Прыжок хорька

Очередной российский военный самолет разбился в Сирии неподалеку от границы с Турцией. А может и в Турции, неподалеку от границы с Сирией. Вероятнее всего, "в результате обстрела с земли". Reuters со ссылкой турецкие источники сообщает о том, что турецкие военные сбили самолет "неизвестного происхождения, который нарушил воздушное пространство страны и не реагировал на предупреждения". В свою очередь, Минобороны России мамой клянется, что "все время полета самолет находился исключительно над территорией Сирии". "Это зафиксировано объективными средствами контроля", — подчеркнули в военном ведомстве.

Пилоты вроде бы катапультировались, но пока не найдены. Хотя если даже их и найдут, это мало что изменит. И анализ обломков самолета мало что изменит. Ясно, что все произошло где-то рядом с границей, что ракета воздух-воздух имеет время подлета, пусть и небольшое, и что стрелять в самолет могли, когда он был над территорией Турции, а упасть он мог на территорию Сирии, а пилотов могло отнести ветром вообще куда угодно. Ясно, что Москва и Анкара будут кивать друг на друга.

Интересно другое: каковы возможные последствия?

Сам по себе факт уничтожения конкретного самолета - вероятнее всего, случайность. Пилоты летают там, где им приказали. А приказали им летать над Сирией в непосредственной близости от турецкой границы. Турция, видя в России не слишком дружественную себе страну - и имея на это все основания, достаточно вспомнить о том, кто создавал и десятилетиями накачивал деньгами, оружием и идеологией курдских сепаратистов - выступает против полетов российских самолетов над её территорией. Даже случайных. Справедливо полагая, что этим летунам только дай потачку - и их из воздушного пространства Турции будет уже не выгнать. Поэтому - позиция турок твердая: вас тут не летает и тут вам не там. Тут вам не Сирия где вы можете бомбить, кого попало. Будете летать - собьем. Сначала Турция россиян предупреждала. Потом стала сбивать. Что логично. Особенно в свете того, что Россию в Сирию никто не звал - ну, кроме Башара Асада, духовного младшего брата кремлевских руководителей, травившего газом собственное население, и столкнувшегося в ответ с тем, что это население не намерено его больше терпеть. И кинувшегося за помощью к старому московскому покровителю. В любых других обстоятельствах полеты российских ВВС рядом с турецкой границей - и неизбежные мелкие нарушения турецкого воздушного пространства - можно было бы в принципе согласовать с Анкарой, четко указав допустимый размер этих мелких нарушений. Можно было бы - если бы Турция не была против российского вмешательства в принципе.

И не только Турция. Россия влезла в Сирию явочным порядком. Никто её не ждал, и не звал в любую коалицию - но на начала переброску войск, и поставила мир перед фактом: мы уже здесь. И создала ситуацию когда российские самолеты рано или поздно но должны были начать сбивать турецкие ВВС. То есть, с одной стороны, уничтожение СУ-24, конечно, случайность. Но возникновение этой случайности было спланировано Россией. Случайность входила в планы Москвы.

Каковы же эти планы?

Сегодня Россия, а точнее Путин, пытается стать незаменимым и необходимым для США, в которых он и его окружение, с их крайне схематичным мышлением, видят единственную сторону, с которой можно о чем-то договариваться в современном мире. Фактически Путин предлагает Россию в качестве поставщика пушечного мяса на Ближний Восток, в обмен на поэтапное снятие санкций, признание аннексии Крыма и карт-бланша на продолжение "гибридной" агрессии против Украины, а также других стран бывшего СССР, с целью закрепления их в зоне влияния Москвы. Однако сегодня Путин не привлекателен для США как партнер, а точнее - как субподрядчик для решения ближневосточных проблем. По многим причинам: от слабости ресурсов и военных возможностей России до того факта, что допустив Россию в свою коалицию, Запад получит шантажиста. Который будет поддерживать на Ближнем Востоке управляемый пожар, разжигая его каждый раз, когда России будет требоваться очередной пакет уступок, и пригашивая, когда Запад в очередной раз уступит её шантажу. Таковы российские планы - и на Западе они отлично просчитаны. На Западе прекрасно помнят, что весь ближневосточный терроризм равно как воинствующий исламский фундаментализм были выращены в КГБ СССР.

