Парламентский скриннинг в Молдове

Даже обыватели не могли всерьез поверить, что новое правительство Молдовы, вокруг которого в последнее время ведется столько дискуссий и политической борьбы запросто, легко и просто будет утверждено на заседании парламента в эти новогодние дни, 4 января. Несерьезное послепраздничное время потому что.

Заседание парламента, запланированное на 4 января, носила характер некоего скриннинга (предварительного отбора), процедуры хорошо известной и в социологии, и в медицине.

А экспертам все конечно известно заранее. Никто всерьез Иона Стурзу как реального проходного кандидата в премьеры и так не воспринимал.

Во-первых, граждане Молдовы имеют негативное впечатление от первого премьерства Стурзу в 1999 году;

Во-вторых, Ион Стурзу лишен необходимой сейчас для руководителя харизмы;

В-третьих, его публичные высказывания показывают нереалистическую оценку себя и сложившейся ситуации, он назвал свое будущее правительство «технократическим» и «свободным от политики», а на самом деле большинство запланированных министров – оказались сторонниками одной партии – Либерально-демократической; свое запланированное и не произнесенное обращение к парламенту он высокопарно называет «посланием к нации» и считает, что кворум 4 января не состоялся потому, что его «побоялись»;

И наконец, дело в том, что его выдвижение оказалось для президента Тимофти тактическим ходом, затягивающим время в борьбе с наиболее сильным проектом нового правительства известного молдавского политика Плахотнюка.

Специальное заседание парламента, на котором планировалось 4 января рассмотреть утверждение программы правительства и состава кабинета министров правительства Иона Стурзы, не состоялось из-за отсутствия кворума. На заседание не пришли депутаты фракций восходящей силы - Партии социалистов и деградирующей Партии коммунистов, не пришли и 14 бывших коммунистов, примкнувших к Демпартии, скандально вышедшие недавно из фракции коммунистов. На заседание пришли только 47 депутатов из 101.

Заранее запланированный провал попытки выдвинуть Стурзу премьером Молдовы, конечно свидетельствует о предсказуемости молдавской политики, но в то же время свидетельствует о ее преимущественно теневом характере: срыв заседания парламента очень красноречив, всем лишний раз показали, что политические вопросы решаются не в парламенте, а вне его стен, путем кулуарных договоренностей между теневыми политиками.

Известный политик Ренато Усатый сообщил, что состоялись кулуарные договоренности между Тимофти и Плахотнюком о том, что вскоре будет выдвинута реальная кандидатура на пост премьера, суть компромисса в том, что это будет представитель Демократической партии Молдовы (кто бы сомневался!), но не сам Плахотнюк (это ненадолго). Приличия все еще что-то значат. Усатый говорит, что это будет бывший посол РМ в Австрии Андрей Попов, сам Попов в сообщении в социальной сети называет Марианна Лупу, лидера ДПМ. Но по некоторым признакам, это будет некий неизвестный и непредсказуемый. Впрочем, нельзя исключать, что это все же будет Влад Плахотнюк.

Есть очень сильные факторы, влияющие на то, чтобы премьер не был избран. Проблема с избранием премьера способствует росту политической нестабильности в Молдове. По мнению многих политиков и наблюдателей – дело идет к досрочным выборам парламента уже в этом году и переформатированию всей политической системы Республики Молдова.

Смысл этого переформатирования ожидается в том, что исполнительная власть открыто перейдет к группе известного политического и экономического деятеля Плахотнюка, называемого олигархом, при создании в парламенте контролируемого «нового большинства» и возрастающем влиянии условно пророссийских партий – Социалистической и Нашей - Додона и Усатого.

Из всего этого можно сделать несколько выводов:

Парламентаризм на наших просторах пока имеет скорее декоративную функцию, культура публичной политики крайне неразвита, и политические институты слабы и слабофункциональны.

Политический процесс непрозрачен, наблюдатели лишены достоверного знания о происходящих политических торгах, их участниках, особенностях и результатах и оперируют воображаемыми величинами и приписываемыми качествами, догадками и предположениями. Складывается дефицит политического знания. Выход в сферу публичной политики Плахотнюка – после избрания/назначения его или его представителя премьером – возможно позитивный шаг в сторону публичности и открытости правительства.

Возможно, это будет шаг к торжеству конституционного права, к тому, чтобы премьер и правительство в будущем отклонялись или назначались не путем срыва заседаний парламента или подобных акций, а в результате открытого, публичного обсуждения в парламенте кандидатур премьера и министров, программы правительства.

Конечно, события 4 января вокруг «правительства Стурзу» очень важный case study для Украины, потому что ситуации в наших странах похожи. В Украине тоже есть проблема с правительством и премьером. Они как бы есть, но и проблема тоже есть. И нам важно делать выводы не только из собственного горького опыта, но и опыта соседней дружественной Молдовы.

Обсудить