Европейский пасьянс и российский "карточный домик"

Нам сегодня сложнее всех. Но нашим друзьям — политикам, дипломатам, интеллектуалам — тоже непросто. С нынешней Украиной говорить легче, чем с прежней, но от этих разговоров ясности не так много. Украине нужны не просто реформы, а фундаментальное преображение — экономическое, политическое, духовное.

В условиях демократии публичная политика — это искусство понравиться массам. В условиях недемократии — это искусство их соблазнить.

Нынче мир дружно смотрит американский сериал-римейк "Карточный домик" — историю всепобеждающего беса-соблазнителя, карабкающегося к вершинам власти по человеческим жизням и душам. И не осознает: американский прототип главного героя римейка еще в 2005-м ушел в отставку с должности лидера большинства Палаты представителей. В то время как европейский бес-соблазнитель единолично правит своей страной уже 15 лет. Зовут его Владимир Путин. Вначале он соблазнил Россию. Потом часть Украины. Теперь соблазняет западный мир...

Томление Европы

Пару лет назад в Австрии провели опрос: хотели бы вы иметь во главе державы сильного лидера, который правил бы страной без оглядки на выборы и парламент? 61% граждан ответили утвердительно. Иными словами, 61% не последней западной страны расписались в том, что демократия и свобода, на которых основан их благополучный мир, им, по крайней мере, на нынешнем этапе, не так уж и нужны. Сильный лидер, железная рука — все это снова в моде.

Таков настрой многих. Сомнение и прагматизм довольно мелкого толка расползаются в головах и душах, словно плесень. Не то чтобы от плохой жизни — скорее от избытка. Для многих проект европейского единения утратил свой блеск. Не нужно обманываться. Это ведь не антиевропейские партии цветут буйным цветом по всей Европе. Это сам ЕС переживает не лучшие времена. Это европейская тьма собирается по углам, заполняя нарождающуюся после двух декад расширения идеологическую пустоту.

Безусловно, это не повод скатываться до уровня российских юродивых, которые верят в близкий конец ЕС так же свято, как в мировой заговор рептилоидов против матушки-России. Однако очевидно, что ЕС меняется. Меняется его дух и желание преобразовывать мир вокруг себя. Они его уже преобразовали. Многим кажется, что на сегодня хватит.

Антиамериканизм

Не так давно один известный австрийский политик на полном серьезе утверждал, что Америка 20 лет назад "сознательно заставила" его страну войти в ЕС — с целью ослабить и поработить. То обстоятельство, что сей немыслимый спич лился из уст не какого-нибудь очумелого Владимира Соловьева, а западного парламентария, только добавляло ситуации пикантности.

Нынче отношение к Америке — это лакмус на адекватность. Ненависть к этой стране расколола разумных европейцев и объединила "неадекватов". Америка — это сегодня затычка во все дыры, объяснение всех пробелов в логике, оправдание всех пустот в совести. "Почему Россия убивает украинцев в этой войне? — А потому что Америка вошла в Ирак без резолюции ООН!".

Порою кажется, если бы ГДР закачалась сегодня, а не
25 лет назад, последствия были бы другими. Берлинская стена не упала бы. Европейские революции 1989-го были бы успешно заклеймены как заокеанский антироссийский проект. Из Гавела слепили бы скрытого нациста, а из Бархатной революции — антигосударственный путч. И многие, весьма многие в Европе согласились бы. Дух Европы постепенно пропитывается циничным прагматизмом a la russe.

Украина как проверка на вшивость

Есть два вида цинизма. Первый: не верить в победу добра над злом. Второй: не различать между ними. Первый — понятный и даже чем-то симпатичный. Россия выбрала второй. Давно и прочно. Ибо "политика — дело грязное". Ибо "Америка нас обложила". Ибо "если можно им, то можно и нам". Так выглядит зло.

Санкции ЕС против РФ — это единственная черта, которую ЕС провел между добром и злом в сегодняшней войне. И пока льется кровь, они будут держаться. Если вдуматься, это уже немало, учитывая, насколько болезненны они для многих корпораций и целых стран ЕС. Однако нужно быть реалистами: нынешние санкции — это, видимо, максимум, к чему они готовы (разумеется, если Кремль не пойдет в Украине ва-банк). А нам нужно быть готовыми к тому, что, как только мир худо-бедно оформится, Европа сделает все, чтобы вернуться к "business as usual" в отношениях с Россией. Черта между добром и злом быстро сотрется.

