Тапиола: Нет политической воли, чтобы реформировать ГП; ЕС может отменить денежный транш на реформу системы правосудия РМ

Недостаточность ключевых реформ в Молдове, в частности, в системе правосудия и в борьбе с коррупцией остаются наиболее серьёзными проблемами для нашей страны, где недостаточно воли, чтобы осуществить реформы, и те в декларативной форме.

В этой ситуации, Европейский союз относится скептически к тому, как продвигаются реформы в Молдове, и огромен риск того, что транш ЕС на реформу правосудия будет отменён. Об этом заявил глава Делегации ЕС в Молдове Пиркка Тапиола в интервью для телепередачи Ora Expertizei на Jurnal TV.

«Малая воля для реформирования существует, но и она скорее декларативного характера. Например, в прошлом году мы видели несколько случаев, когда к суду привлекли нескольких судей, подозреваемых в коррупции. Но являются ли эти случаи системными или случайными, достаточно ли этого? Наверное, нет. Вот почему, например, на основе анализа последнего доклада Программы поддержки реформ в сфере правосудия, Европейский союз перечислил меньше денег. Мы решили уменьшить сумму второго транша на реформы правосудия по двум причинам. Во-первых, из-за отсутствия политической воли для реформирования прокуратуры, о которой мы уже говорили, во-вторых, из-за вялой борьбы с коррупцией. Таким образом, был передан сигнал о недовольстве. Но основной вопрос не в том, довольны ли мы. Вопрос заключается в том, довольно ли население этой страны, потому что граждане являются теми, кто выносит приговор», - заявил представитель ЕС.

Отвечая на вопрос о том, что может грозить Молдове, если реформа системы правосудия, а также прокуратуры застопорится, посол ЕС сказал следующее: «Когда мы дойдём до очередного транша для бюджетной поддержки реформы системы правосудия, мы сначала проанализируем достигнутые результаты. В зависимости от этого мы решим, выделять ли на этот раз меньше денег, или, наоборот, может будет целесообразно выделить больше. Также существует возможность того, например, чтобы и вовсе отменить весь транш целиком».

Что касается роли независимых средств массовой информации, неангажированных политически в выявлении случаев коррупции, особенно сейчас, когда Молдова должна реализовать Соглашения об ассоциации, Пиркка Тапиола заявил, что она очень важна, и что ЕС в значительной степени рассчитывает на развитие и прозрачность средств массовой информации в Республике Молдова.

«Необходимо принять закон о прозрачности собственности масс-медиа. Данная проблема ждёт своего решения уже в течение длительного периода, потому что, когда владельцы известны, то становится ясно, занимается ли определённые СМИ информированием населения или пропагандой. Вот почему, когда известны истинные владельцы, редакционная политика становится независимой. Таким образом, роль средств массовой информации, а именно свободной прессы, заключается в том, чтобы участвовать в демократизации общества, и если мы говорим и реализации Соглашения об ассоциации, эта роль имеет решающее значение, потому что пресса является столпом современного общества. Она позволяет гражданам создавать собственные суждения на основе информации, которую они получают, и одной из её ролей является разоблачение коррупции», - сказал европейский чиновник.

Ниже представлен полный текст интервью главы Делегации ЕС Пиркка Тапиола:

- Ваше Превосходительство, граждане Молдовы, большинством проголосовавшие за проевропейский курс страны, разочарованы партиями, называющими себя проевропейскими, так как они сформировали миноритарное правительство при поддержке антизападной партии, которая в ходе предвыборной кампании заявляла о намерении пересмотреть Соглашение об ассоциации. На ваш взгляд, разочарование гражданин оправдано? Что предпримет ЕС, чтобы гарантировать молдавским гражданам непрерывность европейского курса, за который они голосовали?

