Молдова: люди и события 2015 года

Один человек сказал, что не страшно, что мы в полной заднице, страшно, что мы в ней начинаем обустраиваться. И он, наверное, прав.

Год был тяжелым. И судя по всему, если ничего кардинально не изменится, таким же будет и 2016 год.

Поговорим о главных событиях 2015 года.

1. Пролет «просто премьера» Юрия Лянкэ

В 2015 год мы должны были войти с правительством, во главе которого находился бы Юрие Лянкэ.

Юрие Лянкэ грамотный, вызывающий симпатию человек и политик. По моему мнению, лучший за всю историю нашей страны министр иностранных дел Молдовы. После отставки Влада Филата был назначен премьер-министром. Так получилось, что завершить основные наработки правительства Филата по евроинтеграции Молдовы, выпала возможность правительству Лянкэ. Поэтому ему достались лавры человека, при премьерстве которого Молдова получила безвизовый режим и подписала Соглашение об ассоциации с ЕС.

Но Юрие Лянкэ автоматически не достались воля, харизма и организаторские способности Влада Филата. Лянкэ был председателем правительства, но лидером правительства он так и не стал. По его же словам, он был «просто премьером».

К тому же, с его именем оказались связанны некоторые сомнительные решения правительства, принятые, судя по всему, без просчета возможных последствий (займы банку, сдача в концессию аэропорта).

В комплексе все это привело к тому, что после выборов 30 ноября 2014 года, не смотря на то, что его кандидатура была выдвинута фракцией ЛДПМ и поддержана президентом, Лянкэ не сумел убедить большинство депутатов проголосовать за него.

2. Феномен Кирилла Габурича

Мне казалось тогда и сейчас, что Кирилл Габурич мог бы стать хорошим премьер-министром. Он пришел на этот пост с должности менеджера международной компании. Многие считали, что именно такой премьер нужен был Молдове. В первую очередь, хороший менеджер, напрямую не связанный с партиями.

Но проблема заключалась в том, что быть беспартийным в партийном правительстве, которое контролируют лидеры партий, является не плюсом, а минусом. Министры подчинялись своим партийным боссам, а не премьеру. И никаких рычагов воздействия на них у него не было.

Однако, к чести Габурича, он попытался изменить ситуацию. Но всплыла история с дипломом, в результате чего он ушел в отставку.

3. Арест Влада Филата

Сразу признаюсь, что хорошо отношусь к этому человеку. И это отношение не будет меняться в зависимости от решения суда.

Правда, сожалею, что идеи которые мы обговаривали, которые он, вроде бы, поддерживал, не были реализованы.

Размышляя над нашими беседами, прихожу сегодня к мнению, что после того, как его освободили с должности премьер-министра, и Конституционный суд принял решение о «запрете на профессию премьера», Филат стал другим. В нем постоянно ощущалась какая-то усталость, он перестал «гореть».

К примеру, его очень заинтересовала идея модернизации политических партий. На эту тему я даже подготовил ему специальную записку. Речь шла о том, что в нынешнем виде партии не соответствуют тем вызовам, которые жизнь ставит перед Молдовой. Они стали хорошими электоральными машинами, но не больше. А проблема в том, что в результате выборов партии получают власть, которой не могут эффективно распоряжаться. И это уже не только проблема партий, но и страны. Но реализовать этот проект на практике он не спешил, откладывал…

Еще один не реализованный проект – создание мощного общественного движения, которое бы поддерживало европейскую интеграцию Молдовы. Но это движение должно было быть над партиями, а не под одной из партий. Мне очень хотелось бы, чтобы этот проект поддержали все проевропейские партии и отдали первую роль гражданскому обществу. Но не получилось. Партийный эгоизм не позволил им стать выше интересов своих партий. Не сумел это сделать и Влад Филат.

