Искусство управлять тобой…

Последние события в Киеве - хороший повод вспомнить всю историю российской агрессии против Украины, чтобы освежить в памяти стандартные методы Кремля

Двухлетний юбилей Майдана совпал с новой попыткой российского путча. Точнее, не совпал даже, а был использован Россией как повод для очередной раскачки ситуации в Украине. Последние события в Киеве - хороший повод вспомнить всю историю российской агрессии против Украины, чтобы освежить в памяти стандартные методы Кремля. Два года, как раз в те же дни, когда на Институтской расстреливали Небесную Сотню, назад началась спецоперация ГРУ России по аннексии Крыма. Колона БТРов ЧФ России двинулась из Казачьей бухты в Севастополе вглубь полуострова – якобы с целью усилить охрану частей «из-за политической нестабильности в Украине.

Между тем, в Крыму в феврале 2014 всё было спокойно. Протесты сосредоточилось в Киеве – революция, как обычно, происходила в столице. Собственно говоря, и в Киеве всё уже пришло к концу: Янукович, оказавшийся в полном вакууме, утративший реальную власть, бежал, позабыв в спешке золотой батон – но вывезя несколько КАМАЗов с наличной валютой. Новая власть обещала быть, по меньшей мере, менее зависимой от Кремля, и Кремль это не устраивало. Но новой власти ещё почти что и не было, страна лежала в нокдауне, как боксер после сильного удара. И в Москве не замедлили воспользоваться моментом.

При этом, захват Крыма вовсе не был экспромтом. После распада СССР Москва ни на день не смирялась с украинской независимостью. Два десятилетия сосуществования «братских государств» были непрерывной цепью провокаций и экономических диверсий осуществленных Россией против Украины. Дележ Черноморского флота, газовая удавка, непрерывная цепь рейдерских захватов украинских предприятий, инцидент вокруг Тузла – по сути, тот же рейдерский захват контроля над судоходством в Азовском море и местных рыбных ресурсов, отказ в делимитации границы… Только перечисление всех «братских» ударов в спину Украине занял бы не одну страницу. Захват Крыма и Донбасса, а в дальнейшем – полное отсечение Украины от Черного моря и сухопутный коридор до пророссийского анклава в Приднестровье были лишь звеном цепи, частью плана новой колонизации Украины, очередного, уже далеко не первого по счету, уничтожения Россией украинской государственности. Эту государственность, как, впрочем, и государственность всех республик бывшего СССР, в Кремле не принимали и до сих пор не принимают всерьез, мечтая о возрождении Империи чуть ли не в границах 1913 года и о возвращении бывших колоний под свою власть.

Захват Крыма готовился загодя, как, к слову, и война на Донбассе. Знамена ЛНР и ДНР были созданы, по меньшей мере, за 10 лет до войны, и обкатаны на бесчисленных мероприятиях сторонников «Русского мира», к которым Украина, не помышлявшая об ударе в спину, относилась довольно спокойно, без той непримиримости, которая была бы уместна. Там же обкатывались и руководящие кадры сепаратистов. Российская агентура безнаказанно внедрялась во все органы власти – «особые отношения» с Россией считались приемлемыми для политика, депутата, госчиновника. Огромная армия российской агентуры ждала только приказа – и вот, час «Ч» настал.

В Киеве ещё не успели хоронить «Небесную сотню», когда регулярные российские войска, и просто наемники, спешно навербованные из уголовного отребья в депрессивной российской глубинке, высадились в Крыму. Под видом «русскоязычной самообороны местного населения» они захватывали воинские части и органы власти, арестовывали патриотов, блокировали корабли украинского флота и коммуникации с материковой Украиной. Местное население, давно «подсаженное» на российские СМИ и телеканалы, запугивалось грядущим приходом «киевских националистов», «бандеровцев» и «фашистов». И когда страха и ненависть достигли нужного градуса, был проведён референдум, на всякий случай подпертый ещё и автоматами «вежливых людей». Результат такого волеизъявления «под угрозой расстрела» был абсолютно предсказуем.

Фирменный почерк Кремля

Проведение таких «хорошо вооруженных референдумов» давно уже стало фирменным почерком Кремля. Достаточно вспомнить «референдумы» в Приднестровье, особенно первый из них, проходивший один-в-один по крымскому сценарию. Также, как и в Крыму, были запуганы местные жители, которых якобы хотели «уничтожить» молдаване, ставшие по версии московского телевидения «румынофашистами».

