Коррупция в Молдове. Общая картина

Коррупция - это одна из реальных угроз национальной безопасности, а консолидация усилий, направленных на борьбу с коррупцией, должна рассматриваться властями Молдовы и гражданским обществом как одна из мер обеспечения национальной безопасности.

Коррупция – одна из наиболее серьезных проблем, подрывающих правовое государство и верховенство закона в Молдове. Существуют мнения, что коррупция не поддается измерению прямыми методами, однако все национальные и международные исследования, опросы и рейтинги констатируют широкое распространение данного явления во всех странах.

На тему о коррупции у нас пишут много, и большинство считают себя знатоками дела, готовыми осудить коррупционеров и давать свои оценки и советы. В плане принятия законов и подзаконных актов тоже порядок. На протяжении последних 20 лет приняты 161 законодательно-нормативных актов на тему о коррупции\антикоррупции, в том числе: 14 законов, 20 постановлений Парламента, 11 указов Президентов, 109 постановлений и распоряжений Правительства. Ратифицированы 7 международных соглашений на тему коррупции. При этом в Уголовном кодексе есть только две статьи, напрямую предусматривающие наказания за коррупцию. Это статьи - только за пассивную коррупцию и за не надлежащее ведение бухучета.

На государственном уровне коррупционерами занимается (должен заниматься) Антикоррупционный центр. Основательно и методично изучением феномена коррупции никто из госструктур не занимается. Несмотря на внушительное количество уже принятых антикоррупционных законодательно-нормативных актов, анализом и результатами их воздействия на феномен коррупции тоже никто не занимается. Нет каких-либо, хотя бы, годовых отчетов о ходе борьбы с коррупцией и, главное, о результативности выполнения (невыполнения) принятых законов, постановлений и ратифицированных международных соглашений.

На уровне общественности выделяется только деятельность неправительственной организации «Transparency International» (TI). Эта структура, созданная в июне 2000 года, является филиалом международной организации «Transparency International». У организации очень амбициозная основная цель – продвижение антикоррупционного движения, принципов прозрачности и демократии. Это, по замыслу организаторов и учредителей, предполагает:

- помощь Правительству в ориентации на эффективную борьбу с коррупцией и консолидация возможностей неправительственных структур (только неправительственных!?) в борьбе с коррупцией;

-периодическая оценка влияния коррупции на процесс социального и экономического развития экономики;

- разработка конкретных мер для Правительства в борьбе с коррупцией, мониторизация их исполнения;

- определение наиболее коррумпированных областей;

- изучение связи между коррупцией и теневой экономикой;

- экспертиза законодательства в области борьбы с коррупцией;

- координация усилий органов правопорядка в кампании по антикоррупции

- обмен опытом с другими странами в борьбе с коррупцией.

Следует отметить, что свои цели и задачи «Transparency International» частично выполняет. В 2011 году Парламент утвердил Национальную антикоррупционную стратегию на 2011-2015 гг., а в конце 2012 года утвердил и Стратегию институционального укрепления Национального центра по борьбе с коррупцией, в которой дается ссылка на результаты исследований коррупции, представленные этой структурой. А будучи включенными в официальный документ эти результаты, так называемых исследований неправительственной структуры, неправдоподобным образом для нашего законотворчества, уже получили законный статус. В постановлении Парламента уже сказано (признается!), что 37% респондентов тогда платили взятки (среднее значение для государств СНГ – 32%, а для стран ЕС – 5%)., 75% граждан считали, что замешаны в коррупции все или большинство служащих. Терпимость граждан к актам коррупции также была не высока, так как только треть респондентов выразили готовность участвовать в антикоррупционных действиях в случае, если бы занимали публичные должности. Около 50% опрошенных заявили, что свои проблемы решали и решают при помощи взяток. Суммы взяток, по данным TI, составили: 2008 году – 894 млн. лей, в 2012 году – 1133 млн. лей и в 2014 году – 1286 млн. лей. Мнения о коррупции тоже разделились - 40% респондентов считают, что коррупция будет существовать вечно и только 12% еще верят, что от коррупции можно избавиться. В последнее десятилетие доля граждан, удовлетворенных предпринимаемыми мерами по борьбе с коррупцией, варьировала от 6 до 17%. Самыми коррумпированными структурами считаются: юстиция (суды) – 61%, Парламент – 13% и Правительственные структуры – 11%. При всем этом, все респонденты проблему коррупции видят однобоко – винят тех, кто взятки берут, а себя, дающих эти самые взятки, не считают причастными к процессу коррупции и виновными в существовании и прямой поддержки этого феномена.

