Митинги 6 и 13 сентября: по какому пути пойдет Молдова?

Обрисовав, таким образом, основные требования митинговавших и личности их реальных и теневых лидеров, попытаемся показать хотя бы в общих чертах происшедшее после 6 сентября и несколько основных вариантов дальнейших событий, которые в недалеком будущем ждут Молдову.

Начало политического сезона в Молдове немедленно пробудило к жизни политическую оппозицию в лице Платформы «ДА», взявшую «летний отпуск» после митинга 7 июня, на котором неожиданно для многих обозначился ее резкий разрыв с либералами. Правда, своего обещания провести митинг в День Независимости Молдовы, 27 августа, Платформа сдержать не решилась, предпочтя, по-видимому, не портить протестом главный праздник государства. Поэтому дата митинга была перенесена на 6 сентября, когда по мнению организаторов, он должен был собрать не менее 100 000 человек. Поэтому нас не удивило, что руководство Платформы во главе с А.Нэстасе на митинге 6 сентября, названным Великим Национальным Собранием, огласило с трибуны именно искомую цифру в 100 000 человек, должно быть, имеющую для нее некий сакральный смысл. Хотя западные и российские СМИ в своем подавляющем большинстве не решились, увидев картинки с митинга, согласиться в этом с Платформой: по их оценкам, собралось от 20-25 000 до 60 000 человек. Того же мнения оказались и некоторые молдавские аналитики, осторожно сочувствующие оппозиции: так, Д.Чубашенко сомневался даже в цифре 40 000 человек.

Нельзя не сказать несколько слов о самом митинге. Имея очень большой опыт участия в митингах (с 1988 года и по наши дни), присутствуя на нем, автор мог сравнивать его с сотнями других, которые пришлось видеть за эти годы. Из положительного для сторонников Платформы отметим следующее. Они добились фактического провала концерта молдавских и зарубежных звезд на концерте Unite, так как многие из исполнителей солидаризировались с протестующими. Нужно отметить организованность и дисциплину, которая царила на митинге. Руководство Платформы старалось не допустить драк и побоищ между участниками, среди которых были как сторонники евроинтеграции, так и унионисты. Это большой плюс им. Также плюсом следует считать стремление предоставить слово лицам разных политических взглядов и некоторым представителям нацменьшинств (правда, зачем-то выступивший от их имени на русском языке историк Александр Слусарь, ныне лидер «Uniagroprotect», по национальности вообще-то молдаванин. Во всяком случае, именно к молдаванам он причислял себя сам в бытность одногруппником автора этих строк на историческом факультете МолдГУ). Многие собравшиеся не столько слушали выступавших, сколько обсуждали свои дела, спортивные и прочие новости. Хлопали весьма нестройно, чаще всего половина хлопала, а другая вообще не реагировала. Все это подтверждает мнение некоторых молдавских СМИ, что собралась очень разношерстная публика, части которой были не интересны многие ораторы и они пришли, собственно, прежде всего затем, чтобы узнать, что делать дальше: переходить ли к решительным действиям или же протестовать здесь же, на площади. Однако решительных действий не последовало. Они снова были отложены.

Впрочем, попытка приступить к решительным действиям все же имела место, но последовала с другой стороны – крайне левого фланга. «Красный блок», руководимый небезызвестным экс-депутатом Г.Петренко и его соратниками П.Григорчуком и А.Рошко, попытались потребовать немедленной отставки руководства Генпрокуратуры и разместить близ нее палаточный городок, а кроме того, войти в здание Прокуратуры. Поскольку эта акция не была разрешена властями, палаточный городок был ликвидирован полицией, а Г.Петренко, П.Григорчук, А.Рошко и еще несколько человек (всего 8 человек) – задержаны (позднее срок пребывания под стражей для них был продлен). Некоторые блоггеры полагали, что между лидерами Платформы и «Красного блока» есть некая договоренность о координации совместных действий. Однако сейчас для такого вывода недостаточно оснований. Зато есть основания для другого вывода: Виорел Цопа для возвращения прежних позиций в Молдове готов поддержать кого угодно, хотя бы и «группу Петренко», пусть они даже противоположных с ним позиций. Об этом говорит его заявление в поддержку «петренковцев». Со своей стороны, А.Нэстасе не знал, какую позицию принять в деле группы Петренко. В одном из интервью он выразился о Петренко и событиях у Генпрокуратуры так: «если ты политик, ты не можешь быть таким глупым». В то же время сделал и противоположное заявление: «если протестующие у Генпрокуратуры вели себя в рамках закона и их арестовали, то это очень плохо, а если они закон нарушили, то правоохранительные органы «должны этим заняться».

