Единый кандидат в президенты Молдовы: мифы и реальность

Единого кандидата не будет. Каждая партия будет решать свои интересы. Поэтому может быть достаточно много кандидатов, так как более-менее серьезные партии не захотят пропускать генеральную репетицию перед парламентскими выборами 2018 года.

Меня поражает обсуждение в различных СМИ и на ток-шоу темы - выдвижение единого кандидата на пост президента Молдовы. Не могу понять авторов этой идеи. От кого единый кандидат? Кому нужен единый кандидат?

Перечисляю:

  1. От всех политических партий
  2. От всех оппозиционных партий
  3. От оппозиционных проевропейских партий
  4. От оппозиционных левых и пророссийских партий
  5. От унионистских партий
  6. От правящей коалиции

Давайте начнем разбирать по порядку.

Возможен ли кандидат от всех партий Молдовы, как правящих, так и оппозиционных?

Теоретически это было бы возможным, если бы в стране был такого масштаба общенациональный лидер, которого все готовы поддержать.  Но такого лидера нет. И второе. Достичь консенсуса между молдавскими партиями невозможно. Они не договороспособны.  И третье. Такое выдвижение противоречит принципам демократической системы, в которой должна быть конкуренция и политический плюрализм. Поэтому эту идею полностью исключаем.

Возможен ли кандидат от всех оппозиционных партий?

Эти партии объединяет то, что все они борются против партий власти. И если бы целью их борьбы было благо для Молдовы, то такое объединение было бы вполне возможным. Но ими движут другие цели. Каждая из этих партий борется за власть. Для себя. Поэтому у них нет желания подыгрывать кому-то, отказываясь от своего кандидата. К тому же, у них разный электорат.  Если, например, пророссийская Партия социалистов поддержит кандидата от проевропейских партий, то она может потерять своих избирателей. Такая же ситуация возможна с проевропейскими партиями.

Следовательно, единого кандидата у них никогда не будет.

Возможен ли единый кандидат от оппозиционных проевропейских партий?

На первый взгляд, вполне возможен. Оппозиционные проевропейские партии даже начали переговоры на предмет выдвижения единого кандидата. Однако, если проанализировать состав переговорщиков, то нам станет ясно, что скорее всего, единого кандидата у них также не будет.

Напомним: за столом переговоров собираются Партия «Платформа DA» (Андрей Нэстасе), Партия «Действие и солидарность» (Майя Санду), Европейская народная партия Молдовы (Юрие Лянкэ) и ЛДПМ (пока без лидера).

Что можно сказать об участниках переговоров?

Трое из участников – это ЛДПМ и те, кто ранее был связан с этой партией (Лянкэ, Санду) - это люди, которые еще не так давно сами были у власти и занимали высокие посты.  Как-то на оппозицию они не тянут. Если, конечно, не считать оппозицией всех чиновников, которые потеряли власть.

Теперь о каждой из этих партий.

ЛДПМ – это сегодня уходящая политическая натура. Влад Филат был сильный лидер и он сумел создать дееспособную партию. Но она была эффективной, когда партией руководил Влад Филат.  Сегодня, в силу понятных причин, он не может уже руководить партией. Замены пока не нашлось. Да, на днях может появиться новый лидер. Но ему еще предстоит доказать, что он не только занял кресло Филата, но и сумел его заменить.

Есть ли у ЛДПМ свой кандидат на пост президента и готова ли эта партия финансировать избирательную кампанию? Думаю, что ни кандидата, ни денег у партии нет. Да, у партии есть организационный ресурс – это региональные организации. Когда-то они были сильными. Может быть, даже самые сильные в Молдове. Но сегодня этого уже нет. Часть перешла в ДПМ, другие оставили политику…

Возможно, остальные участники переговорного процесса хотели бы забрать себе то, что пока еще осталось в регионах. Поэтому и окучивают ЛДПМ на переговорах.

ЕНПМ – это также партия вчерашнего дня. Она прошла свой пик популярности, которая была связана с былой популярностью Юрие Лянкэ. На мой взгляд, Юрие Лянкэ - порядочный человек, был одним из лучших министров иностранных дел Молдовы, но, увы, оказался посредственным премьер-министром. У него нет харизмы и воли, и партийный проект явно ему не по зубам. Чем раньше он это поймет, тем лучше будет ему самому. Поэтому, у его партии мало шансов протолкнуть своего лидера в единые кандидаты, а тем более найти финансовые и организационные ресурсы на проведение кампании. Но при этом, нельзя исключать, что Юрие Лянкэ пойдет на выборы. Естественно, не как единый кандидат, а как лидер партии. Если этого не произойдет, то об этой партии до 2018 года забудут.