После кровавых инцидентов в Дубоссарах – причем, до сих пор не ясно, кто на самом деле убил первых троих погибших, да и в отношении очень многих последующих жертв, списанных на «румынских националистов» есть сильнейшие сомнения – нужный градус ожесточения был достигнут. Кремлю удалось провести первый «референдум». Затем, шаг за шагом, Кишинёв подвели к вооружённому наведению конституционного порядка, не оставив ему иного выбора – и поймав в ловушку войны. Именно этого спровоцировать Молдову на войсковую операцию против Приднестровья, в котором уже находились российские военнослужащие, тяжёлая техника и боеприпасы - Москва и добивалась. Кремлёвский сценарий удался. Молдова проиграла войну за Приднестровье и в своих будущих европейских инициативах Кишинёв оказался связан замороженным конфликтом на своей территории.

По совершенно тому же сценарию развивались события и в Грузии в 2008 году: насыщение конфликтного региона российскими войсками, провокация грузинской стороны на вооруженный ответ – там в качестве инструмента были использованы артобстрелы российской армией грузинских сел – и «маленькая победоносная война». То же самое готовилось в 2014 году и против Украины. Поведись тогда Киев на российские провокации и прибегни к Крыму к вооруженному сценарию – и дело закончилось бы полномасштабной войной. Возможности вооруженного отпора появились лишь на Донбассе – в связи с изменением отношения к украино-российской ситуации. А изменение этого отношения стало следствием оккупации Крыма. Россия в глазах всего мира оказалась агрессором и интервентом. И версии о «восставших шахтерах» выглядели неубедительными именно на фоне недавних событий в Крыму.

Чего хотят в Кремле?

Почему же Россия столь нагло и настойчиво старается не допустить потери своего влияния именно на Украину, проявляя к иным государствам бывшего СССР, значительно меньшую заинтересованность?

Дело в том, что Украина для России - исторический и государствообразующий фундамент. Нынешняя Украина является той древней Русью с неимоверно богатой историей и культурой, от которой в своё время откололась её северная провинция, впоследствии утратившая европейскую ментальность, сменив её на азиаотско-ордынскую, но зато значительно увеличившаяся в размерах. И ставшая нынешней Российской Федерацией. Иными словами, Украина – единственный мостик, с помощью которого россияне могут претендовать на причастность к Европе, а такая причастность очень важна для них по множеству причин: от обоснования легитимности современной России до укрепления позиций в диалоге с ЕС.

И потому Россия делает – и будет делать всё, чтобы удержать Украину в зависимости от себя, она будет разлагать Украину, экспортируя в неё коррупцию и криминал, будет навязывать кабальные контракты на поставки нефти и газа, будет внедрять своих агентов в политические партии и организации, в армию и спецслужбы. Всё это – и много другое – «дешёвые» кредиты, присваивавшиеся российской агентурой, обраставшей золотыми унитазами, но вешавшими эти кредиты на украинский госдолг, вялотекущие, но время от время взрывающие спокойствие территориальные споры, отказ делимитировать государственную границу, удары по международному имиджу Украины – всё это было все два десятка лет, предшествовавших интервенции. Всё это продолжается и сейчас. Всё это будет продолжаться до тех пор, пока существует Россия в её нынешнем виде, с нынешней идеологией и исторической мифологией. Если Россия не будет по меньшей мере переучреждена, создана заново на совершенно иной идейной основе, с иной точкой исторического отсчета – если – и до тех пор, пока этого не произойдет, Украина всегда будет в опасности. Россия и дальше будет инспирировать скандалы с «незаконными» поставками украинского вооружения, провоцировать внутреннее гражданское противостояние, навязывать второй государственный язык.

Кроме того, колонизированная Украина необходима России и как демографический ресурс. В сегодняшней России сложилась катастрофическая демографическая ситуация: резкими темпами снижается количество славян, а мусульманское население наоборот – стремительно увеличивается, в том числе за счёт мигрантов из Средней Азии. Это чревато сменой элит и потерей «европейского лица», что в Кремле рассматривают как нежелательный сценарий. Именно по этой причине бедствующая, покоренная и разоренная Украина крайне важна для России - как основной ресурс притока в неё славянского населения, которому предполагается промывать мозги на российский лад и перепрограммировать. При этом лучшие трудовые навыки украинцев, их трудовая этика, на протяжении одного-двух поколений всё-таки сохраняются. Впоследствии, живя среди россиян, а не компактными анклавами, как в Сибири и на Дальнем Востоке, они разлагаются окончательно, сливаясь с деградировавшей и спившейся русской массой. И Россия начинает нуждаться в новой порции «свежего мяса». Обратите внимание на обилие украинских фамилий в высшей российской власти. Это они – захваченные в плен украинцы, превращенные в россиян, но ещё не утратившие окончательно креативности, способности к производительному труду, карьерных устремлений, да и просто умения не приходить на работу с сильного похмелья.

