Гибридная война Кремля в Европе: ничего нового

Серия терактов в Брюсселе, закономерно вызвала к жизни и тему российской причастности к ним. Это было ожидаемо и неизбежно: репутация России такова, что её отныне будут подозревать в причастности к террору в любой точке мира, где у Кремля могут быть хоть какие-то интересы. А эти подозрения вызвали ответную истерику в Кремле.

Что ж, прямых доказательств непосредственного участия России именно в брюссельских терактах действительно нет. Во всяком случае, пока ещё нет.

Но, как заметил заместитель министра обороны Польши Бартош Ковнацкий, «действительно видно, что за отдельными покушениями, действиями или операциями стоят не только автономные группы мусульманских фанатиков. Это определенный процесс, который касается Европы. Прошу обратить внимание, кто от этого процесса получает пользу - на Ближнем Востоке, в Бельгии и Западной Европе, а кто от этого теряет».

Итак, кто уже сегодня получил максимум выгод от европейских терактов? И, шире - каково происхождение нынешней волны европейского терроризма? Насколько верно называть его «исламским»?

Никаких мигрантов – это местные!

Организаторы брюссельских взрывов при ближайшем рассмотрении оказались… бельгийцами. Да, мусульманами, вторым поколением эмигрантов из мусульманских стран, но выросшими в Бельгии, и не имевшими иного гражданства, кроме бельгийского. Та же картина была и в Париже: его, увы, взрывали французы.

При этом, нет оснований утверждать, что второе поколение эмигрантов-мусульман дает большой процент проблемных граждан. Статистика говорит обратное: большинство из этих людей вполне интегрированы в новую среду. Сохраняя свою особость, и даже конфликтуя иной раз с другими группами этого общества, они не стремятся разрушать его. Франция, Бельгия и вся Европа в целом - их дом. Ближайшее окружение организаторов терактов демонстрирует это вполне ясно. Большинство родственников и знакомых террористов отнюдь не героизирует их, а, напротив, отторгает.

Главное - террор, остальное - предлог

Приглядевшись повнимательнее, нетрудно заметить, что «радикальный исламизм» попросту занял нишу «радикальных левых» 60-80 годов прошлого века. Эта та же проблема, просто в новой упаковке. Есть и переходной, «гибридный» пример такого рода – Ильич Рамирес Санчес, начинавший, как левак, и эволюционировавший в исламского террориста.

Иными словами, прилагательные «левый», «исламский», или какой-то ещё – это именно и только прилагательные. Существует терроризм, как один из инструментов современной политической борьбы, а идеологические ярлыки приклеиваются к нему согласно моде на ту или иную конъюнктуру. К примеру, в 60-80-х были в моде «левые», за которыми маячил идеализированный образ «справедливого рабочего государства», не имевший ничего общего с реальностью. Когда же он, в конце концов, рухнул – он был заменен на такой же фейковый «радикальный ислам», имеющий к каноническому Исламу примерно такое же отдаленное отношение, как Сталин к Марксу.

О политической моде

Мода на всё «левое» появилась после Первой Мировой войны, и продержалась примерно, до конца 80-х. В этот период в Европе складывался полноразмерный капитализм. Тот самый, о котором Маркс писал, что, мол, до тех пор, пока капитализм не реализует всех заложенных в него возможностей, ни о каком социализме не может быть и речи.

Вот эти возможности шаг за шагом тогда и реализовывались. Их реализация была связана споявлением новой планки, на которой был написан основной лозунг капитализма - «обогащайтесь». Прекрасный, кстати, лозунг, поскольку в нищете нет ничего хорошего. Но, вместе с тем, требующий и немалых личных усилий. Миллионы людей должны были найти себя в новых условиях: научиться хорошо работать, и одновременно требовать достойную плату за достойный труд. Нам, кстати, это ещё предстоит осваивать, в ближайшие лет 30-50.

Так вот, некоторые из тех, кто, по разным причинам, не сумел подняться по этой лестнице вверх, становились террористами. Не все, конечно: помимо ненависти к миру, в котором кандидату в террористы не нашлось места, ему необходим ещё целый ряд качеств.

Терроризм как бизнес

Как социальное явление терроризм включает три слоя: хорошо внушаемых исполнителей, которых, хватает на одну, редко на 2-3 акции; полевых командиров : того же Санчеса, лидеров РАФ, или нынешних вожаков боевых групп - авантюристов, которые рискуют, но на верную смерть сами не пойдут; и, наконец, финансистов: тех, кто оплачивает всё это. А средства на террор нужны немалые.

