Окно возможностей пророссийских партий закрывается….

Версия о «протестах, которые объединили проевропейские и пророссийские силы» стала любимой игрушкой СМИ – правда, почему-то исключительно пророссийских. Западные издания (не считая, разумеется, многочисленных российских клонов, заполнивших в последнее время европейское информационное поле) как-то не усматривают в кишиневских протестах какой-либо «проевропейской» направленности. Напротив, они безо всякого восторга пишут об опасности возвращения Молдовы в пророссийское поле.

Впрочем, окно возможностей для российского реванша оказывается достаточно узким по времени. Победа пророссийских партий и формирование пророссийского парламентского большинства возможна исключительно «здесь и сейчас», на волне сиюминутного недовольства дезориентированной части населения. Время работает против пророссийских партий, и, именно по этой причине они очень торопятся. Старт, взятый правительством Филипа, ясно говорит о том, что 2-3 месяца его работы снимут вопрос о «пророссийском большинстве» в парламенте даже в случае досрочных выборов.

С одной стороны – это, конечно, хорошо. С другой, это означает, что ближайшие 2-3 месяца, несмотря на зимнюю погоду, будут очень жаркими.

Чего нам ждать, и, кто, собственно объединился сегодня против нового правительства?

Разумеется, ни о каком союзе «проевропейских и пророссийски сил» нет и речи. Объединились три силы.

Во-первых, это прямая, на зарплате, российская агентура, работающая – просто за деньги - на обвал проевропейского курса Молдовы. В первую очередь, это пророссийские партии, лидеры которых чуть ли не еженедельно вылетают в Москву для получения инструкций. Это СМИ, которые постепенно берутся под контроль пророссийским партиями или агентами влияния. В СМИ ситуация особенно тяжелая. До 90% русскоязычных ресурсов и не менее 50% румыноязычных явно или слегка замаскировано проводят пророссийскую информационную политику. Молдова в этом плане действительно является «захваченным государством» - хотя и совсем в ином смысле, чем тот, который вкладывают в этот мем запустившие его в обращение российские пропагандисты.

Во-вторых, это зомбированное этими СМИ, этими партиями, этими агентами влияния население. Для того, чтобы понять, о чем идет речь, достаточно сходить на любой митинг оппозиции.

Процентов примерно 80 протестующих на таких митингах составляют люди старшего допенсионного возраста, от 40 до 55, явно нигде не работающие или работающие, скажем так, не полную неделю. Потому что работающий человек, как правило, не может позволить себе потратить выходной на стояние на площади. Пусть даже и за 100-200 леев.

Разумеется, «представительство» этих людей ничтожно мало. Раз от раза митинги оппозиции выглядят всё более жалко. Но эти люди есть. И их действительно десятки тысяч, поскольку скрытая безработица, неполная занятость, наличие множества рабочих мест, вроде бы и вакантных, но с такой зарплатой, прожить на которую невозможно, «серая» занятость, без оформления на работу, десятки профессий, спрос на которые иссяк – это всё реалии нашей жизни. Эта масса людей всегда будет готова выступить как низовой материал для любого протеста, поскольку она будет оппозиционна к любой власти, не сумевшей её социально адаптировать.

В-третьих, это коррумпированное чиновничество. Значительная часть чиновников в Молдове уже настолько привыкла к взяткам, что рассматривает их как основной источник доходов. В том, что этот источник – именно основной, легко убедиться, сравнив официальные цифры зарплат и реальный уровень жизни чиновничьей верхушки. Они знают, что сближение с России их спасет, так как Россия никогда не будет настаивать на борьбе с коррупцией, а ЕС этого требует каждодневно. Эти люди тонко чувствуют опасность, и они её почувствовали. Новое правительство намерено всерьез проводить антикоррупционные программы. И чем настойчивей оно будет проводить такие программы, тем яростней будет сопротивление. На площадь эти люди, разумеется, не выйдут и призывать к протесту тоже не станут, по крайней мере открыто. Но они будут саботировать работу госорганов, будут дискредитировать новое правительство своими действиями на местах, и будут оказывать тихое содействие первой категории лиц – российской агентуре, с которой у них давно налажены хорошие деловые контакты.

