Почему власти не намерены возвращать чужие долги

Когда люди о чем – то говорят, все всегда сводится, по сути, к одному – деньгам. Теперь эта истина прочувствована и в Молдове – хищения из банковской системы взметнули общественного интереса к этой теме к пиковым показателям.

Правда, наблюдается любопытный феномен – тему-то пытаются заболтать. Вот обратите внимание – все внимание общества стараниями адвокатов, политологов сосредоточено на обсуждении уже осужденного бывшего премьера или обвиняемого по делу о мошенничестве в Банкэ де экономий мэра Оргеева, но всеми путями заинтересованные лица уходят от вопроса – где деньги?

А вопрос этот ключевой:  и для общества, и для власти. Перевод выведенных средств в государственный долг, чтобы кто ни говорил, правительству сулит мало приятного. Брать на себя чужие обязательства – тут много ума не надо, а кто бы что ни говорил, но отсутствием рационализма в правящей коалиции не страдают

Это значит, деньги, изъятые из Национального банка, надо будет возвращать. Делать это за счет казны – дело нехитрое, но явно неблагодарное. Гасить сделанные кем-то долги за счет снижения собственных возможностей по наращиванию электоральной мощи через социальную политику правительства – в таком альтруизме я лично Демпартию подозревать не могу.

Значит, из имеющихся у нее вилки возможностей остается только один вариант – находить и в принудительном порядке изымать в пользу госказны любые активы тех, кто доказано участвовал в выводе денег.

И приговор Филату – четкое подтверждение этого курса: по крайней мере до сих пор практика конфискации, если и применялась в Молдове, то явно в очень скромных масштабах и информация о таких делах в СМИ не просачивалась.

В деле же Филата список активов, подлежащих аресту, занимает не один лист. И этот случай только в первый в последующей череде изъятий, как говорили раньше, незаконно нажитого.

Кстати,  все выше изложенное было бы личной интерпретацией автора, если бы не вчерашние заявления двух высокопоставленных чиновников: и министр экономики, и министр финансов четко дали понять – возвращать награбленное должны те, кто это сделал, а не обычные налогоплательщики.

И я не верю, что такие заявление делаются, чтобы замылить глаза обществу – ведь на кону даже не наказание виновных, а политическое будущее тех, кто сегодня находится у власти.

Обсудить