Устанет правая - работаем левой!

Разумеется, социальные проблемы в Молдове есть. А вот социальных протестов, увы, нет. И в ближайшее время не ожидается.

И все-таки в действительности Молдова абсолютно аполитична. Причины прозрачны: во-первых, недорогое вино, а значит те, у кого есть работа и желание работать - те работают, а те, у кого их нет - это недорогое вино пьют. Во-вторых, летом жарко, а кому охота болтаться по улицам и площадям в жару? Зимой же холодно и сыро, и ходить мерзнуть тоже никому неохота, и, опять-таки, есть вино, и нет полевых работ. И помещений достаточно больших для масштабных протестов под крышей тоже нет, а если они и есть, то их аренда стоит денег, а денег у пьющих нет, а работающие заняты. И социальные сети, равно как и другие формы сетевого протеста, тоже слабо освоены теми жителями страны, которые в основном пьют, а те которые в основном работают - те, как уже сказано, заняты другими делами. Иными словами, собрать граждан на социальный протест, порожденный чувством коллективной ответственности, дело в Молдове совершенно невозможное.

Можно сколько угодно метать громы и молнии с высоких трибун, но за идею и из принципа никто протестовать не пойдет. Некому будет идти, поскольку граждан в первоначальном смысле этого слова - то есть, людей, способных на самоорганизацию, на осознание своей гражданской ответственности за происходящее, на формирование коллективной позиции и совместное социальное действие, продуманное и ответственное - таких граждан в Молдове практически не наблюдается. Единичные случаи тут не в счет, они не сделают погоды. Граждане сильны только тогда, когда их много. Что же касается реальных жителей Молдовы, имеющих формальное гражданство и право голоса, то они могут куда-то пойти только в том случае, если там, куда их зовут, что-то раздают, или наливают, или обещают оплатить усилия и время, затраченные на этот поход. И на выборах эти жители голосуют по тому же принципу: идут на запах сиюминутной халявы, не думая о дальнейших последствиях. Так что, увы, никакие они не граждане.

Так в Молдове было всегда, начиная с конца 80-х, когда на волне перестройки были разрешены массовые сборища, что в СССР было делом неслыханным и невозможным. Всё происходило по одной схеме: кто-то кричал "ату!", указывая врага, и одновременно отстегивал в толпу денег. Так всё осталось и сегодня. Толпу люмпенов, притом, всегда одну и ту же толпу, состав участников таких протестов меняется исключительно по причине естественной смены поколений, попросту ангажируют на некоторое время. Расплачиваются с ней небольшими подачками и сладкими обещаниями. И вся разнообразная - на первый взгляд - протестная активность в Молдове этим и исчерпывается. Можно ли назвать такую коммерческую сделку социальным протестом? Боюсь, что нет. А были ли по-настоящему социальные протесты в новейшей истории Молдовы вообще? Нет. Не было. Ни разу. Все уличные протесты, начиная с самых первых, с 1988-89 года и вплоть до нынешнего стояния у окон Плахотнюка были и остаются манипуляциями обманутой толпой, которую узкая группа лиц использует в своих интересах: для получения имущества, денег и власти. Ничто другое организаторов протестов не интересовало и не интересует. Впрочем, нет – есть ещё одна деталь: такие манипуляторы как огня боятся настоящих социальных протестов.

Но и тут люмпенская масса приходит им на помощь. Проплаченные вопли наглухо забивают суть любого вопроса. Протестные лозунги маскируют травлю политических конкурентов. Точнее, конкурентов по политическому бизнесу, поскольку публичной политики, как таковой, в Молдове вообще нет. Публичная политика предполагает наличие сознательных граждан, сплоченных в гражданское общество, а гражданского общества в Молдове, увы, не наблюдается. Граждан в лучшем случае сотни, и они разобщены, растворены в люмпенской массе и изолированы друг от друга. А люмпенов – сотни тысяч и они спаяны общим стремлением к халяве, полученной сегодня, здесь и сейчас – и плевать им, что будет завтра, о завтрашнем дне они не думают вообще.

Единственное изменение ситуации за последние четверть века состоит в том, что на смену разрозненным группам манипуляторов пришла одна. В ней царит борьба, но по отношению ко всем чужакам она выступает единой и сплоченной. Она никогда не выбросит члена этого закрытого клуба на растерзание толпе - но толпа может быть использована для того, чтобы подвинуть его немного вниз во внутренней клубной иерархии. Иными словами, Молдова вернулась к однопартийной системе, к эдакой нео-КПСС. А люмпенские толпы стали использоваться уже не для борьбы между несколькими группами, рвущимися к власти, а исключительно в ходе внутригрупповых разборок.