Вот три силы, ведущие сегодня наступление на европейские реформы. У этих трех сил есть и прочный тыл.

Их ближняя тыловая база – непризнанное Приднестровье, давно выступающее экспортером коррупции и криминала по всей Молдове. Их основной, хотя и отдаленный ресурс – Россия, стремящаяся удержать республики бывшего СССР в сфере своего влияния, что автоматически означает удержание их в состоянии доевропейского, доиндустриального, глубоко отсталого, экономического и социального устройства.

Для успешного противостояния этим силам нужно понимать уязвимости всех трех категорий, стремящихся сегодня отбросить Молдову в позавчерашний день, к положению российской полуколонии – колонии безнадежно отсталой страны, которая, уже в силу того, что она – колония, неизбежно должна быть ещё более отсталой, чем даже российская метрополия: более деиндустриализованной, более коррумпированной, с ещё более бесправным населением.

Важнейшую роль в российских планах играет Приднестровье. В эти же игры, в основу которых положена максимальная регионализация власти, сегодня изо всех сил пытаются втянуть также и Гагаузию, и север Молдовы, в первую очередь, Бельцы – в рамках плана тотальной «федерализации Молдовы», выдвинутого Игорем Додоном. Интересно, знал ли о додоновском плане весьма последовательный борец с сепаратизмом Оазу Нантой, голосуя рядом с Додоном на ПВНС?

Так вот, реинтеграции Молдовы проведенная по плану Додона – то есть, без полной и решительной дезинтеграции и люстрации всех структур приднестровского сепаратистского анклава, с сохранением сложившихся там элит, силовиков, спецслужб, и, как следствие, также и личных связей с молдавскими чиновниками и бизнесменам, и легализация всего этого в Молдове в рамках нового «автономного образования», будет, по сути, означать легализацию приднестровской коррупции, приднестровского криминала, приднестровского пренебрежения к правам человека. Причем, все эти социальные уродства найдут с Молдове самую благодатную почву для роста и укрепления. «Реинтеграция» Приднестровья на таких условиях будет означать приднестровизацию Молдовы, полный слом всех европейских правовых институтов, падение, причем очень быстрое, до того уровня бесправия граждан и бандитизма властей, какой характерен сегодня для непризнанных российских анклавов, вроде «ПМР», «ДНР» и «ЛНР». Мы и глазом не успеем моргнуть, как в Молдове появятся парамилитарные организации тамошнего образца, которые поведут охоту за всяким инакомыслием, при полном попустительстве полиции. Всё это, вместе взятое будет означать, боюсь, уже окончательное падение Молдовы в «Русский мир», без малейшего шанса выбраться из этой ямы. Недаром же, один из крупнейших и активнейших агентов Кремля в Молдове, Марк Ткачук, с таким бесноватым энтузиазмом говорит – вот, послушайте его по ссылке - об «объединении Кишинева и Тирасполя на равных правах». Наша задача, задача тех, кто видит Молдову европейской страной – не допустить реинтеграции по Додону и Ткачуку.

Второй и тоже срочной задачей должна стать ещё более бескомпромиссная борьба с российской агентурой. Молдавская власть и молдавские спецслужбы должны, наконец, научиться различать политическую деятельность, пусть и оппозиционную, но происходящую в политическом поле Молдовы, без попыток разрушить это поле как таковое, и работу на иностранное государство – в интересах этого государства, на деньги этого государства, и с целью интеграции Молдовы в сферу влияния этого государства, с утратой, де-факто, её государственной самостоятельности.

