Апрель 1945 года. Бесславный конец фюрера нацистского Третьего Рейха Адольфа Гитлера

В первые месяцы 1945 года, несмотря на утрату стратегической инициативы, умирающий нацистский Третий Рейх продемострировал весьма целеустремленное, организованное и осмысленное сопротивление. Тезис о том, что в 1945 году германский Вермахт был совершенно недееспособен и поэтому «добить» его не представляло особой трудности для Красной Армии и англо-американских союзников, совершенно не соответствует действительности. Когда речь шла о самом существовании Германии, под ружьё были поставлены и стар, и млад, а оборонялись они с фанатичным упорством. То же упорство можно увидеть и в проводившихся немецким командованием операциях. При этом командиры Вермахта и войск СС имели за плечами большой опыт военных действий, что позволяло им наносить контрудары и пробиваться из окружения.

Однако, уже через неделю после начавшегося 14 - 15 февраля 1945 года наступления Красной Армии в немецком фронте на востоке образовалась 500-километровая брешь, в которую, без видимого эффекта, как уголь в топку паровоза, германское командование бросало свои последние резервы. Красная Армия неумолимо приближалась к столице Германии. Перед лицом численного превосходства советских войск и владения ими стратегической инициативой немецкое командование искало ключ к спасению в совершенствовании тактики вывода оборонящихся войск из-под мощного удара советской артиллерии.

30 марта 1945 года фюрер и Верховный главнокомандующий Адольф Гитлер подписал приказ, гласивший: «Я требую, чтобы вся группа армий, от командующего до последенего солдата, понимала, что успех в грядущей битве за Берлин может быть обеспечен духом энергичной обороны и фататичным упорством. Сражение за Берлин обязано и будет решающей победой в обороне...»

Весной 1945-го года физическое состояние Адольфа Гитлера было очень плохим. Его руки и одна нога постоянно тряслись. Лицо было мертвенно-бледным. Он с трудом передвигался. С отсутствующим взглядом он сидел на своем диване со щенком из последнего помета его любимой немецкой овчарки Блонди. Щенка он называл Волком и сам его дрессировал.

«Большую часть дня он лежал в глубокой апатии, — вспоминала одна из его секретарш, — занятый только одной мыслью — шоколад и пирожные. Его страсть к пирожным приняла прямо-таки болезненный характер. Если раньше он съедал не больше трех штук пирожных, то теперь ему подавали наполненную до краев тарелку трижды».

В последние дни апреля 1945 года в опустевшем бункере рядом с Гитлером оставался только эсэсовский врач Людвиг Штумпфеггер. В день неудачного покушения на фюрера, 20 июля 1944 года, Гиммлер прислал его фюреру как надежного национал-социалиста. Но едва ли он мог помочь фюреру, поскольку был хирургом-ортопедом. После самоубийства Гитлера Штумпфеггер пытался вырваться из Берлина, но был убит.

Фюрер отпускал дурно пахнущие шуточки. За обедом, рассказав, что врач пускает ему кровь, обещал своим сотрапезникам, которые, в отличие от Гитлера, не были вегетарианцами: «Я велю из излишков моей крови приготовить для вас кровяные колбаски как дополнительное питание. А почему бы и нет? Вы же так любите мясо!». В самом бункере дисциплина ослабла. Когда Гитлер входил в зал для заседаний, мало кто прерывал разговор и вставал, чтобы поприветствовать фюрера. В бункере стали курить — хотя Гитлер этого не выносил. Много пили — там были большие запасы для приема иностранных гостей.

Под ударами советских войск Восточный фронт рухнул. Попытки восстановить системы обороны подавлялись наступающими частями Красной армии. Остатки немецких войск беспорядочно отступали. Американцы и англичане два часа кряду безнаказанно бомбили центр Берлина. Их самолёты сбрасывали бомбовый груз с большой высоты, недоступные для зенитной артиллерии.

Гитлер обратился к германскому народу 19 марта 1945 года, подписав Приказ о тотальном разрушении экономики Германии, согласно которому надо было уничтожить все индустриальные предприятия, электростанции, гидростанции, нефтеперегонные заводы, мосты, корабли, локомотивы, продукты питания, создав «пустыню» на пути союзников.

Альберт Шпеер, глава министерства вооружения, обратился к Гитлеру с петицией. «Мы не имеем права на этом этапе войны призывать к разрушениям, ибо это скажется на жизни людей», — написал он. Но Гитлер, участь которого была уже решена, не был заинтересован в дальнейшем существовании немецкого народа. «Если война проиграна, — заявил он Шпееру, — то нация тоже погибнет. Лучше уничтожить все эти вещи самим, потому что эта нация доказала, что она — слабейшая».

