О прошлом, настоящем и будущем. Краткие эссе о Воронине, Додоне и Плахотнюке

На различных сайтах периодически появляется публикации, в которых уделяется внимание моей персоне. Пишут разное. Есть позитивные отзывы, есть отрицательные.

Эти отзывы свидетельствуют, что мои выступления на радио, телевидении, в печатных и электронных СМИ не оставляют людей равнодушными. Да, оценки бывают прямо противоположные, но это нормально. Это говорит о том, что мы живем в демократической стране, где у каждого есть свое мнение и возможность его публично высказать.

Правда, бывает, что некоторые оппоненты опускаются до брани, до прямых угроз, направленные лично против меня, моей семьи. К примеру, разве можно назвать полемикой предложение одного из участников такой дискуссии: «засунуть меня в багажник автомобиля и отвести в Тирасполь», а там на 10 лет засадить в тюрьму – за то, что этот читатель не может принять мою позицию по Приднестровью, мое осуждение политики сепаратизма. Отметим, что в самом Приднестровье сайт Ava.md заблокирован единственным приднестровским провайдером – «Интерднестркомом», по указанию КГБ ПМР – вероятно по причине страха тираспольского руководства перед собственными гражданами, которые могли бы получить с него информацию без цензуры.  

История появления этой реплики вообще очень примечательна. Она появилась не на приднестровском сайте. Комментарий опубликован на молдавском сайте!

В этой истории поражают две вещи. Во-первых, наглость комментатора, который не побоялся открыто, с угрозами выступить на кишинёвском сайте, а также позиция хозяев сайта, не удаливших хамский комментарий, то есть, по сути, с ним согласившихся и тем самым поддержавшим сепаратистов. А, во-вторых, поражает равнодушие спецслужб Молдовы к такого рода угрозам – равно как и к тому, что случаи похищения людей с правого берега приднестровскими силовиками стали уже, по сути, рядовым явлением.

Не относятся к цивилизованной полемике и обещания типа: «встретить меня в темном переулке» или предупреждения: «ходи осторожно, оглядывайся» и т.д. в таком же духе. Читать такой в свой адрес – не страшно, но противно. В принципе, такие аргументы – лучшее свидетельство моей правоты, коль скоро против них нет других аргументов, кроме уголовно-гопнических.

Но в этой статье мы поговорим о тех публикациях, в которых нет угроз. Их авторы пытаются выступать в роли разоблачителей, стремясь доказать, что я менял свое мнение о тех или иных политиках.

В нескольких последних таких публикациях приводятся мои цитаты, в которых я высказываюсь о Владимире Воронине, Игоре Додоне и Владе Плахотнюке. При этом, их авторы обращают внимание читателей на то, что в моих высказываниях по этим персонам есть как негатив, так и позитив. Судя по всему, по их мнению, так нельзя писать. По всей вероятности, они считают, что нужно только хвалить или только ругать – это к слову, стиль идейных оппонентов сайта Ava.md: вождя обожествить, а того, кто не верит в это божество подстеречь с чем-то вроде ножа, куска кирпича или… может, ледоруба?

Здесь надо сказать, что все мои высказывания, цитируемые в таких комментариях доступны в архиве информационно-аналитического портала ava.md. Их может там найти и прочесть любой желающий. Что это значит? Это значит, что все хорошее и плохое, написанное мною о молдавских политиках, на этом сайте сохранено. Хотя при желании можно было бы архив почистить, сохранив только то, что вписывается в сегодняшние политические реалии. К примеру, убрать критические статьи, в которых упоминается Влад Плахотнюк. Или подчистить все хорошее, что я писал о Владе Филате. Но это не было сделано, и не будет делаться. У меня нет такого желания, я исхожу из того, что «рукописи не горят». Все, что написано, должно быть сохранено. Даже если будет потом выяснено, что в чем-то автор ошибался.

