Новые столкновения в Карабахе: цели и последствия

Азербайджан продемонстрировал готовность действовать решительно для достижения своих военно-политических целей, и прежде всего – восстановления территориальной целостности своего государства.

После 22-летнего, более чем условного, перемирия между Азербайджаном и Арменией, открыто поддерживающей карабахских сепаратистов, в апреле 2016 г. вновь произошли кратковременные кровопролитные столкновения, принесшие Азербайджану небольшие, но важные позиционные успехи. Они показали заметно выросший уровень военной подготовки азербайджанской армии и хорошее владение ею современной военной техникой. Однако до сих пор в СМИ уделяют внимание преимущественно ходу событий этого конфликта, оставляя в стороне их первопричины.

Как известно, благодаря значительным усилиям Азербайджана на мировой арене, направленным на подробное информирование стран мира об армяно-азербайджанском конфликте и преступлениях армянских и карабахских войск, менялось их отношение к этой войне. От сравнительно нейтрального восприятия этой войны разные государства планеты начинали переходить ко все более последовательной поддержке справедливой позиции Азербайджана в этой войне. Такие организации, как ООН, ПАСЕ, НАТО в своих официальных документах 1990 - 2000-ных годов неоднократно высказывали поддержку позиции Азербайджана и признавали его законное право на захваченные армянами и карабахскими сепаратистами территории (например, резолюции ООН № 822 874, 884 принятые в 1993 г., резолюция ПАСЕ №1416 (2005), Бухарестский саммит НАТО (2008) и другие)[1]. Еще одним определяющим аргументом в позиции Азербайджана стали принципы международного права, которые, осуждая применение силы как таковое, допускают ее использование в порядке самообороны в случае вооруженного нападения.  Статья 51 Устава ООН говорит об этом буквально следующее: «Настоящий Устав ни в коей мере не затрагивает неотъемлемого права на индивидуальную или коллективную самооборону, если произойдет вооруженное нападение на Члена Организации, до тех пор пока Совет Безопасности не примет мер, необходимых для поддержания международного мира и безопасности. Меры, принятые Членами Организации при осуществлении этого права на самооборону, должны быть немедленно сообщены Совету Безопасности и никоим образом не должны затрагивать полномочий и ответственности Совета Безопасности, в соответствии с настоящим Уставом, в отношении предпринятия в любое время таких действий, какие он сочтет необходимыми для поддержания или восстановления международного мира и безопасности»[2].

Все большую поддержку позиции Азербайджана стали высказывать и США. Симптомом этого стал успешный визит Президента Азербайджана Ильхама Алиева в США в конце марта 2016 г., в ходе которого госсекретарь США Д.Керри подчеркнул, что США поддерживают территориальную целостность Азербайджана[3]. Вкупе с тесными торгово-экономическими и политическими связями двух стран, такое заявление стало поворотным в американо-азербайджанских отношениях, так как означало, что Азербайджан обрел в своей борьбе за государственное единство своих территорий серьезного союзника. Это было тем более важно, что вплоть до самого последнего времени США проявляли уклончивость именно в вопросе поддержки территориальной целостности Азербайджана.

Не последнюю роль сыграло также подключение Азербайджана к строительству газопровода от Баку через Грузию к Черному морю, и далее в Европу, который должен обеспечивать страны Европы альтернативным «Газпрому» газовым источником[4].

Окончательно остается «вне игры» и российский «Газпром», так как газопровод обходит территорию Армении, что ведет к существенному ослаблению роли России в регионе. Таким образом, роль Азербайджана в региональном плане как страны, обеспечивающей транспортировку газа через свою территорию в Европу, резко вырастет, и позволит ему укрепить связи и с европейскими государствами, что еще больше изолирует в политическом и экономическом плане Армению, и приблизит для Азербайджана час окончательного решения карабахской проблемы в свою пользу.

В этих условиях у Армении, карабахских сепаратистов и стоящей за ними обоими России остался один выход – показать, что ситуация в регионе остается нестабильной, и что Азербайджан сам не в состоянии эту стабильность обеспечить, и что при необходимости можно привлечь к разжигаемому ими конфликту и другие страны. Это не только создало бы неуверенность и впечатление шаткости, непрочности позиций Азербайджана в регионе у всех его реальных и будущих союзников, но нанесло бы тяжелый удар по идее строительства газопровода, который, помимо прочего, приносил бы Азербайджану и стабильный источник доходов за транзит. Поэтому очередное обострение вялотекущего армяно-азербайджанского конфликта было неизбежно. Неожиданным оказался только масштаб происшедшего.