Конец Третьего Рейха приближался. Британская и канадская армии под командованием фельдмаршала Монтгомери прорывались к Бремену, Гамбургу и Любеку на Балтийском море. 9-я американская армия Симпсона обошла район Рура с севера, а 1-я армия Ходжеса — с юга. 1 апреля они соединились под Липпштадтом, заперев 250 000 солдат из группы армий «Б» фельдмаршала Вальтера Моделя в рурском «котле». Немцы продержались до 18 апреля 1945 года, а потом сдались. Моделя среди пленников не было - он в отчаянии застрелился.

12 апреля 1945 года неожиданно умер президент США Франклин Делано Рузвельт. Это пробудило у Гитлера надежды на чудо, подобное тому, что когда-то спасло короля Пруссии Фридриха Великого от поражения в Семилетней войне. За день до смерти Франклина Делано Рузвельта передовые части 9-й армии дошли до реки Эльба возле Магдебурга — города в самом сердце Германии. Отсюда до Берлина оставалось всего 60 миль, дороги к нему были открыты.

Но, преодолев яростные возражения Уинстона Черчилля и британских военачальников, которые хотели опередить русских и первыми войти в Берлин, американский командующий Дуайт Эйзенхауэр остановил западных союзников на Эльбе, так как Красная Армия начала движение с Одера вскоре после того, как американцы дошли до Эльбы. Для Эйзенхауэра это означало, что они дойдут до Берлина раньше англичан или американцев.

Кроме того, Эйзенхауэр и его штаб очень опасались, что нацисты реализуют планы по возведению «Национального редута» в горах южной Германии, где они будут многие годы вести партизанскую войну. Кроме того, Эйзенхауэр боялся, что нацисты организуют подпольную армию из «вервольфов» — преданных последователей Гитлера, которые будут совершать убийства и террористические акты.

И «Национальный редут», и организация «Вервольф» существовали лишь в пропагандистских листовках доктора Йозефа Геббельса. Но Эйзенхауэр и его штаб попались на эту приманку и направили американские армии в южные горы, причем так быстро, как только смоглли. Американские войска добрались до Нюрнберга 15 апреля 1945 года, до Мюнхена — 30 апреля и 3 мая соединились с войсками американской 5-й армии, двигавшейся с Апеннин, в районе ущелья Бреннер между Австрией и Италией. Сопротивление немцев в Италии прекратилось, и 29 апреля 1945 года был подписан Акт о капитуляции.

Гитлер планировал покинуть Берлин 20 апреля 1945 года, в день своего 56-летия, и отправиться в Оберзальцберг, в Баварские Альпы. Многие члены гитлеровского руководства уже перебрались на юг, как и личный штаб фюрера. Но Гитлер оставался в Берлине, убежденный в том, что русские потерпят грандиозное поражение, пытаясь захватить германскую столицу. Однако Гиммлер, Геринг и Риббентроп скрылись из города. Гитлер призывал войска перейти в контрнаступление, которое так и не состоялось, и, по сути дела, его возможность существовала лишь в воображении нацистского диктатора. Гитлер в эти дни жил в основном в мире иллюзий.

16 апреля 1945 года началась Берлинская операция советских войск. Её цель - завершить разгром Германии, овладеть Берлином и соединиться с союзниками. Пехота и танки 1-го Белорусского фронта начали атаку перед рассветом при освещении зенитных прожекторов и продвинулись на 1,5-2 км. Но с наступлением рассвета на хорошо укрепленных Зееловских высотах немцы пришли в себя и начали драться с ожесточением. Маршалу Георгию Жукову пришлось вводить в бой свои танковые армии. В этот же день войска 1-го Украинского фронта маршала Ивана Конева, встречая на пути своего наступления меньшее сопротивление, сходу форсировали реку Нейсе. Нацистский фюрер Адольф Гитлер был заперт в Берлине. Началась агония Третьего Рейха.