О проблеме, связанной с арестом Влада Филата. Не буду касаться «кражи века». В этом должны разбираться специалисты. Но когда стало известно о банковской афере, двум известным политикам я задал прямой вопрос: учувствовали ли они в этом деле или нет? Влад Плахотнюк ответил, что не участвовал. Влад Филат признал, что один его родственник накосячил с кредитами где-то на сумму 2 млн. евро, но у фирмы есть серьёзное залоговое имущество и долг перед банком будет закрыт. Не призываю верить или не верить этим политикам. Мне было важно задать этот вопрос. Я его задал и получил ответы.

В заключение, хочу сказать еще об одной проблеме, которая делает практически каждого лидера партии потенциальным преступником. У партий много расходов. В период между выборами и особенно во время выборов лидеры активно собирают деньги на партию, на избирательную кампанию. Никакими партийными взносами эти потребности не покрыть. Деньги, как правило, берут у бизнесменов. И это лучший вариант. Хуже, если эти деньги криминальные или за ними стоит другое государство. Взамен предлагают «партийную крышу». Это наши молдавские реалии. С ними сталкиваются все партии. И все собирают деньги… И все при этом нарушают закон. Необходимо искать решение этой проблемы.

4. Трехмесячный премьер Валерий Стрелец

В отличие от Кирилла Габурича, который успел отчитаться за свои первые 100 дней и, кстати, отчитался достойно, Стрельцу такая возможность не представилась. Его отправили в отставку за несколько дней до 100 дневного срока. Его отставка была чисто политической. Произошло это потому, что война между ДПМ и ЛДПМ, а точнее сказать, между Владом Филатом и Владом Плахотнюком «вышла из берегов». По мнению команды Влада Плахотнюка (это моя точка зрения), они не могли работать в одном правительстве с человеком, который находится под влиянием Влада Филата.

Ему было предложено уйти добровольно, он отказался, последовала отставка. Я принадлежу к тем людям, которые считают, что «худой мир» лучше, чем «хорошая ссора». Меня коробили заявления некоторых политиков, обвиняющих Стрельца в «поддержке Филата». Во-первых, Филат - лидер партии и человек, продвигавший Стрельца по карьерной лестнице. И нужно быть очень неблагодарным человеком, чтобы отказаться от мужской и партийной дружбы и броситься осуждать товарища по партии. Признаюсь, именно такая позиция Стрельца вызывает уважение. Во-вторых, только суд может признать человека виновным. Поэтому всем нам нужно дождаться решения суда, а потом говорить о виновности или невиновности Филата. Но даже если суд признает его виновным, еще не значит, что нужно придавать его анафеме. Особенно тем, кто был по жизни с ним близок. Всякое в этой жизни бывает. В любом случае, нужно быть милосердным к людям.

Правильно или неправильно было отправлять Валерия Стрельца отставку? Я не могу быть объективным, так как считал Стрельца хорошим премьером и перспективным политиком. Как с премьер-министром встречался с ним всего один раз, но его деловой подход к делу, интерес к предлагаемым проектам развития Молдовы мне понравился.

С другой стороны, я понимаю, что ДПМ пришла к выводу, что двоевластие ничем хорошим не закончится. По всей вероятности, партия посчитала, что готова самостоятельно взять ответственность за страну и доказать, что может её вывезти из кризиса.

Результатом этих идей стало падение правительства Валерия Стрельца.

5. Новые политические технологии. Как, используя недовольство народа, создают партийные бренды.

Первые акции Платформы ДА сразу же вызвали разговоры: кто за этим стоит, что будет дальше. И мне было понятно, что дальше может быть только одно – появление нового политического проекта. И как меня публично не убеждали Игорь Боцан, говорящий, что Платформа никогда не станет партией, и Александр Слусарь, утверждающий, что он никогда не пойдет в политику, Платформа стала партией, а Слусарь стал заместителем председателя этого политического формирования. И чего стоят их обещания?

А что с беспартийной Платформой ДА? По словам того же Игоря Боцана, её уже нет. Мавр сделал свое дело…

В общем, если не обращать внимание на вранье, которое озвучивали люди, возведенные в лидеры народом на главной площади страны, мы имеем дело с политической технологией, которую уже не раз апробировали в разных странах.

Не вижу в этом ничего плохого. Просто, не нужно врать, убеждая в обратном.

