроде бы вполне стабильной денежной единицы? Не является ли это обесценивание следствием своеобразной атаки на молдавский лей, сродни тем нападениям, которым в свое время подвергался, например, английский фунт стерлингов (Black Wednesday – 16 September 1992).

Прежде, чем ответить на эти вопросы, рассмотрим более пристально некоторые базовые пропорции, влияющие на формирование рыночной (равновесной) цены той или иной национальной валюты. В качестве вышеуказанной пропорции для начала возьмем размер минимальной часовой тарифной ставки по оплате труда.

В Республике Молдова данная тарифная ставка в настоящее время составляет в среднем около 9,76 лей/час (1650 лей в мес./169 час).

В США минимальный почасовой тариф на оплату труда составляет 7,25 долларов. Указанный тариф уже много лет сохраняется на федеральном уровне. На уровне отдельных штатов, а также по некоторым отраслям профсоюзам удалось достичь существенного повышения данной тарифной ставки. В целом американские профсоюзы и некоторые политические партии добиваются установления минимальной почасовой тарифной ставки по оплате труда на уровне 15 долларов в час.

В Европе ситуация с почасовой тарифной ставкой минимального уровня не столь однозначна. Федеративная Республика Германия недавно узаконила (впервые в истории ФРГ) минимальный почасовой тариф на оплату труда в размере 8,5 евро. Во многих странах Евросоюза минимальные почасовые тарифные ставки несколько отличаются от аналогичных ставок в ФРГ, но, в общем и целом, находятся примерно на этом уровне.

Исходя из официально действующих минимальных тарифных ставок по оплате труда соотношение (по абсолютной величине) молдавского лея к доллару США и евро следует признать равным: 1,35:1 и 1,15:1 соответственно.

Само собой разумеется, между минимальной тарифной ставкой по оплате труда и, так называемой, рыночной ценой той иной валюты слишком большая дистанция. Прежде всего, имеется в виду тот факт, что цена валюты – это результативный показатель, а оплата труда, как не верти – это показатель затратный.

Возьмем за основу сравнения именно результативные данные. Один килограмм яблок, например, на рынках Кишинева в настоящее время стоит 3 лея. За такой же килограмм этих фруктов в Нью-Йорке пришлось бы заплатить минимум 2 доллара. Соотношение примерно то же самое: 1,5 молдавских леев в расчете на 1 доллар США.

Конечно, с яблоками в Р. Молдова ситуация обстоит относительно лучше, чем в Америке. Чтобы уйти от предвзятости, обратимся к официальным данным о так называемом паритете покупательной способности молдавского лея. Несмотря на имеющийся постоянный рост, эта способность молдавского лея (в текущих ценах) в последние годы не превышала 6,5-7,5 леев в расчете на один доллар США.

Несложно предположить, что в условиях нынешней финансовой неразберихи это базовое соотношение, если и претерпит изменения, то весьма незначительные. Молдавский лей как ценился, так и впредь будет высоко востребован и по достоинству оценен его основными держателями.

Но вернемся к теме стабилизации. Кроме прочих факторов стабильности денежной единицы одним из основных является ставка рефинансирования национального банка (в США эти функции исполняет Федеральная Резервная Система – ФРС). Именно в США эта ставка уже с начала нынешнего финансового кризиса (2008 г.) была опущена практически до нуля и продолжает оставаться на этом уровне до сих пор. Предпринятые и публично объявленные попытки ФРС прекратить массовую эмиссию денежной массы (pumping money) в товарно-денежный оборот в начале текущего 2015 г. снова были отложены еще как минимум до конца года. Таковы методы преодоления масштабного финансово-экономического кризиса в этой стране.

Следуя в фарватере своих заокеанских коллег, аналогичную политику, т.е политику количественного смягчения (quantitative easing - QE) избрал и Центральный Банк Европы (ЦБЕ). Речь идет о дополнительной и весьма оперативной эмиссии сотен миллиардов евро, закачиваемых в экономику с целью предотвращения ее стагнации, т.е. обеспечения количественного роста. Будет или не будет достигнута эта цель – это еще вопрос. Но дополнительные массовые эмиссии денежных знаков, а следовательно, их последующее относительное, а возможно, и абсолютное удешевление, сомнений ни у кого не вызывает.