17 апреля 1945 года командующий 1-ым Украинским фронтом маршал Иван Конев приказал командующим своих танковых армий Павлу Рыбалко и Дмитрию Лелюшенко наступать на Берлин. Конев потребовал от Рыбалко и Лелюшенко не ввязываться в затяжные и лобовые бои, смелее продвигаться вперед к Берлину. В боях за Берлин погиб дважды Герой Советского Союза, командир танкового батальона гв. м-р С.Хохряков

18 апреля 1945 года к Берлинской операции, прикрывая правый фланг, присоединился 2-й Белорусский фронт маршала Константина Рокоссовского. К исходу дня фронт маршала Конева завершил прорыв Нейсенского рубежа обороны, форсировал реку Шпрее и обеспечили условия для окружения Берлина с юга. Войска 1-го Белорусского фронта маршала Жукова, неся большие потери, весь день ломали 3-ю полосу вражеской обороны на Одере - на Зееловских высотах.

19 апреля 1945 года, к исходу дня войска маршала Жукова завершили прорыв 3-й полосы одерского рубежа на Зееловских высотах. На левом крыле фронта маршала Жукова создались благоприятные условия для отсечения Франкфуртско-Губенской группировки Вермахта от района Берлина.

20 апреля 1945 года была издана Директива Ставки ВГК командующим 1-го Белорусского и 1-го Украинских фронтов, требуюющая от советских воинов «обращаться с немцами лучше». Еще одна директива Ставки - об опознавательных знаках и сигналах при встрече советских армий и войск союзников. В 13.50 дальнобойная артиллерия 79 стрелкового корпуса 3-й ударной армии первой открыла огонь по Берлину, обозначив начало штурма самой имперской столицы. Маршалы Конев и Жуков направили войскам своих фронтов практически одинаковые приказы: «Первыми ворваться в Берлин!»

В этот же день германскому фюреру Адольфу Гитлеру исполнилось 56 лет. Министр пропаганды доктор Йозеф Геббельс в последний раз поздравил его с днем рождения по Берлинскому Радио: «Могу только сказать, что наше столетие во всем его мрачном величии сумело приобрести в лице фюрера единственного достойного представителя».

21 апреля 1945 года, к вечеру соединения 2-ой гвардейской танковой, 3-ей и 5-ой ударных армий 1-го Белорусского фронта вышли на северо-восточную окраину Берлина. 8-я гвардейская и 1-я гвардейская танковые армии вклинились в городской оборонительный обвод Берлина в райнах Петерсхагена и Эркнера.

Адольф Гитлер приказал повернуть 12-ю армию, ранее нацеленную против американцев, против 1-го Украинского фронта. Она теперь имела цель соединиться с остатками 9-й и 4-й танковых армий, пробивающимися южнее Берлина на запад.

22 апреля 1945 года 3-я гвардейская танковая армия Павла Рыбалко ворвалась в южную часть Берлина и к 17.30 вела бой за Тельтов (как было сказано в телеграмме маршала Конева товарищу Сталину). В этот же день штурмовые флаги были вручены Военным Советом 3-й ударной армии дивизиям, штурмующим Берлин. В их числе - флаг, ставший знаменем победы - штурмовой флаг 150 стрелковой дивизии.

Когда Йодль и Кейтель доложили, что русские прорвались на севере, а их танки вошли в черту города, Гитлер полностью потерял контроль над собой. Он решил остаться в Берлине и лично ввзять на себя оборону города. Три оборонительные линии окружали Берлин, последняя представляла собой неширокое кольцо вокруг Рейхсканцелярии и других главных государственных зданий в центре Берлина. Немецкая группировка включала подразделения 9-й армии, части 3-й и 4-й танковых дивизий и подразделения фольксштурма, состоящие из необученных людей и подростков из «Гитлерюгенда». Гитлер в последний раз отказался покинуть Берлин, пока была такая возможность. Геббельс вместе с семьей переехал в бункер под рейхсканцелярией («бункер фюрера»).

23 апреля 1945 года в райне берлинского пригорода Шпремберг советские войска ликвидировали окруженную группировку немцев. Среди уничтоженных частей была танковая дивизия «Охрана фюрера». Войска 1-го Украниского фронта вели бои на юге Берлина. Одновременно они вышли на реку Эльба северо-западнее Дрездена.

Геринг, покинувший Берлин, обратился к Гитлеру по радио, прося утвердить его во главе Правительства, однако, получил отказ, а Мартин Борман распорядился арестовать Геринга «за государственную измену».

24 апреля 1945 года рейхсфюрер СС, рейхсминистр внутренних дел Германии, рейхсляйтер, начальник РСХА Генрих Гиммлер — один из главных политических и военных деятелей Третьего Рейха, безуспешно пытался через шведского дипломата графа Бернадотта предложить союзникам капитуляцию на Западном фронте.