- Прежде всего, я хочу сказать, что мне немного претит это разделение на проевропейских и антизападных, и другие подобные формулировки. На самом деле, была одна партия, вступившая в предвыборную кампанию с явной антиевропейской платформой, и поставившая перед собой цель денонсировать Соглашение об ассоциации. Это был их выбор по построению своей пополитической кампании. Что касается Партии коммунистов, как вы верно упомянули, она предложила пересмотреть Соглашение об ассоциации с Европейским союзом, но не ставила под сомнение само соглашение или европейский курс. Исходя из этого, я не верю в серьёзность намерений пересмотреть Соглашение с Европейским союзом и поэтому и не могу говорить о возможности каких-либо изменений документа. По этой причине не могу классифицировать Партию коммунистов как фундаментально антизападную. Вот почему я не хочу поляризовать эти вещи. Что касается разочарования граждан, оно имеет свои истоки в недостаточной прозрачности предвыборной кампании, которая привела к утрате доверия общества, что заметно отразилось в контрастных результатах выборов.

Но, уже сформировано новое правительство, и позиция Европейского союза также былв твердо заявилена: работать с новой исполнительной властью Республики Молдова. Премьер-министр Кирилл Габурич совершили визит в Брюссель, где также присутствовал и я, он выразил готовность продолжить процесс реформирования, модернизации, сближения с Европейским союзом и реализации Соглашения об ассоциации. Конечно, всё проверяется на практике. Что касается Европейского союза, то мы готовы предоставить всю необходимую поддержку для реализации Соглашения об ассоциации, для борьбы с коррупцией, для судебной реформы, и я полностью уверен в серьёзности наших отношений и взятые обязательства по европейскому курсу. Будем судить по результатам конкретных действий, которые последуют в дальнейшем.

- Господин Пососл, что грозит Молдове, в случае если осуществление Соглашения об ассоциации затормозится, или если не будут реализованы демократические реформы?

- На мой взгляд, если не будет реализовано Соглашение об ассоциации, в первую очередь, в Республике Молдова могут возникнуть новые внутренние проблемы. Не будем забывать о том, что, когда речь идёт о европейском курсе Молдовы, в первую очередь это означает более высокий уровень жизни, другой уровень правосудия, а также новые правила, по которым работает и взаимодействует всё общество. В то же время мы говори и об экономических выгодах, которые может получить население этой страны и Молдова, как государство. Давайте перечислим и преимущества, которые у нас будут, если мы будем бороться с коррупцией и проведём реформу области правосудия. Кроме того, не забывайте о рынке Европейского союза, который мы открыли, очень разнообразном и богатом, и который возможно является наиболее привлекательным рынком в мире. Доступ на этот рынок даёт практически неограниченные возможности для экономического роста, создания новых рабочих мест и новые возможности для развития всей страны.

Но если проблемы, связанные с коррупцией и несовершенством системы правосудия не будут решены, то европейским инвесторам будет очень трудно сказать: - Молдова, страна, где мы можем расширить бизнес, страна с выходом на европейский рынок, страна с чёткими правилами, основанными на стандартах европейского сообщества, гарантированных Соглашением об ассоциации и Соглашением о свободной торговле с ЕС. Риск того, что такие суждения не появятся. Но, Молдова нуждается в новых инвесторах, повышении стандартов качества, которые, очевидно, будут способствовать увеличению возможностей для экспорта. Вам нужны чёткие правила во всех отраслях народного хозяйства, в сфере услуг, включая страхование, о котором так много говорилось в последнее время. Всё это необходимо для получения ожидаемых инвестиций, для увеличения количества рабочих мест. Вывод: если Соглашение об ассоциации не будет реализовано, то не будет и пользы, которую предполагает настоящее Соглашение, и в результате общество будет ввергнуто в новый период застоя и экономического спада. Вы спросили меня и о демократических реформах. Ну, и они очень важны, вне сомнений. Демократическая власть это проекция политического класса, отвественного перед гражданами, которые его избрали, а когда руководство страны не находит отражения в обществе, то и нет желания проводить необходимые реформы.

