Сирия: победа или поражение России?

Пару слов о Сирии

В связи с путинскими заявлениями об «окончании военной операции в Сирии» несколько комментариев.

1. Я уже признал, что ошибся в своем прогнозе — осенью я полагал, что Россия будет в итоге вынуждена втянуться в наземную операцию в Сирии, воздушных ударов будет недостаточно, так как надо занимать территорию, а для этого нужны войска на земле. Первоначально Путин рассчитывал, что эту работу за него будут делать иранцы (которые, видимо, и втянули его в операцию в Сирии, пообещав взять на себя наземную часть операции). Но, как и следовало ожидать, иранцы оказались плохими бойцами и вскоре участие в наземной операции прекратили (в этом плане мой прогноз оказался верным).

2. Убежден, что единственной стратегической целью вмешательства в Сирии было сохранение у власти Асада. Путин не верит, что сможет влиять на любое переходное и последующее правительство в Сирии, а поэтому полез спасти своего дружка, которому он хочет впарить военные базы, контракты на поставку вооружений и т.д. Как только Асад уйдет, все это тоже уйдет — как минимум, в любом переходном правительстве будут представлены силы, жестко настроенные против России, особенно теперь, после полугода тяжелых бомбардировок анти-асадовских сил.


Могут быть конечно и побочные цели — «поднять вес России в мировой политике», «отвлечь внимание от Украины», «потренировать армию» и т.д., но это все цели именно косвенные, а любое военное вмешательство всегда преследует конкретную цель. Такой целью в случае российского вмешательства в Сирии являлось сохранение Асада у власти.

3. Если сейчас случится быстрый уход России из Сирии, то Асад просто обречен. Думаю, Путин это прекрасно понимает — низкая боеспособность сирийской армии была сейчас очевидна даже при массированной российской авиа-поддержке. А боевой дух анти-асадовских сил с уходом русских может оказаться на подъеме, плюс Турция и Саудовская Аравия явно настроены оказать им новую более мощную поддержку.

Таким образом, по сути Путин, полгода повоевав за сохранение Асада у власти, просто бросает своего дружка на дальнейший произвол судьбы? Можно, конечно, поспекулировать на тему закулисных договоренностей с американцами на тему будущего политического устройства Сирии, однако явно, что путинский «пакет акций» с учетом так или иначе ожидаемого ухода Асада будет в этом переходном политическом устройстве сильно меньше, чем сейчас, так что непонятно, за что полгода воевали-то?

4. Вы не забывайте, что «еврей прощается, но не уходит» — вспомните, как летом 2014 года Совет Федерации демонстративно отозвал разрешение Путину применять Вооруженные силы в Украине, после чего началась массированная переброска российских войск на Донбасс и решительное наступление на позиции украинских сил (август-2014). Так и тут: не исключено, что заявления о «начале начала окончания» операции в Сирии есть просто пиар-маневр.

5. Но есть и другое предположение. Точнее, два фактора:

  • Поддерживаемое российскими ВВС с воздуха наступление на Алеппо стало окончательно бесперспективным. Боеспособность сирийской армии низка, взятие Алеппо штурмом могло бы превратиться в крайне невыгодную для Путина и транслируемую в прямом эфире по всему миру кровавую баню, а для успешного взятия Алеппо реально потребовались бы российские штыки, которые бравый В.В. испугался-таки отправлять туда (и правильно сделал, поддерживаю, не стоит эта вся история российских смертей).
  • Саудовская Аравия явно дала понять, что, невзирая на опасения, все же поставит анти-асадовским силам ПЗРК. Вот интервью саудовского министра иностранных дел аль-Джубейра Шпигелю три недели назад:

SPIEGEL: Is Saudi Arabia in favor of supplying anti-aircraft missiles to the rebels?
Al-Jubeir: Yes. We believe that introducing surface-to-air missiles in Syria is going to change the balance of power on the ground.


Как было отмечено в недавно вышедшем обзоре российского военного перформанса в Сирии от ECFR, проблемой российских бомбардировок является низкая точность используемых типов вооружений и бомб, в связи с чем самолеты вынуждены летать на высотах, уязвимых для ПЗРК. То есть такая операция прекращается в момент — единственным сдерживающим фактором до сих пор было нежелание противников Асада поставлять анти-асадовским силам ПЗРК, чтобы они не попали «не в те руки». Но теперь решение, судя по всему, принято, и Путин сигнал понял и решил ретироваться (если только тут не имеет место пункт 5 выше).