В этот день ударные соединения 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов в районе Бранденбурга замкнули кольцо окружения немецких войск в Берлине. Силы немецких 9-й и 4-й танковых армий были окружены в лесах юго-восточнее Берлина. Части 1-го Украинского фронта успешно отражали контрудары 12-й немецкой армии.

25 апреля 1945 года в районе города Торгау на Эльбе советские войска 1-го Украинского фронта встретились с войсками 12-й американской группы армий генерала Брэдли. Форсировав реку Шпрее, войска 1-го Украинского фронта маршала Конева и войска 1-го Белорусского фронта маршала Жукова рвались к центру Берлина. Порыв советских солдат в Берлине немцам уже нечем было остановить.

26 апреля 1945 года войска 1-го Белорусского фронта в Берлине заняли район Гартенштадт и Герлицкий вокзал, а войска 1-го Украинского фронта – район Далема. Советские войска заняли уже три четверти терртории Большого Берлина.

Но Гитлер еще на что-то надеялся. Он находился в двухэтажном бункере на глубине 60 метров под двором Имперской канцелярии, с тревогой ожидая вестей. К вечеру, однако, стало ясно, что 9-я и 12-я армии не способны освободить столицу. Вместе с Гитлером в бункере находились его любовница Ева Браун, доктор Геббельс с семьей, начальник генерального штаба генерал Кребс, секретари, адъютанты, охранники. Вечером в бункер прибыла одна из лучших летчиц Германии Ханна Райч, фанатично преданная Гитлеру, которая предложила вывезти его из окруженной столицы Германии, но фюрер отказался, сказав, что решил умереть в Берлине.

27 апреля 1945 года, с утра, дивизии 12-го стрелкового корпуса Красной Армии очистили от противника кварталы юго-восточнее Симменштадта и вышли на берег реки Шпрее. 171-я стрелковая дивизия форсировала Фербиндунгс-канал и заняла исходное положение для штурма района Моабит. Части 1-го мехкорпуса отражали контратаки немцев на плацдармы на южном берегу реки Шпрее. У концу дня 12-ый танковый корпус глубоко вклинился в один из центральных районов Берлина – Шарлоттенбург. Стрелковые части 8-ой гвардейской армии вышли к Ландвер-каналу и вокзалу Ангальт, к юго-востоку от Рейхсканцелярии. Частям 9-го мехкорпуса оставалось до Рейхстага менее 8 километров.

В этот день Адольф Гитлер узнал о том, что советские войска проникли в Берлинское метро и отдал приказ об открытии шлюзов на реке Шпрее, чтобы затопить его станции. Выполнение приказа привело к гибели находившихся в метро тысяч людей - раненых немецких солдат, женщин и детей.

28 апреля 1945 года маршал Конев обратился к маршралу Жукову с предложением изменить разграничительную линию между их фронтами в Берлине и Центр города передать его фронту, однако Жуков попросил Иосифа Сталина отдать право взятия Центра Берлина войскам его фронта, сменив на юге города войска Конева. В связи с этим советский Генштаб приказал войскам маршала Конева, которые уже достигли Тиргартена, то есть почти вплотную подошли к Рейхстагу, передать свою полосу наступления войскам Жукова.

По мере продвижения советских войск к Центру Берлина, сопротивление противника усиливалось. Остатки Берлинского гарнизона упорно оборонялись, используя водные рубежи и оборонительные сооружения. Бои шли уже не за улицы и кварталы, а за отдельные здания и перекрестки улиц. Немецкие «фаустники», используя укрытия в каменных зданиях, выводили из строя советские танки и самоходки, наносили потери наступающим, действуя даже в тылу.

В этот день был издан Приказ №1 военного коменданта Берлина Героя Советского Союза генерал-полковника Николая Берзарина о переходе всей полноты власти в Берлине в руки советской военной комендатуры. Населению города объявлялось, что Национал-социалистическая партия Германии (НСДАП) и ее организации распускаются и деятельность их запрещается. Приказ устанавливал порядок поведения немецкого населения и определял основные положения, необходимые для нормализации жизни в городе.

29 апреля 1945 года начались бои за Рейхстаг, овладение которым было возложено на 79-й стрелковый корпус 3-й ударной армии 1-го Белорусского фронта. На этот день командованием фронта был нажначен общий штурм окружённой берлинской группировки противеника, засевшей в районе парка Тиргартен, к северо-востоку и юго-западу от него. Был предпринят первый штурм Рейхстага, который закончился неудачей, так как немцы нанесли мощный огневой удар со стороны Кроль–оперы. Советскими частями был захвачен «дом Гиммлера» - здание МВД Германии.

