Страх и отчаяние на обломках Империи

Этого митинга приднестровцы ждали целый год.

Описание: C:\Users\Serg\Documents\10959910_1734307866795663_8513956686201746819_n.jpg

Вообще-то гражданам Приднестровья разевать варежку на власть категорически не рекомендуется. Это может сильно осложнить их жизнь, внеся в неё целый набор неприятных последствий: начиная от гарантированной пожизненной безработицы на всей территории ПМР и заканчивая вынужденной эмиграцией. А при президентстве Евгения Шевчука стала практиковаться и отсидка на несколько лет для тех, чьи слова - или рисунки - особенно сильно задели до крайности ранимого вождя ПМР.

Нервные реакции власти на всякую критику в её адрес становятся тем резче, чем хуже идут дела. А дела в последние годы идут совсем скверно. Приднестровье откровенно катится под откос. Летом вдруг не стало денег на выплату зарплат бюджетникам. Несколько дней назад было принято решение на 30% сократить выплаты пенсионерам, записывая разницу "в долг", до отдачи которого пенсионерам надо ещё дожить. Словом, команда Шевчука, обещавшая "навести порядок" за "555 дней" оказалась полным банкротом.

Однако президент ПМР не желает признавать своего банкротства. Ему очень уютно у власти. На его личном благосостоянии и на жизни его окружения кризис в ПМР никак не сказался. И сам Шевчук, и глава МИД ПМР Нина Штански живут на широкую ногу и летают в Европу чартерами, стоимостью около $ 50 000 за рейс. Кстати - летают они из Кишинева, поскольку Украина, в отличие от Молдовы, закрыла приднестровскому лидеру путь в Европу. Но это уже отдельная тема…

Так вот, Евгению Шевчуку нужно как-то объяснить граданам всеобщий и зримый крах, обелив себя. И выход уже найден - в Приднестровье запущена в обращение хорошо отработанная ещё в СССР версия "заговора врагов народа", которые, ясное дело, во всем и виноваты. И Комитету Госбезопасности ПМР, сохранившему вкусную советскую аббревиатуру - КГБ, уже дана команда сделать борьбу с недругами президента, а, следовательно, автоматически - и врагами всего приднестровского народа, своей задачей Номер Один.

Прежде всего, в список врагов попали, ясное дело, те, кто "цинично прикрывается журналистским удостоверением". Это понятно, к прессе у Шевчука давняя нелюбовь. Ещё в него угодили "агенты молдавских спецслужб" - понятно и это тоже, надо же было открыть перед КГБ окно возможностей. Тут оно поистине безгранично: съездил разок в Кишинев - вот ты уже и агент. Ещё в списке врагов оказались граждане, которые " на фоне проблем в экономике" пытаются "дестабилизировать ситуацию в республике". Здесь вообще всё совершенно уже без берегов, поскольку "на фоне проблем в экономике" находится всё Приднестровье, и, притом, уже не первый год. А всякое публично высказанное недовольство действиями власти - это готовая акция по дестабилизации. И можно такого дестабилизатора, или пенсионерку-дестабилизаторшу, посетовавшую, что, мол, и так на пенсию не прожить, а тут ещё 30% срезали, брать тепленькой. И проводить профилактическую беседу, чтоб заткнулась и не вякала, дрянь такая, а будет упорствовать и распускать язык дальше - сажать её на казенные харчи. Благо в ПМР и так наибольший в Европе процент лиц, находящихся в заключении.

В общем, власть закручивает гайки. Но и в народе копится напряжение. Жизнь-то совсем никакая, и, главное - не видно решительно никакого просвета, всё с каждым днем становится хуже и хуже. Не помогают уже и мантры о том, что "в Молдове ещё хуже". Потому что когда человек доведен до последней черты, ему уже наплевать, что где-то кому-то хуже, чем ему. Да и в Молдове, по совести говоря, ситуация в последние годы все же получше, чем приднестровская. Так вот - напряжение копится. Пар грозит взорвать котел. И раз в году власть осторожненько приоткрывает клапан и дает возможность каким-нибудь общественникам провести митинг протеста, за всё хорошее и против всего плохого.