Некоторые надежды организаторов не осуществились. Несмотря на то, что на митинге были зачитаны заявления экс-премьера Иона Стурзы и экс-министра образования Майи Санду, однако сами они на протест по неясным до конца причинам не пришли. Возможно, потому, что еще рано.

Против митингующих выступили и унионисты, часть которых также присутствовала на митинге. Так, экс-депутат Илие Брату назвал их самозванцами и обманщиками, так как на митинге не звучали требования об объединении с Румынией, а некоторые из унионистов даже призвали Платформу принять требование о том, чтобы возвести памятник Сталину и Гитлеру, «которые создали эту страну». Унионисты участвовали и в следующем митинге, 13 сентября, и сын Д.и И.Алдя-Теодоровичей Кристиан даже получил возможность выступить с трибуны, где призвал к объединению с Румынией, правда, особого энтузиазма не встретил.

От Платформы на сей раз дистанцировались социалисты, решившие не участвовать в протесте 6 сентября, а начать позднее проведение собственных акций протеста, если власти до 22 сентября добровольно не уйдут в отставку и не назначат досрочные выборы. Это было связано с нежеланием связывать себя в сознании своих избирателей с митингующими в центре, основная часть которых выступает за прозападный курс. Некоторые ее представители (С.Вартанян) выразили надежду на то, что представители правых партий «будут уничтожать друг друга», и в результате новой прозападной коалиции («4-го альянса») «уже точно не будет», то есть будут желанные для ПСРМ досрочные выборы (впрочем, А.Нэстасе счел иначе: он заявил о И.Додоне, что «у него тоже не получится ничего, потому что люди уже начинают думать по-другому»). В другом интервью А.Нэстасе выразился о Додоне еще жестче: говоря о неизбежности наказания для ныне правящей коалиции, он заявил «….И Додон наелся деньгами народа. Они все должны сидеть за решеткой». С такими высказываниями лидера Платформы довольно затруднительно будет организовать общие с ПСРМ протесты против власти после 22 сентября, на которые так надеются лидеры ПСРМ.

Другой аналитик ПСРМ, Б.Цырдя, предположил, что Запад хочет назначить в Молдове премьером М.Санду, «европейского прокурора, нового председателя Нацбанка и, возможно, директора Службы информации и безопасности», а если власть не пойдет на уступки в этом, то будут иметь место столкновения силовых структур с протестующими.

Лидер «Нашей партии», примар Бэлць Р.Усатый и вовсе осудил собравшихся на площади, пояснив, что руководство Платформы использует их для того, чтобы самим прийти к власти: «Люди с платформы «DА» используют народ, чтобы самим прийти во власть, я не позволю им сделать это, и организую реальный протест, который будет иметь одну цель – отстранение правительства и досрочные выборы. Это единственный выход, который у нас остался. То, что делают некоторые идиоты из руководства платформы «DA» – это просто обман людей и получение выгоды от властей…» Он даже пообещал, что когда выйдет на площадь со своими палатками, то 70% протестующих присоединятся к нему. Впрочем, до сего дня Р.Усатый так и не начал свой «реальный протест». Поэтому остается лишь предполагать, что на самом деле он имел в виду и как именно он собирался этот протест устроить. Пока же попытка Усатого появиться на центральной площади столицы закончилась тем, что его там освистали.

В преддверии митинга пресса гадала, чего благодаря ему смогут добиться митингующие. Высказывались несколько предположений: 1) протесты отстранят от должностей некоторых высокопоставленных чиновников; 2) они затянутся надолго, но останутся безрезультатными; 3) протесты перерастут в столкновения; 4) в результате протеста состоится отставка всей действующей власти и произойдут досрочные выборы; 5) из Платформы вырастет новая политическая сила.