Друзей России называют сегодня Putin-Versteher, от немецкого verstehen — понимать. Понимать — это значит принимать. Становясь на позиции "понимания России", некая часть Европы принимает российскую логику вещей и радостную готовность жить во лжи. Украина стала в этой ситуации такой же европейской проверкой на моральную и политическую вшивость, какой в 1939-м была Чехословакия. Проверкой, которую на сегодня выдержали далеко не все. Почему так? Кроме идеологического вакуума и буйного антиамериканизма, я вижу еще несколько причин.

Крестоносцы в ватниках и сарацины в укропе

То, что Россия делает с Украиной, на самом деле, знакомо Европе из истории. Когда средневековое общество приближалось к определенному градусу недовольства, а города переполнялись лишенными наследства рыцарями и беглыми крестьянами, искушенные правители давали им то, чего желала душа: крестовый поход. Объявлялась цель (Иерусалим) и враги (сарацины). И вот уже весь накопленный негатив, вся неудовлетворенность канализировались не вверх, как положено, а в сторону.

Уничтожение "фашистской Украины" стало такой отдушиной (психологической или практической) для не нашедших себе места в жизни россиян. Когда в 2009 г. патриарх Кирилл на Владимирской горке возглашал "Киев — это наш Иерусалим", он опустил концовку предложения: "...а украинцы — это наши сарацины". В 2014-м все встало на свои места. По сигналу кремлевского беса в Украину на борьбу с продавшимися американцам укропами повалили соскучившиеся по войне имперцы а-ля Гиркин и деклассированный элемент а-ля Моторола. Где был бы Гиркин сегодня, если бы не война? Пил бы горькую. Где был бы вершитель судеб Моторола? Мыл бы чужие машины. Лишь вспышка средневековой холеры подняла этот человеческий материал с исторического и социального дна.

Но что характерно: для многих европейцев эта война — тоже отдушина. Леваки и правые радикалы, толстосумы, у которых сорвался жирный куш в России, и просто неудачники, склонные винить в своих бедах существующий порядок вещей, — сей антиевропейский (а потому и антиукраинский) интернационал весьма пестр и разнообразен. При других обстоятельствах это был бы просто планктон. Но кремлевский бес и ему задал направление. А заодно — деньги. Теперь это боевой планктон: злобный и глухой к правде. Каждый, кто вступал в дискуссии с друзьями Путина онлайн, знает, о чем я говорю. И это сила, с которой придется считаться.

Шкурный интерес Европы

Дальше — больше. Россия — обозленная против мира, страшная, машущая ядерными кулачищами — пока что нужна Европе экономически. Глава одного из банков, разумный, симпатизирующий Украине, не питающий иллюзий относительно России человек, рассказывал, что даже в условиях санкций его российский филиал приносит солидный доход. Было использовано недипломатическое выражение "дойная корова". Мол, остальные "коровы" фураж едят, а молока не дают. "И что мне делать?" — спрашивал он. На банке держатся тысячи рабочих мест. А также — десятки массмедиа. Вот вам и голоса избирателей. Вот вам и настроение в обществе.

Другой западный финансист неистово защищал Россию. Его тирада состояла из двух частей. Первая — о том, как здорово работается в России, и что санкции — это американский интерес, но отнюдь не европейский. Вторая была посвящена Украине. И вот на этом имеет смысл остановиться подробнее.

Украина. Заткнуть "черную дыру"

В инвестиционной сфере Украина не начинает с нуля. Она начинает с минуса. Мы недооцениваем разочарования, накопившиеся в европейском бизнесе. Украина более 20 лет была надеждой европейских инвесторов. У нас побывали сотни магнатов и просто амбициозных европейцев. Некоторые добились успеха. Большинство вернулось домой, несолоно хлебавши. А некоторые — нахлебавшись такого унижения, что не забудут никогда. Стабильная коррупция в иных странах казалась раем по сравнению с нашей нестабильной. Еще хуже были наши упертые бюрократы, превращающие любой, самый элементарный процесс, в сагу о Форсайтах.

Этот имидж — тяжкий груз, который над нами довлеет. Он никуда не ушел. Он и не мог уйти за короткое время. Но "длинного" времени у нас просто нет. Дыру нужно заткнуть. Так, чтоб все увидели. Так, чтоб не осталось сомнений. Так, чтоб она не утащила и саму Украину. Нужны неординарные, знаковые решения. Нужна готовность прессовать и "ломать через колено".

