Очередной туман и «авторитетные» рассуждения вокруг похищенных миллиардов

И ведь участвовали в выводе из банков баснословных сумм конкретные кредитные инспекторы и юристы, начальники кредитных отделов, члены кредитных комитетов, члены советов банков, и наконец, руководители банков и их главные бухгалтеры, непосредственно подписавшие платёжные документы.

Периодически в медийное пространство страны вбрасывается информация, направленная либо на обеление главных подельников в хищении из Banca de Economii, Banca Socială и Unibank миллиардов леев, либо вообще призванная, образно говоря, навести тень на плетень. Но одно дело, когда авторами подобных фейков являются доморощенные «эксперты», и совсем другое, когда нам загружают мозги «авторитетным» мнением зарубежных специалистов, умозаключения которых преподносятся, как истина в последней инстанции. И тем более, если такие опусы направо и налево цитируют зарубежные СМИ, а наши им лишь вторят.

В этой связи, наверняка, многие уже наслышались об утверждениях некоего аналитика из Bank of America Merrill Lynch Вадима Храмова. А его рассуждения начинаются с констатации того, что ВВП Молдовы, дескать, составляет $7,97 миллиардов, экспорт страны – лишь немного превышает $2 миллиарда. С учётом всех этих данных он делает вывод, что Молдове просто не удалось бы так быстро накопить $1 миллиард и, тем более, сделать такую транзакцию за столь короткий период, а именно в течение октября-ноября 2014 года.

Справедливости ради, автор этих строк признаёт, что ещё в декабре месяце он также утверждал, что декларируемая сумма данного воровства запредельна для страны, у которой всех-то наличных денег в обращении только 17 миллиардов леев, а безналичных на депозитах и на банковских счетах у физических и юридических лиц – 25 миллиардов. Тем не менее, любой желающий может зайти на сайт Banca Socială и в рубрике «Раскрытие информации» ознакомиться с двумя официальными бухгалтерскими балансами за октябрь и ноябрь месяцы. В первом балансе по строке 140 Altе асtivе числится сумма 60 630 520 леев, то есть 60,6 миллионов, а во втором уже 17 854 031 842 или 17 миллиардов и 854 миллиона.

Вот и получается, что в нашей стране за один календарный месяц всё-таки можно «накопить» 17,8 миллиардов леев!

Далее Вадим Храмов заявляет, что изъятие суммы в $1 миллиард, о которой заявляли политики, тем более из банка, акционером которого является государство, просто невозможно. В большинстве постсоветских стран, дескать, установлены ограничения на транзакции в размере $150 тысяч за один раз, которые жестко отслеживаются государственными органами валютного контроля и, в первую очередь, Центробанком.

И здесь аналитик из Bank of America Merrill Lynch вроде бы прав. В Молдове в 2007 году также был принят закон о предупреждении и борьбе с отмыванием денег и финансированием терроризма, который предписывает сообщать компетентным органам о любых перечислениях, превышающих 500 тысяч леев. А те, в свою очередь, обязаны незамедлительно информировать органы уголовного преследования в случае возникновения разумных подозрений. Однако, как показало развитие событий, руководитель Национального банка Молдовы Дорин Дрэгуцану вместе с вовлечёнными в эти деяния своими подчинёнными, к тому же уже не в первый раз, предпочли не обращать своего внимания на эти самые миллиардные транзакции. И несмотря на то, что шило давно торчит из мешка, они за свою, однозначно преступную, близорукость пока даже не были привлечёны к какой-либо ответственности. А ведь с тех пор прошло уже почти пол года!

Полное отсутствие фантазии у американского аналитика демонстрирует и следующее его утверждение. «Если даже предположить такое, то на методичную скупку иностранной валюты в Молдове ушли бы долгие месяцы». Действительно, ушли бы, если бы большую часть необходимых долларов и евро за счёт сокращения валютных резервов на треть нашим шмекерам не подбросил нацбанк. А остальное, конечно же, подельники вытащили с валютного рынка Молдовы, обрушив тем самым национальную валюту. Чему мы все являемся свидетелями.

Диаграмма

Интервенции НБМ на валютном рынке в 2014-2015 годах

(млн. долларов США)

И всё же самый главный перл Харламова о том, что первым, кто заметил бы подозрительные транзакции, стал бы Bank of New York, через который проходит любая операция в американских долларах, произведенная в любой точке мира. «Если это финансовое учреждение в Америке не подало сигнал, значит, операций не было. Следовательно, вывод один – деньги просто не могли быть изъяты».

Если бы так. Но совсем о другом говорит заявление главы Высшей судебной палаты Михая Поалелунжа, обнародованное ещё в начале прошлого года. Как тогда следовало из его разоблачительной декларации, в 2010-2013 годах из России были перечислены в Moldindconbank порядка 700 миллиардов российских рублей, а из него сразу же были перенаправлены в оффшоры около 18,5 миллиардов долларов. Это что же были личные инсинуации достопочтенного Михая Поалелунжа?

Тем не менее, прокачка через Молдову миллиардов долларов уже признанный факт и даже обнародована детальная схема этих афёр, которая никак не вписывается в последнее утверждение цитируемого заокеанского аналитика. Как оказалось, поручителями по фиктивным договорам выступали жители Молдовы, у которых за душой на тот момент ровным счётом ничего не было. А когда якобы наступало время платить по «нарисованным» долгам, обращались в суд с иском к должникам, с одной стороны, к российским фирмам-однодневкам, а с другой, к гражданам Молдовы. Ответчики в стоптанной обуви и прикиде, естественно, не от Гуччи или Кавалли и к тому же далеко не первой свежести на судебных заседаниях полностью признавали исковые требования, подумать только, всего-то на какие-то 500-800 миллионов долларов!

