Политическая жизнь и политическая смерть. Почему партии уходят вместе с лидерами

Политические партии в нашей стране рождаются и умирают столь стремительно, что мы не всегда успеваем проследить их жизненный путь, а некоторые просто не замечаем. На их фоне Партия коммунистов казалась несокрушимым гигантом. Но и этот колосс пал, несмотря на то, что избиратель его остался, более того, его электорат оказался в странной ситуации приличной девушки, неожиданно пошедшей по рукам.

Эксперты говорят о том, что - в любой стране, не только в нашей - партии развиваются волнообразно, или по синусоиде. Избиратели поддерживают одних и игнорируют других, пока не меняются условия и партии власти не перестают удовлетворять потребности общества в данный момент. К примеру, в США две крупные партии, которые попеременно приходят к власти, в зависимости от ситуации и запросов избирателей. В Молдове также общество делится практически поровну, однако партий неизмеримо больше.

Разница между зрелыми и зарождающимися демократиями, считают наши эксперты, заключается в том, что в зрелых демократиях политики уже приспособились к «приливам» и «отливам» народной любви, поэтому время от времени меняют лидеров, сохраняя партию. Уходят даже великие: Уинстон Черчилль, Маргарет Тэтчер, даже объединитель Германии Гельмут Коль вынужден был уйти. Но партии их сохраняются.

В развивающихся странах с так называемой зарождающейся демократией, как в Молдове, меняют партии, а не лидеров. Хотя бывают и исключения. Вспомним хотя бы историю с демпартией – Дмитрий Дьяков вовремя сориентировался и ушел в тень, выдвинув Мариана Лупу, таким образом дав партии вторую жизнь. Игорь Додон подхватил партию социалистов, а Ренато Усатый – «Патрию».

Но в большинстве своем молдавские лидеры «открывают» партии и дают им жизнь, потом эти же лидеры "свои" партии, по сути, «закрывают», лишая их своей энергии, но не позволяя никому занять свое место. В итоге, срок жизнедеятельности партии зависит от того, насколько силен лидер, чтобы «пристроить» всех своих соратников, найти им хлебные места, или «приход».

Партии нуждаются в краткосрочном финансировании, и это становится важнее, чем укрепление и развитие страны. Поэтому они отчаянно рвутся к власти, чтобы припасть к финансовым потокам, в том числе идущим из-за рубежа. И поэтому каждый раз, когда сменяется власть – проводятся новые «реформы», принимаются новые законы и меняются правила игры. Молдавские партии стали называть бизнес-проектами, или SRL – общества с ограниченной ответственностью их лидера. По сути, и смена лидера, если она и происходит "в исключительных случаях", проводится в результате бизнес-сделки - новому лидеру нужна партия, на базе которой он будет разворачивать свой личный политический проект.

Партия коммунистов долгое время занимала лидирующие позиции – потому что это, пожалуй, единственная партия, которая всерьез относилась к решению государственных проблем и запросов общества, одновременно занимаясь партийным строительством. Учитывая половину голосов избирателей, которые получила партия даже на парламентских выборах в 2009 году, после двух сроков правления, она объединяла не только левый электорат, но захватывала и значительную часть центра, то есть по сути своей она была народной партией.

Однако к парламентским выборам 2014 года коммунисты существенно сдали позиции, а местные выборы этого года показали, что от былого могущества партии не осталось и следа. Что же произошло? По мнению наших экспертов, это закономерный объективный процесс для «развивающейся демократии» - с одной стороны, «волна» коммунистов прошла, а с другой - изменения в партии происходили только разрушительные.

Владимир Воронин – действительно великий молдавский политик, он много сделал для этой страны. Но внутри партии выросли новые лидеры, которым стало тесно, и не было выхода. Начались конфликты, а затем и раскол, распад. Длительное пребывание у власти привело к тому, что партийные чиновники начали использовать сомнительные схемы. Все это сказалось на имидже лидера, который устал и начал допускать ошибки. В итоге: не ушел лидер – но уходит партия.