Но прежде чем чего-то добиться у власти, надо было сначала сформулировать свои цели и намерения. Лидеры Платформы решили, не мудрствуя лукаво, в основном повторить те же требования, которые прозвучали и на прежних ее митингах, в частности, на митинге 7 июня, или несколько уточнить их. А именно: 1) Немедленная отставка Президента, Председателя Парламента и Премьер-министра; 2) Отставка руководства компании «Телерадио-Молдова» и правоохранительных органов; 3) Привлечение к ответственности виновных в краже миллиарда из банков; 4) Прямые всенародные выборы президента; 5) Проведение досрочных выборов парламента до 16 марта 2016 года; 6) Формирование правительства народного спасения; 7) Призыв к Западу не давать новых кредитов действующей власти и объявить персонами нон-грата в ЕС и США ее руководителей. Была создана группа представителей митингующих, которая должна была вручить эти требования руководству страны и вести с ними переговоры с целью выполнения поставленных условий. А пока они еще не выполнены, митингующие основали сразу после митинга палаточный городок на центральной площади Кишинева, в надежде позднее все-таки склонить власти, пусть под давлением Запада, согласиться на свои условия.

Первые три требования были известны и по прошлому митингу. 4-е и 5-е носили «уточняющий» характер, определяя новый характер избрания Президента и дату следующих парламентских выборов в версии оппозиции. Принципиально новыми оказались лишь два последних требования, так как подразумевалось, что у Платформы уже есть готовые кандидаты на все посты, и, во-вторых, что Западу настолько надоела действующая власть, что он без колебаний согласится заблокировать кредитование правящей коалиции и сделает ее представителей изгоями в Европе и США. Несмотря на то, что подтверждений такого мнения со стороны самого Запада пока не было.

Вызывают вопросы и ряд других требований Платформы. Если даже оставить в стороне требование о немедленной отставке Президента, Председателя Парламента и Премьер-министра, ибо непонятно, кого Платформа предлагает взамен (об этом мы скажем чуть ниже), то все равно очень многое члены Платформы сознательно скрывают или недосказывают. Хотя если они честны и открыты перед своим народом, то скрывать вроде как нечего. Приведем некоторые примеры этого.

Среди них, в частности, проведение досрочных выборов Парламента до 16 марта 2016 г. . Почему нужны досрочные выборы Парламента, когда на местном уровне всего лишь в июне 2015 г. народ оказал поддержку действующей власти? Да и парламентские выборы также были всего лишь чуть более 9 месяцев назад. Что за это время успело измениться? Ничего принципиального. Ибо о истории с хищением «золотого миллиарда» было прекрасно известно и в июне сего года. Почему надо проводить досрочные выборы Парламента до 16 марта 2016 г., а не, скажем, 16 мая того же года? Всего лишь потому, что в этот день истекают полномочия Н.Тимофти. А причем тут Тимофти, если речь идет о парламентских выборах, а не о президентских? Кроме того, он вообще-то вступил в должность 23 марта 2012 г., то есть надо обозначать крайнюю дату 23 марта. Но, видимо, у организаторов протестов нелады не только с численностью собравшихся, но и с хронологией событий.

Идею с прямыми и всенародными выборами Президента, на наш взгляд, нужно всецело одобрить и поддержать, ибо это укрепляет центральную власть в стране. Но тут же возникает вопрос: почему говорят только о форме избрания Президента, а не о расширении его полномочий, чтобы он реально управлял, а не был чьей-то марионеткой? Потому что если реализовать эту идею именно так, как предложила Платформа «ДА», то мы сразу же получим безгласного, ничтожного Президента, который ничего не может решить сам и ни за что не отвечает. И те же лидеры Платформы начнут потом возмущаться на всю страну. Странно, что об этом не подумали члены Платформы, среди которых, к слову, есть опытные и уважаемые юристы (С.Павловский, А.Нэстасе). Это говорит о том, что профессионализм принесен ими в жертву политическим интересам.

Привлечение к ответственности виновных в краже миллиарда из банков – требование действительно абсолютно справедливое и мы под ним полностью подписываемся. Остается только непонятным, почему же инициаторы сей идеи не пытались провести собственное независимое расследование и не сообщили народу, кто же воры, укравшие у них миллиард. А ведь среди них есть профессиональные журналисты, вроде А.Арамэ и К.Козонак, которая как раз ведет расследования всяких сомнительных случаев. Не пора ли было после стольких месяцев крика о хищении миллиарда назвать конкретные фамилии? Или же испугались, что за такое придется ответить в суде? Но тогда что же Платформа за оппозиция, если боится судов? Имея в своих рядах известных юристов и журналистов? Кто мешает Вам пригласить на суды иностранную прессу, чтобы весь мир узнал, кто воры?