При прорыве заграждений на берлинской Кайзераллее танк Н.Шендрикова получил 2 пробоины, загорелся, экипаж вышел из строя. Смертельно раненный командир, собрав последние силы, сел за рычаги управления и бросил пылающий танк на вражескую пушку

В этот день состоялось бракосочетание Адольфа Гитлера с Евой Браун в бункере под Рейхсканцелярией. Свидетелем был доктор Йозеф Геббельс. В своем политическом завещании Гитлер исключил Геринга из НСДАП и официально назвал своим преемником гросс-адмирала Дёница. Тем временем советские подразделения вели бои за берлинское метро

30 апреля 1945 года начался новый штурм самого здания Рейхстага, который обороняло более 1000 немцев и несколько сотен эсэсовцев из разных стран. В разных местах Рейхстага были закреплены несколько Красных штурмовых знамен - от полковых и дивизионных до самодельных. Разведчикам 150-й стрелковой дивизии Михаилу Егорову и Мелитону Кантария было приказано водрузить Красное знамя над Рейхстагом. Лейтенант Алексей Берест из батальона Степана Неустроева возглавил боевую задачу по установке Знамени над Рейхстагом.

Как только разведчики с развернутым Красным знаменем появились на крыше Рейхстага, их сразу же заметили гитлеровцы из района Бранденбургских ворот и из зданий восточнее Рейхстага. Они открыли такой сильный огонь, что нельзя было ни шагу ступить. Вражеские пули свистели вокруг, одна из них вонзилась в древко Знамени, расщепив его. У Егорова были прострелены брюки, у Кантария — пилотка. Но и в этот момент они не дрогнули, не отступили, мужественно прошли последние метры и исполнили свой долг.Красное Знамя Победы было установлено на Рейхстаге около 3.00, 1 мая 1945 года. В ночном небе Берлина, густо настоянный на пороховом дыме, весенний ветер медленно развернул и заколыхал красное полотнище Знамени Победы.

В полдень пришли известия о том, что итальянские партизаны застрелили дуче Муссолини и его любовницу Клару Петаччи недалеко от озера Комо, а их трупы повесили вниз головами на фонарных столбах в Милане. Вскоре после этого Гитлер отравил свою любимую собаку, эльзасскую овчарку Блонди, и дал двум оставшимся у него секретаршам капсулы с ядом, который они могли по своему желанию принять, когда в бункер ворвутся русские.

В этот день нацистский фюрер Третьего Рейха Адольф Гитлер покончил жизнь самоубийством в бункере Рейхсканцелярии, приняв яд и выстрелив себе в висок из пистолета. Труп Гитлера был сожжен во дворе Рейхсканцелярии. На посту рейхсканцлера Гитлер оставил Йозефа Геббельса, который покончил с собой на следующий день. Перед смертью Гитлер назначил Мартина Бормана рейхсминистром по делам партии (ранее такого поста в НСДАП не существовало).

Под занавес сражения в Берлин прибыли союзники Красной Армии. Для содействий 2-ой гвардейской танковой армии была прислана 1-я польская пехотная дивизия. В условиях недостатка советской мотопехоты, польские пехотницы оказались как нельзя кстати. Вечером этого дня советские танкисты и польская пехота совместно штурмовали станцию Тиргартен.

1 мая 1945 года в 3.00 начальник германского Генерального штаба генерал пехоты Кребс в сопровождении начальника штаба LVI танкового корпуса полковника фон Дуфвинга прибыл в штаб 35-ой гвардейской дивизии, где их встретил зам.командующего армией генерал-лейтенант Духанов и начальник разведотдела штаба полковник Гладкий.

Немцы передали советскому командованию датированное 30 апреля 1945 года «Обращение доктора Геббельса и Мартина Бормана к вождю советских народов Маршалу Сталину», в котором было сказано: «...сегодня, в 15 часов 30 минут самовольно ушёл из жизни фюрер. На основании его законного права, фюрер всю власть в оставленном им завещании передал Дёницу, мне и Борману. Я уполномочен Борманом установить связь с вождём советского народа. Эта связь необходима для мирных переговоров между державами, у которых наибольшие потери. Геббельс».

Советское командование, по указанию Иосифа Сталина, отклонило попытки немецкого командования начать переговоры о временном прекращении огня, потребовав полной и безоговорочной капитуляции Берлинского гарнизона. Войска 1-го Белорусского фронта овладели Бранденбургом, в Берлине очистили районы Шарлоттенбург, Шенеберг и 100 кварталов. После провала попытки переговоров со Сталиным, в Берлине покончили с собой Геббельс и его жена Магда, предварительно умертвив своих 6 детей.

