"Молдова нуждается в создании собственной доктрины пропаганды"

Интервью главного редактора информационно-аналитического портала Ava.md Андриевского Андрея изданию Adevărul

Господин Андриевский, проигрывает ли сегодня Республика Молдова в информационной войне с Российской Федерацией?

Сказать, что проигрываем, значит, как бы признать, что мы участвуем в войне, как одна из сторон. На самом деле, всё гораздо печальнее – нас просто расстреливают из тяжёлой артиллерии российских телеканалов, а мы просто стоим и пытаемся угадать, в какую следующую цель попадёт снаряд.

К сожалению, у нас в Молдове сложилась очень неприятная ситуация с разделением информационного пространства по языковому признаку. Результатом этого становится всё более заметный раскол в менталитете румыноговорящих и русскоязычных граждан Молдовы. Эти две группы всё больше расходятся в интересах, в понимании происходящих геополитических процессов, в отношении к Молдове. Создаётся впечатление, что Молдова подарила русскоязычных, отдала их иностранному государству и сказала – вот это ваши, воспитывайте их, занимайтесь ими, вырабатывайте в их среде отношение к политике.

И это не прошло без последствий. Сегодня мы постоянно ощущаем, что та часть населения, которая живет в медийном пространстве Российской Федерации и русскоязычных СМИ, действующих в Молдове, всё более явно противится европейскому выбору нашей страны. Это не происходит просто так. Ведь эти люди не сами додумались до ненависти к Евросоюзу, до неприязни европейского образа жизни, до негативного отношения к НАТО, до того, что наш ближайший сосед Румыния – недружественное нам государств, а у другого нашего соседа – Украины, власть захватили бандеровцы и фашисты. Это всё результат информационной войны, в которой мы пока исполняем роль мишени, неспособной не только на то, чтобы ответить на выстрел, но и даже увернуться от него.

Может, нашему правительству следовало бы задуматься над созданием Министерства информационной безопасности, следуя примеру Украины? Или эту функцию информационной безопасности у нас должен осуществлять КСТР?

Что-то наподобие украинских структур обязательно должно быть и у нас. И относиться к этому нужно не как к простому проекту, а как к вопросу государственной безопасности. Сейчас в XXI веке, угнетатели захватывают в первую очередь умы людей, а не их имущество. Так и получилось в Украине, когда некоторые патриоты ещё несколько лет назад говорили о необходимости выстраивать собственную доктрину пропаганды и контрпропаганды, над ними смеялись и говорили, что они начитались фантастики. В итоге Украина заплатила и продолжает платить огромную цену за такую беспечность.

С другой стороны, очень важно не переиграть, потому что всегда в информационных войнах возникает соблазн решить проблему радикально, просто введя цензуру. Просто цензура – это глупо, а главное – неэффективно, потому что, если не создать альтернативные источники информации, люди всё равно будут находить доступ к той информации, к которой они привыкли.

Так и в Молдове: можно запретить все российские каналы, и что это даст? Нам нечего предложить взамен. У нас нет, или почти нет, хороших качественных СМИ на русском языке, которые имели бы промолдавскую направленность.

Хотя, безусловно, оголтелую пропаганду против государственных интересов Молдовы нужно запрещать. Может не весь канал целиком, а только некоторые программы, но какие-то меры должны предприниматься.

Нужна ли нам контрпропаганда?

Лучшая контрпропаганда – это дела. Как бы нас не убеждали, что быть независимой страной плохо, что путь в ЕС – это бесперспективный путь, если при этом люди видят, что всё это не так, любая пропаганда будет бессильной. У нас же складывается так, что нет особых достижений в масштабах страны, поэтому очень трудно противостоять тем, кто говорит о неправильности избранного нашей страной пути.

Ava.md – это контрпропаганда?

Возможно, у нас иногда появляются некоторые статьи, имеющие элементы контрпропаганды, но это скорее случайность, а не система. По крайней мере, мы не ставили себе такую цель.