Чтобы достичь своей цели хотя бы тактически Путину надо расколоть антиасадовскую коалицию. Посеять в ней рознь. Вторая задача - "привязать" к ИГИЛ всех, кто Путина по тем или иным причинам не устраивает. И Путин, а точнее российские спецслужбы, раз за разом пробуют коалицию на прочность, вбрасывая очередную провокацию. Предпоследним по времени был вброс об польско-украинско-катарских поставках оружия для ИГИЛ.

Но чисто информационные вбросы уже не работают. Нужно было что-то вещественное. Что-то что можно потрогать руками. Сбитый СУ-24, и, по меньшей мере, один труп пилота - это уже нечто. Это не сомнительные документы, от которых явно попахивает фальшивкой, и которые могут обмануть разве что российских телезрителей.

Итак, Су-24 сознательно подвели под огонь турецких ВВС, поставив Турцию в положение, когда не сбить его она не могла. Не сбить - значило бы поощрить российских авиаторов на ещё более наглые нарушения, причем, вопрос о том, что сбить уже необходимо все равно возник бы, пусть и чуть позже. Итак, турки сбили нарушителя. Далее последовала реакция России.

Разбор реакции российских СМИ не очень интересен - она предсказуема. Основные тезисы выглядят так: во-первых, Эрдоган играет на обострение, дабы прикрыть внешним конфликтом внутренние проблемы. Во-вторых, Эрдоган (именно так - не Турция вообще, а конкретно Реджеп Эрдоган, подобная обостренная персонификация очень характерна для российского понимания внешнеполитических процессов, застывшего на уровне Крымской войны 1853-56 г.г.) пытается сорвать действия России в единой коалиции "Анти-ИГИЛ". "Анкару такой сценарий едва ли устраивает, ведь он подразумевает, что у власти в Сирии хотя бы на переходный период останется Башар Асад, а для президента Эрдогана его скорейшее свержение - основная цель, - пишет КоммерсантЪ. - Кроме того, суннитские радикалы, против которых направлены основные удары российских ВВС в Сирии, отнюдь не главный противник Анкары. Для нынешних властей Турции основные оппоненты — курды и "алавитский режим" в Дамаске. Как раз те, чьи позиции российское вмешательство в конфликт объективно усиливает".

Это как раз тот случай полуправды, которая одновременно и ложь, и - из-за крупиц правды - опровергнуть её трудно. Турция действительно не заинтересована в усилении позиций России - ни конкретно в Сирии, ни на Ближнем Востоке вообще, ни в отношениях с НАТО, куда она входит. Турция исторически живет в поле постоянной российской криптовойны уже несколько веков, и к России относится с недоверием, справедливо видя в ней постоянную угрозу, это раз. И фактор суннитско-шиитского противостояния в сирийских событиях действительно присутствует - это два. И вообще, в Сирии сложно переплелось сразу несколько конфликтов.

По каким же направлениям идет борьба в Сирии?

Первое и важнейшее из них - это конфликт между Западом, между глобальным индустриальным миром - и слаборазвитым миром, миром доиндустриальных, докапиталистических, феодальных отношений, который мало-помалу утрачивает позиции. Но этот отсталый мир всё ещё стремится сохранить хотя бы частичное влияние на ход мировых событий. Либо, по крайней мере, защитить подконтрольную себе зону от влияния индустриального мира. В то же время индустриальный мир, по целому ряду причин, встал перед необходимостью расширения сферы действия своих, характерных для него, либеральных, то есть, правовых и цивилизованных отношений. В основе этих отношений лежит принцип святости и неприкосновенности частной собственности, а также принцип невмешательства в личную жизнь. И эти принципы исключают, в числе прочего, агрессивный религиозный фанатизм и публичные казни.