Платформа DAэто проект, рождённый Франкфуртскими изгнанниками, мечтающими о возращении в Молдову, и запущенный в жизнь оппозиционными телеканалами.

Сам по себе проект вначале был очень интересен. Начался он с гражданской Платформы, которая нашла поддержку у значительной части общества. Со временем Платформа могла стать ведущей силой гражданского общества. Но это произошло бы в том случае, если те, кто стоял за её созданием, думали о народе, о Молдове. Но у них были свои интересы. Испугавшись, что Платформа может притянуть к себе большое количество людей, которых будет трудно контролировать, они форсировали её превращение в партию.  В результате – гражданская Платформа DA исчезла, а вместо неё появилась партия с таким же названием, контролируемая узкой группой лиц, часть из которых находится в Германии.  А до этого еще были клятвенные заявления, что такого никогда не будет, что гражданская Платформа никогда не превратится в партию. Но как только лидеры гражданской платформы нарушили клятвы, так всем сразу стало ясно, что народ Молдовы обманули в очередной раз. В результате, значительная часть активистов отошла от этого проекта, а в партию вступили те, кто больше думал о своей карьере, о власти, чем о нуждах народа.

Партия «Платформа DA», судя по той информации, которая доходила до общественности, имеет хорошую финансовую базу, её поддерживают ряд телевизионных каналов. Есть основание считать, что   финансовый родник у них один. И он явно не молдавского происхождения.

Партия «Платформа DA» сумела раскрутить себя как “борец с режимом». Если к этому добавить практически неограниченные финансовые ресурсы и хорошее медийное сопровождение, то мы имеем все основания считать, что она претендент №1 на выдвижение своего единого кандидата на пост президента. Но есть одна проблема. Лидер Платформы Андрей Нэстасе не тянет на эту роль. И речь идет не только о многочисленных «скелетах в шкафу». У кого из молдавских политиков их нет? Речь идет о нравственном облике этого человека. Кто может поддержать кандидата на пост президента, у которого мать, как выяснилось из интервью с ней, из скромной пенсии откладывает деньги на операцию, а её сын в это время без её ведома проводит через счета, оформленные на её имя, явно без её ведома, миллионные суммы денег!?

Очень сомневаюсь, что Майя Санду, зная обо всем этом, зная, откуда финансы и медийные ресурсы у Нэстасе, сможет сама его поддержать, а тем более призывать к поддержке граждан Молдовы. Такие же сомнения могут возникнуть и у Юрие Лянкэ.

ПДС – это партия одного человека. Многие знают, что был в Молдове такой министр просвещения - Майя Санду, но почти никто и ничего не знает о её политических взглядах, а тем более об этой партии.

Что касается Майи Санду, то есть мнение, что она была хорошим министром. Но когда вспоминают, в чем были её заслуги на этой должности, то кроме жёсткости при приеме экзаменов для выпускников лицея и закрытия школ в небольших населённых пунктах, мало что вспоминается.

Известно также её заявление, что партию она создавать не будет, так как у неё для этого нет денег, а сомнительные деньги от спонсоров она брать не собирается. Но партия создана. Будем надеяться, что на чистые, не сомнительные деньги. Впрочем, создание партии не требует больших денег. А вот на выборы президента деньги нужны. И деньги достаточно большие для Молдовы. Эксперты считают, что для прохождения во второй тур минимум нужно будет потратить 3 млн. евро. А если бороться за пост президента во втором туре (а второй тур обязательно будет), то еще 3-4 миллиона евро. Есть такие деньги у Санду? Судя по её словам, нет. А если нет, то откуда она их возьмет?

Есть еще одна проблема. Общественность мало знакома с политическими взглядами Майи Санду. Практически ничего не известно о том, как она может себя проявить, будучи избранной на пост президента. Есть миф, что она будет «хороший президент», но что такое «хороший», мало кто знает. Вспомним, что когда-то и Николае Тимофти сдавал Игорю Додону тест на свою профпригодность. Сдал. А что было потом? Спросите у Игоря Додона.

Но справедливости ради признаем, что из всего набора «оппозиционной проевропейской четвертки», она производит лучшее впечатление, чем другие кандидаты.

Однако, останется ли это впечатление, если мы узнаем, что ради того, чтобы быть избранной на пост президента она согласилась брать деньги из Франкфурта и дала согласие на поддержку со стороны Андрея Нэстасе?

Возможен ли единый кандидат от левых и пророссийских партий?

Тут есть проблема в определении. На самом деле не все из этих партий левые и не все пророссийские.

ПКРМ – левая партия, но не совсем пророссийская. Да, эта партия постоянно говорит о молдавских интересах на востоке, но при этом она не готова отказываться от европейского выбора Молдовы, а тем более денонсировать Соглашение об ассоциации Молдовы с ЕС.