По оценкам экспертов в сфере государственной (а не бытовой) коррупции пятерка «лидеров» выглядит следующим образом:

1.Госзаказ и госзакупки.
2. Система разрешений, сертификации и лицензирования.
3. Правоохранительная система.
4. Система распределения земель и земельные отношения.
5. Строительство.

Из системных проблем, связанных с коррупцией в Молдове в данной публикации выделим кадровую коррупцию.

Кадровая коррупция.

Анализ проблем кадровой коррупции в исполнительной власти показывает, что существует целый ряд крупных коррупциогенных проблем в функционировании исполнительной власти:

· неурегулированность значительной части правил поведения государственных должностных лиц, государственных и муниципальных служащих;

· отсутствие единого регулирования госслужбы;

· прохождение госслужбы служащим зачастую лишено четких ориентиров, также отсутствуют общие принципы построения и прохождения карьеры чиновника;

· отсутствие контрольных мероприятий по выявлению и пресечению правонарушений и грамотной кадровой политики в контрольных органах власти;

· необоснованная (обычно избыточная) и произвольно устанавливаемая и изменяемая численность государственных должностных лиц, государственных и муниципальных служащих, а так же и количества начальников всех уровней в госструктурах;

· неадекватность (заниженность) официальной заработной платы государственных должностных лиц, государственных и муниципальных служащих требованиям квалификации и реальным трудовым затратам.

Чиновники Молдовы в силу этого ориентированы на удовлетворение личных нужд - «служат сами себе», а не обществу, государству, населению.

Среди основных отрицательных последствий кадровой коррупции - некомпетентность чиновников, неэффективность работы, снижение авторитета государственной власти.

Ряд крупных проблем существует и в функционировании законодательной (представительной) власти. Это неэффективность общественного контроля за выборными процедурами, участие в выборах представителей преступных сообществ, покупка мандата в органах представительной власти и др. Одной из наиболее уязвимых и привлекательных для коррупции, по мнению многих экспертов, оказалась судебная система. Здесь коррупционной привлекательностью обладает практически любая должность, от функционального содержания которой существенно зависят лишь формы и масштабы коррупционных проявлений. Коррупция в судебной системе во многом связана с несовершенством и закрытостью процедуры назначения судей: несовершенный порядок формирования квалификационных коллегий; слабый уровень проверки кандидатов в судьи; «связанность» судейского корпуса с правоохранительными органами, в особенности с прокуратурой. Формирование основного состава судейского корпуса из представителей правоохранительных органов на практике подрывает принцип независимости судебной власти. Второй контур (тип) - экономическая коррупция. Основная масса злоупотреблений связана с использованием полномочий в области контроля и распределения финансовых потоков. Подобный вид коррупции называют также «коррупционными услугами» в широком смысле. Происходит «продажа» властного ресурса, а также использование властного ресурса в целях присвоения иных государственных ресурсов.

В результате в Молдове сформировался целый идеологический пласт чиновничества, для которого коррумпированность - это не какая-то аномальная ситуация, это норма жизни, норма государственной службы и норма предпринимательства.