Компромисс, который удавалось достигать в прошлом, на существующих сегодня рубежах, стал уже невозможен. Потому что доиндустриальный мир, подстегиваемый высокой рождаемостью (порождаемой, к слову, медицинскими и агротехническими достижениями индустриального мира) и желанием миллионов пожить, "как в Европе", но без европейских обязательств, налогов, высокой квалификационной планки и высокой гражданской сознательности, стал захлестывать Запад волнами миграции. И вопрос встал очень серьезно: или-или. Или экспансия индустриальных отношений на значительную часть доиндустриального мира, или откат значительной части индустриального мира к доиндустриальным отношениям. Старые решения: находить компромиссы с вождями дикарей, при необходимости подкупать их, позволять им тиранить и уничтожать своих подданных, одновременно принимая их в западных столицах, а счастливчиков, сбежавших из третьемирского ада, и добравшихся до развитых стран, сажать на социальное пособие, где они могут паразитировать на развитом мире, и размножаться, не заморачиваясь личностным ростом, уже не работают. Новый виток развития коммуникаций превратил доиндустриальный мир в воспаленный нарыв, который необходимо вскрыть и лечить.

Причём, главную опасность для Запада в этом противостоянии двух миров представляют не Путин, и не Асад. Главная опасность таится в миллионах темных людей, верующих в святость своей убогости, и одновременно желающих отомстить за неё благополучному миру. Они могут называть себя как угодно - хоть мусульманами, причем, как суннитами, так и шиитами, хоть адептами русского мира, хоть сторонниками традиционных европейских ценностей - или как угодно ещё. Но независимо от названия они абсолютно одинаковы по своей сути. Они не адаптированы к современным реалиям. Именно по этой причине они прозябают в нищете, не видят выхода для себя, и, как следствие, озлоблены и напуганы.

Но в то же время эти миллионы необходимы для существования диктаторов, будь это хоть Асад, хоть Путин. Без них, без этих миллионов, их власти придет конец - и Путин, как и Асад - каждый на своей территории и на своем уровне возможностей, будет сражаться за то, чтобы эти миллионы оставались темными и косными. И в этом противостоянии Путин - неизбежный противник Запада.

Второе противостояние, а точнее, целый шлейф противостояний - это внутренние противоречия в доиндустриальном мире. В том числе, и противостояние суннитов и шиитов, вылившееся в поддержку Ираном режима Асада. И Турция, будучи одновременно и западной, индустриальной страной - и страной мусульманской, а точнее, именно суннитской, вовлечена в оба этих конфликта.

Стратегический интерес России сегодня состоит в том, чтобы по максимуму стянуть доиндустриальные и антизападные силы под свой контроль, прямой или косвенный. Обладая такими возможностями, Кремль сможет, разжигая антизападные конфликты, но, в тоже время, избегая прямого участия в них, и, беря на себя роль посредника, сможет снова и снова исключать Россию и её ближайшее территориальное окружение из реформаторских планов Запада. Но для этого России нужно быть сильным игроком в доиндустриальном мире. Ей следует ослаблять опасных конкурентов, но вместе с тем не устранять их. России нужны все нынешние антизападные движения, все антимодернизационные институты, все диктаторские режимы. В этот список входят и Асад, и ИГИЛ, и режимы в Иране, в Венесуэле, в Северной Корее - и где угодно ещё. России очень интересные и разного рода полудемократии, балансирующие на грани падения в диктатуру, или уже почти рухнувшие в неё. Ей нужны и близки все популисты, опирающиеся на невежественные и манипулируемые массы - от географически близких Лукашенко и Назарбаева, до далекой аргентинки Киршнер. России, ставшей наследницей реакционнейшего СССР, мечтавшего о "мировой революции", которая на деле была сконструирована как мировая антикапиталистическая контрреволюция, как глобальный проект, уводящий мир на три столетия назад, нужно всё, что сопротивляется полноразмерной индустриальной социализации современного мира. Конечно, речь уже не идет о сокрушении индустриального мира, это противостояние было СССР полностью проиграно. Но тренд остался прежним. Просто задачи уже намного скромнее. Не победить индустриальный запад, не "похоронить" его, как это обещал Хрущев, а хотя бы продлить во времени ограбление темных, запуганных, обманутых миллионов, ставших источником неслыханного обогащения для докапиталистических верхов, что в России, что на Ближнем Востоке, что в Латинской Америке. России не нужно лишь избыточного усиления любой из антизападных сил, потому что, в этом случае, она не сможет манипулировать ей а, напротив, сама рискует стать объектом манипуляций.