Призыв к Западу не давать новых кредитов действующей власти и объявить персонами нон-грата в ЕС и США ее руководителей тоже должен вызвать полную поддержку. Но каждая медаль имеет свою оборотную сторону. Уверены ли представители оппозиции, что у них все честны и чисты, как стеклышко? Ведь в случае падения нынешней власти никто ведь не гарантирует, что в отношении сегодняшних оппозиционеров не будут в ответ раскрыты многие страницы их собственной бизнес- и прочей биографии. За что их самих может ждать объявление персонами нон-грата в ЕС и США. Что тогда? За это ли они боролись?

Выразив надежду на поддержку США и ЕС, однако, сторонники Платформы вовсе не стали следовать действительно европейским, демократическим нормам, которые они, как убежденные сторонники европейского выбора (по крайней мере, судя по их заявлениям) должны строго соблюдать. Потребовав отставки всех высших чиновников страны, они так и не предъявили народу состав своего теневого кабинета. Члены которого должны немедленно занять все посты в стране в случае отставки прежней власти. А ведь это – один из признаков существования в стране классического демократического устройства. В США, Англии, Германии и других странах ведущие оппозиционные партии имеют подробный список кандидатов на все ключевые посты в государстве, они известны не только членам соответствующей партии, но и ее избирателям. Таким образом, последние на выборах голосуют не за каких-то «котов в мешке», о которых единственно что известно, так это фото, несколько строк из биографии и несколько речей сомнительной степени зажигательности, а за людей, о которых точно известно, какие должности они займут в случае победы. Народ сам может определить, достойны ли они этих постов, либо нет. Ничего подобного Платформа ДА своим сторонникам и не подумала предложить. Под самым смехотворным предлогом, открыто высказанным ее представителями на одной из передач – дескать, как только мы назовем своих кандидатов, как на них тут же соберут компромат. Типично «по-молдавски». То есть заранее подразумевается, что все, кого выдвинет оппозиция, будут с «темными пятнами» в прошлом. Остается лишь гадать, то ли в Молдове действительно чуть ли не весь управленческий аппарат коррумпирован снизу доверху на всех уровнях и выбирать вообще не из кого, то ли есть и порядочные, но искать их лень, неохота, да еще они вдруг (не дай бог, конечно) могут оказаться недостаточно послушными лидерам самой Платформы. А пока суд да дело, народу нечего знать, кто будет его лидером. Не Вашего ума дело, господа хорошие. А то ведь всякое может быть. Услыхав некоторые фамилии, народ может просто не прийти на следующий митинг. Опасаясь такого исхода событий, лидеры Платформы, вероятно, и не оглашают явно существующий у них список конкретных кандидатов на ведущие должности в стране.

Впрочем, некоторых кандидатов на конкретные посты в стране и даже будущих теневых лидеров можно определить уже и сегодня. Это юрист Андрей Нэстасе, ставший уже официально лидером Платформы, его брат, политолог Василе Нэстасе, коллега последнего Валентин Долганюк и некоторые другие. Среди этих других выделяются экс-министр образования Майя Санду, Виорел и Виктор Цопа, проигравшие некогда «битву олигархов» В.Плахотнюку и вынужденные бежать из Молдовы, а также, возможно, экс-премьер Ион Стурза, который нередко выступал на оппозиционном телеканале Jurnal TV с резкой критикой действующей власти.

