Последняя битва Второй мировой

Где-то после 4 часов утра 23 июня 1945 года командующий 32-й японской армией генерал-лейтенант Мицуру Усидзима поднялся на сотрясаемую взрывами вершину высоты 89 на крайнем юге острова Окинава, в недрах которой, в глубокой естественной пещере был устроен его командный пункт. Связь со все еще сопротивлявшимися подразделениями была безнадежно потеряна. Наступавшие американцы вели ураганный огонь с подведенных вплотную кораблей и четкими ударами морской пехоты при поддержке огнеметов одно за другим занимали японские укрепления – практически молчавшие от нехватки боеприпасов. 32-я армия еще раньше лишились артиллерии, гибель ее была предрешена. «Наши мечи сломаны, стрелы закончились – приказываю с честью встретить закат»,— с самурайской поэтичностью написал командующий в своем последнем приказе.

Генерал Усидзима поначалу хотел вспорот себе живот на вершине холма, однако понял, что под непрерывным обстрелом сделать это по правилам не удастся. Он спустился в пещеру, собрал всех оставшихся в живых и приказал им с радостью встретить его самоубийство. Присутствовавшим разлили саке и раздали консервированные ананасы. Переодевшийся в белую похоронную одежду генерал вонзил себе в живот короткий меч, а стоявший рядом порученец одним ударом отсек ему голову. Покончили с собой и другие члены командования разгромленной армии – кроме начальника оперативного отдела штаба, которому генерал Усидзима приказал жить, вынести этот позор, но рассказать родине о случившемся.

В сущности, это и поставило финальную точку в беспощадной битве за Окинаву, которая стала последним крупным наземным сражением Второй мировой войны. Хотя разрозненные стычки на острове продолжались до начала сентября – многие военные в пещерах не знали о капитуляции. А американцы в эти дыры не очень совались, предпочитая при случае применять огнеметы.

Окинава была обречена с самого начала – но обезумевшее от неостановимого американского наступления военное командование в Токио надеялось нанести там противнику такие потери, которые бы заставили его задуматься о более-менее почетном мире. К тому же расположенный на отшибе южный остров было не очень жалко – он не считался настоящей Японией, а его жители с их самобытной культурой и малопонятным языком считались подданными императора второго сорта. Американская группировка насчитывала 548 тысяч человек. У генерала Усидзимы было 69 тысяч бойцов, а за счет мобилизаций необученного местного населения он довел численность группировки до сотни с небольшим тысяч.

Американцы высадились 1 апреля 1945 года – без сопротивления. Усидзима хотел заманить их вглубь острова, где он создал мощную сеть подземных туннелей. В отдельных местах их длина превышала 10 километров. Предполагалось, что из-под земли получится непрерывно наносить неожиданные удары по десанту, который, как надеялись японцы, будет плохо ориентироваться на Окинаве с ее труднопроходимыми джунглями и горами с многочисленными пещерами. План был неплох, но Ставке верховного командования в Токио он показался пассивным и трусоватым для подлинных самураев. От 32-й армии потребовали решительного сражения – и она потеряла в нем половину личного состава. Усидзима сумел более-менее организовано отвести остатки войск на юг, однако при этом была потеряна значительная часть тяжелого вооружения. Не помогла даже безумная ставка на летчиков-камикадзе – они совершили с основной территории Японии около 1900 вылетов в битве за Окинаву, но остановить американцев с их подавляющей огневой и технической мощью этим было невозможно.

Вооруженные силы США потеряли в этом сражении убитыми 12,5 тысячи человек. В группировке генерала Усидзимы вместе с мобилизованными местными погибли более 94 тысяч – свыше 90 процентов ее состава. Но самая чудовищная трагедия Окинавы – это страшные потери среди гражданского населения. Погиб каждый четвертый житель острова – под бомбардировками, обстрелами, при насильственной эвакуации, в которую людей гнали японские военные, желавшие оставить врагу лишь безлюдную выжженную пустыню.

Из окинавских мальчишек-школьников в возрасте 14-19 лет сформировали «Отряд Железной Крови служения императору» и бросили в бой фактически без оружия. Старшеклассниц делали санитарками – их знаменитый «Отряд лилия» погиб почти в полном составе. Из двух с лишним тысяч подростков, брошенных на фронт, сложила голову половина. .

«Мы бросили свой дом, поскольку обстрелы были ужасающими, земля и небо смешались в один грохочущий ком,— говорит Хосэй Нако, которому в 1945 году было 9 лет.— Семья спряталась в подземной камере фамильного саркофага, но американцы кинули туда гранаты. Погибли моя младшая сестра и братья – пять человек. Мы с отцом оставили там раненую мать и пошли искать новое убежище. Но на сожженном поле сахарного тростника я был ранен пулей. Отец побежал принести мне воды и не вернулся – потом мне рассказали, что его сожгли из огнемета. Я не ел несколько дней, а потом меня нашли американцы, привели в свой лагерь и дали галеты. Их вкус я буду помнить до конца своих дней».

После краха обороны всем полагалось покончить с собой, чтобы, как говорили тогда в Японии, не испытать позора плена. Умереть нужно было и мирному населению. Ёнэко Уэхара, которой было тогда 18 лет, рассказывает: «Меня сделали санитаркой как и всех девочек в нашей школе, я работала в полевом госпитале, устроенном в пещере. Лекарств не было, ампутации проводили без наркоза. Когда у солдат, державших рядом оборону, кончились патроны, они пошли в последнюю штыковую атаку. Все раненые в госпитале приняли яд. Нам полагалось подорвать себя гранатами, девочки очень боялись. Но врач приказал нам идти домой. Когда мы вылезли на поверхность, услышали внизу взрыв».

Остались жуткие рассказы о том, как жители целого селения, например, пытались покончить с собой, но розданные им гранаты были маломощными. Тогда староста завалил выход из пещеры и поджог старые одеяла – люди погибли от удушья. Девушки-окинавки прыгали со скал, чтобы не достаться врагу – их убедили, что американцы всех насилуют.

Считается, что погибло примерно 100 тысяч мирных жителей острова – точных цифр нет, поскольку регистрационные записи сгорели. Впрочем, некоторые японские подразделения сдавались – особенно сформированные из местных. Не желали по команде военных умирать и многие гражданские. Немалая часть жителей Окинавы с тех пор, мягко говоря, недолюбливала центральную власть в Токио: люди не без оснований считали, что их цинично принесли в жертву. На Окинаву долгие годы не мог совершить визит император Японии, опасавшийся протестов.

Кстати, на нынешней поминальной церемонии по случаю 70-летия окончания битвы губернатор Окинавы публично отчитывал премьер-министра страны Синдзо Абэ и требовал, в частности, сократить массированное присутствие на острове военных баз США. Глава правительства обещал никогда не забывать о страданиях населения, но по поводу американцев ничего конкретного не обещал. Кстати, Окинава сейчас – место пляжное, расслабленное и курортное, там отмечена самая большая продолжительность жизни в Японии, а окинавская музыка, кухня и культура в стране в огромной моде.

Описание: http://echo.msk.ru/att/avatar2/poster-60532-picture-70.gifавтор Василий Головнин журналист, Токио

echo.msk.ru

Обсудить