Борьба с торгующими или как укрепляется коррупция?

Как только появился Закон о предпринимательском патенте, власть тут же начала с ним бороться. Чего только не пережили торгующие по патенту за время существования этого многострадального закона?

Публикуем письмо полученное редакцией от нашего постоянного читателя и приглашаем всех заинтересованных в теме, принять участие в дискуссии оставляя комментарии под текстом, и на нашей странице в Фэйсбуке – высказывайте свое мнение, власть тоже нас читает и благодаря вашей информации будет знать, где проблемные зоны, на которые следует обратить внимание в первую очередь.

С одной стороны власть как бы разрешала торговать по патенту, но всегда параллельными распоряжениями и законами создавала препятствия для нормально функционирования Закона. Например, в патенте сказано, что торгующие могут закупать товар у оптовиков по закупочным актам, а на самом деле это невозможно потому, что налоговое управление тайным указам запретило выдавать бланки актов.

С одной стороны власть разрешает торговать по патенту, берёт за эту услугу деньги, но ввозить в страну товар для реализации не разрешает. Я не говорю о больших объёмах,  хотя бы на сто долларов.  Деньги- то за патент взяли, значит надо дать людям заработать. Но власть и тут категорична. Для себя можешь вести на 300 евро, а для реализации  - ни на бануцу. Я бы понял такую строгость и желание пополнить казну за счёт торгующих, если бы не знал, что любой желающий ( понятно, что не любой) может ввести в страну безо всякой декларации наличность до 10 тысяч долларов.

Где же тут логика? Десять тысяч зелёных провести можно, а десять пар мужских трусов на сумму 10 долларов, пусть и для реализации, провезти без уплаты таможенных пошлин, невозможно. Надо платить. Но если заплатить на таможне, то получится, что любые трусы будут стоить дороже крутых джинсов. А зачем людям трусы по цене джинсов? Они лучше сами сядут в автобус, поедут на Украину и купят всё, что хотят. Кстати, многие так и поступают.  Думал, что с приходом нынешней власти что-то поменяется, но вскоре понял, что страной руководит не власть, а отдельные чиновники. Взять, к примеру, специалистов из методологического отдела Главного налогового управления. Они придумали гениальный способ, как заставить торгующих по патенту платить в 10 раз больше, чем того требует патент. Всё  просто, хотя и мерзко. Налоговики разослали по районам своим подчинённым приказ вписывать в бланк патента только один сельский рынок. Это при том, что самим законом позволительно за сто леев в месяц торговать по всем сёлам республики Молдова.

В результате внедрения тайной депеши в жизнь, получилось, что стоимость патента для торгующих в сельской местности выросла в 10-15 раз. Стоил патент 100 леев, стал стоить 1500. Повторюсь, это подорожание не официальное, не законодательное, а всего лишь результат хитрых манипуляций, которые придумали сотрудники налоговой службы. И если это извращение над законом Генеральная прокуратура Молдовы не отменит, то получится, что торгующим тоже надо будет поднять стоимость патента. Окажется, что нынешние калоши, которые продаются по сёлам за 35 лей, по новой цене должны будут продаваться хотя бы за триста.

Хочется верить, что за такими калошами в наши сёла будут приезжать гости из главного налогового управления и покупать эти изделия мелким и крупным оптом. Сельские жители получают не так много, чтобы позволить себе покупать резиновые калоши за 300 леев. Разумеется, они отвернутся от торгующих, плюнут в их сторону и обидно произнесут: « Проклятые спекулянты». И, наверное, будут правы. Люди видят зло уже на конечном этапе. Им всё равно, кто породил это зло, кто его преумножил. Виноват тот, кто предлагает зло другим. А крайними в нашей бесправной торговле всегда остаются «спекулянты».

Я позвонил в Главное налоговое управление и спросил, на каком основании стоимость патентов выросла в 15 раз. Мне ответили, что стоимость патента вовсе не повышалась, она всего лишь изменилась на основании Закона о местном публичном управлении под номером 231, согласно которому торгующий по патенту должен теперь приобретать именные патенты в каждом селе.

С какого перепугу налоговики прилепили к патенту закон о местном управлении - это загадка. Закон о местном управлении имеет к закону о патенте ровно такое же отношение, как распоряжение Главного врача больницы о необходимости посещать больных только в бахилах. Не спорю, чистоту в больнице надо соблюдать, но распоряжение не означает, что торгующие на рынке тоже должны красоваться в разноцветных бахилах.

И то, что сотворили сотрудники налоговой службы, тянет на рекорд по творимым безобразиям. Это же надо додуматься, взять два разных закона Молдовы, скрестить их между собой и получить третий Закон, который не имеет абсолютно никакой юридической силы. Это ноу –хау, которое явно тянет на рекорд Гиннесса, хотя в нормальной европейской стране потянуло бы лет на 10 лишения свободы. А если полученный закон укрепляет коррупцию, то и на все 15. Требовать с торгующего 1500 леев, вместо положенных ста – разве это не коррупция? Каждому понятно, что торгующие по патенту не потянет такую цену. А поскольку жить как –то надо, торгующий скорее всего виновато склонит голову перед проверяющим и тихо прошепчет: « А может, договоримся?» И будут договариваться, потому, что «договор» всегда стоит половину государственной цены. Только половинка эта пойдёт не на пенсии нашим старикам, а в карманы проверяющим.

И напрасны все возмущения. Тем более, что с первого января 2017 торговля по патенту уже запрещена. А может оно и к лучшему. Если всё зло в Молдове из-за проклятых спекулянтов, которые мешают цивилизованному обществу жить по – европейким законам, то зачем терпеть сельские рынки, забитые секонд - хендом. Лучше построить в наших сёлах высокие торговые небоскрёбы, с дешёвым, но качественным товаром, образцовым обслуживанием и  бесплатным кофе на входе.

Шестого мая в Единцах находился премьер – министр Молдовы, господин Филип Павел. Его выступление мне очень понравилось, особенно в той  части, где он говорил о необходимости бороться с коррупцией и налаживать уважительные отношения власти к своему народу.

Пока таких отношений не наблюдается. Видимо говорить об уважение к народу, надо не самому народу, а нашим государственным чиновникам.  

Обсудить