Вот почему необходимо, чтобы всё общество принимало ​​участие в процессе трансформации и реализации демократических реформ и, как следствие, будет построено истинно правовое государство. Если в этом направлении не будут прилагаться усилия, тогда в обществе появятся разочарования, которые будут иметь долгосрочные негативные последствия для Республики Молдова. Таковы риски застоя. Мы говорим о всеобъемлющих реформах и от их реализации зависят все изменения. Соглашение об ассоциации в этом смысле представляет собой руководство к действию, дорожную карту для реформ. Поэтому, если его реализация будет задерживаться, то и все реформы, начатые до сих пор будет иметь ту ​​же судьбу, в результате и уровень жизни граждан будет регрессировать, и в этом, я считаю, и есть самая большая проблема.

- Вы предупредили правящие партии о последствиях, которые повлечёт невыполнение Соглашения об ассоциации или имитация реформ, которые они обязались осуществить?

- Я говорил обо всех этих опасностях, с самого начала, как в ходе публичных встреч, так и в частных беседах. Тем не менее, мы тут не для того, чтобы вести оценочные суждения. Европейский союз здесь, чтобы оказать Молдове поддержку. Это и в наших интересах. Больше всего мы хотим, чтобы Молдова стала стабильным государством, которое развивается, которое благоприятно по уровню жизни. Мы также хотим, чтобы Молдова внесла свой вклад в укрепление европейской безопасности посредством своей внутренней стабильности, я имею в виду урегулирование приднестровского конфликта и другие подобные вопросы. Конечно, мы уже говорили об этих проблемах. Я неоднократно их перечислял. Я предупредил и об опасности внутреннего характера, если вы хотите использовать этот термин, в случае невыполнения реформ. Опять же, мы говорили обо всех этих вещах и в публичных и в частных беседах. Я заметил, что используете словосочетание «правящие партии». Здесь я хотел бы увидеть изменения, потому что понятие «править» подразумевает что-либо, идущее сверху. А понятие «управления», «управляющих партий» в смысле современных политических партий и современных коалиций, означает ответственность перед гражданами. В связи с этим, я надеюсь, что в какой-то момент мы будем смотреть на политические партий, ни как на те, что правят, а как на некие политические силы, которые управляют со всей ответственностью.

- Вы, почти в обязательной форме, говорили о необходимости конкретных шагов по деполитизации и обеспечению независимости прокуратуры. Насколько, по вашему мнению, серьезна нынешняя ситуация в этой области, и почему нет явного желания реформировать данное учреждение?

- Поскольку я не умею читать мысли людей, я не могу точно сказать или провести анализ мотивов, по которым не делается конкретных шагов или почему нет желания вести реформы в этой области. Однако есть два элемента, о которых я хочу поговорить: первый - это очень низкий уровень доверия населения к органам преследования и ко всей системе правосудия в целом. Вот здесь должна быть максимальная концентрация усилий, чтобы повысить уровень доверия, а этого можно достигнуть за счёт профессионализма, независимости и полной деполитизации. Я рад, что законопроект о реформировании прокуратуры теперь находится в Венецианской комиссии. К концу этого месяца мы узнаем мнение Венецианской комиссии по этому законопроекту. Я надеюсь, что когда парламент ознакомится с мнением Комиссии, то будут предприняты конкретные действия, чтобы доработать законопроект, на основании рекомендаций экспертов из Венеции и в срочном порядке принять новый закон о прокуратуре. Это один из показателей, по которому мы предлагаем секторальную бюджетную поддержку.

Мы понимаем, что существует высокий уровень недоверия к этой области, и мы осознаём, что это недоверие отчасти было унаследовано с советского периода. Вот почему сегодня не может быть гарантирована функциональность Генеральной прокуратуры как независимого, современного учреждения европейского типа. Тем не менее, мы вправе уже сегодня иметь определённые ожидания от этого ведомства, даже в условиях несовершенного и устаревшего законодательства, но проблема кроется в надёжности прокуратуры. Новая законодательная база решит структурные проблемы, укрепит учреждение, но политической воли и надлежащего внедрения этой новой правовой базы будет недостаточно, чтобы обеспечить полную независимость прокуратуры. Вот почему необходимо, чтобы реформа прокуратуры включила, с одной стороны, существенные изменения законодательства и практические изменения, которые вытекают из реализации этой реформы.