Митинг протеста для Приднестровья - дело неслыханное. Это вам не Украина. Не Молдова. Это даже не Россия. Тут протестовать не принято. Тут население прошло сначала школу СССР - причем, в полном объёме, без отсрочки до 1940 года, как правобережная Молдова. А после СССР ещё 25 лет беспредела, под предлогом "непризнанности" а также "российского форпоста" и "осажденной крепости". Здесь протест против власти, даже самый робкий - нечто экстраординарное.

Надо сказать, что и власть, даже разрешая раз в год такой митинг, все-таки испытывает сильный ежегодный испуг. И даже разрешив его, и подписав все разрешительные бумаги, ей очень хочется митинг сорвать. И - это уж как минимум - взять на карандаш всех, кто на митинг всё-таки придет. Поэтому перед митингом с контингентом проводится работа. Гражданам разъясняют всю пагубность протестов. Разъясняют, что об их присутствии на митинге будет знать их начальство. И что это начальство, если речь идет о государственной организации крепко получит в торец за то, что его подчиненные ходят на всякие сомнительные митинги - а не на организуемые в то же время благонамеренные мероприятия. И, получив импульс сверху, передаст его ниже - врезав уже своим подчиненным.

Гражданам также разъясняют, что организаторы таких митингов - люди очень нехорошие. Что на них заведены уголовные дела, а сами они связаны с криминальными элементами. Что мотивы, которые движут ими - очень сомнительны. «Возможно, это дестабилизация ситуации, возможно, желание пропиариться на сложностях и попасть в представительные органы власти. А возможно, что это связано с попытками изменения внешнеполитического курса Приднестровья, который далеко не всем нравится», – заявил по этому поводу Евгений Шевчук.

В некоторых учреждениях перед протестным митингом даже выплачивают задолженности по зарплате! На что только не идут власти ПМР, лишь бы граждане не ходили протестовать.

Словом, если уж кто и ходит на такие митинги - так только самые отпетые, самые оппозиционные, самые недовольные властью приднестровцы. Окончательно безбашенные - те, кто уже ничего не боится, и кому терять совершенно нечего. Чистый протестный электорат. Ничего более взрывоопасного в Приднестровье просто нет.

Вооружившись пониманием общей ситуации, посмотрим теперь, как проходил традиционный протестный митинг этого года. Проходил он в субботу, 28 февраля, в Парке победы, с 12 до 13. В центре города в это же время шло альтернативное провластное мероприятие - проводы Зимы.

Прибыв в парк Победы к 11 - за час до начала митинга, я обнаружил, что все скамейки заполнены мускулистыми молодыми людьми, в которых явственно угадывалась служба наружного наблюдения КГБ ПМР. Кроме них в парке было лишь несколько случайных прохожих. Оказавшись, по сути, выставленными на всеобщее обозрение и не имея возможности затеряться в толпе, работники невидимого фронта чувствовали себя неловко. Но, тем не менее, дисциплинированно сидели на своих местах, изображая праздных граждан. Минут за сорок до начала подтянулись организаторы, а там потихоньку стали пребывать и собственно протестующие. Средний возраст участников митинга был сильно за 65,

Описание: E:\miting\28.02.2015\DSC00015.JPG

общее число - человек, примерно, триста. Из них, как минимум, 60-70 - работники госбезопасности. Из наглядной агитации в наличии были портреты Путина - 4 штуки,

Описание: E:\miting\28.02.2015\DSC00012.JPG

флаги России - две штуки, флаги ПМР - две штуки, а также несколько плакатов - все они видны на фото.

Описание: E:\miting\28.02.2015\DSC00005.JPG

Митинг открыл депутат ВС ПМР Анатолий Дирун.

Описание: E:\miting\28.02.2015\DSC00018.JPG

Первые пять минут своего выступления он посвятил рассказу о том, что митинг - разрешенный, хотя власти и были против, и что он ни в коем случае не перейдет в Майдан. Дирун также напомнил официальное название митинга: "Против повышения тарифов в сфере ЖКХ, образования, медицины" - дабы собравшиеся знали, против чего протестуют и не вздумали протестовать против чего-нибудь такого, на протест против чего не было дано разрешения свыше.