Имеет ли шансы новая-старая партия (не захотели создать с нуля, а вошли в партию Николая Киртоакэ, переименовав её в Платформу ДА), на политический успех, а тем более на долголетие?

По моему мнению, в нынешнем своем виде, с теми, кто сегодня является её лидерами, успех этой партии не светит. Почему?

Есть несколько причин. Во-первых, нет харизматичного лидера с хорошей кредитной историей. Во-вторых, остался нехороший осадок от кражи бренда общественного движения. В-третьих, не удалось освободиться от обвинений о «руке бизнесменов Цопа». И, в-четвертых, нет привлекательных, новых идей.

И сам факт, что некоторое лидеры партии в ранге заместителя председателя партии дают рекомендации Иону Стурзе как ему обустроить Молдову, говорит о том, что они не верят в этот проект, не верят в лидера и ищут себе новый проект. Была бы вера в партию, в её политические перспективы, члены партии по одиночке не бегали бы к Стурзе.

Повестку на правом фланге сегодня формируют Майя Санду и Ион Стурза. О Платформе начинают забывать. Единственный шанс на выживание, это приход в их команду Санду или Стурзы. Или обоих вместе.

6. Выход Влада Плахотнюка на публичную сцену. Создание Социал-демократической платформы «За Молдову».

Всегда выступал и буду выступать против теневого управления партиями, а тем более государственными структурам. Неоднократно убеждал Влада Плахотнюка выйти из тени и взять на себя персональную ответственность за состояние дел в стране. Для тех, кто в СМИ озвучивает версию, что я это начал делать после ареста Филата, специально пишу: это делалось еще год назад и Филат знал мою позицию.

И еще. Некоторые эксперты и политики убеждают, что у Плахотнюка были все возможности за прошедшие 6 лет провести реформы, навести порядок, не занимая никаких должностей. Это ложь! Не знаю, они лгут намерено или не совсем понимают, что такое государственный механизм управления. Нужно быть очень наивным или лживым человеком, чтобы утверждать, что в стране можно что-то сделать в области реформ, экономики и социальной сферы, не будучи премьером и не имея возможность воздействовать на министерство финансов (там кроме контроля за бюджетными деньгами, таможня и налоговая инспекция), без министерства внутренних дел и юстиции, и ряда других органов исполнительной власти.

Немного истории. После отставки правительства Габурича ожидалось, что на пост премьер-министра будет выдвинут Влад Плахотнюк. Соответственно пост председателя парламента отдавался ЛДПМ. Мне даже показалось, что Влад Плахотнюк и Влад Филат были к этому готовы. Но в последний момент ЛДПМ выбрало другой вариант. Это был их выбор.

Но он был проигрышным для Молдовы. Два ключевых политических игрока вновь оказались в тени.

Может быть я ошибаюсь, но Влад Плахотнюк созрел для того, чтобы быть первым номером в партии (об этом отдельный разговор) и побороться за пост премьер-министра.

Знаю, что многие, ссылаясь на его антирейтинг, призывают президента не выдвигать эту кандидатуру. Но антирейтинг – это вещь условная. Сегодня он есть, а завтра, если человек что-то сделал для страны, его может уже и не быть. К примеру, у Игоря Додона был громадный антирейтинг. Встретился с Владимиром Путиным, показал эту картинку в Молдове… и теперь он один из лидеров общественного доверия.

Если бы я был на месте президента, я бы дал шанс Владу Плахотнюку на исправление антирейтинга. И уверен, став премьер-министром, Влад Плахотнюк все свои силы, всю энергию, всю свою волю бросит на то, чтобы навести в стране порядок, побороть коррупцию, наладить эффективную работу властных институтов, добиться позитивных перемен в экономике и социальной сфере. А своей деятельностью как бизнес-менеджер, как фактический руководитель ДПМ, он доказал, что умеет управлять людьми и решать поставленные задачи.