Не верите? А давайте посмотрим. Возьмем скандал с пресловутым «миллиардом». Миллиард этот вешают то на Филата, то на Лянкэ, опять же, «казалось бы, при чем тут Плахотнюк» - помните, незабвенное «казалось бы, при чем тут Лужков»? Но насколько справедливы столь персонифицированные обвинения? Изменения в банковское законодательство снизившие планку требований при оценке залоговой стоимости были внесены в бытность премьером Зинаиды Гречаной, и проголосованы депутатами тогдашнего парламента – сами знаете, какого. Пресловутый миллиард выводили из Молдовы не за один раз и даже не за сто раз – а мелкими суммами, редко превышавшими 100 тыс. леев. То есть в схему были вовлечены сотни людей, создававших подставные фирмы, организовывавших фиктивные залоги, и, естественно, имевших с этого свой процент. Любая попытка вывести сколь-нибудь крупную сумму была бы пресечена на международном уровне – система SWIFT отслеживает подозрительные трансакции сколь-нибудь значительного размера. Миллиард можно было увести только по капельке. И ситуация развивалась годами, и не могла не фиксироваться аудиторскими службами…если только и аудиторы не были вовлечены в схему хищений. И последующие парламенты ничего не сделали для того, чтобы разрушить схему, созданную при Гречаной. И когда нам говорят, что среди, по меньшей мере, нескольких сотен, а скорее всего – одной-двух тысяч людей, так или иначе причастных к этой операции, «были люди из окружения…..» - там где многоточие – там нужную фамилию и надо вписать, то это, конечно же, чистая правда! Потому что возьмите в Молдове выборку из ста человек, тем более – в такой сравнительной узкой сфере как банковское и кредитное дело, и вы найдете там людей из окружения кого угодно. При этом, сами первые лица – те, чье окружение нашалило на миллиард, могли и не быть прямо причастны к этим схемам. Они лишь прикрывали своих людей в принципе и в целом - в обмен на политическую поддержку. Это классическая клиентелла, известная ещё со времен Древнего Рима.

Так это работает в Молдове. И на всем постсоветском пространстве это работает точно так же. И формальный «прием в Европу» тут, по сути, мало что меняет, потому что сознание людей и систему отношений в один день не изменить. Недаром же миллиард по каплям выводили не куда попало, а в основном в Прибалтику – которая, вот, вроде бы и в ЕС уже, а остатки советской и постсовесткой, то есть, принципиально антигражданской ментальности, нет-нет, а дают о себе знать.

Возьмем другой пример: шабаш около дома Плахотнюка. Формальная причина: НАРЭ поднял тарифы. Плохо, конечно… хотя если курс лея к доллару идет вниз, то тарифы, очевидно, неизбежно идут вверх. Иной вопрос - насколько они увеличились и как они формируются. И что же - во всем виноват Плахотнюк? А это ничего, что при нынешнем главном оппозиционере Игоре Додоне как раз и были отработаны и внедрены в жизнь схемы создания фирм-прокладок по газу и электроэнергии? А то, что назначение нынешнего директора НАРЭ было пролоббировано Ионом Хадыркой - это тоже ничего? Давайте признаемся честно: организаторы протестов во главе с экс-депутатом Петренко и стоящим у них за спиной, в тени, Марком Ткачуком, попросту отрабатывают проплаченный заказ. Заказан Плахотнюк - мочат Плахотнюка. Закажут завтра кого-то другого - будут мочить его. Повод найдется. Потому что в молдавский политический клуб нельзя войти, не имея серьезных коррупционных пятен в биографии. Такого праведника туда просто не пустят, он будет слишком опасен своей неуязвимостью.

А когда в грязи и в гноище по самую макушку замараны все - тогда и стесняться нечего. И никто в Молдове - я говорю о клубе избранных, допущенных в большую политику, и на площадку, где идет дележ серьезных западных грантов - никто в Молдове особо и не стесняется отрабатывать платный заказ. И когда один новостной портал публикует фразу о некоей околополитической даме, которая выполняет платные политические заказы ФСБ России, в том числе и через постель, не называя её по имени, то упомянутая дама, узнав себя, нисколько не стесняется. И даже выходит в открытую, нисколько не таясь, в комментарии к статье, с упреками в адрес редакции портала. Нет, не за клевету в свой адрес - дама вовсе не оспаривает опубликованную информацию в принципе, а за вторжение в её личную жизнь.

Понятия партийных программ, "левых" и "правых" в такой обстановке теряют смысл. Все программы похожи друг на друга. Все партии - как близнецы, все политическое поле являет собой однородную массу неопределенной расцветки, сборище застенчивых воришек Альхенов, подсиживающих друг друга и тянущих за собой к деньгами власти целые обозы прожорливых чад и домочадцев. Уровень же "среднего избирателя" в Молдове таков, что даже сравнение с Альхеном большинство из них не поймет. Поскольку отродясь не брали в руки ни одной книжки, и об Ильфе и Петрове с их романами о похождениях Остапа Бендера никогда не слыхали. Такой полуграмотной массе можно заморочить голову чем угодно, внушить любую чушь и вывести за скромный прайс на любой "протест" - тем более, что ночью, в общем-то, уже и не жарко а ночующим под окнами Плахотнюка предоставляются палатки купленные… правильно, за чей счет купленные? Кто проплатил очередную "протестную волну"? Ну-ка, угадайте - кто?

Разумеется, социальные проблемы в Молдове есть. А вот социальных протестов, увы, нет. И в ближайшее время не ожидается.

Так мы и живем, выбирая одних жуликов, разочаровываясь в них, потом выбирая других, и тоже в них разочаровываясь, и от разочарования снова выбирая первых… А что делать-то? Выбирать ведь, увы, особо и некого. Выбор политических игроков в Молдове крайне ограничен, и сводится к сакраментальному: если надоела правая - попробуй делать то же самое, но левой. А потом, когда надоест левая - снова правой. И снова левой. И снова… В Молдове эта ротация продолжается уже четверть века. И конца ей не видно. И что же? Так и будем аполитично дро… то есть, я хотел сказать - протестовать?

Обсудить