"Наш маршал"

Новый титул товарища Кима, загадочная сестра вождя, борьба с курением в стране чучхе и прочие news из КНДР

Грандиозный митинг с участием десятков тысяч восторженных граждан и всей северокорейской верхушки состоялся накануне в Пхеньяне на утопавшей в красных знаменах центральной площади Ким Ир Сена. Народ на нем призвали «еще теснее сплотиться вокруг лидера КНДР и добиться окончательной победы в деле воплощения революционного курса идей чучхе, создания мощной социалистической державы и воссоединения родины».

Повод для митинга бы особым: молодой и очень амбициозный лидер Северной Кореи получил новый титул, который был утвержден на прошлой неделе на сессии Верховного народного совета — ну, такого вроде бы парламента. Отныне вождя надо называть «дорогой уважаемый товарищ Ким Чён Ын, Председатель Трудовой партии Кореи, Председатель Госсовета Корейской Народно-Демократической Республики, Верховный Главнокомандующий Корейской Народной Армии».

Получилось, кстати, подлиннее, чем у Леонида Ильича, которого, как помнят ветераны, полагалось называть «Генеральный секретарь ЦК КПСС, Председатель Президиума Верховного совета СССР». Впрочем, полный титул товарища Кима не требуется повторять по десять раз на дню, холодея от страха, что где-то перепутаешь слова. В пропагандистских материалах и в бытовом обиходе допускается с легким налетом семейной душевности именовать молодого полубога попросту — «наш маршал».

Товарищ Ким, надо отдать ему должное, отличается стильностью (его ни с кем не спутаешь) и с большим интересом относится к своим нарядам. Некоторое время назад, например, на съезде партии он впервые показался на публике в костюме европейского типа с галстуком. А вот на сессии Верховного народного совета был в партийном темном френче а-ля Мао Цзэдун с отложным воротником и карманами-клапанами на груди. В последнее время стал носить очки — похоже, для солидности. В отличие от упомянутого выше Л.И.Брежнева орденами молодой вождь не увлекается и украшает грудь лишь красными значками с портретом своего деда, основателя правящей в КНДР династии Кимов, или отца, скончавшегося в декабре 2011 года. А иногда и с изображениями обоих сразу.

Кстати, об отце. Молодой вождь мягко, но настойчиво ведет с ним заочный эдиповский развод, меняя многое в родительском наследстве. Он явно не хочет быть «сыном великого отца», он сам исполнен собственного величия. Например, в новом титуле Ким Чен Ына главный компонент — это председатель Госсовета (Комитета по государственным делам, если переводить более точно). А при покойном отце тот же ключевой орган власти в КНДР именовался по-сталински — Госкомитет обороны. Имелось в виду, что страна постоянно находится в состоянии войны (что, в сущности, верно) и готова в любой момент обрушить на империалистов и их подлых марионеток «море огня». В соответствии с этим папа проводил политику «армия превыше всего», малость задвинув на задний план партию и гражданское правительство.

Однако новый вождь настроен, как говорится, показать свои цвета — он уже не раз перетряхивал военное руководство, дает понять что зарвавшихся генералов пора слегка поставить на место и делать ставку на партийно-государственный аппарат. Лозунг «армия превыше всего» не отменен, но заместителями дорогого уважаемого товарища Кима стали матерые партийные аппаратчики, хотя один из них занимает фактически высший теперь в вооруженных силах пост начальника Главного политуправления армии.

 

2516950
Загадочная сестра часто сопровождает своего брата и ведет себя, как его секретарь. Например, принимает букеты, которые пионеры преподносят вождю
Фото Chosun ilbo

Люди в окружении Кима Третьего, известного вспыльчивым и переменчивым характером, меняются часто — иногда исчезают навсегда, а временами после загадочного карантина и слухов о расстреле вновь внезапно обнаруживаются даже в самых высоких креслах. Но неизменной остается стройная фигурка рядом с вождем, его младшая сестра Ким Ё Чжон (вернее было бы писать Чен). Слухов об этой худенькой девушке ходит масса — то говорят, что ей никак не могут подыскать достойного мужа, а то судачат, что ее уже видели с обручальным кольцом на пальце. Достоверно известно лишь то, что она занимает ключевой пост в отделе агитации и пропаганды ЦК, получила мандат депутата декоративного парламента. Есть мнение, что сестра — единственный человек, которому вождь полностью доверяет. Она, по слухам, фактически возглавляет секретариат своего брата, ведает его протоколом и занимается внешним обликом вождя — например, изобрела его знаменитую прическу «под бокс» и весь уникальный стиль одежды.

Непременным атрибутом дорогого уважаемого товарища, стати, до самого недавнего времени была сигаретка, с которой он фигурировал практически на всех изображениях. Она дымилась у него между пальцами, например, когда вождь ехал на фуникулере на новом лыжном курорте, когда опробовал тренировочные машины в гимнастическом зале или даже инспектировал новейший госпиталь, где строго спрашивал, «все ли у вас стерильно?» Если упомянутый выше Брежнев курил «Новость», то Ким Чен Ын предпочитал сигареты марки «7.27». Они названы так в честь даты окончания Корейской войны 27 июля 1953 года, которую в Пхеньяне провозглашают своей величайшей победой. Кстати, знающие люди уверяют, что сигареты «7.27» чудовищно крепкие, настоящий вырви глаз.

Однако с середины марта товарищ Ким с сигареткой в руке больше нигде не появлялся. Это породило слухи о том, что вождь с курением завязал. Что подтверждается и началом в КНДР бурной кампании против табака. В стране вдруг разом появились всевозможные агитационные материалы про «курить — здоровью вредить». Утверждается также, что в магазинах на волне новой моды стали предлагать некие революционные препараты собственного производства, помогающие гражданам Народно-демократической республики избавиться от пагубной привычки. Изготавливают и предлагают их новые предприимчивые северокорейцы, фактические нэпманы, которые двигают сейчас неофициальный частный сектор экономики КНДР.

Эта коммерческая «серая зона» с приходом нового вождя стала процветать, хотя официально ее как бы нет. Однако на фоне полного краха государственной экономики нэпманов заменить нечем, и им теперь разрешено даже рекламировать свою продукцию. Что еще недавно казалось немыслимой вольностью, почти политической диверсией. Внутри дорогих по пхеньянским меркам магазинов сейчас часто можно увидеть их кустарные рекламные листки, призывающие, например, покупать самодельные чудодейственные лекарства или новый сорт водки. Именно частный сектор поддерживает на плаву жизнь в КНДР, хотя новый вождь пока не решается признать его официально, чтобы не слишком резко отходить от наследия своего деда и отца.

Обсудить