6. Если Путин выводит войска, то никаких механизмов сохранения Асада у власти нет, и через некоторое время его уберут. Непонятно, зачем полгода было ближневосточные пески месить, нести жертвы и затраты, ссориться с Турцией и т.п.

7. Тем не менее, если Путин уберется из Сирии, то это будет для России только хорошо. Остаться там — означало бы больше русских смертей (совершенно бессмысленных), ухудшение отношений со всеми ключевыми региональными игроками, огромные затраты и т.п. Так что как бы он странно не смотрелся в этой ситуации, решение о выводе войск (если оно состоится) — очень даже правильное и отвечает интересам России (а лучше было бы туда не лезть вовсе, это не наша война).

http://echo.msk.ru/att/avatar2/poster-58692-picture-70.gifавтор Владимир Милов политик

Оригинал

Как же мы будем жить без Сирии?

Человек – не таракан, привыкает ко всему. Мы уже так сроднились с Сирией, что непонятно, как будем жить без нее. Непонятно, как мы без нее жили! Долгие годы эта страна была пятнышком на карте и 99% нашего народа вряд ли это пятнышко на этой карте смогли бы обнаружить. Но год назад всё изменилось. Оказалось, что Сирия – наша сакральная земля. Что именно в Сирии решается судьба нашей страны, а может и всего мира. Последние полгода выпуски новостей начинались, а часто продолжались и заканчивались новостями из Сирии.

Про Сирию нам говорили больше, чем про собственную страну. Да и кому вообще в России интересна эта Россия, если есть Сирия! Сирия оказалась для нас даже важнее Украины, во что недавно невозможно было поверить. Теперь мы не только знаем, где Сирия находится, мы нынче знаем, как называются ее города. Среднестатистический россиянин сирийских городов знает больше, чем наших. Мы выучили имена всех местных предводителей, названия группировок, воюющих на одной стороне, на другой стороне, а также еще на тридцати семи сторонах конфликта. Неужели всё действительно закончилось? О чем же будет рассказывать телевизор? Как заполнить бесконечные часы пропагандистского вещания? Ведь нам же ясно и четко сказали, что цели достигнуты, а задачи выполнены. А до этого говорили, что именно Россия переломила хребет терроризму. Именно Россия внесла решающий перелом в боевые действия и принудила бандитов к миру. Без России там все прахом пошло бы. Мы победители. И если мы уходим, значит, мы уходим именно с победой. А если мы уходим с победой – война окончена! Не может же быть так, что мы победили, ушли победителями, а война почему-то продолжается. Если война продолжится, то почему же мы ушли? Какие же мы тогда победители?

Поэтому перед пропагандой встанет нелегкий вопрос: что делать, точнее – что говорить? По идее уже в ближайших итоговых программах россиянам сообщат о победном завершении войны, а потом перестанут говорить про Сирию вовсе. Победа достигнута, проблема решена. И не важно, что никакая проблема не решена и никакой победы там нет. Кто об этом знает? Кто знает, что там реально вообще происходит? Подавляющее большинство знает только то, что ему говорят с экрана. Пока про Сирию не говорили – никакой Сирии и не было. Потом сказали, что нет для нас ничего важнее, и не было ничего важнее. Потом говорили, что мы побеждаем на всех фронтах, и люди радовались победам, не зная, есть они или их придумали. Теперь скажут, что все закончилось и миллионам зрителей будет этого достаточно, чтобы всю жизнь потом думать, что мы чемпионы. Но пропаганда не может свернуть лавочку. Поэтому мне даже любопытно, чем теперь нам станут распрямлять извилины. Опять Украина? Выборы в Америке? Полет на Марс? Врачи-вредители? На кого ты нас покинула, Сирия, мать городов русских?

http://echo.msk.ru/files/avatar2/1052950.jpgавтор Антон Орехъ обозреватель

«Забираю свои игрушки и не буду играть с тобой в песочнице» ©

Решение Путина о выводе войск из Сирии является:
— внезапным (даже Шойгу и Лавров были не вполне готовы),
— эмоциональным (острая обида),
— демонстративным.

Кому демонстрируется эта обида?

— ИГИЛу? (организация запрещена в РФ)– для него это приятная неожиданность;
— сирийской оппозиции? – для нее это приятная неожиданность;
— Асаду? – для него это неприятная неожиданность;
— США? – для них это непонятная неожиданность.