Напомним канву апрельских событий. В ночь на 2 апреля, когда Президент Азербайджана находился в Вашингтоне на саммите по ядерной безопасности, Армения подвергла массированному артиллерийскому обстрелу из крупнокалиберного оружия, минометов, гранатометов и артиллерийских установокнаселенные пункты Азербайджана. Кроме того, был обстрелян ряд населенных пунктов вблизи линии соприкосновения войск, где компактно проживает гражданское население. Самая напряженная ситуация сложилась в направлениях Агдере-Тертер-Агдам и Физули. В результате обстрелов были погибшие и раненные среди гражданского населения.Здесь необходимо подчеркнуть, что армянские войска сознательно обстреливали территории, где проживает значительное количество мирного азербайджанского населения, стремясь причинить как можно большие человеческие потери Азербайджану. Вооруженные силы Азербайджана за короткое время определили позиции вражеской стороны и вывели их из строя. В результате ответных действий азербайджанской армии на нескольких участках была прорвана первая линия обороны ВС Армении, установлен контроль над представляющие угрозу для Нафталана высотами в селе Талыш и возвышенностью Лелетепе, угрожавшей Горадизу. Была обеспечена возможность держать под контролем дорогу Агдере-Матагиз[5]. Но, в отличие от армянских войск, азербайджанские военные, прорывая оборону противника, знали, что не наносят ущерба мирным жителям: последние уже давно были отселены сепаратистами в другие районы. Уже в первый же день боев были уничтожены шесть армянских танков, 15 артустановок и укрепленные инженерные сооружения, уничтожено и ранено более 100 военнослужащих ВС Армении. У Азербайджана погибло 12 человек, был подбит один вертолет Ми-24 и получил повреждения на мине один танк. После этого ситуация стабилизировалась[6][6a].

Начало боевых действий и первые успехи азербайджанской армии вызвали немедленную реакцию со стороны России и международных организаций. Президент РФ В.Путин выразил обеспокоенность происходящим и призвал к немедленному прекращению огня. Россия приступила к консультациям с сопредседателями Минской группы[7]. В тот же день, 2 апреля, сопредседатели Минской группы ОБСЕ – И. Попов (Россия), Д. Уорлик (США) и П. Андрие (Франция) выразили серьезную озабоченность по поводу сообщений о широкомасштабных нарушениях соглашения о прекращении огня, призвали стороны прекратить огонь и принять все необходимые меры для стабилизации ситуации, утверждая, что нет альтернативы мирному решению конфликта на основе переговоров и что война не является выходом из ситуации. Они также призывали ко встрече на высшем уровне между руководителями Азербайджана и Армении по нагорно-карабахскому конфликту[8].

Хотя уже в 15.00 2 апреля было достигнуто соглашение о возобновлении режима прекращения огня, армянские войска, воспользовавшись тем, что Азербайджан соблюдает условия режима прекращения огня, стянули на оккупированные территории дополнительную военную силу и попытались вернуть освобожденные от оккупации позиции и территории, в результате чего было уничтожено около 10 танков, а также большое количество живой силы противника. В результате проведенных армией Азербайджана превентивных мер воздействия, в том числе уничтожения командно-штабного пункта, намерения  Армении в этом направлении были предотвращены. Войска Армении также подвергли интенсивному обстрелу населенные пункты близ линии соприкосновения войск и гражданские объекты не имеющие военного значения. .Министерство обороны Азербайджана отдало приказ подразделениям вооруженных сил о нанесении ответных ударов по позициям противника на оккупированных территориях в случае не прекращения Арменией обстрела населенных пунктов страны, при этом были применены тяжелые огнеметные системы «Солнцепек». Командование азербайджанской армии также предупредило, что при необходимости подвергнет ракетным и артиллерийским ударам административный центр Нагорного Карабаха Ханкенди[9] [9a].