Третье противостояние - это конфликт внутри суннитской части мусульманского мира: между сторонниками его вестернизации и индустриализации, от радикально-безоговорочных, таких как король Иордании Абдалла II, до осторожно-умеренных, таких как Реджеп Эрдоган и антимодернизационными силами, наиболее радикальной из которых является ИГИЛ. Этот конфликт, по сути, представляет собой уменьшенную копию первого конфликта, целиком пересаженного на мусульманскую почву. В этом противостоянии Россия всегда будет выступать на стороне ИГИЛ - по совершенно объективным причинам.

Но ИГИЛ, с точки зрения России, сейчас излишне усилился в своем влиянии на суннитскую часть мусульманского мира. Россия тактически заинтересована в его ослаблении до некоторого уровня, удобного для неё. В то же время Россия не заинтересована и усилении суннитской прозападной составляющей.

России нужен вечный пат в Сирии и вообще на Ближнем Востоке. Ей нужен ослабленный, но всё-таки недобитый до конца ИГИЛ, и, одновременно, сохраненный хотя бы в части Сирии режим Асада. Ей нужна перманентная гражданская война в остальной части Сирии. И ещё ей очень нужен раздор среди тех мусульманских стран, где у власти находятся модернизационные режимы. Именно по этой причине, Россия - страна, по меньшей мере, наполовину мусульманская, и, притом, именно суннитская страна, заинтересована сегодня в расколе и ослаблении суннитской части сопротивления ИГИЛ. По большому счету, ей нужно увести как можно больше суннитов из прозападного союза, и нужно убить как можно больше суннитов, к такому союзу склонных. Ей, конечно, не удастся возглавить антизападные суннитские движения - впрочем, ей и не нужно такого рода лидерства напрямую, Путин слишком зависим от Запада финансово. Но вот ослабить ИГИЛ, сделав его хотя бы отчасти своим управляемым инструментом, и одновременно потеснить светскую Турцию, заняв хотя бы часть её позиций в рамках суннитской части коалиции антиИГИловских сил, Россия вполне может попытаться.

Чтобы понять жесткую реакцию Турции на российскую воздушную акробатику, необходимо вспомнить ещё и о том, что в сопредельных с Турцией районах Сирии ИГИЛ нет. Совсем нет. Эти районы заселены туркоманами - сирийскими туркменами, или, чтобы было понятнее, этническими тюрками, говорящими на анатолийском диалекте турецкого языка. В Сирии это третий по численности народ, после арабов и курдов. Для турецкого общественного мнения туркоманы - самые что ни на есть прямые и бесспорные "зарубежные соотечественники" - ровно в том смысле, который в это понятие вкладывает Москва. В том числе, и в смысле фактора влияния.