Именно по этим причинам Россия с неимоверными усилиями, громадными финансовыми вливаниями, с многочисленными международными конфликтами, и с репутационными потерями, вела политические и дипломатические войны за Украину, недвусмысленно намекая, что Украина будет исключительно её сферой интересов и иного влияния на Киев она не допустит. А Крымский полуостров был, образно говоря, якорем, призванным удержать Киев и ни в коем случае не допустить изменения его внешнеполитического курса с пророссийского на проевропейский.

Но революция в Украине сломала кремлёвские планы – и Киев собрался в ЕС уже всерьез. В ответ на это Москва оккупировала Крым, развязала войну на Донбассе и бросила значительные силы на дипломатический и информационный фронт, стремясь сорвать ратификацию подписанного соглашения в национальных парламентах ЕС. К сожалению, возможности для этого Россия имеет весьма широкие.

Еще до начала украинских событий Москва начала активно влиять на политические процессы в Европе. Кремль, не скупясь, покупал лояльность политиков небольших и относительно небогатых европейских стран, взамен предоставляя им скидки на российский газ и нефть.

Также, по мере нарастания количества мигрантов в Европе, разнообразные партии националистического и ультрарадикального толка обрели на российские деньги второе рождение, снова став популярными. Некоторые из них даже вошли в парламенты, как национальные, так и ПАСЕ. Они смогли сделать это, критикуя власти за открытую политику и играя на недовольстве, вызванном проблемами с адаптацией мигрантов. Используя страх обывателя перед чужаками, России добивалась – и продолжает добиваться - изоляции от ЕС бывших республик СССР, ставших, к крайнему неудовольствию Москвы независимыми государствами – и в первую очередь, изоляции Украины.

При этом, Кремль даже не слишком скрывал финансовую поддержку радикальных партий, которые без такой подпитки и сегодня оставались бы маргиналами. Венгерская «Йоббик», французский «Национальный фронт», австрийская «Партия свободы», болгарская «Атака», итальянская «Лига Севера», бельгийские «Нация» и «Фламандский интерес», президент Чехии Милош Зееман и премьер-министр Венгрии Виктор Орбан - вот неполный перечень сил, открыто состоящих на службе у Кремля и лоббирующих российские интересы в европейских парламентах, в СМИ, в ПАСЕ, в правительствах европейских стран, в Совете Европы. А когда против России были введены международные санкции, эти партии слились в едином хоре, требуя их отмены и прекращения политики политической изоляции Кремля.

Но санкции продолжают действовать – и Россия идёт по пути дальнейшей эскалации, дестабилизируя ситуацию в Европе всеми силами. Российские самолёты планомерно бомбят объекты социальной инфраструктуры в Сирии под видом борьбы с ИГИЛ, делая жизнь местного населения невыносимой, и вынуждая его мигрировать в Европу, увеличивая в ЕС социальное напряжение и повышая уровень криминогенности. В связи с этим, директор Национальной разведки Джеймс Клэппер по указанию Конгресса США уже занялся полной проверкой вопроса тайного финансирования Россией европейских партий на протяжении последнего десятилетия.

Голландский референдум–ассиметричная «фишка» Кремля

Несмотря на санкции, Россия всё ещё не проиграла в Европе битву за Украину, и надеется на реванш. Во-первых, Москве удалось добиться переноса начала срока действия соглашения об ассоциации между Украиной и ЕС на начало 2016 года. А, во-вторых, в последней ещё не ратифицировавшей это соглашение стране – в Нидерландах, агентура Кремля смогла продавить вынос этого вопроса на всеобщий референдум.

Проведение референдума пролоббировали «евроскептические» организации: «Комитет граждан ЕС», аналитический центр «Форум для демократии», а также «Партия Свободы». Все три организации тесно связаны с Россией.

Так, «Партия Свободы» является союзником французской праворадикальной партии «Национальный фронт» во главе с Марин Ле Пен. Обе партии входят в ПАСЕ во фракцию «Европа наций и свобод», объединяющую «евроскептиков» - противников притока мигрантов и беженцев из мусульманских и восточноевропейских стран, а также широких полномочий органов ЕС, союза с США и изоляции России. Во фракции не скрывают и симпатий к Владимиру Путину и его политике.