Молдавские судьи, разумеется, ничуть не усомнившись в достоверности подобных долгов, незамедлительно выносили судебные решения о взыскании запредельных для адекватного человеческого сознания задолженностей. Их приказы столь же стремительно исполнялись судебными приставами через заблаговременно открытые счета в Moldindconbank и корсчета российских банков. А уже после этих предварительных процедур миллиарды рублей начинали переводить в Moldindconbank. В тот же или на следующий день после их зачисления на соответствующие счета они конвертировались в иностранные валюты и выводились за рубеж в латвийский банк Trasta Komercbanka, а из него далее по миру…

С того взбудоражившего всех разоблачения прошло более года, однако заявлений от Bank of New York по транзакциям этим миллиардов долларов, как не было, так и нет. По крайней мере, здесь о них никто и слыхом не слыхивал. В России банки, которые были задействованы в этих схемах, уже давно лишили лицензий, на участников махинаций завели уголовные дела. У нас же более двадцати судей, которые приняли свыше пятидесяти судебных приказов для отмывки названных сумм, как и судебные приставы, по-прежнему на свободе. Господин Поалелунж также почему-то притих и больше не мельтешит со своими разоблачениями. Всё, как по известной пословице: «Петух прокукарекал, а там хоть не рассветай».

В результате всего этого создаётся устойчивое убеждение в том, что господин Харламов, несмотря на его озвученные регалии, банально «засланный казачёк», чтобы дурить нам головы. Ровно также, как и глава Антикоррупционной прокуратуры Эдуард Харунжин, который, наверняка, «добросовестно» исполняет поступившее ему указание свыше. Как он на днях сообщил прессе, Илану Шору предъявлено обвинение по части 11 статьи 335 Уголовного кодекса – злоупотребление служебным положением. Исходя из его слов, такое решение было принято, так как сомнительные транзакции через Banca de Economii по выводу из страны крупной суммы денег были проведены в ноябре прошлого года, когда админсовет банка возглавлял Илан Шор. Наказание по этой статье предусмотрено в виде штрафа в размере от 20 тысяч до 40 тысяч леев или в виде лишения свободы на срок от двух до шести лет.

Однако, если не принимать за чистую монету эту очередную попытку зомбирования общественного мнения, предпринятого посредством господина Харунжин, и реально оценить то, что можно ожидать от нашего «беспристрастного» судейского корпуса, так это по максимуму наложение на Илана Шора штрафа с условным сроком отбытия наказания.

И это всё, на что при подобной интерпретации может рассчитывать вконец взбудораженное общество страны!

Но ведь данная афёра осуществлялась не одним Шором, а организованной преступной группой! А здесь уже совсем другая статья 191 Присвоение чужого имущества, часть (5). И она гласит: «Действия, предусмотренные частями (1)-(21) или (3), совершенные в особо крупных размерах, наказываются лишением свободы на срок от 8 до 15 лет». Чувствуете разницу?

Да и фигурантов в этой воровской пирамиде и то, лишь в её основании, не менее пятидесяти. При действующем категоричном запрете на выдачу кредитов в одни руки более 15 процентов от совокупного нормативного капитала, а это от 30 до 70 миллионов леев в зависимости от конкретного банка, осознанно, а поэтому преступно оформлялись миллиарды. К тому же без реального залога. Ибо разве можно считать обеспечением возвратности займов поручительство некой британской компании Fortuna United LP, в свою очередь, учредителями которой являются две оффшорные сейшельские компании Brixton Venture Limited и Trafford United Limited! Ибо, как выяснилось, их руководство понятия не имеет о том, что компания Fortuna United LP выступила не только гарантом по кредитам в размере около $1 миллиарда, но и фигурирует в материалах уголовного дела.

И ведь участвовали в выводе из банков баснословных сумм конкретные кредитные инспекторы и юристы, начальники кредитных отделов, члены кредитных комитетов, члены советов банков, и наконец, руководители банков и их главные бухгалтеры, непосредственно подписавшие платёжные документы. К тому же эти вопиющие для любого финансиста операции осуществлялись через наш Национальный банк. Значит и его сотрудники, через чьи руки прошли платёжные документы, также должны сесть на скамью подсудимых.

Должны-то должны. Но кто же их на неё посадит. Ведь так недолго добраться и до вершины этой пирамиды беспрецедентного грабежа.

Именно поэтому и Вадим Храмов, и Эдуард Харунжин, да и компания Кролл так стремятся замкнуть все обвинительные процедуры на Илане Шоре. Виновник вроде бы на лицо, хотя по факту банками он не управлял. Ведь являясь членом совета конкретного банка, даже будучи его председателем, по уставу он только следил за претворением в жизнь решений акционерных собраний. По своему статусу он даже не являлся материально ответственным лицом. А вся юридическая и финансовая ответственность лежит на администрации и сотрудниках Banca de Economii, Banca Socială и Unibank. Но, как мы видим, уже более чем пять месяцев с момента обнародования хищений, ими-то никто всерьёз и не занимается!

Разумеется, к сегодняшнему дню обнародовано множество уточняющих фактов, которые, безусловно, должны лечь в основу обвинительного заключения. Но на данный момент их-то во внимание как раз и не берут, а лишь пытаются создать некую видимость озабоченности в выяснении данного злодеяния, создавая тем самым некий бутафорный информационный шум.

Поэтому мы должны осознать, что без реальных следственных действий, а не их профанации, нас и дальше будут водить за нос, будоража воображение всяческими россказнями об украденных миллиардах. И как тут не вспомнить незабвенного Остапа Бендера: «Вы пошлый человек, Киса! — Есть ещё от жилетки рукава, дырка от бублика и мёртвого осла уши. — Заграница нам поможет».

Обсудить