Солидные толстосумы, будь это обладатели евро или долларов, сами в панике ищут «тихие заводи» для сохранения своих валютных резервов, скупая в массовых объемах, например, швейцарский франк. В то же время, как известно, ставка рефинансирования НБМ за последние месяцы не опускалась ниже уровня 5-6%, а в настоящее время составляет 13,5% годовых. Не нужно иметь высшее образование, чтобы почувствовать разницу. Несмотря на это, именно молдавский лей катастрофически обесценивается, а евро и доллар безумно дорожает на местном валютном рынке, со всеми вытекающими отсюда последствиями.

Ажиотажный спрос, спекулятивные намерения, панические настроения, кризисные колебания валютных рынков восточных соседей – все это безусловно сказывается на формировании основных тенденций валютного рынка Молдовы. Более того, в числе ведущих факторов нестабильности следовало бы назвать все возрастающий уровень неравенства в доходах наших граждан. Общеизвестно, например, что все тот же ажиотажный спрос и панические настроения провоцируют не все 100% граждан Молдовы и не все ее экономические агенты, а только незначительная часть из них, в действительности не более 5-6%.

Именно для них следует еще раз подчеркнуть, что за весь период своего существования молдавский лей никогда не был переоценен в имевших место сделках купли-продажи на валютных рынках. Наоборот, он всегда был недооценен. В силу действия различных причин, главной из которых является все же «весовая категория» национальной валюты.

Не вдаваясь в подробности количественных и качественных отношений, следует отметить, что безоговорочный ориентир НБМ на мифическое уравновешение «спроса» и «предложения» путем манипулирования курсом обмена вызывает большое недоумение даже в нормальных условиях. Что касается «шоковых» состояний эта давно устаревшая тактика явно не срабатывает.

Однозначно следует заявить, что реальная стоимость американского доллара, с учетом триллионных государственных долгов США, с учетом постоянно возникающих в этой стране кризисов, угрозы исчезновения среднего класса и др. аналогичных факторов, никак не заслуживает того, чтобы за единицу стоимости этой валюты платить 2-3, а то и больше единиц эквивалентной стоимости молдавского лея. По этой же причине в силу огромных суверенных долгов некоторых государств еврозоны аналогичных переплат не заслуживает также и евро.

Что касается основных причин, а главное – основных виновников произошедшего, здесь не все так однозначно. Республика Молдова является открытым государством. Мы ждем инвесторов, надеемся на их благородные устремления, зачастую забывая о том, что у капитала свои цели и свои приоритеты. Их интересуют, в первую очередь, сверхдоходы и сверхприбыль. Чуть, что не так, капитал снимается с якоря и уходит в другое плавание.

Как следствие, приходится констатировать действительно крайне нестабильное функционирование рыночной экономики в целом. Один кризис сменяется другим со скоростью картинок калейдоскопа.

Не исключено, что реакция основного регулятора валютного рынка – НБМ не всегда была вполне адекватной. Анализируя произошедшее, специалисты вынуждены вникать в технические детали, разбирать целые тома действующих и вновь появляющихся инструкций, регламентов, указаний и т.п.

С качественно новых позиций приходится оценивать пресловутое соотношение «спроса» и «предложения», которое словно повязка на глазах не позволяет топ менеджерам видеть шире и учитывать большее количество факторов, влияющих на стабильность национальной валюты.

Рыночная экономика имеет многовековую историю развития. Периоды кризисов для этой системы экономических отношений не являются чем-то необычным. Именно в эти периоды святая святых этого рынка – закон соответствия спроса и предложения забываются, вместо них вводится общеизвестная «карточная система» (хотя платить все равно надо в деньгах) и таким образом преодолевается кризис. Вполне очевидно, что до тех пор, пока валютные резервы НБМ не будут восстановлены хотя бы в прежнем (около 3 млрд. долларов США) объеме, свободная, никем и ничем не ограниченная торговля валютой становится все более рискованной. Распродажа валютных резервов, пусть даже временная, и стабилизация валютного рынка не имеют между собой ничего общего, наоборот, они противоречат друг другу.

Обсудить

Другие материалы рубрики