Сталин подтвердил категорическое требование безоговорочной капитуляции в Берлине. В 18 часов немцы его отклонили. В 18.30, в связи с отклонением капитуляции, по Берлинскому гарнизону был нанесен мощный огневой удар, после чего началась массовая сдача немцев в плен.

Около 9 часов вечера 1 мая 1945 года примерно 500 выживших военных из штаб-квартиры Гитлера, в основном эсэсовцы, попытались выбраться наружу, двигаясь по подземным переходам со станции метро «Вильгельмплац», напротив Рейхсканцелярии, к станции «Фридрихштрассе», затем перешли реку Шпрее и просочились через русские позиции на север. Многим из них удалось бежать, но не Мартину Борману. Он был либо застрелен, либо принял яд, чтобы избежать пленения. Трупа его, однако, не нашли и судьба его неизвестна.

2 мая 1945 года в 01.00 рации 1-го Белорусского фронта получили сообщение на русском языке: «Просим прекратить огонь. Высылаем парламентёров на Потсдамский мост».

Немецкий офицер от имени командующего обороной Берлина Вейдлинга сообщил о готовности Берлинскогого гарнизона прекратить сопротивление. В 6.00 генерал Вейдлинг сдался в плен и через час подписал Приказ о капитуляции Берлинского гарнизона. Сопротивление врага в Берлине полностью прекратилось. Остатки гарнизона стали массово сдаваться в плен. В Берлине был взят в плен заместитель Геббельса по пропаганде и печати доктор Фриче, который на допросе показал, что Гитлер, Геббельс и начальник Генштаба генерал Кребс покончили жизнь самоубийством. К 21.00 в плен сдалось уже 70 тысяч немцев. Повсюду в Берлине были развернуты советские полевые кухни, из которых советские воины начали кормить голодных берлинцев.

В газете «Правда» 2 мая 1945 года было сказано: «Вчера вечером Германское Радио распространило сообщение так называемой «Главной ставки фюрера», в котором утверждается, что 1-го мая после полудня умер Гитлер. В сообщении указывается, что еще 30 апреля Гитлер назначил своим преемником адмирала Деница... Указанные сообщения Германского Радио, по-видимому, представляют собой новый фашистский трюк: распространением утверждения о смерти Гитлера германские фашисты, очевидно, надеются предоставить Гитлеру возможность сойти со сцены и перейти на нелегальное положение».

Недавно в Англии рассекречены записи дискуссий британского кабинета министров. 6 июля 1942 года правительство обсуждало согласованное в общих чертах с американским президентом Рузвельтом предложение создать комиссию по сбору информации о нацистских преступлениях. Черчилль твердо сказал: «Исходим из того, что, если Гитлер попадет к нам в руки, мы его обязательно казним. Он не монарх, который может оправдываться тем, что за все отвечают министры, как это утверждал кайзер Вильгельм. Этот человек — олицетворение зла. Как казнить? На электрическом стуле, как гангстера. Мы сможем получить электрический стул у американцев по ленд-лизу».

Бывший ефрейтор, ставший нацистским фюрером Германии, Адольф Гитлер за свою 59-летнюю жизнь стал самой ужасной личностью в истории человечества. На протяжении 12 лет Гитлер превратил Германию в структуру, полностью ориентированную на него. «Фюрер», как его называли, был самой последней инстанцией в стране, где царил его культ. 30 апреля 1945 года всё это закончилось. Сегодня этот день называют определяющим.

4 мая 1945 года германское Верховное командование сдало свои войска подразделениям Монтгомери на северо-востоке Германии, в Дании и в Голландии. На следующий день группа армий «Г» Кессельринга, включавшая армии на севере от Альп, также капитулировала.

5 мая 1945 года адмирал Ганс фон Фридебург, теперь командующий военно-морским флотом, прибыл в штаб-квартиру Эйзенхауэра в Реймсе во Франции, чтобы провести переговоры о капитуляции. На следующий день приехал генерал Йодль, надеясь так затянуть переговоры, чтобы сотни тысяч германских солдат и беженцев достаточно далеко ушли на запад и сдались западным союзникам, а не русским. Но Эйзенхауэр не потерпел никакого промедления, и в 2.41 утра 7 мая 1945 года Фриденбург и Йодль подписали Акт о безоговорочной капитуляции Германии, который вступал в силу в полночь 8 мая 1945 года. Со стороны командования экспедиционными силами союзников в Европе акт засвидетельствовал генерал Беддел Смит.