На фоне общего недоверия населения к органам государственной власти в борьбе с коррупцией уровень доверия к Антикоррупционному центру, созданному в 2002 году, хоть и превышает таковое по отношению к Министерству внутренних дел и Прокуратуре, все равно недостаточен. Сам Центр на протяжении 13 лет своего существования претерпел 9 реорганизаций. За эти годы руководителей Центра меняли 5 раз. Свою официальную независимость Центр приобрел только в 2012 году, после внесения ряда изменений и дополнений в соответствующий закон. Согласно опросу, уровень доверия населения к Центру составил в 2005 году 17%, затем снизился до 15%. В последующие годы всецело или в большой степени Центру доверяют уже 31% деловых людей. Но даже в ситуации более высокого уровня доверия общества к Центру, в сравнении с другими правоохранительными органами, существуют определенные социальные восприятия в отношении к нему, глубоко укоренившиеся в общественном сознании и зачастую используемые в официальных и неофициальных разговорах.

Первое такого рода восприятие состоит в том, что Центр не стал окончательно независимым, а продолжает работать по политическому заказу.

Второе восприятие состоит в том, что Центр используется для устранения конкуренции в деловой среде. Обеспечение реальной его независимости вместе с исключением полномочий по расследованию экономических преступлений и передачей их другим органам уголовного преследования могут стать хорошим средством для развеивания такого восприятия.

Третье распространенное восприятие состоит в том, что, как и большинство органов публичной власти, Центр также коррумпирован и, следовательно, не в состоянии предпринимать эффективных мер по борьбе с коррупцией.

При всем этом, будучи главным субъектом борьбы с коррупцией, Антикоррупционный центр еще не стал проводником институциональных реформ, необходимых для дальнейшего обеспечения применения антикоррупционных политик, мер наказания и предупреждения. В Уголовном кодексе не внесены дополнения по конкретному наказанию за всевозможные проявления коррупции.

На фоне попыток борьбы с обозначенной коррупцией, эта коррупция, за последние годы, укрепилась и приняла уже системный характер, как на уровне государства, так и в отдельно взятых госструктурах.

Что делать?

По мнению специалистов необходимо следующие меры:

1. Политическая воля и публичное политическое решение.

2. Поэтапная программа (заданная нормативно) охвата категорий госслужащих новыми мерами борьбы с коррупцией.

3. Создание органа исполнительной власти по управлению госслужбой (с функциями спецслужбы по борьбе с коррупцией).

4. Добровольный «колпак» (добровольное ограничение части конституционных прав госслужащих).

5. Жесткая формализация деятельности госслужащих.

6. Разработка и введение механизма кадровых историй для госслужащих.

7. Повышение эффективности парламентской процедуры проверки законопроектов на коррупциогенность.

8. Ужесточение наказаний.

Значительных успехов в борьбе с коррупцией достигла Грузия (времен Саакашвили).

Вот основные факторы успеха борьбы с коррупцией в Грузии:
1. Проявление сильной политической воли.
2. Доверие к правительству с самого начала проведения реформ.

3. Аресты коррумпированных чиновников высокого ранга показали нетерпимость новой власти к коррупции.
4. Быстрое наступление на коррупцию по всему спектру государственных услуг: время не тратилось на долгое стратегическое планирование.
5. Привлечение новых государственных служащих на конкурсной основе.
6. Ограничение роли государства в экономике.
7. Введение стимулов для честного поведения должностных лиц: более высокие зарплаты при высокой вероятности наказания за коррупцию.
6. Тесная координация между разработчиками антикоррупционных мер.
7. Адаптация международного опыта к местным условиям.
8. Применение новых технологий (таких как онлайн-услуги) и модернизация.
9. Последовательное информирование населения о причинах и процессе реформ, расследованиях случаев коррупции и громких арестах подозреваемых в коррупционных делах.

И в заключении, некоторые примеры международного опыта борьбы с коррупцией

1. В Индии, где взяточничество является практически нормой, и любые вопросы решаются при участии должностных лиц, общественной организацией по борьбе с коррупцией «Пятая колонна» в 2010 году была выпущена купюра, которой предлагается рассчитываться с вымогателями. Выглядит эта банкнота так же, как обычная, но вместо надписи «подделка денег преследуется законом» имеется предупреждение — «взяточничество преследуется законом». Купюра имеет номинал ноль рупий. По сообщениям представителей «Пятой колонны», общество с энтузиазмом восприняло эту идею, и тираж банкнот разошёлся очень быстро.