Безусловно, ПКРМ никогда не будет договариваться об едином кандидате с партиями Игоря Додона и Ренато Усатого. И виноваты не столько идейные разногласия, сколько личная неприязнь Владимира Воронина к лидерам Нашей партии и Партии социалистов.

Есть ли у ПКРМИ свой кандидат на пост президента? Есть - это Владимир Воронин. Сильный кандидат, но увы, без шансов на победу. И даже если ПКРМ его выдвинет, то я убежден, Воронин по-настоящему не будет бороться за победу, а тем более тратить на эту кампанию финансовые ресурсы.

Правда, нельзя исключать, что Воронин найдет человека, который согласится тратить свои деньги на кампанию. Скорее всего, этот человек будет не из рядов ПКРМ. Помните, так уже было на выборах мэра Кишинева.

Наша партия – «левая» партия, но не в смысле идей. На самом деле у этой партии нет идей и нет твердой позиции. Их идеи и позиция меняются в зависимости от настроений их лидера. И возможно также в зависимости от того, какую задачу перед ним поставят его московские кураторы.

НП имеет ресурсы для участия в кампании. Но у неё нет кандидата. Возраст не позволяет Ренато Усатому баллотироваться на этот пост. И в этой связи он поставлен перед сложным выбором.

Есть вариант – выдвинуть кандидата из рядов своей партии. Но если это будет сильный кандидат, думаю, что таковой может найтись в рядах партии или среди сторонников, то в перспективе он сможет стать конкурентом самого Ренато Усатого. А мне представляется, что он не такой человек, чтобы своими руками лепить себя возможного соперника на будущее. Другой вариант – поддержать Игоря Додона. В общем, оба варианта не подходят для Ренато Усатого.

Как он поступит?

Возможно, призовет бойкотировать выборы в первом туре. А во втором туре выставит на продажу решение партии о поддержке того или иного кандидата. Впрочем, скорее всего, московские кураторы надавят, и он поддержит Игоря Додона. Правда, при этом может дать свободу своим избирателям. Что-то типа: призываю поддержать, а если не хотите, то уничтожайте бюллетени. Помните, так уже было.

ПСРМ – идет на выборы со своим кандидатом. У партии есть ресурс и раскрученный кандидат. Это Игорь Додон. Почти с 100% уверенностью можно прогнозировать вхождение Игоря Додона во второй тур. А что будет дальше? Это мы обсудим уже в период выборов.

Возможен ли единый кандидат от унионистских партий?

Эти партии будут разыгрывать между собой не такой уж и большой процент электората. Победа им не светит. Исходя из этого каждый из них выдвинет своего кандидата и будет рассматривать эти выборы как генеральную репетицию подготовки к парламентским выборам 2018 года.

Возможен ли единый кандидат от всей правящей коалиции?

Социал-демократическую платформу «За Молдову», состоящую из депутатов, вышедших из ПКРМ и покинувших фракцию коммунистов, мы не будем рассматривать.  От нее вряд ли может быть кандидат и, вероятней всего, не будет.

Остаются ЛП и ДПМ.

ЛП – возможный участник битвы за пост президента, но без шансов на успех.

Единственная интрига будет в том, выдвинет ли Михай Гимпу себя или пошлет в бой одного из своих доверенных лиц. Скорее всего, по моему мнению, будет второй вариант. Впрочем, прогнозировать действия Гимпу весьма сложно.

ДПМ – самая сильная партия, с большим и разнообразным ресурсом. Но пока без кандидата, которому безоговорочно гарантировано вхождение во второй тур. Кстати, это более сложная задача, чем победить во втором туре.

Какие варианты? По нашему мнению, у ДПМ есть три варианта.

Первый. Партия выдвигает своего кандидата и борется за его победу. Не будем пока называть фамилию, так как у ДПМ есть минимум 3-4 человека, которые имеют шанс побороться за победу. Но это борьба будет не легкой, так как пока шансов не так много. Правда, до выборов время еще есть и шансы за это время можно увеличить.

Второй. Поддержать кандидата из гражданского общества, заявив, что стране нужен президент-арбитр, стоящий над схваткой, поэтому лучше, если его кандидатуру предложит гражданское общество.

Третий. Особо не бороться за пост президента, не проявлять активность, но сделать все возможное, чтобы не победил кандидат радикал, который может дестабилизировать ситуацию в стране.

Вывод

Единого кандидата не будет. Каждая партия будет решать свои интересы. Поэтому может быть достаточно много кандидатов, так как более-менее серьезные партии не захотят пропускать генеральную репетицию перед парламентскими выборами 2018 года.

 

Обсудить

Выборы президента Республики Молдовы – 2016

Второй тур президентских выборов назначен на 13 ноября 2016 года