Основные места компактного проживания туркоманов - районы Алеппо и Латакии - именно там, куда, в основном, и направлены удары российской авиации. Которая бомбит туркоманов с исключительной жестокостью, делая ставку на уничтожение инфраструктуры и гражданского населения. Потому что районы проживания туркоманов - это районы, поставляющие людской ресурс для антиасадовских - но при этом не-ИГИЛовских сил. И Россия стремиться уничтожить тылы этих сил

Кроме того, летом нынешнего года, при активном содействии турецкой разведки (MIT) разрозненные силы туркоманов начали объединяться в армию, основой которой стали возникшие чуть раньше "Отряды султана Мурада" (ОСМ). Новая сила противостоит и Асаду, и ИГИЛ, и курдам. К последним у туркоманов есть список серьезных претензий в связи с практикуемыми курдами этническими чистками в регионах смешанного проживания. ОСМ уже отличились в боях с ИГИЛ, отвоевав, при поддержке турецких и американских ВВС, два населенных пункта на севере Сирии и вступив в "гонку к Алеппо". Причем, они опережают в этой гонке российско-асадовские войска, действовавшие совместно с иранским спецназом и с Хизбаллой, чье наступление на Алеппо захлебнулось.

В стратегических планах Анкары - создание с помощью туркоманов подконтрольной Турции "зоны безопасности" в приграничных районах Сирии. Желательно, включая Алеппо, как важный коммуникационный узел. Но, даже создав такую зону и без Алеппо, Турция всё равно снизит значение курдов, как одной из сил, противостоящих ИГИЛ. Это, в свою очередь, сократит поддержку курдов со стороны США, а, следовательно, снизит и возможности для сепаратистской деятельности курдов на турецкой территории. В такой "зоне безопасности" можно будет создать и накопитель для беженцев, вне территории Турции. А это означает серьезный бонус от ЕС бонус, в виде безвизового режима плюс $3 млрд. В случае реализации всего перечисленного в целом, это снизило бы значение России в сирийских раскладах, ограничив предел возможностей Кремля в рамках антиИГИЛовской коалиции ролью даже не младшего партнера, а, скорее волонтера на общественных началах. Как следствие, у России есть причины бомбить туркоманов, точнее, тылы ОСМ, с максимальной жестокостью, а у турок - быть крайне недовольными присутствием российской авиации у своих границ. Турецкий МИД уже вызывал на ковер посла России в Турции в связи с воздушными ударами по туркоманам. Затем, не сумев договориться по-доброму, Анкара решила вынести этот вопрос на обсуждение в Совет Безопасности ООН. Можно даже легко предположить, что Су-24 действительно был сбит над сирийской территорией, во время удара по туркоманам.

Именно в то время когда турецкие ВВС сбили российский штурмовик, в Москву вылетел для переговоров Абдалла II Иорданский, чтобы от имени всей прозападной антиигиловской коалиции обговорить рамки приемлемого для действий России на Ближнем Востоке. И вот - внимание - на встрече с королем Иордании Абдаллой II - абсолютно прозападным лидером, но в то же время суннитом и королем в суннисткой монархии Путин заявляет о том, что уничтожение российского Су-24 на сирийско-турецкой границе было «ударом, который нам нанесли в спину пособники террористов».

Понятно, что на самого Абдаллу II версии Кремля никакого впечатления не произведут. Как не произведут они впечатления и на других западных лидеров. По сути, заявление Путина - это ультиматум Западу с требованием выбрать между Россией и Турцией, точнее - между российскими и турецкими интересами, облеченный в форму классического женского "или эта сука или я". При этом, Путин ещё раз дает понять, что говорить он будет только с США, а договариваться с Турцией не намерен: "российский лидер отметил, что Су-24 был сбит несмотря на договоренность с США, партнером Турции по международной коалиции, о предупреждении инцидентов в воздухе. Путин подчеркнул, что раньше Россия относилась к Турции не просто как к соседнему государству, но и как к дружественной стране", - цитируют Путина российские СМИ.

Одновременно Путин интенсивно играет и на европейском поле, добиваясь поддержки ЕС, и, в первую очередь, Франции в ситуации созданного им выбора между Россией и Турцией.