В этих последних - вся суть. Терроризм, и это можно показать на любом историческом примере, где за давностью лет источники финансирования и вдохновители уже более-менее выявились на свет, это всегда бизнес-предприятие. Его настоящая цель - не та, что командиры вкладывают в голову своим одноразовым «борцам», а настоящая - всегда одна и та же: используя страх, хаос и ответные репрессии замедлить социальное развитие общества. Это нужно для того, чтобы те, кто финансирует терроризм, как можно дольше удержали за собой выгодные им позиции. Которые, при нормальном развитии общества, уйдут в прошлое.

Кому это было выгодно?

Кто выпестовал терроризм 60-х, из которого вырос современный терроризм? Тут уже давно нет никаких тайн: террористов 60-х поддерживал КГБ CCCР. Впрочем, КГБ не организовывал террор в Европе «с нуля» - это тоже правда. Такие попытки были бы малоэффективны и чреваты провалами. Но КГБ отслеживал все самодеятельные группы такого рода, и при удобном случае предлагал им помощь – деньгами, оружием, информацией, территорией, на которой можно безопасно отсидеться. Предлагал, впрочем, тоже не напрямую. Для контактов с террористами использовались спецслужбы стран Варшавского договора: чаще – ГДР и Болгарии, реже – Чехословакии и Венгрии, ещё реже – Польши и Румынии. С середины 70-х был создан и арабский «буфер» в лице ООП.

Цель поддержки террора была очевидна: дестабилизация и ослабление Западной Европы и инструментов европейского влияния США, прежде всего – НАТО. Европа должна была замедлить развитие, а европейский обыватель - усвоить, что поддержка США, а также Израиля, противостоявшему советскому влиянию на нефтяном и транзитном Ближнем Востоке, порождает в ответ взрывы и стрельбу в его городах. Он должен был начать требовать от своих политиков выхода из таких союзов. Для озвучивания этих требований СССР содержал по всему миру обширную агентуру, легализованную под видом «коммунистических и рабочих партий».

Всё это уже давно не секрет: архивы раскрыты, и документы опубликованы. Кстати, вне Европы СССР действовал куда более открыто. К примеру, Организация Освобождения Палестины была напрямую организована КГБ, чего на Западе Союз никогда себе не позволял.

Причина был проста: СССР не мог позволить себе довести ссору с Европой и США до полной изоляции. Он слишком нуждался в передовых технологиях и в западных товарах. Ему необходимо было осторожно балансировать по линии «партнеры-враги», ослабляя Запад, заставляя тратить средства на безопасность, и при каждом удобном случае предлагая себя на роль посредника и «решателя вопросов», которые Западу, по тем или иным причинам, напрямую было решать неудобно.

Это балансирование удавалось Москве примерно до середины 70-х. А потом к власти пришли решительные реалисты-реформаторы, Рейган и Тэтчер, осознавшие как необходимость реформ, так и роль СССР в противостоянии таким реформам. Советский Союз начали последовательно отсекать от западных кредитов и технологий, и за полтора десятилетия всё было кончено. Но, переоценив свою победу, Запад не добил Союз до конца - получил путинскую Россию, и возврат к ситуации 60-х.

Кому и зачем это выгодно сегодня?

В наши дни все советские структуры, работавшие на разрушение Запада, возрождены под новыми именами. Во всех случаях, и даже на уровне персоналий, можно проследить их связь с аналогичными структурами времен Холодной войны, которые курировал КГБ. Все нынешние «евроскептики» и «евролевые», клеймящие США, и толкующие о необходимости «сближения с Россией» работают ровно по тем же методичкам что и их предшественники советской эпохи. А Россия использует те же уязвимости Запада, которые когда-то использовал СССР.

Дело в том, что в европейской системе политических приоритетов завоевание популистских симпатий неизбежно оказывается на первом месте. Любые внешние кризисы приходят и уходят, но грядущие выборы маячат на горизонте всегда. А обыватель, голосующий на этих выборах, не любит ни скверных новостей, ни тех, кто их ему сообщает. Он не желает разбираться в сложных политических хитросплетениях - ему подавай простые версии событий и простые рецепты улучшения ситуации. А тот же обыватель, но уже в роли политика и бюрократа, озабочен прежде всего своим сиюминутным положением, а не анализом стратегических перспектив.

Понять эти механизмы европейской политики очень просто. Достаточно несколько серий «Да, господин министр» и перечитать кусочек саги о Гарри Поттере, тот, где министр Фадж, вопреки очевидности, не может признать реальности вернувшегося Волан де Морта. И вовсе не потому, что Фадж глуп, а потому, что политические последствия такого признания для него ужаснее, чем сам Волан де Морт.