Затем сыграли гимн Приднестровья. Все собравшиеся подтянулись и встали по стойке "смирно".

"Я сегодня буду называть вещи своими именами - перешел к теме митинга Дирун. - Я думаю, время уже пришло. На сегодняшний день Приднестровье находится на грани экономической катастрофы". Но тут он как-то незаметно снова соскочил не тему Майдана.

"Какой Майдан в Приднестровье? Как депутат Верховного Совета я первый буду выступать и выступаю за законность во всех отношениях. О каком Майдане может идти речь в Приднестровье?".

После этого Дирун минут пять буквально воспевал московский Антимайдан и лично Владимира Владимировича Путина. "Я хочу задать вам один короткий вопрос, - обратился он к собравшимся. Мы вместе с Россией? Мы вместе с Путиным?"

"Даааа!"- восторженно откликнулась толпа.

"Мы против Майдана?!" - продолжал заводить толпу Дирун.

"Даааа!" - завывала толпа.

"Давайте ещё раз скажем, мы против Майдана?"

"Даааа!"

"Так вот пускай там, в администрации городской и пониже на квартал (то есть в КГБ ПМР - прим. С.И.) услышат, что простые приднестровцы против Майдана, - резюмировал Дирун. - Майдан в Приднестровье не пройдет!".

Кое-как выбравшись из майданной темы Дирун подошел, наконец, к безрадостной ситуации в Приднестровье. Но и тут быстро сбился: "Я постоянно слышу - "в Молдове лучше", "в Молдове выше", "в Молдове больше платят". Нас куда - в Молдову тащат? Это вызывает очень большой вопрос".

Но все же, хотя и с трудом, тема социального протеста кое-как пробивалась через похвалы Путину, проклятия Майдану и критику молдавских соблазнов.

Анатолий Дирун: "Ровно год назад я внёс в ВС ПМР инициативу о замораживании тарифов для населения в сфере ЖКХ и естественных монополий. Год назад наша команда понимала, что ситуация будет ухудшаться, её нужно стабилизировать, чтобы люди, как минимум на год, на два имели определённую стабильность. Стабильную перспективу в этих платежах. Предлагая, мы отталкивались от опыта 2008 года, когда Верховным Советом принимали решение о замораживании тарифов. Хочу вам доложить о том, что, когда на сессии в 2014 году рассматривался этот вопрос, присутствовал глава нашего государства. И он убедил депутатов не голосовать за этот законопроект. Более того, нам пообещали, что после 1 апреля 2014 года тарифы подниматься не будут. Что мы получили на практике в январе этого года? Ответ на это вопрос каждый может увидеть в своих платёжках. Это не просто наглый обман населения, это неспособность мужчины держать своё слово, отвечать за свои слова. Сказал: «подниматься не будут» – не поднимай тарифы! Это что игра, какая - то с народом?

Второй пример. Летом 2014 года бюджетникам урезали зарплату. «Народное Единство» заявило о незаконности этого шага. Верховный Совет принял решение создать специальный фонд, в который планировалось направлять средства для того, чтобы в полном объёме выплачивать зарплату бюджетникам и пенсии. Это решение не было выполнено. Нам доказывали летом, что денег в бюджете на выплату зарплат бюджетникам в полном объёме нет".

Но деньги были. Просто на бюджетниках решили сэкономить - как на чем-то второстепенном.

Анатолий Дирун: "Летом, когда нам рассказывали, что нет денег, строились дороги, осуществлялась подсветка зданий и объектов в Тирасполе. Я не верю в существование каких-то меценатов, из какого-то гуманитарного фонда. Я вас хочу заверить, что всё делается за счёт наших с вами средств и не боле того. И если это всё-таки меценаты, и они такие скромные, выйдите сюда и скажите, мы вам скажем: «спасибо».

