Панама: другой взгляд

О каких доказательствах может идти речь? – полное раскрытие Сергеем Ролдугиным информации о движении денежных средств по банковским счетам его компаний, а также об иных активах (акции, паи, доли) им принадлежащих.

Андрей Мовчан из Московского центра Карнеги дал совершенно замечательную интерпретацию Российского Панамагейта, связанного с очередным миллиардером Корейко, имя которому на этот раз Сергей Ролдугин. Суть позиции Андрея весьма проста – ничего незаконного в этих операциях не было, остро даже друзья президента Путина не доверяют Российской системе защиты прав собственности. С последним утверждением спорить не буду, согласен, что доверия к Российскому суду нет ни у Тимченко, ни у Ротенберга, ни у Ковальчука, ни у Дерипаски с Потаниным. Поэтому перейду к первой части утверждения Андрея, а именно о законности всех операций.

Начну издалека. С того, что нам стало известно. А известно нам стало лишь о самой верхушке айсберга, название которому можно дать «чёрная касса Кремля». Действительно, в руки журналистов попали лишь юридические документы от одного из крупных регистраторов офшорных компаний (занимающего четвёртое место в мире по объёму операций), да и то в отношении далеко не самой популярной юрисдикции, Панамы. (Слава Богу, что у Кремля достаёт разума не оспаривать подлинность этих документов, более того, рассуждения Российского президента об их подлинности убедительно говорят о том, что он был в курсе этих операций). Сколько ещё таких «ролдугиных» задействовано в кремлевских схемах мы не знаем, но знаем, что они точно есть. Вспомните интервью Сергея Колесникова газете «Коммерсант» с рассказом о компании «Петромед», или последний секрет, «утёкший» из недр ФСБ, как патриотично настроенные Российские бизнесмены не дали американцам купить у Керимова оператора кабельных сетей и быстренько сбросились на полтора миллиарда долларов.

Вообще-то говоря, первый вывод, который можно сделать немедленно звучит так: те люди, которым Кремль поручил заниматься этим проектом, проявили высочайший уровень НЕпрофессионализма. Они, в отличие от сына министра экономики Улюкаева или племянника секретаря Совета безопасности Патрушева, поскупились или поленились нанять профессиональных управляющих и юристов, и доверили подписание и хранение деловых документов (не связанных с регистрацией компаний) панамским юристам. Только поэтому нам стала доступна какая-то информация об «Империи Ролдугина».

Сразу следует оговориться, и это второй вывод, что, заведомо эта информация не является полной – вполне вероятно, что какие-то документы подписывались и хранились не в Панаме, а где-то ещё, и их (эти документы) еще предстоит найти. Вывод третий, все тайное становится явным – в панамских документах имеются номера банковских счётов, через которые работали компании Ролдугина, и, значит, это только вопрос времени и того, кто первым получит доступ к этой информации и расскажет нам и про то, сколько денег приходило на счета этих компаний, и от кого, и куда эти деньги тратились (на скрипки с виолончелями или на что-то другое).

Теперь о нарушениях закона.

Во-первых, речь должна идти о том, что Сергей Ролдугин участвовал в том, что на современном финансовым языке называется сомнительными.   Финансовыми операциями. Вспомните его лепет про бизнес времён «до перестройки», когда сразу после опубликования панамских документов его стали спрашивать  об этом журналисты. В тот момент музыканта очевидно застали врасплох, а сам он не очень понимал, о чем идёт речь. Однако для любого банкира понятно, что он предоставил свой паспорт для того, чтобы скрыть реального владельца и компаний, и её денежных потоков. То есть Сергей Ролдугин посодействовал (скорее всего) людям, которых он или хорошо знал, или которым безгранично доверял, в обмане и Панамского регистратора, и тех банков, в которых его компании открывали счета.

Во-вторых, давайте поверим и Российскому президенту, и телеканалу «Россия-1», и самому музыканту, которые говорят о том, что он тратил деньги на покупку музыкальных инструментов, стоимость которых исчисляется десятками миллионов долларов. Отлично! Скажите, а где господин Ролдугин смог заработать такие деньги? Сколько составляет его годовой доход согласно налоговым декларациям? И заплатил ли он подоходный налог с этих доходов?

В-третьих,  многие «панамские» операции российских компаний с компаниями Ролдугина попадают под две статьи УК: сокрытие прибыли от налогообложения (никто не может запретить Тройке или Северстали перечислить любые средства кому угодно, только делаться это должно из прибыли после уплаты налога) и нанесение ущерба акционерному обществу. За Северсталь рассуждать не буду, компания частная, там свои акционеры, им и решать; а вот Тройка принадлежит Сбербанку, а тот Банку России – поэтому (наивно) буду рассчитывать, что независимые члены Совета директоров этого банка рассмотрят моё заявление, как акционера Сбера, и выскажут своё мнение о том, что случилось.

В-четвёртых, я ничего против меценатства не имею. Даже если на эти деньги закупаются яйца Фаберже или скрипки Страдивари. И считаю правильным, когда богатые люди тратят свои средства на эти цели. Вот, возьмите то есть же самые яйца Фаберже – купил их Виктор Вексельберг открыто, не делая тайн, не скрывая того, что сделал это «по просьбам/советам уважаемых людей». И никаких вопросов, никаких подозрений в этой связи не возникло ни у кого. А вот когда частные Российские компании по чьим-то просьбам с использованием «левых» схем переводят деньги в офшор, зарегистрированный на подставное лицо – знаете, скажу словами Есенина: «...проведите меня к нему. Я хочу видеть этого человека», а также получить убедительные доказательства того, что сам он (или его родственники и друзья)  не получил ни копейки/цента из этих денег; иначе, коррупция получается. О каких доказательствах может идти речь? – полное раскрытие Сергеем Ролдугиным информации о движении денежных средств по банковским счетам его компаний, а также об иных активах (акции, паи, доли) им принадлежащих.

Завершая разговор о «Панамагейте», я хорошо понимаю, что рановато говорить о том, что здесь все законно. Давайте, сначала получим ответы на поставленные вопросы.

Об офшорах Сергея Ролдугина

Вопрос: Почему бы не засудить авторов статей про офшоры виолончелиста Сергея Ролдугина, близкого друга Владимира Путина?

Ответ В.Путина: Как это ни странно, информация [про офшоры] достоверная. Такое впечатление, что ее готовили даже не журналисты, а юристы. Конкретно они никого ни в чем не обвиняют, просто наводят тень на плетень. Сергей Павлович Ролдугин все деньги тратит на приобретение инструментов: последняя вещь, которую он купил, стоит 12 миллионов долларов. У Сергея Павловича уже ничего нет. На приобретение инструментов он истратил больше денег, чем у него было.

Комментарий «Медузы»: Выступление Путина про офшоры в целом похоже на то, что мы разобрали по минутам. Из нового — только то, что президент признает достоверность информации об офшорах. При этом согласно документам из «Панамского архива», у Сергея Ролдугина до 2015 года были офшоры с многомиллиардным оборотом и его структуре до сих пор принадлежит доля в крупнейшем российском продавце рекламы на ТВ. Кроме того, его компании связаны с сомнительными внебиржевыми сделками и получением необеспеченных кредитов от «дочки» ВТБ. Про это Владимир Путин ничего нового не сообщил.

Обсудить

Мировое расследование о коррупции

Международный консорциум журналистов-расследователей (ICIJ) и Центр по исследованию коррупции и организованной преступности (OCCRP) рассказали о должностных лицах, чьи семьи (или они сами) имели офшоры и счета за рубежом.