Мега министерство. А есть ли эффективность в его деятельности?

Начиная с середины 90-х годов, Министерство экономики, в моем понимании, должно было стать чем-то, наподобие тогдашнего Госплана. В разгаре была кампания по приватизации, привычные управленческие функции государства отраслевыми предприятиями уже отходили на другой план. Нужно было формировать новое видение управления экономикой со стороны Правительства, и отраслями - со стороны министерств. И вообще, нужно было определиться заранее, сколько и какие отраслевые министерства следует иметь в Правительстве. Для начала решено было пересмотреть положения о действующих тогда министерствах, найти золотую середину в управлении оставшимися госпредприятиями и приватизированными отраслевыми предприятиями, а также теми предприятиями, у которых часть пакетов акций оставались еще у государства. Удалось пересмотреть только одно положение - о минпроме. Все остальные министры воспротивились нововведениям и отказались выполнить указание Правительства. Затем, в 1994 году, было решено передать Министерству приватизации и управления госимуществом функции по управлению госпредприятиями, и теми предприятиями у которых часть акций оставались у государства. Ведь, уже тогда становилось ясно, отраслевым министерствам оставалось жить недолго, они доживали свой век. И этому закону воспротивились. Все отраслевые министры бросили свои папки на стол зампремьера, с угрозой подать в отставку. И здесь пришлось пойти на попятную (сдаться) и временно оставить часть функций отраслевым министерствам, но по согласованию с Минприватом.

В последующие годы предположения о несостоятельности ряда отраслевых министерств, стали очевидными и их функции постепенно перешли в ведении Минэкономики. Таким образом, функции Министерства промышленности, Минэнерго, Министерства приватизации и Молдова-стандарт отошли Минэкономики. В структуре Минэкономики тогда создали департамент по управлению реальным сектором экономики, который частично, с трудом, но начал выполнять свои функции. Из министерств, представляющих реальный сектор, тогда остались самостоятельными только Министерство сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности, Министерство транспорта и дорожной инфраструктуры и Министерство регионального развития и строительства. В то время Минэкономики называли силовым ведомством, наряду с Минфином, и это полностью соответствовало тем условиям управления страной и экономикой, в частности. В новых условиях требовалось не распределять и указывать, а создавать рычаги для направления движения всей социально-экономико-финансовой машины в сторону поставленных целей. Весь вопрос в том, а могло ли Минэкономики в паре с Минфином ставить правильные цели. Если в Минэкономики еще как-то просматривали макроэкономические перспективы, то Минфин ограничивался, вначале годовым, а затем 3-х годовым бюджетом и точка! Без четких макроэкономических ориентиров экономика зашла, и мы все видим куда! До сих пор не может достичь уровня 90-х годов, не говоря уже об остальном. Хорошо живут лишь олигархи, потихоньку разграбившие страну.

Вспоминается один занимательный случай. У одного из вице-премьеров коллективно обсуждали предложения Минсельхоза по внесению изменений и дополнений в закон о фермерах. Чиновники и руководство министерства пытались на свой старый лад переделать закон и переподчинить фермеров себе. Для выхода из ситуации было предложено, для начала, изменить (в шутку) название закона, после чего стало бы ясно, какие еще будут нужны (или не нужны) изменения в действующий закон. Предложили назвать законом о помещиках (боярах). При этом уже становилось очевидным, что Минсельхозу от своих предложений следовало отказаться. Я эту ситуацию описал для того, чтобы было понятым, что Минсельхоз и сегодня, из последних сил, все еще пытается управлять фермерами и частной собственностью перерабатывающих предприятий. При этом еще и вице-премьер, и министр экономики ответственен (по положению) и за координацию деятельности Минсельхоза. Кроме этого, Минэкономики сегодня должно координировать деятельность и Минтранса, Министерства регионального развития и строительства, Министерства информационных технологий и связи, Мин. окружающей среды, Нацбюро статистики, Агентства земельных отношений и кадастра, Агентства туризма и Агентства интеллектуальной собственности. А ведь, это уже тот старый Госплан. Однако, хорошо если бы так было на самом деле. Ведь, не секрет, что в вопросах госуправления присутствует элемент консерватизма. На практике, из своих бумажных управленческих функций Минэкономики дальше не смогло продвинуться. Бывший департамент управления реальным сектором экономики ликвидировали. И сегодня в структуре министерства есть только три управления, близко, и то только по названию, напоминающие свою предполагаемую роль. Это главное управление энергетической безопасности, в состав которого входят три управления; управление госсобственностью и управление инфраструктуры качества и надзора.