- С момента вашего назначения на должность главы Делегации ЕС в Молдове и по сей день, вы всегда анализировали глубину внедрения ключевых реформ в нашей стране, особенно в системе правосудия и по борьбе с коррупцией. В связи с этим, вы довольны волей руководства Высшего совета магистратуры, Национальной антикоррупционной комиссии, Национального центра по борьбе с коррупцией и Генеральной прокуратуры по реформированию институтов, которые они возглавляют?

- Это правда, есть малая доля воли для реформирования. Правда в том, что эта воля по большей части носит декларативный характер. Например, в прошлом году мы видели несколько случаев, когда к суду привлекли нескольких судей, подозреваемых в коррупции. Но являются ли эти случаи системными или случайными, достаточно ли этого? Наверное, нет. Так что, есть место для большей политической воли, для более активных действий и большей решимости в таких случаях. Вот почему, например, на основе анализа последнего доклада Программы поддержки реформ в сфере правосудия, Европейский союз перечислил меньше денег. Мы решили уменьшить сумму второго транша на реформы правосудия по двум причинам. Во-первых, из-за отсутствия политической воли для реформирования прокуратуры, о которой мы уже говорили, во-вторых, из-за вялой борьбы с коррупцией. Таким образом, был передан сигнал о недовольстве. Но основной вопрос не в том, довольны ли мы. Вопрос заключается в том, довольно ли население этой страны, потому что граждане являются теми, кто выносит приговор.

- Что может грозить Молдове, если реформа системы правосудия, а также прокуратуры застопорится?

- Когда мы дойдём до очередного транша для бюджетной поддержки реформы системы правосудия, мы сначала проанализируем достигнутые результаты. В зависимости от этого мы решим, выделять ли на этот раз меньше денег, или, наоборот, может будет целесообразно выделить больше. Также существует возможность того, например, чтобы и вовсе отменить весь транш целиком. Любой из этих сценариев возможен, и любой стоит принять во внимание. Конечно, некоторые из этих решений могут быть восприняты как санкции или, скажем, последствия контракта по развитию, который представляет собой помощь Европейского союза, но условия которого не были соблюдены. Но если задуматься над тем, каким может быть самое тяжёлое последствие, то, конечно, мы опять вернёмся к вопросу, который вы уже мне задавали. Если реформы не осуществятся, что произойдет с экономикой страны, каким будет экономический потенциал Молдовы? Отсюда вывод, что самым серьёзным последствием, которое может ощутить страна, которая не проводит реформы, станут упущенные возможности для экономического роста и привлечения новых инвестиций, новые преимущества и не в последнюю очередь, страна рискует утратить доверие своих граждан. В условиях современной демократии это серьёзнейшие санкции, которые возможны для государства.

- Каковы шансы того, что чиновники, судьи, прокуроры и коррумпированные государственные госслужащие окажутся в тюрьме, учитывая, что в настоящее время их покрывают коллеги «по цеху» или политики, находящиеся в руководстве страны?

- Так или иначе, когда вы задаёте этот вопрос, у вас уже есть на это свой собственный ответ. Чтобы это произошло необходимо гораздо больше политической воли. Правда, что коррупция существует везде. Во всех странах есть коррупция, но когда её обнаруживают, то предпринимаются системные меры, соответственно уровню демократии и верховенству закона: начинается расследование, затем уголовное преследование, и здесь важно, чтобы оно было аполитичным. Потому, что в случаях, когда, например, преследование начинается в отношении членов оппозиции или тек, кто не является частью правящей коалиции, а тех, кто у власти обходят стороной и прикрывают, это будет рассматриваться как месть. Поэтому вполне понятно, почему переходный период занимает много времени. Такие примеры уже существовали в странах ЕС, которые прошли переходный период в Европейском союзе, через это проходят все страны, стремящиеся в ЕС, и балканские страны являются лучшим тому примером. Чтобы завести дела о коррупции и чтобы побороть коррупцию на высоком уровне потребовалось много времени. В какой-то момент, этот процесс начал продвигаться за счёт политической воли, а именно: понимание потерь, которые может понести страна в случае нереализации этих реформ и понимание возможностей, которые предоставляют эти реформы. Мы обсуждали это, и, отсюда вопрос: в какой степени страна соблюдает свой социальный контракт перед населением и действительно хочет взять на себя ответственность за своих граждан, чтобы начать реформы, необходимые для выхода из переходного периода.