Из всех заметных игроков сирийского пасьянса, кажется, лишь один хранит показательное молчание – Иран. Потому что знает, почему принято это решение.
Острая обида демонстрируется Ирану.
За что?

За:
— прекращение участия иранцев в сухопутной операции в Сирии;
— возражения Ирана против сотрудничества России с США;
— проблемы с оплатой С-300;
— отказ Ирана от кооперации по объемам добычи нефти.

«Ты позвал меня в свою песочницу.
Я тебе поверила.
Принесла свои игрушки и стала с тобой играть.
Но ты меня бросил.
И в этой песочнице и в других.
Теперь я забираю свои игрушки.
Посмотрим, как ты будешь играть без меня».

http://автор Андрей Илларионов экономист

Оригинал

Процесс пошел

Решение о выводе российских войск из Сирии, возможно, было и ожидаемым, но в какой-то более отдаленной перспективе.
То, что оно было принято вчера вечером, является абсолютной сенсацией, учитывая еще, как именно его презентация происходила. Такое зрелище нужно было видеть.

Было очень заметно, что Путин, Лавров и Шойгу находились под огромнейшим стрессом.
Они выглядели растерянными и несли полнейший бред. Попытайтесь сопоставить их беспомощное блеяние с тем, что кремлевская пропаганда внушала нам все последние полгода.

Встающей с колен России объясняли, что основная цель этой операции была в том, чтобы остановить террористов ИГИЛ /запрещена на территории РФ/ на дальних рубежах и не дать им придти к нам в Россию.


И вот теперь вожди докладывают, что за все это время убито 17 (!) полевых командиров. Теперь наша «миссия выполнена», и военные с высоко поднятой головой возвращаются на Родину. А как же быть с остальными, кроме вот этих 17? Кто их теперь будет встречать на дальних рубежах? Или они все придут к нам?

Ну хорошо, допустим, что это была формальная декларативная цель, но ведь все знали и реальную — помочь Асаду расправиться с оппозицией.
Все, что мы там делали, а именно 90% российских боевых вылетов — это удары не по ИГИЛу, а по умеренной оппозиции Асаду. Еще неделю назад Лавров воинственно заявлял, что несмотря на перемирие мы будем продолжать бомбить террористов и, в частности, Алеппо, потому что там скрываются террористы.
А теперь они вешают телезрителям лапшу на уши, перечисляя свои гуманитарные достижения — была «восстановлена связь с Алеппо» — городом, который они еще вчера бомбили, убивая сотни жителей и планировали брать.

Какие-то очень весомые причины заставили Путина и компанию совершить такой унизительный кульбит.
Я не знаю, кто и какие серьезные аргументы предъявил этим людям, чтобы довести их до такого состояния, после того как вся их пропаганда неустанно внушала нам, как эффективно мы противостоим ненавистным пиндосам и боремся с террористами на дальних рубежах Русского Мира.

Асаду же Путин пожелал в телефонной беседе: «Держись, Башар! Мы с тобой!».
Но помните, что стало с товарищем Наджибуллой? Его в конце концов повесили на столбе в Кабуле. А может быть, Асад не стал дожидаться подобной участи и сам договорился с оппозицией и американцами о сохранении своей власти в небольшом алавитском анклаве? А в качестве демонстрации своей договороспособности предложил Путину как «легитимный президент» убираться к чертовой матери?

В любом случае это серьезнейшее внешнеполитическое и имиджевое поражение режима.
Одно из тех, которые ведут к падению такого рода диктатур.
Украинцы, за вами очередь нанести еще одно, отказавшись от навязываемой вам сделки по Донбассу и оставив Путина с его бандитской Лугандонией на руках.

http://автор Андрей Пионтковский публицист, политолог

echo.msk.ru

Российский блицкриг в Сирии

Президент России Владимир Путин объявил 15 марта днем начала конца операции российских вооруженных сил в Сирии. Россия начинает вывод основных сил военного контингента, направленного в Сирию пять с половиной месяцев назад. По заключению Путина и его министров обороны и иностранных дел, военные выполнили возложенную на них миссию – в Сирии достигнут перелом в борьбе с террором, и он, если не уничтожен, то остановлен.

За пределами России, и в частности, в Израиле также полагают, что цель российской военной операции выполнена, но саму эту цель видят в другом, а именно, в спасении режима сирийского президента Башара Асада и укреплении его позиций у власти.