Согласно своему регламенту, «миссия Минэкономики заключается в обеспечении роста национальной экономики посредством оптимизации базы регулирования предпринимательской деятельности, создания предпосылок для развития деловой сферы, технологического развития и обеспечения конкурентоспособности, создания привлекательного инвестиционного климата, содействии мероприятиям по демонополизации внутреннего рынка и устранению антиконкурентной практики, а также посредством международного экономического сотрудничества». Для этого положение предусматривает перечень из 48 функций и 150 полномочий в следующих 15-и областях:

- экономической политики государства, анализа и макроэкономического прогнозирования,

- международного сотрудничества,

- торговли,

- инвестиционной политики и политики продвижения экспорта,

- развития бизнес-среды,

- регулирования предпринимательской деятельности путем лицензирования,

- технологического развития и конкурентоспособности,

- управления публичной собственностью и ее разгосударствления,

- частно-государственного партнерства,

- энергетической безопасности и энергетической эффективности,

- оценки соответствия,

- стандартизации и технического регулирования,

- метрологии,

- надзора за рынком (включая метрологический надзор),

- промышленной безопасности.

На этом описание управленческой структура и полномочий вице-премьера-министра экономики по координацию деятельности всей экономикой завершается. Поэтому совсем не понятно, каким образом он осуществляет (мог бы осуществлять) объявленные полномочия и функции по координации деятельности ряда министерств и ведомств. То есть понятно, отсутствует какие-либо управленческие звенья для осуществления координации деятельности и управления отраслями экономики и в целом экономикой.

Еще два значимых случая. В 2003 году была очередная смена руководства Минэкономики. Вновь назначенный министр, возвращаясь после присяги у Президента, пригласил и дал задание. Мол, по указанию свыше необходимо пересмотреть структуру и функции министерства. Действующая тогда структура и функции ранее были разработаны на основании изучения структур Правительств и министерств экономики в 40 странах мира. Был выбран оптимальный вариант, исходя из наших реалий и возможностей. Зная ситуацию и еще кое-что, посоветовал, для начала, два-три раза почитать положение о министерстве, изучить (вспомнить) структуру и затем, при необходимости, пригласить для беседы. Прошло некоторое время и меня пригласили. Было признание, что никаких изменений в структуре и в регламенте (функций) не потребуются.

Затем, через пару лет, по предложению Президента, следовало провести заседание коллегии министерства, на котором нужно было рассмотреть ситуацию в экономике и наметить планы на будущее. Президент собирался тогда начать турне по коллегиям министерств и решил начать с Минэкономики. Нам, заместителям министра и директорам департаментов, было предложено высказаться, о чем собираемся говорить на коллегии. Все высказались. Я промолчал, так как знал, что мои высказывания ни министру, ни тем более Президенту, могли не понравиться. Однако, министр настоял и я высказался, что не может министерство управлять экономикой, тогда когда нет никаких рычагов на деятельность банковской системы, на финансовый рынок (тогда еще ценных бумаг) и ряд других значимых вопросов. Сегодня этот список отсутствующих полномочий у Минэкономики можно дополнить и проблемами регулирования в энергетике, и конкуренции. На этом заседание по консультации наших мнений завершилось. А через короткое время меня пригласил мой замминистра и сообщил мнение министра по поводу моих высказываний. Если я о том же буду говорить и на коллегии, то мне следует при себе иметь заявление об увольнении. Коллегии я не стал дожидаться, написал заявление и ушел из министерства. Затем, на коллегии, мои высказывания по поводу отсутствия достаточных рычагов для управления экономикой, министр выдал за свои соображения и предложения. И тогда, и сегодня, мне не жаль, и я не мог быть против, что министр воспользовался моими предложениями, я ведь был его подчиненным и была моя обязанности давать предложения. Жаль только, что и сегодня, после смены, с тех пор, 9 премьеров и 4-х министров экономики ситуация, не то что изменилось к лучшему, она стала еще хуже.

И теперь, в заключении, о самом главном. Перед тем как начать писать эту статью, думал, что проведу собственный анализ положения дел как в Минэкономики так и в экономике в целом, и на основе этого анализа смогу высказать свои предложения по обеспечению более эффективного процесса управления министерством и экономикой. Однако, разочаровался окончательно. И вот почему.

Во всех 15-и областях (разделах) полномочий Минэкономики, согласно своему Регламенту, первая и основная задача состоит (прописано) в обязанности разработки документов политик, программ, концепций, стратегий и контроль (мониторизация) за их осуществлением. Все остальные перечисленные полномочия истекают из первых, вышеперечисленных полномочий. И здесь следует сказать, что никаких документов политик (концепция+стратегия+программа+план действий) по ВСЕМ 15-и областям не существуют. А значит, отпадают и провозглашенные последующие функции по контролю и мониторингу их исполнения, да и все остальные полномочия по соответствующим областям. Так же остаются не у дел (бездельничают) все подведомственные Агентства и Госинспекции, которые должны были бы обеспечивать внедрение (применение) на практике предполагаемых документов политик, стратегий, концепций, программ и планов.