Однако бои еще продолжались. Только 4-5 апреля карабахские сепаратисты потеряли, даже по их данным, 20 военнослужащих убитыми, 72 ранеными, и 7 танков, а еще 26 военных пропали без вести. Растерявшись, карабахские и армянские военные стали противоречить друг другу даже в собственных сводках. Карабахские сепаратисты признавали потери ряда позиций на севере и юге Карабаха, армяне это категорически отрицали и уверяли, что потерянных позиций нет[10].Лишь к полудню 5 апреля стороны конфликта прекратили огонь и было сообщено о достигнутом соглашении о двустороннем прекращении огня[11] [11a]. По итогам 4-дневных боев 322 армянских военных были убиты, более 500 ранены, более 50 пропало без вести, уничтожено 30 танков и другой боевой техники, а также 25 артиллерийских установок[12].  В конце апреля боевые действия вновь возобновились. На протяжении целой недели Вооруженные силы Армении обстреливали населенные пункты и мирных жителей в прифронтовой зоне. В частности, в ночь с 27 на 28 апреля, армянские военнослужащие разрушили из крупнокалиберного оружия и артиллерийских установок сотни домов и социальных объектов. Погибли и получили ранения мирные жители Азербайджана. Разрушенные города и села в прифронтовой зоне посетили представители мировых СМИ, правозащитники и политологи[13].

Преступления армянских войск вызвали протесты азербайджанской общественности. В ЕСПЧ было направлено два обращения в связи с совершенными армянами и карабахскими сепаратистами злодеяниями[14].

Успешные боевые действия, которые провела азербайджанская армия, хотя перед нею сегодня не стояла задача освобождения Нагорного Карабаха от армянских оккупантов, а только принуждение к переговорамза счет изменения военным путем статус-кво на линии соприкосновения, еще раз продемонстрировали противнику значительно возросшие возможности Азербайджана в военной сфере. Они воздействовали и на риторику армянских политиков. Министр обороны Армении С.Оганян заявил, что «война в Карабахе не должна продолжаться» и что «карабахский конфликт необходимо урегулировать мирным путем», в очередной раз безуспешно потребовав привлечения сепаратистских «властей» Карабаха за стол переговоров[15].

Еще большее впечатление оказали бои азербайджанских войск с сепаратистами в апреле 2016 г. на армянских аналитиков. Видя растущую международную изоляцию Армении и отсутствие ожидавшейся активной помощи со стороны России, некоторые из них выдвинули РФ целый ворох обвинений – в «военном шантаже», «подталкивании» Армении к признанию «независимости» Карабаха, (хотя сами же указывают, что позиция РФ заключается в недопустимости таких шагов в одностороннем порядке), в отказе передать Армении полученные от России по кредитному договору вооружения и военную технику, и в довершение всего – в публикации совершенно секретного списка вооружений, поставляемого Россией Армении. Возмущение армянских политологов позицией России достигло такого уровня, что они стали недвусмысленно угрожать РФ разрывом прежних связей и даже «потерей Армении»: «…в Москве не учли, что это бессмысленный шантаж, потому что и в Армении, и в НКР воспринимают это не только как карабахский вопрос, но как борьбу за выживание, в прямом смысле этого слова. Значит, чем интенсивнее применяется этот шантаж, тем больше ускоряется процесс потери Армении дляРоссии во всех смыслах»[16]. Если принять во внимание, что аналитики и политологи в силу своих профессиональных обязанностей обычно хорошо осведомлены о настроениях, царящих в политической элите своей страны, то несомненно, что армянское руководство крайне недовольно позицией своего главного союзника и в перспективе явно может начать искать себе сторонников в других странах планеты.

Все это еще раз подтверждает правильность внешнеполитической линии Азербайджана, твердо следующей курсу на полную изоляцию Армении от других государств и принуждение к добровольной передаче захваченных территории Карабаха и прилегающих районов.  Тщательная многолетняя подготовка азербайджанской армии к боевым действиям, ее переоснащение и переход на современные типы вооружения принесли свои плоды и в военном отношении. Азербайджан продемонстрировал готовность действовать решительно для достижения своих военно-политических целей, и прежде всего – восстановления территориальной целостности своего государства. Это – главный итог апрельских боев азербайджанской армии в Карабахе.

 

ПРИМЕЧАНИЕ


[1] Шевченко Р. Армяно-азербайджанский конфликт. История и современность. Кишинэу: Metrompaş, 2014, cc.61-63, 84-94.

Обсудить

Нагорный Карабах вспыхнул снова

В Нагорном Карабахе в ночь 2 апреля 2016 начались ожесточенные бои. Армения заявляет о наступлении армии Азербайджана по всей границе с применением артиллерии, авиации и танков.