Высшие чиновники России игнорируют антизападные санкции Путина

Некоторые сотрудники ФБК(Фонд борьбы с коррупцией) так разозлились на кампанию по уничтожению продуктов, что конечно начали искать госзакупки пармезана. Причем по датам после введения «антисанкций», запрещающих европейские продукты.

Оказалось, что уплетают «санкционку» наши чиновники за обе щёки. Примеров огромное количество, вот вам три типичных.

Описание: https://st.navalny.com/media/bim/50/df/50dfd262e5a9491e892720e7b9ab957b.jpg

1. Мэрия Москвы

Регулярно проводит госзаказы банкетов с санкционной продукцией.

Для примера один из заказов на буфетное обслуживание мэрии Москвы более чем за 4, 6 млн рублей

Описание: https://st.navalny.com/media/bim/12/89/1289bfeb7f164a33a68ecb00217ef4ec.jpg

В меню указана санкционка: «сыры ассорти: бри, рокфор, грюйер, дор-блю»

2. Минобороны РФ

Недавно устроенный банкет на 7 млн рублей также содержал в меню запрещенную к ввозу продукцию:

Описание: https://st.navalny.com/media/bim/6b/9a/6b9a238245ab47d9aea1132ac9c73344.png

Салат с креветками и сыром пармезан за 300 тыс. рублей бюджетных рублей?! Да это измена Родине!

3. МВД РФ

Полиция тоже любит поесть и указы президента выполнять не спешит.
Контракт на 8,3 млн. рублей на организацию питания также содержит продукты из санкционированного списка:

Описание: https://st.navalny.com/media/bim/9e/9c/9e9ccec62f9b40feb777538297bcc365.jpg

Описание: https://st.navalny.com/media/bim/3e/36/3e3627c6fdd44cd1b504f7a33cc73971.jpg

И так по каждому ведомству, по каждому ФГУПу, по министерствам и казенным учреждениям. Кушают сыр дор-блю, вытирают губы салфеткой и, повернувшись к камере, рассказывают о том, как это правильно — европейские продукты уничтожать.

Петиция по отмене указа об уничтожении санкционной продукции набрала уже более 300 тысяч участников.

Описание: http://echo.msk.ru/files/avatar2/1167794.JPGавтор Навальный.ком

Оригинал

Смерть пармезана

Описание: http://echo.msk.ru/files/avatar2/1283902.jpgавтор Андрей Орлов (Орлуша) поэт, писатель

Там вдали за рекой жарко печи горят,
Пограничникам грозным не спится,
Но не зная о том, пармезанский отряд
Продвигался к российской границе.

Шли лосось и сыры, был не слышен их шаг,
Шли не в ногу, без шуток и песен,
Чтоб не выследил враг, применяя собак,
Впереди шла рокфорная плесень.

Они шли, заграничные сняв ярлыки,
Документы подделав, как надо,
Вдруг вдали у реки замелькали штыки,
Это — Сельхознадзора засада.

Дети Альп, Пиреней, Барселон и Лозанн
Строй нарушили пеший и конный,
Но бесстрашный седой пожилой пармезан
Первым встал в боевую колонну.

Оглядевши свою камамберную рать,
Улыбнулся светло и лучисто
И воскликнул: «Не страшно в бою помирать
Итальянскому контрабандисту!»

И в жестокий последний решительный бой
Понеслась санкционная тонна,
Иберийский хамон вдруг воспрял головой,
Хоть и нет головы у хамона.

А враги уже близко, в полшаге от нас,
Вот уже на потеху ютьюба
Слева врезались в палки копчёных колбас
Пограничников острые зубы.

Справа к бою готов полк голландских цветов,
Их на свадьбе в Бурятии ждали,
Только этих цветов не дождётся никто,
Всех в жестоком бою порубали.

В маасдамах наделали новеньких дыр,
Хоть и так они были дырявы,
— Умираю за мир! — прокричал один сыр
В животе пожиральцев халявы.

— Не дождётся продуктов российский народ,
Уничтожить их всех без разбора! —
Возвестил фуагрою измазанный рот
Представителя Сельхознадзора.

Но нахмурил вдруг брови чиновник-пузан,
Доложил ему кто-то несмело:
От расправы ушёл пожилой пармезан
И радистка его, Моцарелла.

Самый зоркий боец на берёзу залез,
Оглядел всё биноклем по кругу,
Чтоб найти пармезана, срубили весь лес.
В общем, взяли — его и подругу.

Пытку тёркой, ножами, без слов перенёс
(от природы сыры — молчаливы),
Лишь в конце на последний ответил вопрос,
Улыбнувшись без страха брезгливо:

— Что спросили? Как я бы хотел умереть?
Не от рук тех, кто мозгом контужен.
Я хочу, чтоб могла бы меня натереть
Старушонка на нищенский ужин!

Передам, что хамон передать вам просил,
Чтобы вы там, в Кремле рассказали:
Он мечтал, чтоб его волонтёр подносил
Всем бомжам на Казанском вокзале!

Возмутился чиновник: — «Ты что! Боже мой!
Мы своих не меняем позиций!»
Он отрезал от сыра кусочек домой
И отдал его в руки убийцам.

— Жаль, что вашим от вас уже некуда бечь… —
Так сказал пармезан перед смертью,
И с улыбкой шагнул в разожжённую печь,
Не просивши пощады, поверьте.

Мы от голода, стужи, тюрьмы и сумы
По традиции не зарекались,
А вдали за рекой поднимались дымы,
На границе продукты сжигались…

Обсудить