А отсюда, на сегодняшний день, при отсутствии со стороны Минэкономики (государства), единой политики:

- в области развития бизнес-среды, малого и среднего бизнеса, старания Минэкономики на протяжении более 10-и лет навести порядок в отношениях контролирующих и надзирающих госорганов с бизнес-средой (предпринимателями) не дали ожидаемого и обещанного министерством результатов. Ведь, о том, как себя чувствует бизнес в своей повседневной деятельности, какие у него сложились отношения с госструктурами, как государство регулирует отношения с бизнесом, зависит многое, и этим определяется экономическое развитие страны. Сначала, разработали и приняли три закона для дерегулирования деятельности бизнеса, которые ожидаемого результата не дали, затем приняли следующий закон и перешли, на так называемую, разумную регуляторную систему, обещанную уже до 2020 года. При этом стремительно продолжает расти количество контрольно-надзирающих органов. Это 38 агентств, 12 инспекций и 25 служб, бюджетная часть финансирования которых на 2015 год превышает 2 млрд. лей и плюс неконтролируемая часть финансирования за счет выдачи (навязывание) разрешительных документов. При этом 43% предпринимателей считают, что состояние деловой среды за последние 10 лет не изменилось. В 2014 году общее число проверок увеличилось на 42%. Среднее количество проверок одного предприятия в прошлом году составило 6,5 против 3,6 в 2013 году. Главным препятствием для ведения бизнеса, согласно опросу, является политическая нестабильность, масштабная коррупция и недобросовестная конкуренция. В отчете Всемирного Банка за прошлый год подчеркивается, что, несмотря на некоторые успехи в улучшении инвестиционного климата и деловой среды, реальная ситуация оставляет желать лучшего, а темпы реформ и улучшений несовместимы со стремлением Молдовы к евроинтеграции. При этом деловую среду характеризуют как нормативно неопределенной, с ограниченной конкуренцией, несоответствием между нормами законов и их исполнением, чрезмерным регулированием и управлением со стороны государства;

- в области лицензирования. В отсутствии единой политики в области лицензирования, все лицензионные органы финансируются по разным правилам: одни, за счет бюджета (Лицензионная палата); другие за счет определенного (законами) процента от продаж предприятий, обладающих лицензиями в соответствующей области экономики (Нацагентство по регулированию в энергетике, Координационный Совет по телерадио, Нацагентство по регулированияю в области информатики и связи); третьи за счет определенной платы (также утвержденной Парламентом) за всевозможные разрешительные документы (Нацагентство по финансовому рынку). Плюс к этому, Минюст без каких-либо стеснений пробил себе закон на право быть своеобразным лицензионным регуляторным органом и выдавать лицензии на определенные виды деятельности в содружестве с общественными структурами – Союзами адвокатов, нотариусов, администраторов по несостоятельности;

- в области международного сотрудничества и торговли.

При подписанном (действующем) двухстороннем договоре о торговле с Россией, сегодня наши предприниматели, для получения доступа на рынок, вынуждены проходить унизительную процедуру проверок со стороны надзорных органов России, которая в одностороннем порядке, вопреки международной практике, заменила требования (обязательства) договора на разовые разрешительные документы. Правда, в международной практике есть случаи, когда ставят определенные требования для определенных компаний и регионов, но только в случае опасности инфекций и болезней. И при этом никто не составляет уже и конкретные списки предприятий с правом экспорта. У нас, вместо того чтобы регулированием возникших вопросов в торговые отношения с Россией, занялись специалисты и руководители Минэкономики, этим «прибыльным» делом занялись некоторые политики;

- в области энергетической безопасности и энергетической эффективности.

Вполне солидная инфраструктура в области энергетике – главное управление в структуре Минэкономики, подведомственные Агентство по энергоэффективности и Госэнерго инспекция, а так же Нацагентство по регулированию в энергетике, остаются, в принципе, не у дел. Отсутствуют основные документы – политика в области развития и управления энергетикой страны, а так же программа по энергоэффективности.

После всего сказанного, странными и непонятными выглядит афишированные на WEB-странице Минэкономики Программа стратегического развития Минэкономики на 2015-2017гг (в которой никаких обоснований, оценок стоимости для внедрения и стратегических понятий нет) и Предварительный макроэкономический прогноз на 2015-2018гг. Без всяких объяснений и обоснований, заверяется, что прогнозируемый рост ВВП на следующий год составит 103%, на 2017г – 104% и на 2018г. – 104,5%. Экспорт будет расти на 107-109% ежегодно. И импорт так же будет расти ежегодно на 106-108%. Как говорят, комментарии излишни…

Обсудить