Все они, кроме Майи Санду, принадлежали к молдавской политической и бизнес-элите задолго до прихода к власти нынешней коалиции и в основном были известны еще в 1990-е. Лидер Платформы, юрист Андрей Нэстасе, выпускник Ясского университета, стал известен в Молдове как адвокат. Однако ранее он был, по утверждениям СМИ, прокурором по уголовному делу Виктора Цопы, стал его фином, и вице-директором «Air Moldova». То есть в данном случае мы имеем дело с личным интересом самого А.Нэстасе – в случае успеха протестов не только он сам, но и его родственник станут серьезными политическими величинами в стране. Старший брат Андрея, Василе Нэстасе, в свое время журналист, впоследствии переквалифицировался в политолога и в этом качестве нередко выступавший на различных молдавских телепередачах. В его адрес в молдавских СМИ звучали обвинения в том, что он превратил телеканал Euro TV в свою вотчину и собственное информационное оружие в борьбе против оппонентов. Еще более богатая политическая биография у Валентина Долганюка, по основной профессии инженера-механика, некогда депутата Парламента от ХДНФ, вице-председателя ХДНФ и вице-премьера Молдовы в кабинете Чубука-2 (май 1998-март 1999). Виорел и Виктор Цопа также довольно хорошо известны в Молдове еще с 1990-х. Виорел сначала работал в банке «Basarabia», затем в «Mobiasbanca», где в 1998 г. достиг поста вице-президента, а в 1999-2001 являлся президентом «Banca de Economii». Затем он консультировал группу мажоритарных акционеров «Victoriabanca», баллотировался в 2003 г. на примара Кишинева, а затем был муниципальным советником. Еще дальше, но по государственной службе, продвинулся Виктор Цопа, некогда военный летчик. В 1991-1992 и в 1994-1995 гг. он был начальником управления внешних связей Департамента гражданской авиации. В 1992-1994 гг. он работал коммерческим директором «Air Moldova». В 1995-1998 гг. был генеральным директором и совладельцем авиакомпании «Air Moldova International». В 1998-2001 гг. являлся генеральным директором Государственной администрации гражданской авиации, а в апреле-декабре 2001 г., уже при Воронине –министром транспорта и связи. После 2001 г. возглавлял авиакомпании в различных европейских странах.

Однако основная часть Платформы гораздо менее заметна публично, чем названные выше лица. Исключение составляют разве что юрист С.Павловский, некогда представитель Молдовы в ЕСПЧ, и политолог Игорь Боцан, который поначалу вел себя очень активно и фактически являлся лицом Платформы в СМИ. Но в последнее время он явно отступил на второй план и стал куда менее заметен за фигурой А.Нэстасе. Остальные члены Платформы еще менее публичны, очень редко возникают с комментариями и интервью в СМИ (например, совершенно незаметны экс-министры М.Маноли или О.Стамате) а кое-кто даже явно отдалился от нее, как О.Нантой.

Из всех названных фигур остались лишь две, которые пока пребывают на заднем плане молдавской политической сцены и в зависимости от ситуации могут там и остаться, либо-таки выйти из тени на свет. Первое в основном касается экс-премьера И.Стурзы, который уже долгое время не решается вступить в открытую политическую борьбу и взвешивает ситуацию. Второе относится к Майе Санду. Экс-министр образования резко отличается по своему поведению и заявлениям от лидеров Платформы. Для нее характерен сугубо практический, резко критичный, требовательный стиль высказываний, совершенно непривычный и неестественный для подавляющей части молдавского политического истеблишмента. Такие черты естественны не для политиков европейского типа, более многословных и бюрократизированных, а политиков американского типа – значительно более конкретных и прагматичных. Следует заметить, что именно такими чертами отличался экс-президент Грузии Михаил Саакашвили, которого, по-видимому, небезосновательно считают выдвиженцем США, существенно почистившим грузинскую политику и бизнес от родственных и кумовских отношений (почему он и был вынужден бежать из страны, ибо порушенные им кланы нанесли ответный удар). Случайно или нет, но в молдавских СМИ уже появилась информация, что М.Санду поддерживается послом США в Молдове Д.Петтитом. Насколько она верна, покажет время. Но уже сегодня ясно, что в случае падения действующей власти у нее действительно может оказаться большое будущее.

Обрисовав, таким образом, основные требования митинговавших и личности их реальных и теневых лидеров, попытаемся показать хотя бы в общих чертах происшедшее после 6 сентября и несколько основных вариантов дальнейших событий, которые в недалеком будущем ждут Молдову.