По поводу, где денег взять. Два года назад все тираспольчане радовались новым троллейбусам в городе. Нам сказали, что это подарок городу. Хороший подарок. А кто заплатил за этот подарок? Я обратился на том момент к премьер-министру Пётру Степанову с вопросом: « за чей счёт этот подарок?». Ответ есть, очень чёткий - «это внебюджетные средства». Замечательно, я рад, что у нас в республике есть люди, которые дарят Тирасполю троллейбусы. Однако, открывая бюджет Тирасполя в этом году, я обнаружил что, мы, тираспольчане, сейчас будем платить в районе 6 миллионов за троллейбусы, которые были закуплены в лизинг. И вот возникает вопросы: «кто купил эти троллейбусы, кто заработал на перепродаже этих троллейбусов с лизинговой компании Тираспольскому троллейбусному управлению?». За кого нас всех держат? Письмо со всеми появившимися у нас деталями будет направлено в соответствующие органы. И это список на фоне разговора, что нет денег, можно продолжать".

И он продолжил. Срывая покровы и разоблачая. Толпа внимала. Закончив разоблачать и бичевать власть, Дирун подвел итог:

Однако главным условием выхода из этой ситуации является наша с вами гражданская позиция. Можно сейчас услышать такое мнение: « пусть депутаты разбираются с правительством, у них на это есть полномочия». Знаете, мне это напомнило 89- 90 годы. Представьте себе приехали бы депутаты от Приднестровья из молдавского парламента, ещё МССР, приехали бы и выступили на митинге и сказали: «знаете, дорогие приднестровцы, мы вот голосовали против румынского триколора, румынского языка, истории румын, но нас было меньше, в меньшинстве мы ничего сделать не можем. А ведь тогда прокуратура открывала дела на наших депутатов , их преследовало КГБ. Но что сделали люди? Люди сказали: «Мы не согласны!». Это вы сделали 25 лет назад. Вы сказали – мы не согласны, мы хотим отстаивать своё право на историю, на язык, на свою судьбу. Поэтому появилось Приднестровье, которое отстояли в 92 – ом году.

Увы, но "народная" версия появлении Приднестровья - не более, чем красивая легенда. Приднестровье возникло в результате борьбы между группой управленцев из Тирасполя и выходцами из ЦК Компартии Молдавии из Кишинева. Победа в итоге осталась за тираспольской группировкой. А рядовые граждане с обоих берегов были в этой борьбе за передел советской собственности не более, чем расходным пушечным мясом. Так что никакой надежды на внезапный подъём гражданского самосознания в Приднестровье нет.

Скажу больше. За 25 лет непризнанной независимости качество населения Левобережья стало много хуже. Социально активные и пассионарные либо уехали, либо постарели. Средний возраст жителей ПМР увеличился лет на 15-20, а численность - уменьшилась вдвое. Приднестровье сегодня это страна нищих пенсионеров и нищих бюджетников, получающих информацию о мире от российского телевидения, молящихся на портреты Путина и шлющих проклятия Майдану. Они абсолютно зависимы от любой власти, поскольку живут от пенсии до пенсии, и от зарплаты до зарплаты.

Четыре года назад нынешний президент Евгений Шевчук набрал на выборах 74% голосов - при том, что любому мало-мальски вменяемому человеку весь ход дальнейших событий и все последствия пребывания Шевчука у власти были ясны, что называется, до нуля. Но граждане ПМР, в подавляющем большинстве, проголосовали за Шевчука. Голосовали - и лизали восторженные слезы после его избрания. Ну, как же, такой молодой, перспективный, красивый, с пятью (кажется, с пятью, я точно сейчас не помню) высшими образованиями…. А что двух слов связать не может, выступая публично - ну, так ведь и граждане, которые за него голосовали, тоже не великие ораторы. Они тоже идут по жизни с полной кашей и во рту, и в голове. Так что даже косноязычие сближало Шевчука с народом, его избравшим.

И что же, этот народ изменился и прозрел за эти три года? Как бы не так. Народ всё тот же. Просто ему давно ничего не обещали и стали совсем уж скверно кормить - вот он и недоволен….