Почему он это будет делать? Во-первых, потому что понимает, что вступив во власть со своим антирейтингом, он должен совершать каждый день подвиги, чтобы оппозиция, как справа, так и слева, не сбросила его правительство. В том числе и силовыми методами. Во-вторых, Плахотнюк амбициозен. И мне кажется, что в последние годы он думает не о том, сколько еще заработать, а о том, какое место в истории он займет. И ему хотелось бы, чтобы о нем писали не как об олигархе, участвовавшем в разных сомнительных схемах, а как о человеке, который в трудный момент для страны пришел во власть и навел в стране порядок.

Всем это выгодно? Нет, конечно, не всем. Если он начнет реально бороться с коррупцией, с разворовыванием бюджета, с откатами, то это будет невыгодно практически всем чиновникам, многим бизнесменам. Если он начнет наводить порядок, то это сделает проблематичным приход к власти нынешней оппозиции, как с правого фланга, так и с левого. Им это нужно?

Не знаю, как поступит Николае Тимофти. Пусть он делает свой выбор, надеюсь, просчитав все варианты и возможные сценарии. В том числе, последствия досрочных выборов.

Но я почему-то убежден, что сегодня лучшим вариантом было бы назначение Влада Плахотнюка на пост премьер-министра. При этом можно было бы принять решение о проведении в апреле 2017 года референдума о доверии премьер-министру. После этого был бы либо ошеломляющий успех Влада Плахотнюка, открывающий Социал-демократической платформе «За Молдову» путь к победе на выборах в 2018 году, или позорный проигрыш, который неминуемо привел бы к изгнанию этого человека из политики, а возможно и к потери им бизнеса в Молдове. И это был бы уже его выбор.

Ни Майя Санду, ни Ион Стурза перед такой дилеммой на стоят. Каждый из них может поработать год-два (если вдруг кого-либо из них назначат), а потом сказать, извините, не получилось. Мешали. У Влада Плахотнюка, практически подошедшего к тому, чтобы иметь большинство в парламенте, таких отговорок не будет. Некому будет мешать.

Несколько слов о Социал-демократической платформа «За Молдову». Мне представляется, что это интересный проект. Он может быть и перспективным. Но многое зависит, во –первых, от того, кто будет во главе его. Если лидером станет Влад Плахотнюк, и это будет открыто, без всяких зиц председателей, то это по моему мнению, скажется положительно на имидже Платформы, да и самого Влада Плахотнюка. И, во-вторых, будет ли СДП «За Молдову» проявлять публичную активность. Избирателей прежде всего буде интересовать, как лидер, так и то, что СДП «За Молдову» намерена сделать для страны. Нужны интересные программы и проекты. Будут ли они? Посмотрим.

8. Победа бизнеса над административным ресурсом в Приднестровье. Превращение Евгения Шевчука в «хромую утку»

В настоящее время Институт эффективной политики готовит обстоятельный Аналитический доклад о ситуации в Приднестровье за последний месяц, о результатах последних выборов. Он будет опубликован сразу после Нового года. Впоследствии Институт будет представлять ежемесячные доклады по Приднестровью, которые будут распространяться по подписке. Поэтому, на эту тему выскажусь кратко.

Евгений Шевчук, обладая практически неограниченным административным ресурсом, проиграл выборы в Верховный Совет Приднестровья крупнейшей бизнес- структуре региона - фирме «Шериф».

Знающим людям известно, что на самом деле ни сам Шевчук, ни фирма в выборах не участвовали. Каждый из них вел «своих кандидатов в депутаты». Бизнесу удалось провести намного больше. Президент проиграл.

Что будет дальше? Всем известно, что судьба самого Шевчука и то, кто будет будущим президентом зависит от владельцев фирмы «Шериф». Вопрос только в том, дадут ли спокойно досидеть до положенного срока Евгению Шевчуку, а также кого выдвинут на его замену. Об этом вы прочтете в Аналитическом докладе Института эффективной политики.

9. Звездный час Николая Тимофти

Дождались. Николай Тимофти вспомнил, что он президент. И решил сыграть свою политическую игру. Это его право. Он имеет право выдвигать любого кандидата, предварительно проведя консультации с фракциями парламента. Хотелось бы думать, что он знает, что делает. Об этом я писал выше, еще раз хочу ему напомнить об этом.