Митинг 6 сентября взбудоражил экспертное сообщество не только Молдовы, но и других стран, в особенности России. Основные точки зрения, которые высказывали ее аналитики, сводились к двум: умеренное крыло полагало, что новое руководство будет еще более прозападным, чем прежнее, а более экстремистское - что все делается по примеру украинского майдана 2013-2014 гг., приведших к падению В.Януковича, с прицелом на разжигание приднестровского конфликта, чтобы окончательно «разморозить» оный, либо на чуть ли не «неизбежную гражданскую войну», которая будто бы начнется в самом Кишиневе. Со сторонниками обеих точек зрения мы имели возможность встретиться лично в рамках передачи «Право голоса» 12 сентября на ТВ Центр. Мы убедились в том, что обе стороны совершенно недостаточно и весьма превратно (особенно последние) понимают ситуацию в Молдове. Между тем все эти люди оказывают своими комментариями и публикациями, нередко появляющимися и в молдавских СМИ, существенное влияние на молдавских читателей и телезрителей (например, небезызвестный И.Бургуджи безапелляционно объявил, что «Движение DA фактически, продвигает идеи объединения с Румынией»). Однако ответных аргументированных выступлений, основанных на интересах Молдавского государства, до сих пор почти нет. Это существенно обостряет политическую обстановку в Молдове и ее столице, и без того достаточно накаленную, и власти страны должны в дальнейшем сделать все возможное, чтобы точка зрения молдавских политологов и аналитиков – государственников (не пророссийских или прорумынских) постоянно доводилась до сведения российских специалистов и рядовых телезрителей или радиослушателей.

Поведение румынских политиков и аналитиков оказалось двойственным. С одной стороны, они поддерживали требования народа, у которого на глазах у всех украли целый миллиард долларов (примерно 20% ВВП Молдовы 2014 г.), а с другой стороны, им было весьма не по душе, что тон на площади задают не сторонники объединения с Румынией, которые оказались оттеснены на задний план проевропейской частью собравшихся. Эту точку зрения выразил, в частности, экс-советник М.Гимпу, Д.Дунгачу, который обратил внимание, что Румыния была «выслана» с центральной площади Кишинева, не звучали румынские национальные мелодии, а акцент делался на неприятный ему молдавский патриотизм. Все же, скрепя сердце, Дунгачу выразил надежду на то, что победителем из этой ситуации выйдет «народ Республики Молдова». В конце концов румынские социал-демократы, политические союзники молдавской ДПМ, объявили, что они против досрочных выборов в Молдове.

Посольство США, со своей стороны, поддержало право митингующих на мирный протест, призвав власти страны быстрее внедрять необходимые для Молдовы реформы, особенно в области борьбы с коррупцией. Однако ни оно, ни другие западные представительства даже намеком не дали понять, что выступают за досрочные выборы. Больше того, известный политический консультант Алекс Григорьевс, которого еще со времен Воронина именовали устроителем «цветных революций» и заранее боялись, посетив Кишинев, высказался вовсе не в пользу протестующих. По словам Григорьевса, на площади «было поставлено определенное количество палаток, не похоже, что они все заняты людьми, люди приходят и уходят, но некоторые палатки как были, так и остаются пустыми, их время от времени передвигают с одного места на другое. То есть народу на площади на самом деле немного. Эти палатки привлекают внимание, люди приходят, смотрят на них, потом идут дальше по своим делам». Откровенно иронический тон Григорьевса показывает, что «цветной» или еще какой другой революцией в Кишиневе он явно заниматься не собирался.

Западная пресса также опубликовала множество материалов в связи с протестом 6 сентября, но в основном в форме, обращающей на себя внимание информации, без чрезмерной ее политизации и стремления выступить в пользу одной из сторон в этом конфликте.

Власти ответили на требования участников протеста заявлением Председателя Парламента А.Канду: «У протестующих есть два вида требований: одни очень полезны и входят в нашу программу, вторые – невыполнимы, а если и выполнимы, то принесут лишь кризис». К числу невыполнимых, он, в частности, отнес требование отставки руководства страны. «В ситуации, когда есть только отставка, она не принесет пользу. Если система не работает, смена «голов» ничего не решит», сказал он. В отставку отказался уйти Президент Н.Тимофти, пояснив это возможностью нового политического кризиса. Переговоры с Правительством во главе с премьером В.Стрельцом тоже зашли в тупик. В.Стрелец заявил, что в отставку его кабинет уходить не собирается, так как это создаст вакуум власти. Но добавил, что многие требования протестующих разделяет и готов их обсуждать.