В то же время, появившиеся публикации вызывают потребность вспомнить о прошлом и сказать несколько слов о настоящем и будущем.

Начнем с коммунистических времен.

Автор одной из последних публикаций напомнил, что я когда-то жестко критиковал «Семью Воронина», включая в нее кроме самого президента его ближайших соратников – Ткачука, Рейдмана, Додона и т.д., а потом позитивно отзывался о некоторых из них.

Да, так было. И более того, как ПКРМ стала оппозиционной партией, на публичных встречах с членами этой партии я снова возвращался к критике, напоминая им, что они не сделали, и что в конечном итоге привело их потере власти. Просто мои оппоненты поленились поискать эти цитаты. Но вместе с тем, помимо критики, были и позитивные оценки.

Теперь перейдем к упоминаемым в одной из последних публикаций личностям.

Владимир Воронин

Если проанализировать все мои высказывания об этом политике, то при желании можно создать два противоположных портрета. Один с позитивным имиджем, другой с негативным. И зачастую, все это можно сделать, ссылаясь только на одну из моих статей. Там можно «накопать» как хорошее, так и плохое о Воронине. Почему так? Да потому что личность неординарная.

Воронин - это одна из самых масштабных фигур современной Молдовы. И когда я о нем писал и говорил, я не мог, не имел права, обойти его провалы, негативные моменты в его деятельности.

Прежде всего, они были связанны с приватизацией, с созданием различных специализированных «мафий» (рыбная, мясная, зерновая и т.д.), с внешней политикой, которая привела к ухудшению отношений с ЕС, Румынией и Россией и т.д.

А достижения? Они также были. Сегодня, как и во времена правления Воронина, можно услышать много критики в адрес различных программ, которые им реализовывались. Да, в них не все было доведено до логического завершения, было много ошибок и просчетов. Но эти программы внедрялись. И это было гораздо лучше, чем ничего не делать.  Речь идет о программах по возрождению села, борьбе с бедностью, развитии науки, компьютеризации школ и т.д. Отметим, что во времена Воронина стабильно рос бюджет, реализовывались социальные программы. Это правда. Справедливости ради надо отметить, что правление Воронина в основном попало на «тучные годы» для России и ЕС. И это позитивно сказывалось и на экономике Молдовы, так как они были нашими основными торговыми партнёрами.

Последнее достижение Воронина, по моему мнению, связано уже с тем периодом, когда он был в оппозиции. Он не пошел на поводу у России, не поддержал идею вступления Молдовы в Евразийский союза. Если бы это произошло, то Молдова могла бы пойти по тупиковому пути развития, но Воронин при этом мог бы выиграть парламентские выборы. Как политик он проиграл. Но выиграла Молдова.  

Если у Воронина и ПКРМ перспективы сегодня? У меня на этот счет есть большие сомнения. Но если бы Владимир Воронин, перешагнув через свои амбиции и обиды, и стал одним из организаторов объединения всех левых и центристских проевропейских политических сил, он мог бы очень многое сделать для Молдовы.

Решится он на такой шаг? Сомневаюсь.

Игорь Додон

В тот период, когда Игорь Додон находился в должности министра экономики и был исполнителем воли Воронина, его имя было замешано в скандалах, связанных с приватизацией, созданием мафиозных схем и т.д. Естественно, это привело к тому, что он был объектом критики.

Более того, в те времена я считал, что он абсолютно не самостоятельный человек, а марионетка Воронина. В результате возникали сомнения в его компетентности, профессионализме.

После того как Воронин потерял пост президента, а ПКРМ оказалась в оппозиции, ко мне стала поступать информация о «другом Додоне». Выяснилось, что он, совместно с Ткачуком, Рейдманом и Плахотнюком многое сделал для либерализации экономики Молдовы. А это была важная реформа, сыгравшая позитивную роль в развитии бизнеса. Знающие люди, не отрицая его недостатки, но при этом отмечали его профессионализм, организаторские способности. И об этом также говорилось в моих выступлениях и публикациях.