2. Необычный приём используется в Праге (Чехия). Местная туристическая компания предлагает гостям города принять участие в так называемом «Коррупционном туре" — это трехчасовая экскурсия, во время которой посетителям показывают роскошные особняки, дома и участки чиновников и других представителей власти, имеющих связь с нашумевшими политическими делами о взятках. Экскурсии не только пользуются популярностью у туристов, но и поддерживаются чешским правительством, которые обозначают коррупцию как «самое социальное зло».

3. В Гонконге среди чиновничьего аппарата в ходу выражение «презумпция коррумпированности». Для современного Гонконга чиновник, берущий взятки, - нонсенс. Но еще 30 лет назад это считалось обычным делом и 90% служащих были коррумпированы. В 1974 году была организована госструктура под названием «Независимая комиссия против коррупции» (НКПК), с очень высокими зарплатами сотрудников, с офицерами, подчиняющимися только лично губернатору и со сторонними общественными наблюдателями, состоявшими сплошь из интеллигенции и бизнесменов. Госслужащим, жившим на широкую ногу, приходилось самим доказывать, что имущество было приобретено ими законно. Если этого не удавалось, их ждал арест и конфискация имущества. Также большую роль в борьбе с коррупцией сыграли граждане, которые участвовали в работе «Независимой комиссии путем жалоб», информируя власти о случаях мздоимства, а также журналисты, активно освещавшие все громкие процессы. Результат воистину ошеломляющ - за 30 лет уровень коррумпированности удалось снизить с 90% до 3%.

4. В Китае, где антикоррупционное законодательство считается одним из самых жестких в мире, всех чиновников, замеченных или заподозренных в махинациях, ждет суровое наказание вплоть до смертной казни. Также практикуется отрубание рук взяткополучателям. С 2003 года было публично расстреляно 10 тысяч чиновников, чья вина была доказана, еще 120 тысяч получили по 10−20 лет заключения. Несмотря на это, высокий уровень коррупции в Китае сохраняется. Это и обычные денежные взятки, и торговля должностями, и превышение полномочий, и чрезмерное использование бюджетных денег, и даже взятки в виде сексуальных услуг.

Наряду с жестокими способами борьбы с коррупцией, в Китае используются юмористические. Центральной комиссией Коммунистической партии Китая по проверке дисциплины было предложено населению одного из беднейших уездов Цюсянь нарисовать на специально предназначенных для этого стенах домов карикатуры, изобличающие чиновников во взятках. В дальнейшем эти комиксы были размещены на официальном сайте Комиссии, что, с комплексом других мер, по сведениям статистики партии, привело к снижению сообщений о коррумпированности чиновников на 221%.

5. Похожий прием, к слову, использовали много веков назад и в Европе. Так, в городе Брюгге (Бельгия) в 1498 году по заказу городских властей были написана картина, живописующая пытку, ждущую нерадивых госслужащих. Картина была предназначена для зала ратуши, в котором происходили суды и заседания магистрата, она была призвана напоминать судьям об их долге. На полотне известного голландского художника Давида Жерара «Суд Камбиса» изображена казнь над подкупленным персидским судьей Сисамном, который за взятку вынес несправедливый приговор. Когда царь Камбис узнал о случившемся, он приказал казнить Сисамна и снять с него кожу, которой обили кресло судьи. Наместником был назначен его сын, который был вынужден принимать судебные решения, сидя в кресле, обшитом кожей родного отца. Поучительно, не правда ли?

6. В Пакистане проводится ежегодный общегосударственный конкурс детского рисунка. Работы победителей о «плохих дядях" публикуются на страницах специальной брошюры и даже на рекламных биллбордах.

От редакции:

Мы запускаем серию материалов о коррупции в органах власти Молдовы. Надеемся, что они станут прикладным пособием для тех, кто борется с коррупцией. Правда, мы не исключаем, что этим пособием воспользуется те, кто работает в системе власти. Не будем забывать, где мы живем…

Следующая публикация.

Коррупция в Молдове. Взятки и поборы в здравоохранении (автор Думитру Барбалат)

Обсудить