Как в Молдове попадают во власть?

А мы еще удивляемся, почему в Молдове такой бардак

Как попадали во власть в МССР?

Социальными лифтами для тех, кто стремился попасть во властные структуры были комсомол и партия. Вроде бы похоже на ситуацию с продвижением во власть в сегодняшней Молдове. Только без комсомола. Но есть некоторые принципиальные различия.

В комсомоле и партии в те времена много и системно работали с кадрами.

Поговорим о партии. От вступления в партию и до получения должности министра могло пройти от 15 до 25 лет. За это время партия проверяла человека на различных участках работы. И те, кто доходил до министра, проходили практически всю бюрократическую лестницу. Естественно, набираясь на этом пути опыта и знаний. К этому добавим обязательное обучение в Высшей партийной школе (ВПШ) при ЦК КПСС или Академия общественных наук при ЦК КПСС.

Были кадровые ошибки? Безусловно, были. Процентов 30 отсеивались на пути к верхним ступеням. Из тех, кто добирался до вершины (директор, председатель райисполкома, секретарь райкома, зам. министра, министр, зав. отдела ЦК, секретарь ЦК) иногда попадались откровенно слабые люди. Про них говорили, что за ними стоит «волосатая рука». Но, как правило, таких было около 10-20%. Остальные соответствовали своей должности.

Как подают во власть в Молдове в наше время?

У нас также есть свои социальные лифты.

Выборы

Самый сложный, в то же время, самый прямой путь во власть у тех, кто баллотируется на пост примара. Как правило, выбирают человека, которого знают (или думают, что знают), у кого-то за плечами есть опыт работы (или избирателям кажется, что есть такой опыт).

Готовы ли эти люди к управлению населённого пункта, а также города и муниципии? Тут нет однозначного ответа. В селах ошибок меньше, там выбирают тех, кого действительно хорошо знают. При этом партийность не всегда играет значительную роль. В то же время надо отметить, что не у всех сельских примаров есть административный опыт и необходимые знания.

В городах и муниципиях ошибок больше. Здесь часто выбирают по впечатлениям (как и что говорит, что обещает, кто его поддерживает и т.д.), чем по реальным делам. Значительную роль играет партийность кандидата, а также ресурсы, которые стоят за кандидатом или его партией.

А иногда при выборе используют своеобразные критерии.

К примеру, Илана Шора выбрали примаром в Оргеева в надежде, что он поделиться с городом своими сбережениями, нажитыми непосильным трудом. При этом, избирателям было неважно, откуда у него эти доходы.

Ренато Усатого бельчане выбрали за умение говорить и обещать, за благотворительность и концерты. При этом, те, что за него голосовал меньше всего интересовались его деловыми качествами, их не волновало, что у него практически отсутствовал опыт руководящей работы. Не интересовало его избирателей и происхождение денег, которые уходили на избирательную кампанию. Главное, был праздник, и был организатор этого праздника щедрый Ренато Усатый.

Совсем другая ситуация в Кишиневе. Тут не выбирали конкретного мэра. Здесь мало интересовались его деловыми качествами, реальными делами. Кишиневцы выбирали между «большим злом» и «меньшим злом». Большинство избирателей решили, что «большое зло», это пророссийский кандидат, а «меньшее зло» - это проевропейский кандидат. Проголосовали за «меньшее зло». Отметим, что технологией «меньшего зла» Дорин Киртоакэ успешно пользуется уже в третий раз. И технология работает. Правда, мэр не работает, но это уже другая история.

Сложнее с выборами по партийным спискам. В этом случае, зачастую выбирают «кота в мешке». При формовании списков большую роль играют субъективные факторы. В первую очередь, мнение партийных лидеров. Чаще всего они вносят в список партийных активистов, но среди них, как правило, можно встретить их родственников, друзей, односельчан, сокурсников по вузу, партнёров по бизнесу…

Иногда попадают в список «чужие». Их двигают в список спонсоры, которые сразу оговаривают, какие места в списке они бы хотели заполнить своими ставленниками. Как правило, спонсоры просят одно-два места в первой и второй десятке.

Чтобы расширить возможности «выборного социального лифта», предлагаю проводить выборы в Молдове по одномандатным округам. Конкуренция между партийными и независимыми кандидатами должна сыграть позитивную роль. При этом отмечу, что у партийных кандидатов всегда будут преимущества, как организационного характера, так финансового и медийного.

Должности во властных структурах

В роли «раздатчика должностей» выступает лидер партии. За ним могут также стоять спонсоры, друзья, знакомые и т.д., но последнее слово за лидером.

В сложившейся ситуации, когда партии-победители делят посты, можно еще понять назначение партийных министров. Сложнее понять, почему в эту квоту попали различные силовые структуры.

Не будем пока трогать силовиков, это отдельная тема, поговорим о министерствах.

Можно согласиться с тем, что министр – это политическая должность и партия назначает своего министра. Но нельзя понять, почему партии заранее не готовят партийцев на эти должности.

Предлагаю. Партии, участвующие в выборной кампании, обязаны при регистрации в ЦИК представить кроме списка кандидатов, предвыборную программу и состав теневого кабинета. Избиратели заранее должны знать, что хотят реализовать партии, придя к власти, и кто у них будет это реализовывать.

И еще одно предложение. Заместители министров и все остальные чиновники министерства должны набираться только по открытому конкурсу.

Проблема подготовки и переподготовки кадров. Кадровый резерв.

Это важнейшая проблема для нашей страны. И она не решается. Более того, никто не собирается её решать.

Партии в Молдове – это избирательные машины. И больше ни для чего они не годятся. Прискорбно, но это факт. Над подготовкой кадров они не работают, и судя по всему, не будут работать.

Властные институты также не озабочены этой проблемой.

Вывод. В Молдове некому профессионально и эффективно управлять государством. Подавляющее большинство партийных назначенцев к этой роли не готовы. Системы подготовки и переподготовки кадров в стране не создали, с резервом никто не работает.

А мы еще удивляемся, почему в Молдове такой бардак.

Обсудить