Видя неуступчивость властей, протестующие ответили быстрым ростом числа палаток – с 40 до более чем 300 к 14 сентября. Им также удалось сорвать передачу на Молдова 1, где с разъяснением своей позиции должны были выступать лидеры ЛДПМ, ДПМ и ЛП. Директор Молдова 1 М.Сурду тогда же сообщил журналистам, что последние несколько дней неизвестные угрожают ему смертью, так как по их мнению, телекомпания неправильно освещает события на площади Великого национального собрания. Некоторым представителям власти происходящее «действовало на нервы». Неизвестно зачем появилась нелепая идея устроить 13 сентября, в день, когда намечался следующий митинг, прямо на площади некое мероприятие с участием МВД. Сообщивший о ней примар столицы Д.Киртоакэ дал понять, что при необходимости для освобождения площади от митингующих в пользу МВД может быть использовано решение суда. Осуществись эта идея на практике, мы бы увидели 13 сентября не митинг, а кровавое побоище, ибо митингующие не собирались уходить из центра без боя. Однако власти вовремя отказались от этого нелепого намерения, непонятно кем и для чего предложенного. Но «полезная идея» не осталась без ответа. А.Нэстасе обозвал за это Киртоакэ «сукиным сыном», который «только и думает, как бы убрать нас с площади», а Д.Киртоакэ посулил ему в ответ судебный иск за оскорбления. Нэстасе не ограничился выпадами в адрес Киртоакэ, а пообещал в случае невыполнения требований Платформы устроить майдан («революцию акаций», как он его назвал), выразив опасение, что в какой-то момент потеряет контроль над протестующими.

13 сентября состоялся новый митинг Платформы, на котором присутствовало несколько меньше людей, чем неделей раньше. На нем митинговавшие подтвердили намерение добиваться выполнения своих требований, выдвинутых 6 сентября и дали властям для их исполнения срок до 20 сентября, заявив, что никаких уступок с их стороны властям не будет (А.Нэстасе пояснил, что по его мнению, «правительство действительно напугано»). В случае невыполнения требований и на сей раз протестующие решили после 20 сентября организовать протесты на местах (активистка И.Григориу сообщила, что первый такой протест состоится в Штефан-Водэ), а комбатанты призвали разбить новые палаточные городки — у президентуры и парламента. На митинге вновь прозвучали требования создать новую партию, где ключевую роль должны будут сыграть люди из районов. Кроме того, Совету Великого Национального Собрания во главе с А.Нэстасе было поручено, наконец, составить поименный список альтернативного правительства. Выдвижение кандидатур должно идти, по мысли лидеров Платформы, путем «народного фильтра», то есть одобрения каждой кандидатуры общим голосованием участников. По каким принципам будет происходить подбор и выдвижение кандидатов, осталось неизвестным. Поэтому есть основания называть таких лидеров в прямом смысле слова охлократическими, которые едва ли будут где-то приняты всерьез, пока не узаконят свою власть. В отличие от прежнего митинга, 13 сентября произошла стычка протестующих с унионистами, которым не давали установить палатку до тех пор, пока с нее не были убраны все символы и опознавательные знаки сторонников объединения с Румынией.

