Юрий Бойко: парламент обречен на роспуск

По прогнозам главы парламентской фракции "Оппозиционного блока" Юрия Бойко, "грязные" технологии на выборах неизбежны. Он считает, что это связано с тем, что многие партии теряют рейтинг и готовятся к перевыборам. Также "Оппозиционный блок" все чаще получает угрозы в свой адрес.

Но есть и плюсы – это встречи в Нью-Йорке и Париже, на которых обсудили и решили немало проблем, заявил Бойко в интервью "Подробностям недели".

Какими будут эти выборы?

– Мы видим, что выборы будут очень грязные. Технологии применяются самые разнообразные. Поскольку авторитет власти низок, то используется весь "букет", начиная от административного давления до подкупа, шантажа и угроз.

В Харькове вообще просто запретили регистрацию "Оппозиционного блока", а когда под давлением международной общественности разрешили, то сейчас уже территориальная комиссия называет новые причины для того, чтобы не регистрировать наших кандидатов в депутаты.

Борьба продолжается. В Славянске не зарегистрировали нашего кандидата в мэры под надуманным предлогом. В Старобельске Луганской области глава администрации открыто давит на наших кандидатов с привлечением правоохранительных органов. Таких случаев очень много.

У "Оппозиционного блока" все-таки есть надежды на участие в выборах в Харькове?

– Да, мы будем в суде отстаивать свои права и добьемся участия "Оппозиционного блока" на выборах в областной совет.

– Если брать кампанию в целом, чего ожидать?

– Очень большое недоверие к власти. Очень низкий авторитет партий по всей стране. Рост радикальных настроений. Это связано с тем, что власть не выполняет своих обещаний, и ухудшается экономическая ситуация.

Рост доверия к "Оппозиционному блоку" особенно мы видим на юго-востоке. Поскольку мы действительно защищаем избирателей. Отстаиваем их права и работаем для них, а не для удовлетворения политических амбиций.

– Получается, и явка будет низкая?

– В юго-восточных регионах власть сознательно старается занизить явку. И угрозами, и провокациями давит на людей, чтобы они не ходили: "Просто нет смысла. Нет ваших кандидатов там. Вот, не регистрируются они". То есть, давление такое есть. Явка в целом по стране будет, по нашим прогнозам, на 10% меньше, чем на общенациональных.

– Ваши прогнозы по поводу подсчета голосов?

– Это местные выборы. Люди выбирают своих кандидатов, которых они знают. Они знают их в лицо и знают своих соседей. Поэтому очень важно правильно подсчитать голоса, и мы рассчитываем на помощь международного сообщества в этом, чтобы не было вопиющих нарушений, которые мы сегодня уже фиксируем.

– Такое ощущение, что уже все готовятся к парламентским выборам. Насколько хватит потенциала парламента?

– Мы уже несколько раз говорили о том, что парламент обречен на роспуск. Поскольку правящая коалиция, которая ведет парламент, ни одного дня не работала для людей. Люди это видят. Крайне низок авторитет парламента. Уровень доверия всего 5%. Поэтому парламент обречен на роспуск, и уже весной нужно готовиться к перевыборам. Все партии рассматривают сегодняшние местные выборы как репетицию перед парламентскими, поэтому такая высокая активность.

– Чего ждать от следующей парламентской недели?

– Я думаю, что она в основном будет посвящена закреплению договоренностей "Нормандской четверки". Это важно. Также мы требуем, чтобы вернулись к рассмотрению экономических законов. А не к тем декларациям, заявлениям, действиям, которые присущи правящей коалиции. Поскольку людей интересует экономика, людей интересуют тарифы, цены, зарплаты. То есть, приземленные вещи, с которыми они сталкиваются каждый день.

Мы будем требовать, чтобы парламент занялся делом. Чтобы завершилась активная фаза боевых действий, и мы могли перейти к политическому урегулированию.

– Как вы оцениваете события недели: Генассамблею в Нью-Йорке и переговоры "Нормандской четверки"?

– Мы оцениваем по конечному результату. Завершение стрельбы и гибели людей – это безусловный позитив, безусловная победа.

На мой взгляд, результаты - это два ключевых момента. Это отвод вооружений калибром меньше 100 мм. Это свидетельствует о том, что конфликт завершился окончательно. По крайней мере, военный конфликт.

А второй - это проведение выборов на неподконтрольной территории по украинскому законодательству. Это политическое решение, которое открывает путь к политическому урегулированию этого конфликта. И что очень важно - дает возможность избежать варианта замороженного конфликта. Поэтому мы это приветствуем и будем требовать, чтобы парламент законодательно закрепил эти договоренности.

– То есть, мы близки к окончанию конфликта?

– Да, мы близки к тому, что закончится военный конфликт. Это – плюс. Это – наша победа. И мы близки к тому, чтобы найти выход из замороженного конфликта. А это сегодня, на наш взгляд, – основная опасность после завершения активной фазы боевых действий. Поскольку у нас перед глазами пример Нагорного Карабаха. Больше двадцати лет замороженный конфликт. Время от времени вспыхивает. 200 человек погибших в год. Постоянная заноза. Постоянная дестабилизация ситуации в Армении и Азербайджане.

– Как людям на Донбассе пережить зиму?

– Сложная у них ситуация. Там, как правило, абсолютно некомпетентные местные администрации. Они даже не понимают, что от них требуется. Поэтому поддержки жители не получают.

Мы встречались с жителями разрушенного дома. В целом ситуация одинаковая по стране. Около 7 тысяч домов разрушены. Больше 100 тысяч беженцев. Им вообще некуда возвращаться, поскольку разрушены дома. В этом доме 108 разрушенных квартир. Люди живут в гаражах, мыкаются по родственникам.

Государство должно из Резервного фонда выделять им деньги, чтобы они могли приобрести жилье. Так, как это делается при любом стихийном бедствии, когда человек теряет имущество. Мы будем настаивать на том, чтобы правительство сделало это. Нормативно это закреплено. Есть соответствующая база и ее надо реализовать.

– А деньги на это есть?

– Есть нормативная база. При стихийных бедствиях. Люди составляют дефектные акты и через местные администрации получают деньги для того, чтобы они могли купить себе жилье. Также действует она и сейчас, поскольку это проблема всей страны, не только этого дома в Лисичанске, по всей стране, по этой территории.

"Подробности"

Обсудить