Европейская экономика — как собака. Она держит нос по ветру. Несмотря на санкции, этот нос — по-прежнему в сторону России. Ибо оттуда пахнет, условно говоря, свежатиной. Украина этот запах полностью не перебьет (да и не наша это задача). Но стать некой альтернативой, бонусом за потерю "дойной коровы" — может.

По моему суждению, сверхзадача состоит даже не в том, чтобы создать каждому инвестору равные условия. Она в том, чтобы видеть каждого инвестора как манну небесную. Она в том, чтобы ему понравиться и быть полезным. Европейский пес должен почуять: здесь, в Украине, тоже свежатина.

Пора решений — или нерешительности

В Европе пришла пора решений — или нерешительности. Украина решила быть европейской демократией. Россия решила быть врагом — Украине и Западу. Америка поставлена перед фактом: новой холодной войны (скоротечной, но отчаянной) не избежать. А ЕС, по большому счету, ничего еще не решил. С одной стороны — санкции. А с другой стороны — "мы не можем себе позволить...", "не против России, но вместе с Россией...". Многие все еще полагают, что Россия их просто недопоняла.

Будет ли это иметь последствия для нашей евроинтеграции? Вряд ли. Нам никто ничего не обещал. А если бы даже и обещал — учитывая нынешнее смятение умов в Европе, обещания значат не так уж много. Европа важна для нас как воплощение ценностей и эталон успешных реформ. А насчет перспективы членства... "Будет хлеб — будет и песня". Так рассуждают они. Так должны рассуждать и мы. Ни стандарты реформ, ни ценности никуда не делись, даже если ЕС и не готов бороться за воплощение своих ценностей за пределами Шенгена. Это не важно. Главное, что готовы мы.

Нельзя обижаться на Европу или сбрасывать ее со счетов. Ибо кроме слабости, здесь есть и сила. Кроме крикливого меньшинства, здесь все еще есть здравомыслящее большинство — люди с чистой совестью и ясным взглядом, понимающие, что к чему. Особенно — в политическом классе и дипломатии. Это выходцы из недавнего времени, у них еще есть идеалы и принципы. Это скорее черчилли, чем чемберлены. Сегодня — так. Завтра (если антиевропейский интернационал пропитает политический класс) может быть уже наоборот. Поэтому сегодняшняя Европа, при всех разочарованиях — это все же наш шанс.

Преображение Украины

Нам сегодня сложнее всех. Но нашим друзьям — политикам, дипломатам, интеллектуалам — тоже непросто. С нынешней Украиной говорить легче, чем с прежней, но от этих разговоров ясности не так много. Украине нужны не просто реформы, а фундаментальное преображение — экономическое, политическое, духовное.

Россия по-своему помогает нам, задавая курс. Она закрывается — мы должны открыться. Она обозляется против мира — мы должны принять его в объятия. Она обсуждает отмену изучения иностранных языков — мы (по выражению поэта Андрея Бондаря) должны сделать знание иностранных языков национальным культом. Украина должна стать более позитивной для неравнодушных и более убедительной для равнодушных. И не нужно прятать огонь в глазах. Этого огня как раз и ждут от страны, находящейся под ударом и кровоточащей у всех на глазах.

И последнее. Следует четко понять: украинскую революцию не ждал никто. Она никому, кроме нас, не была нужна — ни Европе, ни Америке, ни (тем более) России. Она грянула в тот момент, когда наш континент завершал цикл развития. Предполагалось, что этот цикл увенчает полное вхождение в ЕС балканских государств, с одной стороны, и оформление некой зоны влияния РФ, с другой. Одна часть Европы красиво округлялась в ЕС, другая — в ЕврАзЭС. Предполагалось, что следующий цикл будет посвящен налаживанию сотрудничества между ними.

Из-за нас, нашего стремления к свободе, первый цикл не закончился, а второй так и не начался. Украина смешала европейский пасьянс. Она прибавила работы политикам, стоила миллиардов евро международным магнатам, лишила Запад морального комфорта, а Россию — перспектив роста. Сами того не осознавая, мы создали новую, бурлящую международную реальность, в которой нам никто, по большому счету, не рад.

Для России мы стали врагом, для Европы — нежданным другом. С Россией ничего уже не поделаешь. Этот "дождь" — надолго, если не навсегда. А для Европы только успешное преображение сделает Украину по-настоящему интересной. Только преображенная Украина впишется в новый европейский пасьянс. Более того, без преображенной Украины этот пасьянс не разложить.

gazeta.zn.ua

Обсудить