А вот пропагандой наш сайт, наверное, можно назвать. Мы стараемся пропагандировать здоровый патриотизм по отношению к своей стране, хотим привести наших читателей к пониманию того, что назад вернуться невозможно, что прошлое закончилось и стало историей, и что теперь перед Молдовой только один путь в будущее. Говорим о важности соблюдения прав личности, о важных исторических примерах, чтобы не повторить в будущем ошибки прошлого. Наверное, это всё можно назвать пропагандой.

Вообще, слово «пропаганда», по крайней мере, в русском языке, приобрело какой-то негативный оттенок, как будто речь идет о насильственном навязывании своего мнения. Мы в своей работе идём другим путём не через навязывание своего мнения, а через попытку подвести читателя к собственному пониманию, через размышление, так, чтобы человек сам пришел к определённым выводам, пусть даже иногда они не полностью совпадают с замыслами авторов.

Какие выводы молдавское общество и наши политики должны сделать после выборов в АТО Гагаузии? В чём состоит прокол властей и нашего общества, в целом?

Серьёзных ошибок несколько. И это не ошибки конкретно данной кампании, это системные ошибки работы с нацменьшинствами в Молдове. Одна из них, эта та ошибка, о которой было сказано выше – гагаузов полностью отдали под влияние русскоязычных СМИ.

Как так могло получиться, что гагаузы, которые сотни лет живут вместе с молдаванами, стали очень похожи по культуре, одежде, традициям, среди которых есть множество гагаузо-молдавских браков, но при этом – они хотят только пророссийских политиков, хотят изучать в школе русский язык, постоянно вспоминают Путина?

Обратите внимание, для них влияние России стало настолько доминирующим, что потеснило даже собственные гагаузские национальные требования. Они уже не требуют гагаузского языка в школах, они хотят русский. Это нонсенс!

И я считаю, что сами гагаузы в этом не виноваты. А чего мы хотим, если в Молдове очень мало СМИ на гагаузском и русском языке – телеканалов, газет, интернет-сайтов, которые работали бы на сближение народов Молдовы, на формирование понимания, что мы европейская страна, что другого пути у нас нет? Нет нормальной действующей государственной программы по всеобщему обучению населения государственному языку.

Кстати, если мы заговорили про язык, хочу обратить внимание на ещё одну важную вещь. У молдаван есть одна черта, которая сама по себе очень хорошая, но в случае с языком сыграла очень негативную роль. Речь идёт об излишней толерантности. Например, в странах Балтии, сразу с развалом СССР, ещё с начала 90-х, общение не на государственных языках стало неприемлемым в общественной жизни, и как результат, на данный момент подавляющее большинство граждан этих стран выучили государственные языки. У нас же по-прежнему, молдаване не только отвечают на русском языке, на обращение, но и сами обращаются к русскоязычным на удобном для них языке.

Даже в Украине, уже лет 15, на телевидении введен полный билингвизм, когда в студии несколько человек общаются, и часть из них говорит по-русски, часть по-украински. А у нас почему-то, даже если один русскоговорящий есть в студии, вся студия должна говорить на русском.

Или вот, свежий пример, при том, что я совершенно свободно понимаю по-румынски, пусть даже и говорю плохо, но даже ваша редакция, когда обращаясь ко мне за интервью, написали на русском, да ещё и извинились за возможные ошибки. Ребята, это конечно, очень красиво и вежливо, но так у нас в стране совершенно теряется смысл изучать госъязык, если все молдаване готовы мучиться и переходить при каждом случае на русский.

Я не был ни в Белоруссии, ни Казахстане, я не знаю, какие там настроения. Но меня всякий раз радуют новости о том, что там якобы идёт какая-то борьба с георгиевскими лентами. Что вам известно об этом?

Борьба с георгиевскими лентами в Казахстане и Белоруссии на самом деле идёт, при том даже идёт на государственном уровне. И это вполне объяснимо, потому что они вкладывают в эту борьбу защиту интересов своих государств.

Дело в том, что георгиевская ленточка стала главным символом победы во Второй Мировой Войне только в 2005 году, когда группа политтехнологов из Кремля решила постепенно заменить традиционную военную символику в виде красных флагов, на что-то новое.