Но как бы тот ни было, приказ Путина о выводе войск из Сирии прозвучал нежданно и ошеломляюще, по крайней мере, для тех, кто не был посвящен в тайны кремлевской политики, и принес России огромные политические дивиденды. Его приветствовали, пожалуй, все и вся в мировой политике. Если направление российский войск в Сирии и их операция там вызывала противоречивые реакции, то вывод был однозначно встречен «на ура». Можно сказать, что российским войскам стоило входить в Сирию уже для того, чтобы оттуда выйти.

Обращает внимание и дата опубликования решения Москвы – в дни соблюдения перемирия в Сирии и непосредственно перед началом переговоров в Женеве о политическом решении сирийской проблемы, которые на этот раз, пожалуй, впервые выглядят не столь обреченными, как все предыдущие «сирийские посиделки» в Женеве. Там свой голос к одобряющим подобный шаг Москвы присоединили и руководители той части оппозиции, которая представлена на Женевских переговорах. Впрочем, они, как и многие другие в мире, подчеркнули, что нужно еще подождать, посмотреть, как обещанный вывод будет осуществляться на местности.


Действительно, в решении Москвы говорится о выводе «основных сил» и подчеркивается, факт сохранения на территории Сирии баз ВМС России в Тартусе и ВВС в Хмеймим. О графике вывода в комментариях из Кремля обтекаемо сказано, что он «будет определяться соображениями безопасности».

Впрочем, эта неопределенность также играет на руку России. С одной стороны, например, министр иностранных дел Германии Вальтер Штайнмайер выражает надежду на то, что вывод российских войск сделает позицию Башара Асада более гибкой и заставит его со всей серьезностью относиться к переговорам о политическом урегулировании. В вооруженной борьбе на территории Сирии Асаду придется значительно больше опираться на свои собственные силы, но с другой стороны, российская «военная рука» все же здесь, в Тартусе, в Хмеймим, и, если что, может прийти на помощь. Если была необходимость еще более привязать к себе Асада, показать ему, кто его настоящий покровитель (и пусть не думает, что это может быть Тегеран), то и эта цель успешно достигнута.

Разумеется, не достигнуто урегулирование сирийского кризиса. До этого далеко, ИГИЛ и другие антиасадовские группировки по-прежнему контролируют значительные территории в Сирии. Вообще, с военной точки зрения, момент для вывода российских сил выбран не самым лучшим образом. Регулярная армия Асада вряд ли без российской поддержки с воздуха закончит операцию по вытеснению боевиков «Исламского государства» из их цитадели в Тадморе. Между прочим, если при направлении российских войск в Сирию упор делался на борьбу с ИГИЛ, то при выводе название этой организации впрямую вообще не упоминается. Но установление мира в Сирии дело явно не сегодняшнего дня, политическая игра важнее, и в ней Россией сделан, по-моему, очень правильный и своевременный ход.
Среди причин решения о выводе российских войск упоминают экономическую – держать немалый контингент в Сирии весьма накладно, особенно на фоне экономических трудностей России. Существует и мнение, что за этим решением может стоять некая тайная договоренность, например, с США в плане ослабления или снятия антироссийских санкций, или с Саудовской Аравией относительно стабилизации цен на нефть.

Не исключая таких возможностей, я все же полагаю, успешное достижение своих целей в Сирии, бронирование себе надежного места за столом переговоров по сирийской проблеме и значительное повышение своего международного престижа в целом плюс к избеганию угрозы завязнуть в сирийском котле, являются достаточными мотивами политики Москвы в отношении Дамаска и, в частности, решения о нынешнем выводе войск.

Между прочим, первым зарубежным руководителем, с которым встречается президент России Владимир Путин после объявления о начале вывода войск из Сирии, стал его израильский коллега Реувен Ривлин. Случайность? Наверное, но в Иерусалиме, комментируя решение Москвы, подчеркивают, что консультации, которые велись между Израилем и Россией во время российской операции в Сирии и были направлены на то, чтобы предотвратить, не приведи Господь, случайного столкновения «на местности» ВВС России, бомбящих объекты на территории Сирии, и израильских сил, охраняющих границу с Сирией, способствовали укреплению координации между сторонами.

http://echo.msk.ru/files/avatar2/2454566.jpgавтор Зеев Бен-Арье глава дипломатических представительств Израиля в Украине (1999-2000) и в Беларуси (2004-2009)

echo.msk.ru

Обсудить