Если несколько вариантов решения проблемы выбора премьер-министра, которые могли определить ту игру, которую начал вести Николае Тимофти.

Первый. Президент уверен, что в конечном итоге депутаты поддержат кандидатуру Иона Стурзы. Поэтому будет выдвигать его и второй раз. Практически со 100% уверенностью можно сказать, что в первый раз голосование по этой кандидатуре провалится.

Второй. Президент знает, что эта кандидатура провальная, но намерено ведет страну к досрочным выборам. Зачем ему это нужно, пока не понятно, но как поется в песне: жираф - большой, ему видней!

Третий. Во второй раз он выдвинет не Стурзу, но также провальную кандидатуру Майи Санду. Сделано это будет для того, чтобы дать возможность раскрутиться для досрочных выборов двум политикам – Стурзе и Санду, а затем объединить их в один блок. Хочется надеяться, что шансы блока также просчитаны.

Четвертый. Президент выдвигает кандидатуру, предложенную той коалицией, которая может ей обеспечить прохождение в парламенте. Это может быть Мариан Лупу, Адриан Канду…, а быстрей всего Влад Плахотнюк.

Как поступит президент, который сегодня стал первым не только по должности, но и по значению в нашей стране?

Не знаю. И не буду гадать. Скажу только одно. Если президент готовился к тому, чтобы сыграть свою игру, то это нужно было делать давно и основательно, просчитав все риски и угрозы. Много времени безвозвратно потеряно.

А пока мы видим много импровизаций, но не видим настоящей политической игры. Это немного пугает. Почему пугает? Потому, что нет уверенности, что просчитано все основательно, и президент не приведет страну к неприятным сюрпризам.

10. Возращение Иона Стурзы. Политический проект Майи Санду

После досрочной отставки с поста премьер-министра в 1999 году, а потом после провала на выборах в 2001 году, Ион Стурза бросил партию (ирония судьбы, это была ДПМ) и уехал из Молдовы. Дождавшись того времени, когда Влад Плахотнюк смог оживать партию и привести её к победе на выборах, Ион Стурза вернулся в Молдову, бросив вызов Плахотнюку, добившись от президента своего выдвижение кандидатом на пост премьер-министра. Интересная история.

На самом деле, нужно понимать, что Ион Стурза - не кандидат на пост премьер-министра. Он кандидат на политический проект. Вопрос в том, успешный или не успешный это будет проект?

Стурзу раскручивают под выборы. Это всем видно. Он должен засветиться как кандидат, который шел во власть, чтобы спасти Молдову. Во всяком случае, он и его сторонники об этом говорят. Но так как «враги Молдовы» его не пустили на пост премьер-министра, он поберется за этот пост посредством выборов. Думаю, что его планируют сделать лидером партии или блока, который пойдет на выборы. Пока сложно понять, его готовят под досрочные выборы в 2016 году, или это долгоиграющий проект, рассчитанный на запуск через год или даже через три года, на очередных выборах в 2018 году.

Почему я утверждаю, что кто-то это делает? Потому, что Стурза никогда бы сам не пошел на участие в политическом проекте. Быть кандидатом в премьеры он согласен. Быть премьером, также согласен. А вот месить в сёлах грязь, создавая партию, бороться на выборах за каждый голос избирателя, это не его. И в этом утверждении нет ничего обидного для Стурзы. Каждому свое. Кстати, такой же Лянкэ, Лупу. Умные, грамотные, хорошие профессионалы, прекрасно выступающие на ТВ, но не пахари. А Филат, Дьяков, Плахотнюк, Додон, Воронин, Гимпу - другие. Они готовы одевать сапоги и ходить по селам, агитировать за партию, заниматься партстроительством, вкалывать в избирательном штабе.