Более того, был период, когда я весьма активно поддерживал Игоря Додона и его партию. Признаюсь, честно, что до Крыма и событий в восточной Украине меня не пугали его связи с Россией. Возможно, ошибочно, но я считал, что это хорошо, что у нас есть пророссийские и проевропейские партии. Это давало надежды, что у Молдовы будут развиваться связи на Западе и Востоке.

После Крыма, после Донбасса, после того как Россия попыталась создать на территории Украины Новороссийскую республику, после попыток «родить» в Одесской области Бессарабскую республики, мое отношение к пророссийским партиям резко поменялось. Более того, я начал считать эти партии одним из элементов угрозы национальной безопасности Молдовы. Отсюда изменения отношений к пророссийским партиям и Игорю Додону.

Да, я по-прежнему считаю, что Игорь Додон хороший менеджер. Кстати, успехи, которые пришли к ПСРМ, во многом связаны с его деятельностью, с его организаторскими способностями. Также считаю, что он один из немногих молдавских политиков хорошо разбирающийся в экономике.

И я не теряю надежду, что придет время, и Игорь Додон осознает, что Таможенный союз, Евразийский союз, это не тот путь, который открывает для Молдовы перспективы развития. Сказанное не означает, что я призываю разорвать отношения с Россией. Нельзя исключать, что наступит момент, когда руководство России осознает пагубность той политики, которую она ведет по отношению к Украине и другим странам, поймет, что республики, входившие в СССР, имеют свою позицию, свою точку зрения, свое видение настоящего и будущего. Что они уже не осколки империи, которые можно склеить, а независимые, суверенные государства.  Что с ними нужно налаживать отношения на основе равноправия и учета взаимных интересов, а не принуждать их к каким-либо шагам через эмбарго и газовую ценовую политику, а тем более через «зеленых человечек».

И если все это произойдет, то Игорь Додон сможет найти свое место в стране и принести пользу Молдове.

Влад Плахотнюк

Для меня существуют два Плахотнюка. Один который был «при власти», а другой, который находится «у власти».

Тот, который находился «при власти» не был политиком. Это был бизнесмен, который занимал «при власти» такое место, которое позволяло ему извлекать выгоду для себя и своего бизнеса.  Не открою большего секрета, если сообщу, что о таком месте мечтают почти все бизнесмены Молдовы. Увы, но в Молдове трудно развивать бизнес, не поддерживая хорошие отношения с властью. Знающие люди понимают, о чем я пишу.

Да, место у Плахотнюка было значимое, но уверен, что в период правления ПКРМ и пребывания у власти президента Воронина, да и во времена нахождения во главе исполнительной власти представителей ЛДПМ, его возможности были во многом ограничены. К этому нужно добавить, что президент Николай Тимофти также относился к тем руководителям, которые Плахотнюка не поддерживали. И рассказы о всемогуществе Плахотнюка в этот период – это миф, который активно распространяют его враги и политические оппоненты.

Хочу напомнить, что в свое время я отказался поддерживать Плахотнюка, который в тот момент находился «при власти». Отказался, потому что видел в нем только бизнесмена, который извлекает для себя выгоды, находясь «при власти». Отсюда было негативное отношение к этой персоне и его критика.

Один из нынешних активных оппозиционных общественных деятелей, и главный критиков Плахотнюка, мог бы при желании это подтвердить, так как именно он в те времена делал мне предложение поддержать Плахотнюка и ДПМ. И условия сотрудничества с материальной точки были весьма выгодные. Чтобы обо мне не писали или говорили, но у меня есть один неизменный принцип. Его суть в том, что я никогда не поддерживаю человека, с которым лично не знаком, и который сам не рассказал мне, что он хочет сделать для Молдовы, занимаясь политической деятельностью.