Нерешительность и колебания в действиях проявляют и протестующие. Они то делают откровенные намеки о том, что Платформа будет со временем реорганизована в политическую партию (например, В.Нэстасе говорил о создании «альтернативной политической силы», чтобы народу Молдовы на досрочных свободных выборах «было за кого голосовать»), то внезапно от них отказывались, понимая, что в случае превращения Платформы в политическую партию она может довольно быстро утратить усиленно создаваемый сейчас имидж всенародного движения. А тем временем дни идут. После 20 сентября, в случае невыполнения их требований, протестующие обещали начать пикетирование госучреждений. Площадь забронирована митингующими до 30 сентября. Что делать дальше, пока осталось за кадром. Непонимание этого привело к тому, что отдельные публицисты стали даже высказывать мнение, что Платформа в конце концов «побратается с властью», а массы будут «одурачены» (В.Грозаву). Политолог О.Николенко пояснила в одном из интервью, что у «платформы DA нет твердого ядра, которое может быть представлено сплоченной группой граждан, жестко охраняющих интересы общества». По ее мнению, «ядро только сейчас начинает формироваться здесь, в палаточном городке, но может не успеть». Лидер ЛП М.Гимпу добавил: «Платформа эксплуатирует человеческую боль, а цель у нее совсем другая», а именно: «вытащить из тюрьмы своих шефов, патронов телеканала Jurnal TV братьев Цопа». «Мэр палаточного городка» В.Костюк, разуверившись в демонстрантах, покинул городок, за что был назван протестующими «человеком Плахотнюка». Интендантом «городка свободы» стал вместо него глава Национального Союза Ветеранов Войны за Независимость Э.Майкан. В конце концов под влиянием происходящего даже А.Нэстасе неожиданно заявил прямо на одной из телепередач, что «досрочные выборы не являются первым пунктом» требований протестующих, так как проводить досрочные выборы имеет смысл только после того, как ныне действующие руководители госучреждений будут отправлены в отставку». А состоится ли отставка руководства страны, Нэстасе теперь уже не знал и сам.

В создавшейся, во многом патовой ситуации возникают четыре разных пути, по которым может пойти наша страна.

Первый – «армянский» вариант. Это самый простой из возможных, который сводится к тому, что протестующие посидят в палатках, покричат на митингах, попикетируют какие-то учреждения, со временем их будет становиться все меньше, ввиду бесперспективности протеста, люди устанут и разойдутся.

Второй вариант, сегодня наиболее близкий к осуществлению - Сохранение у власти нынешней коалиции, с заменой некоторых особенно одиозных деятелей, типа Д.Драгуцану (о возможности его отставки заговорили уже и в правящей коалиции) и некоторых других.

Третий вариант – досрочные выборы, на которых настаивает оппозиция. Но так как участвовать в них будут примерно те же самые партии, что и в ноябре 2014 г., к которым только добавится «Наша партия» и то партформирование, которое образуется из членов Платформы ДА, то можно ожидать, что «Наша партия» и социалисты банально поделят электорат крайне пассивно ведущей себя ПКРМ, а затем будет осуществлено давление и на Р.Усатого, чтобы он вернулся к привычному для себя делу – абстрактной критике олигархов (иногда упоминая в этой связи В.Филата). В силу своего не очень светлого прошлого Р.Усатый крайне уязвим и явно пойдет на компромисс, неофициально сделавшись фактическим союзником правящей коалиции. Правый фланг в этом случае будет поделен между ныне существующими партиями правящей коалиции, к которой добавится, условно говоря, «партия Платформы ДА». Политический ландшафт при этом изменится непринципиальным образом, так как, несмотря на то, что некоторые правящие партии потеряют голоса, они уйдут тоже прозападной партии. В результате у руля страны может и в этом случае сохраниться прозападная коалиция.

Четвертый вариант – самый сложный, но который неизбежно реализуется, хотя, возможно, не в самом близком будущем. Этот вариант мы условно именуем «грузинским». Он предполагает падение нынешней коалиции, приход к власти правительства М.Санду (или другого человека с теми же чертами управленца). После этого начнутся аресты некоторых политических деятелей страны по обвинению в коррупции. По мере того, как аресты начнут охватывать не только политиков (что неизбежно в этом случае), но будут «опускаться» и на среднее и мелкое чиновничество, начнется сопротивление этому курсу, так как не только в городах, но и в селах Молдовы жители совершенно не привыкли ломать традиционную иерархию взаимоотношений. Постепенно это приведет к формированию серьезной оппозиции такой политике, что вызовет падение кабинета. После чего начнутся аресты сторонников прежнего правительства и бегство их из страны. Тем, кто думает, что это невозможно, остается порекомендовать поподробнее изучить Грузию времен Саакашвили и после него. Или хотя бы румынский опыт. Так как Молдова неизбежно начнет настоящую, а не фиктивную войну с коррупцией, нас ждет именно этот вариант. Весь вопрос в том, КОГДА он начнет реализовываться.

Пока же мы полагаем, что сегодня имеют шансы реализоваться любой из этих 4 вариантов. Они могут нам нравиться или не нравиться, но это та суровая реальность нашей страны, к которой мы пришли. Поэтому надо с достоинством принять то, что невозможно изменить.

Обсудить