Впрочем, вернемся к перспективам Стурзы. По моему мнению, чтобы не думали те, кто подталкивал его к активной политической деятельности, он в длительном проекте участвовать не будет, сам партию создавать не станет. Он готов дать согласие быть лидером и стать кандидатом в премьер-министры или президенты. Возможно, на первом этапе проявит себя в деле собирания денег под выборы. Но если выборы будут перенесены на 2018 год, то вероятнее всего по-тихому уйдет из политического проекта, разрешив позвать на высший пост непосредственно перед выборами. Черновая работа не для него. Барин.

Майя Санду другая. Она предпочтет начать с нуля, будет вкалывать день и ночь и все держать под своим контролем. Ей не нужны будут досрочные выборы, она к ним не успевает создать партию. Не нужен будет ей и пост в нынешней структуре власти. Она будет работать премьером только тогда, когда будет уверена, что у неё есть большинство в парламенте, которое её будет поддерживать. Она способна играть на долгую перспективу. И она может быть лидером успешного и долгоиграющего политического проекта. Почему? Потому, что она трудяга, потому, что она знает, что выиграть можно только тогда, когда сам ведешь игру.

Уверен, что если она твердо решила идти в политику, то через три года у нее будет мощная партия, вероятнее всего, за это время она поглотит Платформу ДА, ЛДПМ и частично ЛП. И на выборах 2018 года будет бороться минимум за 30% избирателей.

11. Что год грядущий нам готовит

Размышляя о годе, прошедшем и наступающем, прихожу к мнению, что прав председатель Союза менеджеров Молдовы Валентин Доготарь, который высказал мысль, что 2015 год во многом стал переломным. Кража миллиарда, выступления народа, который вышел на площади и улицы, открытая критика власти, начали менять людей. У многих появилось понимание, что это наша страна, что мы её хозяева, а власть - наши наёмные работники.

Думаю, что 2016 готовит нам новые испытания. И не буду гадать, будет ли избран премьер-министр или Молдову ждут досрочные выборы. Президент у нас человек замечательный, но не профессиональный политик. А логику непрофессионала, как была сказано в культовом советском фильме, просчитать невозможно.

Одно могу сказать, как бы не закончились «игры президента», в 2016 году, если мы хотим выжить, нам нужно будет пойти на серьезные реформы. И хотелось бы, чтобы их тщательно готовили. И мне кажется, что 2015 год подготовил нас к тому, чтобы мы более жёстко оценивали власть и подталкивали её, при это не всегда мягко, к реформам.

Институт эффективной политики, в случае избрания ответственного политика, имеющего серьёзную поддержку в парламенте на пост премьер-министра, намерен лоббировать некоторые реформы и преобразования. В их числе:

1.Снижение налогов для бизнеса. Будет предложено ввести нулевую ставку налога на прибыль, при условии, что вся прибыль будет направлена на развитие бизнеса. Ввести налог на роскошь.

2. Оптимизация аппарата управления. Не хочу пугать, но необходимы его значительное сокращение и кардинальное улучшение администрирования.

3. Проведение таможенной революции, которая не только избавит от коррупции в этой службе, но и ускорит прохождение грузов.

4.Тотальная приватизация. Лучше, чтобы её проводила известная иностранная фирма, специализирующаяся на этих вопросах. Хватит госпредприятиям быть кормушкой для руководителей разного уровня.

5. Упрощение процедуры ведения бизнеса. Больше свобод бизнесу, больше ответственности.

6. Введение постепенного повышения пенсионного возраста до 65 лет. Начав с чиновников, потом охватив все категории работающих, за исключением некоторых профессий.

7. Создание комфортных условий для инвесторов, как местных, так и иностранных. Исключить случаи рейдерских захватов бизнеса и наезда государственных органов на инвесторов, а также в целом на бизнес.

8. Разработать специальные программы по внедрению во все области экономики и социальной сферы новых технологий, инновационных разработок, стартапов. Возможно, создание частно-государственного Фонда инновационных технологий.

9. И самое главное. Начать беспощадную борьбу с коррупцией. Если подтвердиться информация, что Социал-демократическая платформа «За Молдову» готовится провести в января Антикоррупционный форум, Институт эффективной политики поддержит это мероприятие и готов внести свои предложения по комплексному решению этой проблемы.

В общем, С Новым Годом!

Обсудить