Генерал Эйзенхауэр предложил с советской стороны засвидетельствовать акт генерал-майору И.А. Суслопарову, представителю Ставки ВГК Красной Армии при командовании союзников. Суслопаров сообщил об этом в Москву и запросил инструкцию о порядке действий, но к моменту подписания Акта о капитуляции ответ из Москвы не поступил. Ситуация сложилась так, что на Акте вообще могло не быть подписи советского представителя, поэтому Суслопаров добился включения в него примечания о возможности - по требованию одного из государств-союзников - проведения нового подписания Акта, если для этого будут объективные причины. Только после этого он согласился поставить под актом свою подпись, хотя и понимал, что чрезвычайно рискует.

Уже после этого из Москвы пришел запоздавший запрет Суслопарову участвовать в подписании этого Акта. Сталин настаивал на подписании Акта о капитулции Германии в Берлине, причём потребовал значительного повышения уровня лиц, которые будут его подписывать. Организовать новое подписание Акта Сталин поручил маршалу Жукову. Примечание, которое было включено по требованию Суслопарова в подписанный документ, позволяло это сделать. Иногда второе подписание Акта называют ратификацией того, что был подписан днем ранее. Для этого есть законные основания, так как 7 мая 1945 года Г.К. Жуков получил официальное указание из Москвы: «Ставка Верховного Главнокомандования уполномачивает Вас ратифицировать протокол о безоговорочной капитуляции Германских вооруженных сил».

К решению вопроса о новом подписании Акта, но на более высоком уровне, подключился Сталин, обратившийся к Черчиллю и новому президенту США Трумэну: «Договор, подписанный в Реймсе, нельзя отменить, но его нельзя и признать. Капитуляция должна быть учинена как важнейший исторический акт и принята не на территории победителей, а там, откуда пришла фашистская агрессия, в Берлине, и не в одностороннем порядке, а обязательно верховным командованием всех стран антигитлеровской коалиции».

В результате США и Англия согласились провести новое подписание Акта, а документ, подписанный в Реймсе, считать «Предварительным протоколом о капитуляции Германии».

При этом Черчилль и Трумэн отказались отложить объявление о подписании Акта на сутки, как того просил Сталин, мотивируя, что на советско-германском фронте всё ещё идут тяжелые бои, и поэтому надо подождать до вступления капитуляции в силу, то есть до 23 часов 8 мая 1945 года. В Англии и США о подписании Акта и капитуляции Германии перед западными союзниками было официально объявлено 8 мая, сделали это Черчилль и Трумэн лично, обратившись по Радио к народу. В СССР текст их обращений был опубликован в газетах, но по понятной причине только 10 мая 1945 года.

Подписание Акта завершилось в 22 часа 43 минуты по центральноевропейскому времени. В Москве было уже 9 мая 1945 года (0 часов 43 минуты). С немецкой стороны акт подписали Начальник штаба Верховного главнокомандования вооружёнными силами Германии генерал-фельдмаршал Вильгельм Бодевин Йоханн Густав Кейтель, начальник генштаба Люфтваффе генерал-полковник авиации Ганс Юрген Штумпф и ставший после назначения Дёница рейхспрезидентом Германии главнокомандующим германским флотом генерал-адмирал Ганс-Георг фон Фридебург.

Безоговорочную капитуляцию приняли маршал Георгий Жуков (от советской стороны) и заместитель главнокомандующего союзными экспедиционными силами маршал Артур Теддер. В качестве свидетелей свои подписи поставили генерал Карл Спаатс (США) и генерал Жан де Латр де Тассиньи (Франция). По согласованию между правительствами СССР, США и Великобритании, была достигнута договорённость считать процедуру в Реймсе предварительной. Тем не менее, в западной историографии подписание капитуляции германских вооружённых сил, как правило, связывается с процедурой в Реймсе, а подписание акта о капитуляции в Берлине именуется его «ратификацией»

Вскоре из радиоприемников по всей Советской стране зазвучал торжественный голос Юрия Левитана: «8 мая 1945 года в Берлине представителями германского верховного командования подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германских вооруженных сил. Великая Отечественная война, которую вел советский народ против немецко-фашистских захватчиков, победоносно завершена. Германия полностью разгромлена. Товарищи красноармейцы, краснофлотцы, сержанты, старшины, офицеры армии и флота, генералы, адмиралы и маршалы, поздравляю вас с победоносным завершением Великой Отечественной войны. Вечная слава героям, павшим в боях за свободу и независимость нашей Родины!».