Однако электорат партии, пусть и раздробленный, остался, и у него есть запрос. Эксперты говорят об отличии пророссийского левого электората от прозападного – пророссийский склонен к преувеличению роли лидера в истории. Люди видят, что происходит в России, в Белоруссии, где сильные лидеры удерживают свои страны от «демократического беспредела», и не понимают, почему этого нет у нас.

Когда компартия начала отступать от своих принципов, от своей борьбы за права униженных и оскорбленных, когда пошла на сделку со своими противниками, она стала терять свой электорат. «А когда избиратели увидели, что в Воронина может плюнуть любой Петренко, они начали искать другого лидера, а значит – другую партию».

Кстати, нуждается в национальном лидере в Молдове не только левый пророссийский, но и национальный центристский электорат - тот, который в свое время подбирал Владимир Филат, который пытается собрать Мариан Лупу. У центристского электората также есть запрос на отца нации. По сути, таким отцом был и для многих из этих людей Владимир Воронин.

Игорю Додону, рожденному партией коммунистов, какое-то время казалось, что народ нашел национального лидера в его лице. Но парламентские выборы прошлого года и оглушительная победа Ренато Усатого в Бельцах и даже Илана Шора – в Оргееве - показали, что это не так. Явление Усатого показало, что русскоязычный сегмент не удовлетворен, чтобы полностью заменить Воронина на Додона. Однако, очевидно, что и Усатый разочарует избирателей. Таким образом, место лидера пока свободно.

Эксперты говорят о том, что отрицательный тренд сама компартия поддерживает не только тем, что не меняет лидера, но еще и тем, что отказалась от борьбы, от ставки на победу в этой борьбе. «ПКРМ отказалась от победы. Не от идеи вступления в Таможенный союз, не от лозунга «Молдова без олигархов», не от уличных акций — это все частности, инструменты подтверждения победной репутации. ПКРМ отказалась от самой идеи победы – это главное», - говорил еще в прошлом году бывший идеолог коммунистов, также покинувший партию, Марк Ткачук.

Люди тянутся к силе, а не к пассивности. Если избирателям каждый день говорить: подождите, потерпите, то они начинают уходить. «Компартия, по моему мнению, недооценила то, что происходит на левом и левоцентристском фланге. А здесь появились новые силы, которые ведут себя достаточно агрессивно. Коммунисты же повели себя пассивно, и эта пассивность сыграла с ними злую шутку: шансы кандидата от ПКРМ Василия Киртоки во время местных выборов 14 июня этого года были существенно уменьшены.

У него лично положительный имидж, никто не сомневается в его профессионализме, в том, что у него есть решения муниципальных проблем. Но во время предвыборной кампании самой компартии не было видно - ПКРМ должна была мобилизовать свой электорат. В итоге, Василий Киртока протянул партии руку помощи, а она его не поддержала своими усилиями по мобилизации электората», - считает Игорь Волницки, директор компании по политическим и имиджевым консультациям «Полиэксперт».

Сотрудничество с коррумпированной властью, которая выступает против социальных программ, против государственности страны, против России – то есть против интересов и запросов своих избирателей – также не оставляет шансов партии для сохранения электората.

«У коммунистов сейчас нисходящий тренд, даже обвал рейтинга, по результатам выборов в муниципальный совет - в 4 раза, - говорит депутат-социалист, политолог Богдан Цырдя. - На местные выборах 2011 года коммунисты получили 39% голосов избирателей в районах, в 2015 – уже 10%. На выборах в муниципальный совет в Кишиневе в 2011 году коммунисты получили 46% голосов, в 2015 – не добрали до 5% - едва собрали фракцию. (Хотя и это хорошо, по сравнению с партиями власти, у которых вообще нет фракции).