К чему я это пишу? К тому, что самым сильным впечатлением от митинга, главной его сутью была полная безысходность происходящего. Я не знаю, чем можно помочь этим людям. Решать их проблемы за них никто не будет, а сами они помочь себе не в состоянии. И Шевчук, скорее всего, пойдет на второй срок в 2016 году. И будет продолжать жить барином, летать через Кишинев по всей Европе - конечно, только чартерами, и рассказывать о том, что во всем виноваты враги народа, и надо народу поменьше думать о деньгах и побольше - о душе. И - я скажу прямо - это ещё не самый худший сценарий. Худший сценарий - это появление новой фигуры, потому что популиста и демагога Шевчука может подвинуть только ещё худший популист и демагог. Уверяю вас - при всех своих недостатках, Евгений Шевчук - это далеко не самое худшее, что может всплыть вверх в приднестровском политикуме. Там есть персонажи куда страшнее его.

И в том, что Приднестровье просуществует и до 2016 года, и ещё много лет, я тоже не сомневаюсь. Шевчук, а точнее, президент Приднестровья, любой президент - сегодня Шевчук, завтра, возможно, кто-то ещё, не обязательно именно он - уже давно органически вписался в молдавскую политику. Вечный переговорный процесс стал необходимой частью политического механизма. Молдова, в отличие от Украины, никогда не закроет свой аэропорт для приднестровского руководства. Слишком много совместных проектов и теневых схем сложилось за эти годы между двумя берегами.

Выход из тупика, в котором пребывает Приднестровье, проблематичен ещё и потому, что за 25 лет оно достигло полной экономической несамостоятельности. ПМР живет на милостыню Москвы - оно на 80-90% зависит от бесплатного российского газа, который руководство Тирасполя продает конечным потребителям, от прямых перечислений и от разного рода благотворительных проектов. Но ситуация в России - сложная, и с явной тенденцией к ухудшению. Из Москвы раздаются недовольные голоса, что, мол, надо бы президенту поменьше летать чартерами по Европам. И газ продавать стало уже почти некому. Население потребляет для бытовых нужд, включая и отопление, в общем-то, мизерные объемы газа. Основным потребителем газа была промышленность. Которой уже фактически нет.

В итоге, государственные структуры ПМР просто "схлопываются", лишенные даже минимального финансирования. Государство истаивает, как кусок льда на горячей плите - и его приходится имитировать. Сократить расходы можно за счет сокращения населения, с нынешних примерно тысяч 300-350 жителей до, скажем, ста. Или даже пятидесяти - почему бы и нет? Остальные уедут, или вымрут - тут уж кто как. Половина из оставшихся будет работать в охранных структурах: МВД, КГБ, армии, ГТК - и прочих, охраняющих положение нынешней власти. Другая половина кое-как выживать - кто-то на подножном корму и натуральном хозяйстве, кто-то за счет переводов родственников из-за границы, кто-то, работая на последних, ещё уцелевших предприятиях. Формальный бюджет можно будет наполнять всё той же милостыней - ведь хоть что-то, вероятно, оставят. Хотя бы потому, что вокруг потоков финансовой помощи Приднестровью давно уже выстроены схемы быстрого и "почти честного" обогащения.

Я не знаю, состоится ли протестный митинг в следующем, 2016 году. Возможно, власть, испытывающая постоянный страх, запретить даже столь робкий и благонамеренный протест какой состоялся в минувшую субботу. И если митинг состоится, я не берусь сказать, много ли будет на нем протестующих. В одном лишь я уверен абсолютно: если митинг все-таки будет разрешен, то, придя за час до начала на место его проведения, я обнаружу там полный комплект работников КГБ ПМР. Кучу здоровенных бездельников, охраняющих власть на деньги, отобранные у пенсионеров. Возможно, их будет там даже больше, чем было в этот раз. Потому что властям Приднестровья по-настоящему страшно. Они тоже в тупике, они понимают, что нынешняя ситуация рано или поздно придет - нет, не к взрыву, конечно, но к тихому краху. Их страх даже сильнее, чем отчаяние голодных пенсионеров, молящихся на Путина и мечтающих о возврате в СССР.

P.S.

Вот такие листовки раздавали в ходе митинга:

Описание: C:\Users\Serg\Documents\SWScan00003.jpg

Полную видеозапись митинга можно посмотреть вот тут:

https://www.youtube.com/watch?v=Wh2K5D1Egp4&feature=youtu.be

Обсудить

Другие материалы рубрики