Именно эти особенности европейской политики, живущей «от выборов до выборов» и имел ввиду Черчилль, говоря, что «демократия – наихудшая форма правления» - правда, с оговоркой: «за исключением всех остальных, которые пробовали время от времени». Цитата – из 1947 года. Позади была война, ставшая следствием нерешительности Чемберлена, и проигрыш послевоенных выборов, случившийся из-за экономических проблем, не имевших приятного избирателю решения.

Так вот, и СССР и Россия эту уязвимость с успехом используют. Версия расклада сил в мире, продвигаемая Кремлем в Европе, выглядит так.

Мусульманский Восток грозит смести европейскую цивилизацию. Европа, привыкшая жить в мире и достатке, воевать с мусульманским миром неспособна. Зато Россия, располагает запасами пушечного мяса, воспитанного в готовности безропотно умереть по приказу Кремля в любой части света.

Это значит, что Россия - естественный союзник ЕС, и в противостоянии ЕС с мусульманским миром отталкивать её опасно. Напротив, такому ценному союзнику нужно простить и небольшие слабости: отсутствие прав человека внутри страны и экспансионистские устремления в пределах границ СССР.

А до тех пор, пока Европа не прониклась пониманием важности союза с Россией, и даже санкционирует Россию, по такому ничтожному поводу, как Украина, она будет сталкиваться с исламским террором. Союз с США ей не поможет. Вот, был Париж. Теперь Брюссель. И будет ещё. Так вам и надо. Вы будете страдать и нести потери до тех пор, пока не начнете сотрудничать с Россией.

К этим тезисам и сводятся выступления всех российских политиков и пропагандистов. Эта версия событий привлекательна своей простотой и сулит легкое разрешение европейских проблем.

Большая московская ложь и настоящие мотивы Кремля

Но у этой версии есть и недостаток, правда, только один, но зато существенный. Она лжива от начала и до конца. Прежде всего, потому, что нынешний конфликт не проходит по линии мусульмане – не-мусульмане. Это конфликт между двумя частями мира: развитой и отсталой. Которые ведут борьбу за подходящее для одной и другой части мироустройство.

Так вот, мироустройство, подходящее для России в её нынешнем виде, совпадает с ИГИЛовской картиной мира, но не совпадает с европейской. Однако, Россия, для того, чтобы выжить, нуждается в доступе к европейским финансам и технологиям. А это означает, что ей нужен повод для сближения с Европой и США. И на сегодняшний день, «борьба с терроризмом» является последней зацепкой Кремля. Последней из площадок, где хотя бы в принципе возможно сотрудничество. А это означает что терроризм, несущий прямую угрозу Западу, необходим России. Россия не может допустить, чтобы он был побежден. Потому, что в его отсутствие никаких точек соприкосновения с Западом у России уже не остается вовсе. И тогда Россию ждет либо изоляция, либо прямой конфликт, который она неизбежно проиграет стратегически.

А вот террор и локальные войны – в том числе и в Украине, дают России шанс на долговременную и системную дестабилизацию Запада. И если такая дестабилизация окажется достаточно глубокой и продолжительной по времени, Россия может занять по отношению к Западу относительно долговременные позиции, благоприятные для нынешней системы власти.

Все громкие европейские скандалы последнего времени, где уже доказано соучастие России, работают на такой сценарий. Здесь и выдуманная история с «изнасилованной Лизой», и раскрутка «мигрантской темы» с целью подорвать позиции Меркель, и вброс ролика, на котором, якобы, бойцы «Азова» угрожают голландским избирателям с целью повлиять на результаты референдума о предоставлении Украины Ассоциации с ЕС. Как, впрочем, и сама организация этого референдума через подконтрольные Кремлю структуры.

Подведем итоги

Итак, Россия системно и последовательно разрушает Европейский Союз, коррумпируя его политиков, и ведя на его территории информационную войну, затраты на которую сопоставимы с обычной войной. Это доказанный факт. У этой войны давняя история, документированная ещё со времен СССР. Мотивация СССР и России вести такую войну вполне прозрачна и понятна.

На этом фоне было бы очень странно, если бы де-факто воюя с Западом, Россия не поддерживала бы очень выгодную ей волну террора в европейский столицах, как раньше делал это СССР. Иными словами, прямых улик нет – зато косвенных в избытке. Is fecit cui prodest - сделал тот, кому выгодно. Эта римская формула безошибочно работает уже больше двух тысячелетий.

И ещё. Ничего нового в рецептах антизападных действий России по сравнению с СССР нет. Чтобы понять, как она именно поддерживает террористов, и где следует искать прямые доказательства, достаточно поднять архивы 60-80-х и наложить их, как кальку, на современную канву.

коллаж: fakeoff.org
Обсудить