- Когда, по вашему мнению, в Молдове будет правосудие, схожее с румынским, например?

- У меня нет хрустального шара, чтобы делать какие-либо предсказания. Однако мы можем сделать некоторые сравнения и с примерами из других европейских стран, не только по сравнению с Румынией. Но, опять же, речь идёт о политической воле. Мы достигли решающей стадии - подписание и ратификация Соглашения об ассоциации с Европейским союзом. Таким образом, становится все более очевидным, какими могут быть потери, если не будут приняты правильные решения, какими будут риски для суверенитета страны, для дееспособности государства. Никто не хочет сгинуть в рухнувшем государстве. Но когда есть движущая сила, исходящая от граждан, с одной стороны, и от новых политиков и правительственных чиновников, которые берут на себя определённые обязательства перед страной, которые готовы служить интересам страны и приносят присягу независимости и суверенитету Молдовы и содействуют построению государственности и укреплению реформ, а не в зависимости от личных интересов. Я не могу назвать вам конкретную дату, я не предсказатель и поэтому не могу сказать точно, когда это произойдёт. Тем не менее, я надеюсь, что тогда решения по делам о коррупции будут выноситься в соответствии с законом, прозрачно, рано или поздно, но решение этих проблем перестанет имитироваться, и будет осуществляться на основе реальных реформ.

- Какие рычаги есть у ЕС, чтобы контролировать эффективности расхода средств европейских налогоплательщиков, выделенных на реформу системы правосудия Республики Молдова?

- Мы оцениваем матрицы политик, которые реализуются на основе нашей программы бюджетной поддержки и переводим средства в строгом соответствии с принятыми реформами. Это основной механизм. Ещё один важный элемент, который мы принимаем во внимание, и за которым мы тщательно следим это макроэкономическая стабильность страны, так как программа бюджетной поддержки предусматривает два ключевых критерия: первый - выполняются ли эти матрицы политик и здесь необходимо отметить, что мы строго следим за выполнением этого условия. Второй критерий связан с бюджетным процессом. Речь идёт о доходах и расходах бюджета, способности прозрачного управления финансовыми ресурсами, выделяемыми через программу бюджетной поддержки, и если эти ресурсы используются эффективно. Анализ этих двух аспектов позволяет нам быть уверенными в том, что мы ответственно расходуем деньги европейских налогоплательщиков. Это очень важно, потому что мы постоянно говорим об ответственности.

И, когда вместе с теми, кто принимает решения на уровне Европейского союза, принимается решение о выделении нового транша для Молдовы, я очень хорошо помню, откуда идут деньги. Эти деньги приходят от одиноких матерей, с низким уровнем доходов, которые платят налоги, деньги приходят от обычных людей. Эти деньги не падают с неба, их платят европейские граждане, чтобы помочь другой стране, чтобы поддержать ЕС в его усилиях по обеспечению безопасности и процветания стран, находящихся по соседству. И тогда я задаюсь вопросом: действия, которые я предпринимаю, в сочетании с решениями, которые мы принимаем по использованию этих денежных средств, соответствуют ли они ожиданиям и убеждениям европейских налогоплательщиков, которые добровольно дают согласие на оказание поддержки другим странам, ответственно ли тратятся эти деньги? Вот какие вопросы я задаю себе ежедневно.