Но у заявлений Путина есть ещё и PR-составляющая. Пытаясь приписать Турцию - а также Катар, Польшу, и, разумеется, Украину, в союзники ИГИЛ, Путин воздействует на сознание не только российского, но и западного обывателя, а также обывателя из доиндустриального мира. Пока образованный Запад - политики и эксперты - смеялись над топорностью российской пропаганды, российские спецслужбы организовали филиалы российской мозгопромывочной индустрии, нацеленные как на необразованный Запад, так и на третий мир. Играя на популизме, на недовольстве местными властями, на плохой информированности "маленького человека" о событиях в окружающем мире, Россия выстроила на достаточно эффективную систему СМИ, "клубов по интересам" фейковых, но достаточно горластых "экспертов", способных просто заглушить своим шумом реальное экспертное сообщество, а также разложить это сообщество, внедрившись в него. Всё это, вместе взятое, представляет собой очень эффективный инструмент для ведения информационной войны, нацеленный в первую очередь на маргинальные слои общества, в том числе и на территории индустриальных стран. Это инструмент дает, среди прочего, и возможности для воздействия на результаты выборов, в том числе и западных. А это означает, что Россия, а точнее - спецслужбы России, получили возможность давить на политиков Запада посредством их же избирателей. И именно на них - на западных избирателей и направлен поток российских фальшивок, увязывающих в их сознании в единый узел далекий ИГИЛ, близкие теракты в Париже, совсем уже близких и очень надоевших малолетних гопников из ближайшего мусульманского гетто. И всё это - как внушает обывателю Россию - поддерживается совместными поставками оружия для ИГИЛ, которые осуществляются усилиями Польши, Украины и Катара. И уничтожение российского СУ-24 турецкими ВВС тоже совершено в интересах ИГИЛ.

Возможные последствия такого промывания мозгов достаточно серьезны. Причем, судя по всему, на Западе всё ещё не оценили в полной мере всей серьезности ситуации - хотя стали к ней внимательно приглядываться в последнее время.

С другой стороны, Турция тоже имеет в запасе некоторые ответные ходы, хотя и не столь эффективные. Как сообщается, один из членов экипажа бомбардировщика остался жив и попал в плен к туркоманам из ОСМ. Если это так, то результаты его допроса будут, вероятно, представлены на заседании Совбеза, посвященном варварским бомбежкам мирного населения прилегающих к Турции сирийских территорий. Опровергнуть на международном уровне обвинения в военном преступлении Москве будет сложно - их придется забалтывать и блокировать, а это вызовет в памяти европейцев кое-как замятую историю с МН17.

Разумеется, для внутреннего употребления будет запущена версия о двух героях-интернационалистах, один из которых геройски погиб, а другой томится в ужасном плену - естественно, у "пособников ИГИЛ". Но вне России это не сработает.

Продолжение противостояния для России тоже не выход. Очевидно, что Турция будет и дальше сбивать российские самолеты, штурмующие поселки туркоманов, а у ОСМ вполне могут появиться мощные ЗРК с турецкими экипажами. Попытки выставить туркоманов ровней ИГИЛ упрутся в противодействие Турции, и, в конечном счете, почти гарантированно провальны. Прямой конфликт с турецкими ВВС, и открытие ответного огня означает конфликт с НАТО - конечно, в НАТО не хотят такого обострения, и именно им Россия НАТО сейчас и стращает, но Турция, очевидно, готова идти до конца. А НАТО не отступится в нынешней обстановке от своих обязательств по отношению к союзнику - поскольку это будет означать его развал.

В итоге, России придется работать строго по целям согласованным с "партнерами". В видимой части событий, вероятнее всего, возникнут новые витки торга. Причем сразу по всем направлениям: вокруг сохранения Асада, по поводу отношения на Западе к действиям России на сирийском театре, и, в общем пакете отношения Запада к России в целом - также и по ситуации в Украине.

Разумеется, независимо от исхода любых таких переговоров это не означает, что действия по дестабилизации ситуации в Сирии, в Украине, и в мире в целом, и, в частности, действия по развалу и ослаблению нынешней антиИГИЛовской коалиции, будут прекращены. Напротив, они обязательно будут продолжены, причем, по всем направлениям. Кремлевский хорек не достиг своей цели на этот раз - но он готовится к новому прыжку.

Обсудить