Разумеется, вести такую борьбу крайне сложно. Сложно по той причине, что органы, которые должны бороться с российской агентурой, этой агентурой перенасыщены сами. Очевидно, что для выхода из этого замкнутого круга необходимо политическое решение, связанное с привлечением сторонней помощи, необходимой для очистки и реорганизации этих структур.

Третья задача - очищение информационного поля. Пророссийские СМИ, являющиеся рупором пророссийской агентуры должны быть просто-напросто закрыты и запрещены, волевым решением. Никакой демократии тут быть не может. Нельзя излечить героинщика от наркозависимости демократическим путем , с его согласия. Ему, конечно, можно демократично позволить умереть от передоза – и, собственно, я и был бы сторонником такого решения – просто оставить «киселовозависимых» граждан в покое, если бы эти отравленные российской пропагандой граждане не вовлекали в свои ряды новых жертвы, и не были бы постоянным источником асоциального поведения, опасного для всей страны. Так что, увы – тут нужен просто запрет.

Четвертая задача новой власти – напротив, долгая и медленная. Очень трудоемкая. Она – в социализации населения в новых реалиях. Здесь нужны обширные и разнообразные программы – прежде всего, по привлечению инвестиций и созданию на их базе новых рабочих мест, с приемлемым уровнем зарплаты. И, одновременно с ними – программы повышения квалификации, или приобретения новой квалификации, которые позволили бы заполнить эти вакансии. И не надо ждать активности от населения! Слой «донного ила», который предстоит размыть – очень инертен, очень безынициативен, очень малоподвижен, очень малограмотен и плохо информирован. Он до крайности деградировал за годы невостребованности, причем, эта деградация зачастую уживается с непомерными амбициями. Он,этот слой, скорее, будет сиднем сидеть, и влачить полуголодное существование, чем предпримет какие-то активные шаги. Те, кто мог предпринять такие шаги сам, кто инициативен, смел, находчив, те давно уже устроены – и, к сожалению, очень часто за пределами Молдовы. Осталась крайне сложная и тяжелая на подъем фракция, которая и тянет нас назад. Но они – тоже наши граждане. И с ними надо терпеливо работать. Приходя к ним, побуждая их что-то делать, понимая, что они крайне инертны, и сами, без постоянного давления и понукания, не будут делать ничего. Но без размытия этого слоя, без его социализации к новым условиям мы всегда будем иметь упомянутые Ткачуком «50% пророссийского электората + 250 тыс». Потому, что на самом деле эти люди никакие не «пророссийские». Они просто не могут найти свое место в нынешних условиях, не могут заработать себе на приемлемую жизнь, и, по этой причине перманентно жаждут перемен, бросаясь из крайности в крайность. В этом метании они похожи как маятник. Но это очень тяжелый маятник, настолько тяжелый, что он способен развалить Молдову. И сейчас этот маятник качнулся в пророссийскую сторону, чем пророссийская агентура и пытается воспользоваться.

К слову, здесь стоит внимательно прислушаться к аргументам агента Ткачука. Предвидя возмущенные вопли из серии «а вы докажите», я спешу оговориться, что «агент» в данном случае это, во-первых, моё оценочное мнение, и, во-вторых подразумевает не завербованность данного лица, доказательством которой должны заниматься – но, черт побери, отчего-то не занимаются! – специализирующиеся на этом организации, а его реальную роль в молдавской политике, как проводника и сторонника российского влияния. Так вот, основной аргумент агента Ткачука сводится к тому, что интегрироваться в ЕС сложно и долго. А в «Евразийский союз» Молдову могут принять хоть завтра. Этот довод, по сути, и является его единственным аргументом в пользу «евразийского выбора».