Потом я изменил свое отношение к Владу Плахотнюку. На это было две основных причины. Во-первых, возникла опасность, что к власти могут прийти политические силы, ориентированные на отказ от европейского выбора Молдовы. И в тот момент я выступил как один из идеологов союза проевропейских партий накануне парламентских выборов 2014 года. И, реализуя этот проект, активно поддерживал ведущие проевропейские партии -  ЛДПМ и ДПМ. Во-вторых, произошло мое знакомство с Владом Плахотнюком. И мы достаточно часто говорили о том, что нужно сделать для развития Молдовы. В результате этих бесед у меня сложилось убеждение, что он искренне озабочен тем, как будет развиваться наша страна. Более того, стало ясно, что он работает над планами и программами её развития. В то время у Влада Плахотнюка появилось понимание, что нужно «выходить из тени» и открыто идти в политику.   Считаю большей ошибкой президента Николае Тимофти отказ поддержать кандидатуру Влада Плахотнюка на пост премьер-министра.

Несмотря на то, что Владу Плахотнюку не удалось стать премьер-министром, он решил остаться в политике.  И, по моему мнению, нашел свое место, став координатором правящей коалиции, которое позволяет ему напрямую участвовать в политике, а также оказывать значительное влияние на политику в нашей стране.

Мне кажется, что в этой роли он уже успел многое сделать для политической стабилизации, для развития связей Молдовы на Западе и Востоке, для решения некоторых социальных вопросов, а также для предоставления бизнесу большей свободы и защищённости.

Признаюсь, мне не все нравится в его деятельности. Иногда мне кажется, что он излишне прагматичен, не хочет рисковать. По моему мнению, ему пока не хватает здорового авантюризма, который всегда был свойственен большим политикам.

Власть много делает, чтобы закрыть дыры, через которые утекала значительная часть бюджетных денег, много усилий прилагает для пополнения бюджета через наведение порядка в налоговой сфере и в таможне. Результаты уже есть. Бюджет растет, что позволяет индексировать пенсии, повышать зарплаты отдельным категория бюджетников. И в этом чувствуется твердая рука Влада Плахотнюка, его воля и настойчивость. Но я не вижу этой воли и настойчивости в создании «новых окон возможностей» для экономики Молдовы, в реформировании госаппарата, в проведении административной реформы. Даже те преобразования, которые он поддерживал несколько лет назад, почему-то забыты. В частности, не видно стремлений изменить законодательство о выборах, предоставив возможность гражданам Молдовы выдвигать свои кандидатуры в одномандатных округах.

Да, я понимаю, что нельзя объять необъятное. Проблем в стране накопилось столько, что нужны годы, чтобы перемены к лучшему стали заметны. Но мы не знаем, есть ли у нас этот запас времени. Это как раз тот случай, когда промедление смерти подобно.

По моему твердому убеждению, у Молдовы есть потенциал роста. И я уверен, что при желании, сделав ставку на локомотивы развития – повышение качества государственного управления, модернизация образования и здравоохранения, поддержку информационных технологий и инноваций, можно совершить прорыв вперед, добиться значительного повышения ВВП, улучшить жизнь граждан. Надеюсь, что рано или позже Плахотнюк осознает, что важна не только стабильность и порядок. Нужны еще решительные шаги по модернизации Молдовы.

И последнее. Немного о будущем.

Мне очень хотелось бы, чтобы три упоминаемых персоны объединили свой потенциал вокруг идеи инновационной модернизации Молдовы. Уверен, что такое объединение усилий дало бы практические результаты. Более того, точно знаю, что реализация проекта инновационной модернизации Молдовы вызвала бы широкую поддержку, как среди различных партий, так и в гражданском обществе.

Не сомневаюсь, что у Молдовы есть шанс на развитие, на свою нишу в современном мире. Вопрос только в том, воспользуемся ли мы сегодня этим шансом?

Обсудить