- Почему правоохранительные органы в Республике Молдова не принимают к сведению информацию из журналистских расследований независимых СМИ и не сотрудничают с ними, как это практикуется в демократических государствах?

- Возможно, вам следует спросить у представителей правоохранительных органов, почему они этого не делают. Но я думаю, что в каждом обществе есть определенная степень недоверия к СМИ со стороны государственных силовых структур. Важно, чтобы пресса предоставляла необходимые доказательства, когда начинается какое-либо расследование. С другой стороны, и это тоже верно в случае расследования уголовного дела, правоохранительные органы не сообщают много деталей общественности, потому что нужно учитывать презумпцию невиновности, что очень важно в ходе уголовного преследования. По таким делам не ведутся публичные обсуждения, и СМИ не предлагаются детали. Ведь, возможно будет доказано, что подозреваемый невиновен? Но, конечно, бывают случаи, когда пресса выполняет свои обязанности сторожевого пса общества, выражает некоторые опасения и тревоги, а это игнорируется, поскольку эти факты могут послужить началу расследования уголовного дела, например, или, нет необходимых доказательств.

Это то, что связано с уровнем консолидацией демократии. Некоторые изменения проходят очень трудно. Прошло более четверти века, но если мы взглянем на роль средств массовой информации в советские времена, тогда они служили правоохранительных органам, или партии или отдельной личности. Независимой прессе потребовалось много времени, чтобы пустить корни, и очень важно отметить её роль. Поэтому у меня нет никаких оснований критиковать прессу, я просто хочу напомнить об ответственности, которую должны проявлять независимые масс-медиа. Во многих государствах-членах Европейского союза, отношения между правоохранительными органами и средствами массовой информации довольно доверительные. Эта уверенность обеспечивается Советами по прессе, которые строго следят за соблюдением соответствующего законодательства. В результате, когда СМИ публикуют какую-либо информацию, то они основываются на неопровержимых доказательствах, которые не оставляют место для интерпретации как например: - вот, это медиа-учреждение критикует человека за его убеждения или его политические взгляды. Если опубликованная информация является убедительной, то пресса зарабатывает соответствующую репутацию. Это характерно для общества, находящегося в переходном периоде.

- Насколько важна роль независимых СМИ, не ангажированных политически, по выявлению фактов о коррупционных деяниях, особенно сейчас, когда Молдова должна реализовать Соглашение об ассоциации?

- Это решающее значение, потому что определение СМИ как сторожевого пса общества, особенно в первые годы после распада Советского союза, был обусловлено необходимостью выявить и вскрыть проблемы общества, что очень важно. Это и является одной из основных целей журналиста. Я очень хорошо знаю это. Я сын журналиста, мой отец был журналистом. В то же время журналистская этика гласит, что нужно предоставлять проверенную информацию, не сомнительные сведения, а только объективные, чтобы общественность делала свои собственные суждения и собственные выводы.

Мы в значительной степени рассчитываем на развитие и прозрачность прессы в Молдове, и для этого необходимо принять закон о прозрачности собственности масс-медиа. Данная проблема ждёт своего решения уже в течение длительного периода, потому что, когда владельцы известны, то становится ясно, занимается ли определённые СМИ информированием населения или пропагандой. Вот почему, когда известны истинные владельцы, редакционная политика становится независимой. В этом случае учредители будут воспринимать СМИ как бизнес, как продукт для потребителей, а потребителями являются зрители, которые хотят смотреть объективные новости, на основании которых можно сделать свои собственные выводы.

Таким образом, роль средств массовой информации, а именно свободной прессы, заключается в том, чтобы участвовать в демократизации общества, и если мы говорим и реализации Соглашения об ассоциации, эта роль имеет решающее значение, потому что пресса является столпом современного общества. Она позволяет гражданам создавать собственные суждения на основе информации, которую они получают, и одной из её ролей является разоблачение коррупции. И наоборот, если общественности поставлять новости о политике в форме, не требующей критического мышления, то это может стать серьёзной проблемой для общества.

www.jurnal.md

Обсудить