Признаюсь, мне он не кажется убедительным. И вообще, любому вменяемому человеку он едва ли покажется убедительным. Потому что путь вниз всегда проще, чем путь вверх. К примеру, добиться принятия в университет, и получения диплома о его окончании, неизмеримо сложнее, чем примкнуть к компании бомжей. Но, согласитесь, выгоднее, всё же, поступать в университет, а не в бомжи. И делать сознательный выбор между жизнью выпускника университета и жизнью бомжа в пользу жизни бомжа может только тот, кто убежден, что путь вверх, к высшему образованию, ему заказан. Так вот – этих людей, которые сегодня «пророссийские» от безысходности, нужно терпеливо вести вверх. С ними нужно просто очень долго и очень упорно работать. И это – важнейшее и самое долговременное направление работы новой власти, если она действительно хочет что-то изменить.

Пятая задача – борьба с коррумпированными чиновниками. Сегодня у нас торжествует очень простой подход: мол, они должны понять, что наказание неотвратимо, поэтому их нужно сажать.

Так вот, пока не будут выполнены предыдущие четыре условия – коррупция будет неизбежно воспроизводиться снова и снова. И всех коррупционеров будет не пересажать. К тому же они будут образовывать устойчивае сообщества, прикрывая друг друга. Потому что системная, пронизывающая всё общество коррупция – а у нас она именно такая, это болезнь всего общества, а преступления отдельных лиц – лишь частные проявления этой болезни.

Я, конечно, не считаю, что коррупционеров не нужно отлавливать поштучно, и щелкать их под судебным ногтем, как вшей. Но, ровно так же, как и в случае со вшами, их поштучный отлов – это занятие, приносящее скорее моральное удовлетворение, чем реальный результат. Так с педикулезом не борются. И с коррупцией – с социальным педикулезом, которым больна сегодня Молдова, тоже не борются, отлавливая поодиночке коррупционеров! Это все половинчатые, сиюминутные и очень неэффективные меры. А настоящая борьба начинается, всё-таки с пунктов, перечисленных выше: с изоляции Приднестровья – как очевидного криминально-коррупционного анклава, с изоляции пророссийской агентуры и разгрома её инструментов влияния, в первую очередь – её СМИ, и с социальной адаптации её нынешних сторонников.

И вот тогда действительно можно покончить с коррупцией, как с системным явлением, а отдельных коррупционеров, не объединенных в систему, пронизавшую всю страну, отлавливать уже в ручном режиме.

Мечта, скажете вы? Сегодня – да. А завтра….. Кто знает. Если упорно идти к цели, то мечта вполне может стать реальностью.

* * *

Нейл Армстронг, впервые выходя из лунной капсулы на поверхность Луны, произнес историческую фразу: "Маленький шаг для человека, огромный прыжок для человечества". А потом добавил шепотом: "Удачи, мистер Горски!".

Это пожелание мистеру Горски услышало множество людей. Когда Армстронг вернулся на Землю, у него постоянно пытались выяснить – кто же, собственно, такой этот мистер Горски, и в чем ему Армстронг пожелал удачи. Но Армстронг только отшучивался и уходил от ответа.

И вот, несколько лет спустя, когда ему снова задали этот вопрос, Армстронг сказал:

- Пожалуй, теперь я могу ответить. Дело в том, что мистер Горски недавно умер и, думаю, я вправе рассказать.

В детстве я жил с родителями в доме с большим садом. По соседству располагался коттедж, в котором жила семья мистера Горски. Однажды, когда мне было лет десять, я играл в саду в мяч, мяч перелетел через забор и упал под самыми окнами соседского дома. Я забрался в соседний двор, подошел, чтобы забрать свой мяч и из раскрытого окна услышал, как миссис Горски говорит мистеру Горски: "Дорогой, оральный секс ты получишь от меня тогда, когда соседский мальчишка прогуляется пешком по Луне!"

Удачи, вам, новая команда в Правительстве. И вам, сограждане – тем, кто хочет, чтобы Молдова жила в XXI веке, а не в XIX – вам тоже, удачи!

Если не сдадимся, не отчаемся, не будем сидеть, сложа руки - всё у нас получится.

Обсудить