По приказу Иосифа Сталина в этот день в Москве был дан грандиозный салют из тысячи орудий. Указом Президиума Верховного Совета СССР в ознаменование победоносного завершения Великой Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков и одержанных исторических побед Красной армии 9 Мая было объявлено Днем Победы.

Немцы были изгнаны со всех земель восточнее Одера и из Судетов. Германия лежала в руинах, не имея Правительства и практически без экономики. Мечты Гитлера о мировом господстве и «жизненном пространстве» рухнули. Только великодушие бывших врагов, которые обеспечили Германию продовольствием и топливом, позволило немецкому народу пережить то суровое лето и жестокую зиму 1945–1946 годов. Но самая ужасная, унесшая множество жизней война была закончена. Мир наконец избавился от Гитлера, нацизма и Третьего Рейха.

На Потсдамской (Берлинской) конференции союзных держав-победительниц в июле 1945 года британский премьер-министр Уинстон Черчилль спросил Иосифа Сталина о судьбе Гитлера. Вождь народов загадочно усмехнулся в свои усы и от ответа ушел. Очевидно, сэра Уинстона интересовало, где захоронен фюрер.

5 мая 1945 года тела Гитлера и Евы Браун были найдены по торчавшему из земли куску одеяла группой гвардии старшего лейтенанта А. А. Панасова и попали в руки советского СМЕРШ. Руководил правительственной комиссией по опознанию и идентификации останков генерал К. Ф. Телегин. Возглавлял экспертную комиссию по исследованию останков полковник медслужбы Ф. И. Шкаравский. Тело Гитлера, в частности, было опознано с помощью Кете Хойзерман, ассистентки зубного врача Гитлера, подтвердившей сходство зубных протезов, предъявленных ей на опознании, с протезами Гитлера.

В феврале 1946 года останки, идентифицированные следствием как тела Гитлера, Евы Браун, супружеской четы Геббельс — Йозефа, Магды и их шестерых детей, а также двух собак, были захоронены на одной из баз НКВД в Магдебурге.

В 1970 году территория военного городка в Магдебурге, занимаемого Особым отделом КГБ (ОО КГБ) по 3-й армии Группы советских войск в Германии (ГСВГ) передавалась немецким властям. В связи с этим руководитель КГБ Юрий Андропов направил 13 марта 1970 года письмо в ЦК КПСС.

В нем, в частности, говорилось: «В настоящее время указанный военный городок, исходя из служебной целесообразности, отвечая интересам наших войск, командование армии передает немецким властям. Учитывая возможность строительных и других земляных работ на этой территории, которые могут повлечь обнаруженные захоронения, полагал бы целесообразным произвести изъятие останков Гитлера и их уничтожение путем сожжения. Указанное мероприятие будет проведено строго конспиративно силами спецгруппы ОО КГБ 3-й армии ГСВГ и должным образом задокументировано». На письме имеется резолюция «Согласиться. 16 марта» и подписи: «Л. Брежнев, А. Косыгин, Н. Подгорный». Предстоящей операции дали название «Архив».

В ночь с 4 на 5 апреля 1970 года, согласно разработанному плану, оперативная группа произвела сожжение останков Гитлера на пустыре в районе города Шенсбек, в одиннадцати километрах от Магдебурга. Останки перегорели, вместе с углем были истолчены, собраны и брошены в реку Бидевиц.

Пара костей - вот и все, что осталось от Гитлера. Кроме того, сохранились его книги, главным образом антисемитского содержания, походная аптечка, Железный крест, фуражка и мундир. Мундир находится в фондах Центрального музея Российской армии и в последние годы иногда экспонируется на открытых выставках. Они хранятся в российских архивах, как и боковые ручки дивана со следами крови, на котором застрелился Гитлер.

В интервью начальник Архива ФСБ рассказал, что подлинность челюсти доказана рядом экспертиз международного уровня. Биограф Гитлера Вернер Мазер высказывает сомнения, что обнаруженный труп и часть черепа действительно принадлежали Гитлеру. В сентябре 2009 года исследователи из Университета Коннектикута на основании результатов проведённого ими анализа ДНК заявили, что череп принадлежал женщине возрастом менее 40 лет, но представители ФСБ РФ это опровергли.

Судьба военно-политической элиты Третьего рейха весьма показательна для всех, кто желает устроить на планете «Новый Мировой Порядок». Многие из них в конце войны окончательно утратили человеческий облик и разум, включая и вождя – Адольфа Гитлера.

Обсудить