А каком-то смысле сегодняшние Нидерланды можно сравнить с Крымом начала 2014 года. Российская пропаганда, контролирующая значительную часть европейского информационного поля, играет на экономических трудностях ЕС, критикуя власти, и выставляя себя голосом «гражданской оппозиции». Попутно она доносит до голландцев лживую информацию об Украине и украинцах (между прочим, именно Украина добровольно и безвозмездно в 2004 году передала Голландии часть коллекции Франца Кенигса, которая находилась в Киеве с 1947 года, в то время как Россия даже отказывается обсуждать такую возможность).

Российские СМИ пока не проводят прямой агитации за нужные Москве результаты референдума – за отказ граждан поддержать ратификацию Соглашения об Ассоциации с ЕС. Они действую вторым планом, создавая Украине негативный имидж в целом, по нескольким ключевым темам.

Распространяются слухи о том, что голландские фермеры потеряют рынок сбыта своей продукции в случае, если в ЕС пойдет украинское продовольствие. Следом, вторым эшелоном, напуганным перспективой потери рабочих мест и бизнеса голландцам вбрасывают версию о террористической угрозе: в ход идут фейковые видеоролики с участием якобы бойцов батальона «Азов» сопровождаемые дикторским текстом о том, что, мол, «Азов» - это нацисты, фашисты, террористы они ничем не отличаются от ИГИЛ, и только и думают о том, как бы им начать взрывать голландцев. Всё это рассчитано именно на эмоциональное восприятие напуганного фермера, который вообще с трудом представляет себе, где находится Украина – но слышал о терактах в Париже, причем, парижская хроника в кремлекских роликах перемежается с кадрами, на которых выступают ряженые, выдающие себя за «бойцов Азова».

Не исключено что ближе к дате референдума в Нидерландах случится «немецкая история», уже отработанная российской пропагандой в Германии: пророссийские каналы используя повод с очередной «девочкой Лизхен» пытаются взбудоражить определенную особо внушаемую общества. В Германии целью информационного удара была Ангела Меркель и её политика. Франции мстили за «Мистрали». А в Нидердандах удар направят на результаты референдума.

При этом российская пропаганда тщательно обходит тему сбитого российскими военными над украинским Донбассом малазийского Боинг-777 рейса МН-17, при крушении которого погибли граждане Голландии.

Используя голландский прецедент, европейские ультралевые и ультраправые партии, проплаченные Кремлем и потому поддерживающие агрессию России против Украине, могут попытаться инициировать аналогичные плебисциты и в других странах ЕС. И если голландские власти сделали оговорку в том, что результаты референдума будут иметь рекомендательный характер, не имеющей обязательной юридической силы, то далеко не факт, что их примеру смогут последовать другие страны-члены ЕС, где есть российское лобби. Если же одна из стран-членов ЕС прислушавшись к мнению своих граждан, выйдет из соглашения об ассоциации и ЗСТ с Украиной, то может стать под вопрос вся реализация экономических положений этого документа, которые предполагают либерализацию торгово-экономических отношений Украины и ЕС. Ведь любое решение в ЕС принимается консенсусом всех стран-членов ЕС. Референдум в Голландии является пробным шаром Москвы – кремль пытается нащупать очередное слабое место, куда имеет смысл наносить удар уже в полную силу.

Целью этих действий очевидна: Путин играет на политических противоречиях внутри ЕС, стремясь ввести Евросоюз в политический кризис и тем ослабить его внимание к Украине. Впрочем, не только это: нарушение целостности и экономическое падение Европы входят в число приоритетных целей России и сами по себе.

Всё сказанное – давно известно. Но за каждодневной суетой часть деталей забывается и общая картина распадается на фрагменты. Полезно освежать память на такие детали. Картину надо видеть целиком. Когда знаешь своего врага в лицо – легче противостоять ему на опережение. Тем более, если тактику его действий можно проследить на примере других государств. Грузия и Украина почувствовали на себе первые удары Кремля в 2008 и 2014 годах, что должно стать наглядным примером для нас, для Европы, для всего мира.

Тем более, что сегодня в Молдове Кремль пытается реализовать совершенно аналогичные сценарии дестабилизации, выстроенные по тем же методическим разработкам. Нами тоже пытаются управлять, задавая наше направление движение. Нам нужно отчетливо понимать, чего ждут от нас в Москве – и ломать московские планы, совершая неожиданные шаги в других направлениях.

Обсудить