Это было сделано потому, что Кремль рассматривает победу во Второй Мировой войне, как одну из «духовных скреп», которая сближает бывшие народы СССР, и это входит в доктрину «Русского мира», то есть доктрину влияния на соседние страны, в которых есть русскоязычное население. Соответственно, Москва уделяет очень большое внимание пропаганде данных идеалов.

При этом они не хотели делать бесплатный PR для левых партий и движений, которые традиционно используют красные флаги, звезду и серп с молотом – настоящим символам победы в 1945 году. Поэтому был избран символ, в виде георгиевской ленточки, хоть и известной ещё со времен царской России, но не имевшей ранее смысла главного символа победы в войне.

Всё это хорошо известно лидерам Казахстана и Белоруссии, и они прекрасно знают, с какими целями Кремль так много уделяет внимания этой «новой-старой» символике. Оба лидера – Лукашенко и Назарбаев, являются мудрыми и хитрыми политиками и, несмотря на нежелание портить отношения с Москвой, в тоже время, достаточно жёстко рекомендуют своим гражданам избегать использования георгиевской ленточки в качестве символа при праздновании Дня победы.

С другой точки зрения, на фоне коррупционных проблем, связанных с кражей денег из банков, борьба против георгиевской ленты, инициированная Либеральной Партией, может показаться маскарадом. Нужен ли нам этот закон, ведь георгиевскую ленту не вычеркнешь из головы наших сограждан?

Лично я против того, чтобы смешивать разные по сути проблемы. Коррупция в высших эшелонах власти и воровство в банковской сфере это одна проблема, а тяга части нашего общества к символике путинской власти это совсем другая история. Наше государство должно учиться обрабатывать и отвечать одновременно на множество вызовов, без того, чтобы одни проблемы покрывали другие.

Если говорить конкретно про закон о запрете георгиевской ленточки, то надо признать, что он, как и многие другие резонансные законы, не имел должной информационной подготовки в обществе. Если мы допустили такую ситуацию, когда огромное количество наших граждан считает, что власти хотят георгиевскую ленточку отменить, потому что являются скрытыми фашистами, то может быть, даже лучше в нынешней ситуации его придержать, и провести сначала разъяснительную работу среди населения. Напомнить им, что над Рейхстагом поднимался красный флаг, что все, у кого есть фотографии, сделанные 9 мая, любого года до 2000-х, на Мемориале, могут посмотреть, и не увидят там ни одной георгиевской ленточки.

Нельзя просто давить, запрещать, штрафовать, такие методы вызовут ещё большее противодействие и раскол. Впереди всегда должно идти убеждение и информация, а уже потом, если надо, то и запреты.

Кроме того, предлагая отказаться от чего-то, всегда нужно предлагать замену. В данном случае, необходимо провести широкую пропаганду другой ленточки – молдавского триколора.

Как должен выглядеть проевропейский политический проект, за который бы проголосовало русскоязычное население Республики Молдова? Ваше субъективное мнение...

Полагаю, что на сегодняшний день любой европейский политический проект будет встречать сопротивление русскоязычных. Увы, но значительная часть из них зомбирована и видит себя только в «русском мире». Пока наши русскоязычные граждане, а к ним относятся не только национальные меньшинства, но и значительная часть молдаван, проживая в Молдове, живут только в российском информационном пространстве, они будут голосовать за Путина, какое бы лицо он не принял на территории нашей страны и как бы его не звали. При текущей информационно-медийной ситуации у нас постоянно будет минимум 40% населения, настроенных негативно к любому проевропейскому политическому проекту.

Но это не значит, что данную работу не надо проводить. Если русскоязычные граждане увидят, что европейский проект – это действительное внедрение европейских ценностей, это реальная борьба с коррупцией, это движение к правовому обществу, то их отношение начнёт меняться. Но это нужно не только сделать, но и рассказать гражданам, что перемены не только возможны, но они уже происходят. И тут велика роль СМИ, в том числе и русскоязычных.

Обсудить