Причины – с одной стороны, конфликты внутри партии, которые привели к расколу и уходу всех младокоммунистов (хотя ни один из них самостоятельно не набрал достаточного количества голосов). С другой – партия отвернулась от своего электората, от своей левой доктрины, от социальной защиты, от митингов – как инструмента этой социальной защиты, даже от идей молдовенизма, во всяком случае, депутаты-коммунисты прохладно отнеслись к обсуждению вопроса истории румын в парламенте.

Окончательный гвоздь вбили коммунисты в свой рейтинг, когда проголосовали за правительство – таким образом взяв на себя ответственность за решения этого кабинета. В том числе за то, что один из министров объявил Россию врагом, тянет Молдову в НАТО, другой министр – принял скандальный Кодекс об образовании, министр социальной защиты выступает не только за увеличение пенсионного возраста, но и предлагает пенсионерам выбирать – пенсия или работа. Это все нанесло сокрушительный удар по имиджу партии.

И вот сейчас Владимир Воронин проводит пресс-конференции, на которой говорит, что он не поддержит ни правых, ни левых. Но он мог сказать, что он против либералов, против Киртоакэ. Но не делает этого – люди, которые еще поддерживают коммунистов, вообще теряют ориентацию – что происходит? Электорат чувствует пофигизм лидера и распадается».

По мнению политолога Виталий Андриевского, коммунисты начали резко сдавать позиции в мае 2014 года, когда у них были все шансы победить на парламентских выборах, но они отказались от евроазиатского вектора. «Да, Владимир Воронин показал себя, как государственник, он выступил за Молдову – которая будет и с Востоком, и с Западом. Но не смог внятно объяснить свою позицию избирателям, которые сочли, что он предал их интересы».

В этой ситуации появление Василия Киртоки в качестве кандидата на пост генпримара сработало бы положительно в глазах электората только в том случае, если бы он пришел как преемник Воронина, а не как бизнес-попутчик, считает Виталий Андриевский. Он мог бы продвинуть идею промолдавской коммунистической партии (в хорошем смысле), но на это нужно время.

В целом по стране есть три варианта развития ситуации для коммунистов. Первый - появляется новый лидер, который возглавит партию и уверенно поведет ее. Второй – партия меняет название. И третий вариант – создать коалицию с демократами, которая преобразуется в левоцентристскую партию с общим названием, которая поддерживает проевропейский выбор Молдовы, но с особым отношением к России, с сохранением стратегического партнерства с этой державой, с идеей сохранения нейтралитета страны, решения приднестровского вопроса в рамках РМ.

Третий вариант вполне реализуем, несмотря на общее негативное отношение в обществе к этим партиям сегодня, считает Виталий Андриевский. «Если взять себя за горло, не воровать, посадить несколько человек, поднять пенсии - то можно еще много хорошего сделать. В конце концов, за них будут по-прежнему голосовать, вспомните о результатах голосования в Оргееве и в Бельцах – кто там победил и почему за них голосовали? Поддержали избиратели и партии власти, к лидерам которых предъявляется столько претензий».

Правда, это будет уже не коммунистическая партия. В то же время, становиться оппозиционной силой коммунистам сейчас сложно. «Допустим, Воронин предложит поднять зарплаты на 10%, тогда Додон предложит – на 20%, а щедрее всех на обещания будет Усатый – на все 100% предложит поднять зарплаты. Конечно, прежние избиратели уже не будут смотреть в сторону коммунистов», - аргументирует свое мнение Андриевский.

Тем не менее, по мнению политолога, у коммунистов в парламенте сегодня «золотая акция». В следующем году парламент должен будет избрать нового президента, однако социалисты голосовать за него однозначно не будут. Им нужны досрочные выборы, на длинных дистанциях они не выдержат конкуренции с Усатым, который дышит им в затылок. В этих условиях коммунистам грех не воспользоваться ситуацией, считает Андриевский, и не получить нужные партии преимущества для укрепления своих позиций.

Все зависит от того, как они воспользуются этой «золотой акцией».

ИСТОЧНИК: NOI.MD

Обсудить